Форум » Кофейня » Кулуарные беседы, том четвертый » Ответить

Кулуарные беседы, том четвертый

Робеспьер:

Ответов - 838, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 All

Робеспьер: Да, граждане... Теперь я понял, почему меня не любят женщины А если и любят, то не как мужчину, а как Добродетель в штанах.

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Теперь я понял, почему меня не любят женщины Вы ошибаетесь,Максимильен!Неприступность-лучшее приворотное зелье.

Луи Антуан Сен-Жюст: Робеспьер пишет: А при чем тут Сен-Жюст? Он пока еще себе не очень-то отказывает в радостях жизни... Ему еще учиться и расти :) Люсиль Демулен пишет: Про Сен-Жюста говорят:"Человек,не знающий любви",а про Вас говорят:"Человек,презирающий любовь". Робеспьер пишет: Про Сен-Жюста точно врут... Люсиль Демулен пишет: *удивлённо*:а кого он любит? Робеспьер пишет: Вы желаете обсудить со мной личную жизнь Антуана? Позвольте внести некоторые коррективы. Если верить канону (и если я ничего не путаю), то я окончательно расстался с Анриеттой Леба только в апреле. Хотя теперь я сильно подозреваю, что весь этот роман был одним большим недоразумением. Mia culpa... Обстановка располагала... Представьте такую картину: мне пришлось несколько дней путешествовать в одной катере с Филиппом Леба, его беременной женой и младшей сестренкой. Последняя визжит на каждом ухабе и цепляется за мой рукав. Тут любой расстрогается и умилится...

Люсиль Демулен: Луи Антуан Сен-Жюст пишет: ` Позвольте внести некоторые коррективы. Если верить канону (и если я ничего не путаю), то я окончательно расстался с Анриеттой Леба только в апреле. Хотя теперь я сильно подозреваю, что весь этот роман был одним большим недоразумением. Mia culpa... Обстановка располагала... Представьте такую картину: мне пришлось несколько дней путешествовать в одной катере с Филиппом Леба, его беременной женой и младшей сестренкой. Последняя визжит на каждом ухабе и цепляется за мой рукав. Тут любой расстрогается и умилится... Вы не любили Генриетту?

Луи Антуан Сен-Жюст: Я любою Францию. А эта девочка... Я перед ней виноват. Не следовало её обнадеживать и давать повод для каких-то фантазий. Хотя, возможно, те несколько недель мне действительно казалось, что я её люблю))))

Буасси: Тут любой расстрогается и умилится либо пустит себе пулю в лоб..

Люсиль Демулен: Всё понятно.Вы правильно поступаете-как истинный патриот(только без "как").

Луи Антуан Сен-Жюст: Буасси пишет: либо пустит себе пулю в лоб.. Зачем?

Буасси: Луи Антуан Сен-Жюст младшей сестренкой. Последняя визжит на каждом ухабе и цепляется за мой рукав не всякий такое выдержит, вы мужественный человек:-))

Люсиль Демулен: Буасси пишет: либо пустит себе пулю в лоб.. Буасси!!!От кого-кого,но от Вас не ожидала!

Люсиль Демулен: Недовольна я поведением месье Колло!

Робеспьер: Колло, ты слышал?

Люсиль Демулен: А зачем он делает недвусмысленные намёки насчёт Камилла?Мало,что ли,что каждый второй знакомый,не считая каждого первого говорит,что Камилл мне не верен!!!

Робеспьер: *скорбно качает головой* Больше того, Люсиль, говорят, что он изменяет вам с мужчинами. Это уже ни в какие ворота, правда?.. *еще раз качает головой, всем своим видом выражая порицание распущенности Камилла*

Люсиль Демулен: Легко Вам-то говорить!А Камилл молчит,как рыба.Да уж,точно в соответствии со своим знаком зодиака.Зато некто другой напролом идёт,всех БОДАЕТ!!!!!

Робеспьер: Если бы Камилл еще и распротранялся о своих делах в кругу семьи, это была бы уже запредельная распущенность! Если он скрывается, значит, у него, по крайней мере, есть совесть.

Люсиль Демулен: Спасибо!!Утешили.После этих ваших слов-хоть на гильотину!Ох,чего у Вас рога-то так наточены?

Колло: (с ухмылочкой слушает Макса. Подобно всем бессовестным созданиям, убежден, что совесть люди придумали для того, чтоб выглядеть получше в глазах ближних своих)

Робеспьер: Откуда у меня рога, Люсиль? Кто наставил?

Колло: Люсиль Демулен Откуда у Макса рога? Он не женат...

Робеспьер: Колло *с достоинством* Я женат на Республике!

Колло: Так это она наставила тебе рога?!

Робеспьер: Колло Она не могла! Она бы побоялась.

Колло: Ты уверен, что она не изменяет тебе с Дантоном, Макс?.. - оборачивается к Люсиль и галантно произносит: - Мадам, если б все ложились на гильотину из-за супружеской измены, Франция вымерла бы...

Робеспьер: Я верю, что Дантон пытается ее соблазнить, но она сопротивляется, как Лукреция Тарквинию.

Колло: Тарквиний тем не менее вделал той Лукреции, Макс...

Робеспьер: А потом вделали ему.

Камилл Демулен: *на самом деле продолжает слушать все эти лживые обвинение, сверля Колло недобрым взглядом, тихонько фыркая на тему того, кто же наставил Максу рога и поведения своей милой женушки, которая очень ловко ведет светский диспут*))

Робеспьер: *только заметилКамилла* О, ты здесь.

Колло: Да, я не спорю, но эту дуреху Лукрецию было уже не вернуть, не так ли?..

Робеспьер: Потому что она сама закололась. Наша республика не впадет в такое отчаяние.

Колло: Посмотрим-посмотрим... (делает вид, что только что заметил Демулена, и нахально оглядывает его)

Камилл Демулен: Робеспьер -Очень интересно послушать, Макс *улыбается* Много нового узнал *перехватил взгляд Колло и невольно покраснел* -Вы не базаре, Колло, - недовольно.

Робеспьер: Камилл Демулен Мы же правду говорили.

Камилл Демулен: Робеспьер Да? - приятно удивился, - о Революции или о том, что я похоже веду распущенный образ жизни. Досадливо: -Это мягко говоря, да, Макс?

Колло: А при чем тут базар?..

Люсиль Демулен: Да, я не спорю, но эту дуреху Лукрецию было уже не вернуть, не так ли?.. Совсем стыд потеряли,Колло?!

Колло: Процитирую Макса: что, это неправда?.. Или девочкам не рассказывают историю трахнутой и заколовшейся Лукреции?..

Камилл Демулен: Колло -Не надо так смотреть, - раздраженно, - так яснее?

Люсиль Демулен: Вы-Телец,рога-это иносказательно!

Люсиль Демулен: Правильно!!! Ох,хоть кто-то вступился за честь бедной женщины!*низкий поклон Максимильену*

Колло: Чего еще мне не надо делать, мсье Демулен?..

Люсиль Демулен: Вести себя так,как не подобает республиканцу! Я,как Лукреция,буду сопротивляться до последнего ЛЮБОМУ,кто посягнёт на мою честь.

Люсиль Демулен: Да? - приятно удивился, - о Революции или о том, что я похоже веду распущенный образ жизни : смотрит укоризненно:Камилл...

Люсиль Демулен: Отныне я буду называть Вас Тарквинием! Очень Вам это имя подходит!

Колло: - А что, кто-то пытался посягать на Вашу честь?.. - удивляется Колло.

Люсиль Демулен: Не кто-то,а сам Дантон!

Колло: Верховное Существо!.. Я бы застрелился, но ему не дал бы! - смеется Колло. Тут же осознав, что сказал, смущенно фыркает: - Надо же, еще одна Лукреция. В портках.

Робеспьер: Люсиль Демулен пишет: Отныне я буду называть Вас Тарквинием! Кого?

Люсиль Демулен: Колло пишет: - Надо же, еще одна Лукреция. В портках *нахмурилась*:не поняла...

Камилл Демулен: Колло -Пока пожеланий больше нет, - улыбнулся, - Вы сплетник, Колло, поэтому могу ли я требовать что-то еще. В вашем пересказе это прозвучит как пожелание "руки и сердца" Люсиль Демулен *взглянул на жену и чуть вздохнул* - Люсиль, ты при мне рассказываешь какие-то жуткие вещи. Жорж женат и счастлив. Он мой друг и изволь выказывать побольше уважения

Колло: - Да про себя я! Застрелился бы, но не дал бы Дантону... видите ли.

Люсиль Демулен: Колло!!! Отныне он-мой враг!

Колло: Камилл, а в одной комнате со мной Вы стоять еще не боитесь?..

Колло: Кто, мадам Демулен? Дантон?..

Люсиль Демулен: -Хорошо,Камилл.Всё будет так,как ты того хочешь.Знаешь,кстати,я решила просить взаймы денег у отца.

Робеспьер: Какие страсти... какие страсти... Камилл Демулен пишет: Люсиль, ты при мне рассказываешь какие-то жуткие вещи. Жорж женат и счастлив. В переводе с галантного языка на общечеловеческий это, видимо, означает: "Да не нужна ты ему, Люсиль!"

Люсиль Демулен: Дантон и Вы,месье-мои враги.Я со сплетниками дружбу не вожу.

Люсиль Демулен: А почему он должен бояться?!

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: В переводе с галантного языка на общечеловеческий это, видимо, означает: "Да не нужна ты ему, Люсиль!" cпасибо,что перевели!

Колло: Люсиль Демулен , а я вообще с ба... с дамами дружбы не вожу - они не для этого предназначены. А бояться... ну, видите ли, вдруг он опасается, что в моем изложении все будет выглядеть так, словно он не просто тут стоял... Раз уж он так боится того, что я о нем мог бы сказать...

Робеспьер: Люсиль Демулен Я всегда готов перевести вам слова вашего мужа. Я же его знаю и научился понимать как-никак.

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Я всегда готов перевести вам слова вашего мужа Как любезно с Вашей стороны!

Люсиль Демулен: А Вам,прославленному сплетнику,часом не известно.кто пускает слухи о том,что Максимильен болеет гем...одной неприличной болезнью?

Робеспьер: Люсиль Демулен Ему неизвестно. Откуда ему это знать?

Люсиль Демулен: Ну разве что от Вас!

Люсиль Демулен: Вы же ему,наверное,многое оворите,как хорошему другу!

Колло: - Чего? - удивляется Колло, - Я знаю только, что Максу кажется, что у него чахотка. Но ему только кажется. Мнительная личность. Кажется же ему, к примеру, что я чокнутый...

Люсиль Демулен: Колло пишет: Кажется же ему, к примеру, что я чокнутый... Почему кажется?

Робеспьер: *шепотом* Колло, если ты настаиваешь на том, что ты не чокнутый, могу считать тебя врагом республики.

Колло: (таким же шепотом): - Чья бы корова мычала, импотент несчастный.

Люсиль Демулен: И правильно сделаете! *немного подумав*: Максимильен,всё-таки мне кажется,что Вам не хватает женской заботы.*поправила ему отворот сюртука*Что Вы скажете?

Колло: (громко) Да ему много чего кажется, мадам Демулен.

Робеспьер: Люсиль Демулен *прислушавшись к своим ощущениям* Нет. *еще подумав* Не нравится.

Люсиль Демулен: Колло пишет: - Чья бы корова мычала, импотент несчастный Неправда это,месье д'Эрбуа!Зато знаете,кого называют гермафродитом Конвента?

Робеспьер: Люсиль Демулен пишет: кого называют гермафродитом Конвента? Колло, что ли?

Робеспьер: Люсиль Демулен пишет: Что не нравится? Женская забота.

Колло: Люсиль Демулен , откуда мне знать, слпетнику несчастному?..

Люсиль Демулен: Вы поразительно догадливы!

Люсиль Демулен: Cлишком прибедняетесь,Колло!

Колло: (Колло, услышав новую и незнакомую штучку о себе, заливисто ржет)

Люсиль Демулен: Что скажешь,Камилл?*подошла ближе*Между прочим,не хочешь завести второго ребёнка?

Колло: - Скромность - республиканская добродетель, мадам Демулен! - произносит он, отсмеявшись.

Робеспьер: Предлагаю обсудить тему гермафродитизма.

Камилл Демулен: Колло Что в одной комнате? Стоять? Нет, пожалуй, что не боюсь. Робеспьер Ты очень дипломатичен, Макс *лукавый взгляд* Люсиль Демулен -Вот еще, - досадливо, - у этого.....о, как его зовут несчастного этого? Я что-то не помню...Зачем тебе это, дорогая? Он снова будет твердить, что ты не за того вышла замуж

Люсиль Демулен: Может,вместе посмеёмся?

Робеспьер: Люсиль Демулен пишет: Между прочим,не хочешь завести второго ребёнка? Соглашайся, Камилл!

Люсиль Демулен: Камилл Демулен пишет: Люсиль Демулен -Вот еще, - досадливо, - у этого.....о, как его зовут несчастного этого? Я что-то не помню...Зачем тебе это, дорогая? Он снова будет твердить, что ты не за того вышла замуж *Вздохнув*: мне не привыкать...Хотя в последнее время мне и так слишком много людей это говорят.

Люсиль Демулен: Крёстным отцом будете?

Камилл Демулен: Люсиль Демулен Нет *испуганно* не хочу я второго ребенка. Да и не успею

Люсиль Демулен: Давайте.*тихо*: стоило мне сюда зачастить,как пошли разговоры на этакие темы...хм,неплохо.

Камилл Демулен: Люсиль Демулен пишет: Хотя в последнее время мне и так слишком много людей это говорят. Это что значит? - проворчал. Робеспьер Не могу, Макс, плохой из меня отец, признаю сразу

Колло: - Макс, а что тебя интересует... насчет гермафродитизма? - ухмыляется Колло. Камилл Демулен , о, я невыразимо счастлив, что не боитесь!

Люсиль Демулен: Не могу, Макс, плохой из меня отец, признаю сразу *горько*:увы...*смахивает слезу*

Робеспьер: Колло пишет: Не могу, Макс, плохой из меня отец, признаю сразу Я тебе помогу воспитать ребенка, Камилл, не бойся. Колло пишет: Макс, а что тебя интересует... насчет гермафродитизма? Просто...Интересно, как оно все устроено.

Колло: Ну, Макс, я никогда такого не видел... своими глазами.

Камилл Демулен: Робеспьер -Макс, - деликатно напомнил, -ты тоже не успеешь Люсиль Демулен -До такой степени что ли? *слегка как-то даже возмутился на реакцию*)

Люсиль Демулен: Люсиль Демулен пишет: Это что значит? - проворчал. *вначале почти яростно*: то,что вы целыми днями шля...пропадаете невесть где,месье Демулен,то,что Орас уже забыл о том,как выглядит его отец,то,что вы мне постоянно изменяете с женщинами ,и не только!!!!! *немного спокойнее*:правду говорил месье Колло,что нет дыма без огня... *всё более и более хмурясь*: вы почти забыли,что у Вас есть жена,о том,что кроме Республики Вас должно ещё что-то волновать... *закрывает лицо руками и тихо плачет*

Робеспьер: А почему тебя тогда так называют, Колло?

Люсиль Демулен: Люсиль Демулен пишет: Я тебе помогу воспитать ребенка, Камилл, не бойся. *всхлипывает*:вы слишком добры...

Колло: Потому что трахаюсь и с мужиками, и с дамами, Макс, будто не знаешь. Ну, наверное поэтому.

Люсиль Демулен: -До такой степени что ли? *слегка как-то даже возмутился на реакцию*) увы,да...*сквозь слёзы*из Максимильена отец и то,наверное,был бы лучше!!!

Робеспьер: Так это вроде бы называется не "гермафродитизм", Колло. Хотя откуда нашему Конвенту знать терминологию?..

Робеспьер: Люсиль Демулен пишет: из Максимильена отец и то,наверное,был бы лучше!!! Конечно. Вы меня каждый день наблюдаете в роли отца. Отца нации.

Камилл Демулен: Люсиль Демулен пишет: Максимильена отец и то,наверное,был бы лучше О, да, - иронично улыбнулся, - строгий он

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Конечно. Вы меня каждый день наблюдаете в роли отца. Отца нации. Если бы наблюдать Вас в таком качестве немного поближе....Вы бы вряд ли исчезали из дома без видимых причин,тем более надолго.

Робеспьер: Камилл Демулен пишет: строгий он Уж ты-то знаешь, Камилл... Люсиль Демулен пишет: ....Вы бы вряд ли исчезали из дома без видимых причин,тем более надолго. Я дома вообще не живу, Люсиль. Все дела государственные. Террор знаете, сколько времени отнимает? Не спим и не едим.

Колло: - Ты совершенно прав, Макс, это не так называется, - ухмыляется Колло. - Во всяком случае, гермафродитизм - это нечто совсем иное.

Люсиль Демулен: Камилл Демулен пишет: О, да, - иронично улыбнулся, - строгий он Иногда,но он справедливый.В отличие от некоторых.

Люсиль Демулен: Я дома вообще не живу, Люсиль. Все дела государственные. Террор знаете, сколько времени отнимает? Не спим и не едим. :Сочувствую.Вы бы всё же хоть чуть-чуть о здоровье позаботились,а то у Вас кровь на подбородке.

Робеспьер: Мне некогда заботиться о здоровье... *вздохнул*

Колло: - Странно, Макс. Не пьешь, не куришь, не тра... хм, хм... а выглядишь все равно как чахлый кустик, - замечает Колло. - Выводы делай сам.

Камилл Демулен: Люсиль Демулен -Я не думаю, что тебе было бы с ним хорошо

Робеспьер: Колло Просто я много работаю, не щажу себя. Вот тебе и вывод. Камилл Демулен Откуда ты знаешь, Камилл?

Колло: Робеспьер Да мы вроде все работаем...

Робеспьер: Колло И ты тоже? работаешь?? Не смеши!

Колло: Робеспьер (Колло и самому смешно - разумеется, он никогда не напрягается больше, чем необходимо, и предел его возможностей - это спустя рукава выполнять Максовы поручения) - Ну ладно, Макс, - говорит он, - Не скажешь же ты, что я тебе совсем не нужен, а?..

Робеспьер: *задумался, а нужен ли ему, собственно, Колло*

Колло: (состроил из себя овечку и искоса поглядывает на Макса)

Робеспьер: Ты навел меня на очень интересные размышления, Колло. Не сократить ли нам состав Комитета?..

Колло: До тебя одного, что ли?

Робеспьер: Зачем так радикально? До меня, Антуана и Кутона...

Колло: А я что буду делать, интересно? (по виду Колло никогда и ни за что не скажешь, что такая перспектива удручает его или раздражает... кажется, вовсе нет).

Робеспьер: "Ты пойдешь в расход", - чуть было не ответил Максимильен, но прикусил язык. -Найдем тебе какое-нибудь занятие, Колло...

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Зачем так радикально? До меня, Антуана и Кутона А как же Камилл?

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Откуда ты знаешь, Камилл? :Максимильен,а Вы думаете,нам было бы хорошо вместе?

Колло: - Ты найдешь, можно не сомневаться, - улыбается Колло. Он заметил Максову легкую заминку и приблизительно догадался, что она означает. Но ему отчего-то не страшно. Совсем.

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Мне некогда заботиться о здоровье... *вздохнул* не щадите себя для дела Революции?Но о Вашем здровье могут позаботиться другие!

Робеспьер: Люсиль Демулен пишет: А как же Камилл? Камилла в Комитет общественного спасения?!? т одного Колло больше пользы, чем от десяти Камиллов! Люсиль Демулен пишет: Максимильен,а Вы думаете,нам было бы хорошо вместе? Не думаю. Со мной никому не бывает хорошо. И мне ни с кем не бывает хорошо.

Робеспьер: Колло Во мне никто не сомневается, Колло.

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Не думаю. Со мной никому не бывает хорошо. И мне ни с кем не бывает хорошо. Зря Вы так себя настраиваете.Впрочем,дело Ваше.Хотя насчёт второй части утверждения я бы поспорила.

Колло: Робеспьер , ага, значит, толк от меня все-таки есть?!

Люсиль Демулен: Колло пишет: Робеспьер , ага, значит, толк от меня все-таки есть?! Не льстите себе.

Робеспьер: Люсиль Демулен Я основываюсь на личном опыте. Колло По сравнению с Камиллом - есть. Но это ни о чем не говорит, сам понимаешь.

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: По сравнению с Камиллом - есть. Но это ни о чем не говорит, сам понимаешь. Не надо плохо говорить о Камилле,Макс!!!!!

Колло: Робеспьер , Макс, не сравнивай меня с этой бабой в штанах, пожалуйста!

Люсиль Демулен: Колло пишет: Робеспьер , Макс, не сравнивай меня с этой бабой в штанах, пожалуйста ЗАМОЛЧИТЕ!!!!!*подбежала,отвесила пощёчину изо всех сил,расцарапала щёку Колло до крови*

Колло: - Вот это темперамент! - восхищается Колло, - В театре Вам не было бы цены, мадам!

Робеспьер: Подлинно республиканская жена!

Люсиль Демулен: Хоть что-то вы сказали обо мне хорошее! Признайтесь,со сторны покажется,что нам нравится заводить друг друга"

Робеспьер: Люсиль, мы всегда готовы сказать о вас все самое хорошее.

Колло: Колло неопределенно хмыкает.

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Подлинно республиканская жена Стараюсь,Максимильен,стараюсь!

Робеспьер: А ты хочешь сказать, что не готов, Колло?

Люсиль Демулен: Люсиль Демулен пишет: Люсиль, мы всегда готовы сказать о вас все самое хорошее. Мне кажется,Вы сейчас относитесь ко мне немного лучше,чем тогда,когда я только имела честь познакомиться с Вами.

Робеспьер: Люсиль Демулен Я всегда одинаков.

Камилл Демулен: Колло пишет: Макс, не сравнивай меня с этой бабой в штанах, пожалуйста! *прибалдел* Колло, ды Вы просто изрядный хам, мой друг *взгляд стал колючим*

Робеспьер: Камилл Демулен Ты рассчитываешь удивить нашего Колло такими заявлениями?

Камилл Демулен: Робеспьер Я слышал, Макс, что для Комитета я бесполезен, и что от твоего Колло проку там больше, чем от меня, - беззлобная ирония, - я бы и сам не пошел. По части актерского мастерства снимаю перед вами шляпу

Камилл Демулен: Робеспьер Соревноваться в площадной брани не мой стиль, - улыбнулся.

Колло: (кроит пренебрежительную рожу) Не называйте меня своим другом, извольте уж, Демулен.

Робеспьер: Камилл Демулен А ты не согласен с тем, что я сказал о приносимой мною пользе?

Камилл Демулен: Колло Извольте и Вы, Колло, как-то мягче отзываться о моих способностях к гибкости сознания *шкодливо улыбнулся* Робеспьер Я не согласен с тем, что ты склоняешь мое имя как ничтожества, Макс, - угрюмо, - моя газета приносила не меньше пользы, чем ты, - запыльчиво.

Колло: Камилл Демулен (отвечает откровенно блудливой ухмылочкой, полушепотом): - Только сознания?..

Камилл Демулен: Колло *невинный взгляд* Колло, я признаться смущен....но разве будет разумно отказываться от того, что приподносит нам природа *чуть покраснел и опустил глаза*

Колло: Камилл Демулен , совершенно неразумно, мой дорогой, - усмехается бессовестная сволочь и, откинув с глаз черные перья, нагло и многозначительно пялится на Демулена, оглядывая его с прически до носков башмаков.

Камилл Демулен: -Колло, пожалуйста, перестаньте так на меня пялиться, - Демулен чувствовал себя так, словно его собрались раздеть, посыпать перцем и поджарить в масле, а это обстоятельство совершенно лишало Камилла способности огрызаться.

Колло: Как бы снисходя к просьбе, Колло опускает ресницы так, что они затеняют его горящие глазищи, и продолжает глядеть на Камилла из-под ресниц - так, что взгляд кажется туманным.

Камилл Демулен: -Хорошо, - сдался Камилл, - я буду считать, что Вам нравится мой галстук, купил год назад в какой -то лавке, - пытается не обращать внимания на горящие глазищи.

Колло: - Мне совершенно не нравится твой галстук. Очевидно, его выбирала твоя жена?.. - хищно интересуется Колло. - В следующий раз пойдем в лавку вместе. Клянусь Верховным Существом, я выберу лучше.

Камилл Демулен: -Есть одна тема, Колло, которую я с Вами не буду обсуждать, - на этот раз прямо посмотрел на актера, - это моя жена. И добавил иронично: -А то мы с Вами не пойдем выбирать мне галстук

Колло: - А я и не собирался ее обсуждать, - честно признался Колло. - Зачем?..

Камилл Демулен: -Вы чуткий человек, Колло, - рассмеялся.

Колло: - Как все актеры, - улыбается. - Ничего удивительного.

Камилл Демулен: -В моей жизни он был всегда, - легкая тень на лице и снова улыбка, - история не останется равнодушной к нашим играм, Колло, и мы с Вами на авансцене И с хитринкой во взгляде: -И последний тост я выпью за лицедеев

Колло: - Ты еще первого-то не выпил, - замечает Колло, переводя абстрактный образ в конкретный, - Может, пойдем выпьем, а? А то (косится в сторону Робеспьера) эта тоска зеленая капли в рот не берет...

Люсиль Демулен: -Есть одна тема, Колло, которую я с Вами не буду обсуждать, - на этот раз прямо посмотрел на актера, - это моя жена. Камилл,ты молодец!!!

Люсиль Демулен: Люсиль Демулен пишет: Очевидно, его выбирала твоя жена?.. Единственный галстук,который выберу я-это удавка для Вас,мон "ами".*усмехнулась*

Колло: Люсиль Демулен Долговязый Колло сверху вниз смотрит на хрупкую Люси сперва откровенно насмешливо, потом с улыбкой, которую можно назвать даже доброй.

Люсиль Демулен: -Колло,скажите,первым Вашим словом тоже было нечто непристойное?-беззлобно спросила Люсиль,не испытывая в данный момент отрицательных чувств к д'Эрбуа.

Колло: - Скорее всего, - Колло делает вид, что задумался, - Недаром же мать никогда не рассказывала мне об этом?..

Люсиль Демулен: Люсиль удивилась. -Как,месье д'Эрбуа?Мать Вам не рассказывала о Вашем раннем детстве?-в голосе мадам Демулен сквозило сочувствие.

Колло: - Зовите меня Колло, это хотя бы фамилия, а не театральный псевдоним... Моей матери, знаете, не до того было, чтоб мне что-то рассказывать... Ну, говорила, что непослушный был...

Люсиль Демулен: -И только?Жалко мне Вас.

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Я всегда одинаков. А в отношениях с Элеонорой?

Робеспьер: Тоже.

Колло: Люсиль Демулен , ничего не поделаешь, у моей матери кроме меня трое сопливых было. Не до сантиментов.

Люсиль Демулен: Колло пишет: Люсиль Демулен , ничего не поделаешь, у моей матери кроме меня трое сопливых было. Не до сантиментов. А Вы,часом,не хотите завести свою не менее многодетную семью?*подмигнула*

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Тоже. Бедная Элеонора! Максимильен,правда,кстати.что у Вас было тяжёлое детство?

Колло: Люсиль Демулен Верховное Существо с Вами, мадам Демулен! Мне хватает жены и ее чертовой подруги, которая живет с нами и утверждает, что двое ее щенков - от меня!!!

Робеспьер: Люсиль Демулен пишет: Максимильен,правда,кстати.что у Вас было тяжёлое детство? *всхлипнул* Начнем с того, что я - круглый сирота...

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: *всхлипнул* Начнем с того, что я - круглый сирота... *погладила по плечу*:бедный...

Элеонора Дюпле: *Заходит в комнату* – О, здравствуйте! *обратив внимание на расстроенный вид Робеспьера* О чем вы толкуете, Максимильен? *бросает быстрый взгляд на Люсиль* Что-то случилось?..

Робеспьер: Ничего, Элеонора, ничего, мы вспоминаем детство.

Люсиль Демулен: Можете на меня так не смотреть,Элеонора.Мы мирно беседуем.

Люсиль Демулен: Да, граждане... Теперь я понял, почему меня не любят женщины А если и любят, то не как мужчину, а как Добродетель в штанах. Максимильен,Вы клевещете на себя.Элеонора по Вам дааавно вздыхает.У Вас с ней в скором времени будет большая взаимная любовь!!! 1.Влюбитесь Вы в Элеонору: 2.Она ответит взаимностью: 3.Вы будете за ней ухаживать: , , 4.А дальше-сами знаете: ...

Робеспьер: Люсиль, вы... как бы это помягче... судите о том, чего не знаете И смущаете Элеонору, к тому же, не говоря уж обо мне

Элеонора Дюпле: Уже смирившася с шутками в этом направлении («госпожа Робеспьер»!), от подобной откровенности, да еще обращенной к Максимильену, Элеонора приходит в ужас и явно смущается. - Бог с вами, моя дорогая! Что вы такое говорите! И тут же жалеет о своих словах – вот так она всегда упускает момент, наверное… Хотя как же она могла отреагировать иначе! Обсуждать в такой форме… *вздыхает и сидит тихо, как мышка*

Робеспьер: Максимильен тоже замолчал и уставился в окно, как будто увидел там что-то невероятно интересное и заманчивое...

Колло: Колло, отвернувшись, давится тихим смешком. Макс и женщины... комедию бы об этом написать...

Люсиль Демулен: Элеонора,поверьте,я Вам зла не желаю.Просто я вижц Вашу большую взаимную любовь с Максимильеном...Не понимаю,кого Вы хотите обмануть?

Люсиль Демулен: Максимильен,а разве я ошибаюсь?!

Люсиль Демулен: Колло,Вы,как всегда,в своём репертуаре! Браво!

Колло: (отвешивает мадам Демулен удивительно вежливый для Колло поклон)

Люсиль Демулен: Колло пишет: (отвешивает мадам Демулен удивительно вежливый для Колло поклон *реверанс*,шёпотом:Вы такого побольше пишите! С радостью почитаю и другим продекламирую!!!

Люсиль Демулен: Какие тут люди,о!!!

Колло: Эээ... вы про стишок в подписи? Он не мой. Его нашел где-то мой приятель в дайриках, и я бурно возрадовался, что это идеально подходит мне в подпись. :) Сам я, к прискорбию, на эту тему сочинял только порнушку про себя.

Люсиль Демулен: Как бы то ни было,я от души смеялась. Про Макса когда комедию напишем?? P.S: Вам Элеонору не жалко?

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Откуда у меня рога, Люсиль? Кто наставил? : а Элеонору об этом спросить не хотите?

Колло: Люсиль Демулен пишет: Какие тут люди,о!!! Вы про мадемуазель Дюпле?.. Про Макса когда комедию напишем?? Надо придумать подходящее название... P.S: Вам Элеонору не жалко? (подумав) Жалко!

Робеспьер: Колло, если тебе нечем больше заняться, кроме писания комедий, я тебе найду дело...

Элеонора Дюпле: Люсиль Демулен пишет: Элеонора,поверьте,я Вам зла не желаю.Просто я вижц Вашу большую взаимную любовь с Максимильеном...Не понимаю,кого Вы хотите обмануть? ...После минутного замешательства находит, что ответить: - Нет, что Вы! Я верю в Вашу доброту... Но право же... Не следует сейчас об этом говорить... *Собравшись с духом, но все равно вымученно, будто произносит заученный урок* Тем более, все-таки Вы не вполне понимаете природу наших отно... Поймав иронический взгляд Колло, краснеет снова и тоже начинает смотреть в окно, невольно полностью скопировав движение Робеспьера.

Буасси: (гадает остались ли в их-то возрасте здесь не сироты) надо поднимать французское здравоохранение

Робеспьер: Буасси *обрадовавшись возможноси сменить тему* Я стал сиротой в шесть лет, Франсуа.

Колло: Робеспьер пишет: Колло, если тебе нечем больше заняться, кроме писания комедий, я тебе найду дело... Я сам найду! (вроде бы на полном серьезе) Ты говоришь, стал сироткой в шесть лет?.. Да, комедия тут не подойдет. Это так трагично. Слушай, Макс, а может, мне тебя усыновить, а?.. Правда, у нас с тобой всего десять лет разницы, но если тебе так тяжело без родителей, то какое это имеет значение? Я буду тебе хорошим папой, Макс! Научу всему, чему порядочный папаша должен научить любимого сыночка, честное революционное слово!..

Робеспьер: Колло, я бы тебе на воспитание даже морскую свинку не доверил! Не говоря уж о человеке, пусть даже и вполне зрелом.

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Колло, если тебе нечем больше заняться, кроме писания комедий, я тебе найду дело... Уж.Вы-то найдёте,не сомневаюсь! Только мне Колло будет жалко!

Люсиль Демулен: Колло пишет: Я сам найду! (вроде бы на полном серьезе) Ты говоришь, стал сироткой в шесть лет?.. Да, комедия тут не подойдет. Это так трагично. Слушай, Макс, а может, мне тебя усыновить, а?.. Правда, у нас с тобой всего десять лет разницы, но если тебе так тяжело без родителей, то какое это имеет значение? Я буду тебе хорошим папой, Макс! Научу всему, чему порядочный папаша должен научить любимого сыночка, честное революционное слово!.. : только про розги не забудьте,а то,похоже,он с ними в своё время не познакомился!

Люсиль Демулен: Элеонора Дюпле пишет: ...После минутного замешательства находит, что ответить: - Нет, что Вы! Я верю в Вашу доброту... Но право же... Не следует сейчас об этом говорить... *Собравшись с духом, но все равно вымученно, будто произносит заученный урок* Тем более, все-таки Вы не вполне понимаете природу наших отно... Поймав иронический взгляд Колло, краснеет снова и тоже начинает смотреть в окно, невольно полностью скопировав движение Робеспьера. : *с жалостью*: не стоит так смущаться,ма ами.Не хотите говорить-Вас никто к этому не принуждает,тем более я.*На ухо*: у меня почти такая же история любви,как у Вас.Тоже люблю одного человека,а он...эх,да что об этом говорить.

Люсиль Демулен: Вы,помнится,раньше говорили,что если Вас захотят женить на Элеоноре,то живым не дадитесь.А всё-таки всем свойственно менять своё мнение,даже Вам.

Буасси: Робеспьер (качнув головой, в сторону) может в этом их счастье?? (Максимильену) тогда это многое объясняет

Робеспьер: Люсиль, а вы сплетница... От Камилла набрались?

Элеонора Дюпле: : *с жалостью*: не стоит так смущаться,ма ами.Не хотите говорить-Вас никто к этому не принуждает,тем более я.*На ухо*: у меня почти такая же история любви,как у Вас.Тоже люблю одного человека,а он...эх,да что об этом говорить. *Ободренная словами Люсиль, делает вид, что не слышала последнюю ее фразу, обращенную к Робеспьеру, но явно настораживается*

Колло: Робеспьер пишет: Колло, я бы тебе на воспитание даже морскую свинку не доверил! Не говоря уж о человеке, пусть даже и вполне зрелом. А зря, Макс! Ты бы у меня глядел повеселее, ей-Бо... ей-Верховное Существо! Люсиль Демулен пишет: Уж.Вы-то найдёте,не сомневаюсь! Только мне Колло будет жалко! (очень удивлен, но старается это скрыть) Вам? Меня?!.. : только про розги не забудьте,а то,похоже,он с ними в своё время не познакомился! Макс, а Макс? Тебя в детстве розгами драли?..

Робеспьер: Колло пишет: Макс, а Макс? Тебя в детстве розгами драли?.. Никогда! Просто необходимость такая отсутствовала. Я был послушным ребенком с задатками стукача и подлизы, взрослые меня очень любили.

Колло: (категорично) А зря. Не драли зря. Мадам Демулен права.

Робеспьер: Не уверен, Колло. Вот тебя наверняка драли - а толку?

Колло: - Толку больше, чем тебе кажется, Макс. Во-первых, розги приучают парня к тому, что иногда приходится переносить боль и унижение - а потом жить дальше. Это существенно укрепляет характер. И потом, это, знаешь ли, вселяет здоровую злость.

Робеспьер: Мой характер укрепили не розги, а иные испытания, которые тебе и не снились. А без злости я как-нибудь проживу. Мне даже легче, что во мне нет злости.

Колло: Это какие же такие испытания мне не снились, Макс?.. Ты что, с шести лет вкалывал на ферме?..

Робеспьер: *трагически* Я жил без родителей, без любящей семьи, по чужим углам. В школе меня все обижали...

Люсиль Демулен: Обижали,надеюсь, за дело? Или Вас безвинно третировали?*с интересом*

Робеспьер: *проникновенно* Люсиль, за какое дело меня можно обидеть? Разве я мог кому-то делать зло, тем более, в детстве?

Люсиль Демулен: Нет,конечно!Вы у нас прямо ангел!*хихикнула*

Колло: - Обижали - сам виноват! Дал бы разок самому наглому в рыло - отстали бы! - усмехается Колло, - А я тоже, знаешь ли, не в Версале жил! И папаша нас без гроша оставил, и мать его выгнала, а мне девять лет было тогда. Хорошее занятие для пацана - целыми днями за тремя мелкими сопляками смотреть?! Мать-то работала! Я и детства-то своего не видел!

Люсиль Демулен: Это и закалило Ваш характер,Колло!

Робеспьер: Я не могу никому дать в рыло, Колло, я же не ты. Приходилось действовать иными способами - жаловаться страшим, например. А младшие брат и сестры у меня тоже были. По достижении совершеннолетия я стал официальным опекуном. Мне пришлось кормить их, одевать, обувать, воспитывать, я им отца и мать заменил.

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Я не могу никому дать в рыло, Колло, я же не ты. Приходилось действовать иными способами - жаловаться страшим, например. А младшие брат и сестры у меня тоже были. По достижении совершеннолетия я стал официальным опекуном. Мне пришлось кормить их, одевать, обувать, воспитывать, я им отца и мать заменил. Это на Огюстене и Шарлотте Вы отрабатывали свои приёмы влияния на окружающих?

Робеспьер: Я их поставил на ноги, Люсиль. Это так называется.

Люсиль Демулен: Не сомневаюсь! Не хотите поговорить о возвышенном? Скажем,о любви.

Колло: Люсиль Демулен (бьет на жалость, тяжко вздыхая и глядя на Люсиль глазами несчастной собаки) Робеспьер (ухмыляется) А вот я с тех пор, кажется, научился делать все, чтоб никто к черту не сидел у меня на шее!

Люсиль Демулен: Я не сплетница!!! В отличие от Камилла....Я зато про Вас только хорошее всегда говорю и очень уважаю!

Люсиль Демулен: Элеонора пишет: *Ободренная словами Люсиль, делает вид, что не слышала последнюю ее фразу, обращенную к Робеспьеру, но явно настораживается* Элеонора,я не про Максимильена это сказала.Да,я его уважаю,но между нами ничего быть не может.

Люсиль Демулен: (бьет на жалость, тяжко вздыхая и глядя на Люсиль глазами несчастной собаки) : немного недоумённо посмотрела: что с Вами,Колло?

Робеспьер: Колло пишет: А вот я с тех пор, кажется, научился делать все, чтоб никто к черту не сидел у меня на шее! А я вот, наоборот, понял, что наш долг - помогать людям.

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: А я вот, наоборот, понял, что наш долг - помогать людям. *Обрадованно*: за одну эту фразу Вы заслуживаете памятника.

Колло: Люсиль Демулен , ничего... Так. (грустно опускает ресницы) Робеспьер , помогать людям и потакать всяким паразитам - не одно и то же!

Люсиль Демулен: Колло пишет: Люсиль Демулен , ничего... Так. (грустно опускает ресницы) *Села рядом с Колло*: что Вас тревожит? На Вас лица нет! *про себя*:как это непохоже на прежнего весёлого и даже немного непристойного Колло.

Робеспьер: Люсиль Демулен пишет: за одну эту фразу Вы заслуживаете памятника Странно, что мне до сих пор ни одного не поставили. Колло Надо помогать всем без разбору, я считаю. Советь будет чиста.

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Странно, что мне до сих пор ни одного не поставили. : об этом потом позаботятся. Колло Надо помогать всем без разбору, я считаю. Советь будет чиста. Максимильен,раньше я о Вас была худшего мнения.

Робеспьер: Люсиль Демулен Обо мне все почему-то плохого мнения. Говорят: тиран, палач... *вздыхает* Люди неблагодарны.

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Люсиль Демулен Обо мне все почему-то плохого мнения. Говорят: тиран, палач... *вздыхает* Люди неблагодарны Максимильен...готова его немного успокоить,но боится лишних мыслей со стороны Неподкупного,поэтому с очевидным усилием не трогается с места

Робеспьер: Люсиль Демулен Не переживайте. Я делаю то, что я делаю, не ради благодарности.

Люсиль Демулен: Вам по-моему слегка не хватает друзей(не единомышленников,а именно друзей).То,что Вы делаете,находит отклик в сердцах миллионов простых французов.Вас больше любят,чем Вы думаете.только не надо теперь называть меня сплетницей!

Робеспьер: Люсиль Демулен У вас доброе сердце, Люсиль. Простите, что называл вас сплетницей и дал указание врестовать вас.

Колло: Люсиль Демулен (якобы смущенно покосился на присевшую рядом Люсиль) Все в порядке... может мне иногда быть тоскливо или я не имею права на хотя бы часовой отпуск со своей работы шута горохового?.. Робеспьер (стараясь не противоречить своей игре в мировую скорбь, мрачно бухтит) Ага, конечно. Всем будем помогать... Спекулянтам, кровососам, преступникам... чего ж, черт возьми, королю-то не помогли?

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Люсиль Демулен У вас доброе сердце, Люсиль. Простите, что называл вас сплетницей и дал указание врестовать вас. Ничего,мон ами.Иногда все делают ошибки.Насчёт доброты...пока мужчины делают Революцию,нам остаётся заботиться о нравственности,и не дать угаснуть лучшим человеческим качествам.

Робеспьер: Колло сначала растерялся, но быстро нашелся Мы им им помогаем - искупить их преступления.

Люсиль Демулен: Колло пишет: Люсиль Демулен (якобы смущенно покосился на присевшую рядом Люсиль) Все в порядке... может мне иногда быть тоскливо или я не имею права на хотя бы часовой отпуск со своей работы шута горохового?.. хорошо...

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Колло сначала растерялся, но быстро нашелся Мы им им помогаем - искупить их преступления. философия,право."Евангелие от Робеспьера"-звучит!!!

Колло: Робеспьер , как инквизиторы бабам, обвиненным в связи с дьяволом, да?.. Люсиль Демулен (тихо) Ну, спасибо...

Люсиль Демулен: Колло пишет: Люсиль Демулен (тихо) Ну, спасибо... Да не за что.Плохое настроение у всех бывает.Нужно только,чтобы оно не переросло в хроническую депрессию!

Люсиль Демулен: Максимильен,а правда,что Вы мечтали о духовной карьере?

Робеспьер: Колло Не надо таких сравнений, пожалуйста. Инквизиторы действовали из лицемерия, тогда как мы искренни. Люсиль Демулен пишет: а правда,что Вы мечтали о духовной карьере? Нет... С чего вы взяли?

Колло: Люсиль Демулен , а оно перерастает. Да. Я чувствую! (Колло самым наглым образом изображает несчастное, убитое горем создание, надеясь, что мягкосердечная мадам Демулен не сможет не обратить на это внимания. Ее внимание ему нравится, но он хорошо понимает, что этак сразу начать строить глазки - идиотизм...)

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Нет... С чего вы взяли? Птичка на хвосте принесла...и ещё такую новость,что в Аррасе есть страшная рептилия-зеленомордая гадюка.Об этом в газетах писали,и в последнем номере"Старого Кордельера"!

Робеспьер: Люсиль Демулен *делая вид, что не понял намека* Я так давно не был в Аррасе, мадам Демулен. Все никак не выберу время доехать до родных краев. Так что, может, там и завелся кто-то в мое отсутствие, не знаю. Но я на вашем месте меньше читал бы всякой бульварщины. В "Старом Кордельере" какого только вздору не напишут...

Люсиль Демулен: Камилл сам редактировал эту статью,о чём и сообщил мне с гордостью.

Люсиль Демулен: Самые большие наши страдания-от неразделённой любви.Вот,скажем,одна моя подруга вышла по любви замуж,потом разочаровалась,влюбилась в другого,а он плевать на неё хотел-вот Вам и депрессия.Но Вам,месье Колло,надеюсь,такая ситуация не грозит.

Люсиль Демулен: Максимильен,а отчего Вы не приняли Камилла в ряды своих сторонников?

Робеспьер: Люсиль Демулен пишет: Камилл сам редактировал эту статью,о чём и сообщил мне с гордостью. Оно и видно.

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Оно и видно. Хи-хи! У него есть талант.Хотя по слухам,и Вы стихи писали.

Робеспьер: Люсиль Демулен Ну что вы, какие там стихи!.. Вот у Камилла действительно талант... сочинять всякую галиматью.

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Вот у Камилла действительно талант... сочинять всякую галиматью. И впутываться во всякие дела,откуда мне его приходится вытаскивать...за вихры!

Люсиль Демулен: *Вздыхает*: почему многие говорят,что республиканки должны быть чрезвычайно нравственными?

Люсиль Демулен: Кстати,Максимильен,Вам нимб не давит?

Колло: Люсиль Демулен пишет: Но Вам,месье Колло,надеюсь,такая ситуация не грозит. Вы правы - не грозит. У меня неразделенной любви не бывает.

Элеонора Дюпле: *Шепчет Люсиль* - Нет, я имела в виду ту Вашу фразу о предполагаемой женитьбе Максимильена на… мне. *явно расстроенным тоном, под конец совсем тихо* Он правда так грубо выразился – что живым не дастся?

Робеспьер: *напрягся* Элеонора, не шушукайтесь с женой идеологиеческого противника. Они вам много чего про меня расскажут, успевайте только слушать!

Колло: (почти про себя) Параноик.

Люсиль Демулен: Не переживайте,Элеонора-я уверена,что Вам удастся растопить лёд! Желаю Вам удачи! самой не удалось у кое-кого лёд на сердце растопить-хоть за Вас порадуюсь!

Робеспьер: Колло, чего?..

Колло: Робеспьер , у тебя мания преследования, говорю! Сходи в Шарантон, проверься!

Люсиль Демулен: Колло пишет: (почти про себя) Параноик. : "смахнула слезу*: ах,Колло,Вы насчёт меня ему говорите?

Колло: Люсиль Демулен , насчет него!

Люсиль Демулен: С благодарностью смотрит на Колло.*Тихо*:Господи,хоть один защитник!

Робеспьер: Колло, ты это самое... Тебе голова мешает? Тяжелая слишком?

Колло: (улыбается ей и подмигивает - мол, не обращай внимания, Макс у нас чудненький бывает... )

Колло: Робеспьер , лично мне не мешает. А тебе мешает? Моя башка, да?.. Точно, параноик.

Люсиль Демулен: А Вы,месье,только и рады укоротить кого-нибудь!!!!!! Или в тюрьму посадить!*злится,готова замахнуться,но из последних сил сдерживается*

Люсиль Демулен: *Смотрит полными слёз глазами*

Робеспьер: Колло А почему ты тогда ведешь себя так, словно тебе не терпится от нее избавиться?

Колло: (мягко) Макс, ну смотри - ты довел такую прелестное создание до слез... (приобнимает Люсиль, как бы желая утешить) Как я себя веду, Макс?.. Я же просто тебя развлекаю, только и всего.

Робеспьер: Колло, у тебя странноватые представления о развлечениях. Такое чувство, что ты не меня развлекаешь, а сам развлекаешься. За мой счет.

Колло: (хитро сверкнув глазами) Есть немного...

Робеспьер: Ну так вот, Колло, это плохая идея. Честное слово.

Люсиль Демулен: *Прижимается к Колло,как к единственной защите*: месье Колло,что бы я без Вас делала.*думает*: только бы не разрыдаться,не хочу плакать перед этим кровавым зеленолицым монстром!

Колло: - Хорошо, Макс, я больше не буду, - Колло изображает провинившегося школьника, опустив вредные глазищи и только что не ковыряя пол носком сапога. Но выпускать из своих лап Люсиль он тем не менее не торопится.

Элеонора Дюпле: *Слегка растерялась от того неожиданного оборота, который принял разговор, хотя должна была бы уже привыкнуть* - Максимильен... Женские разговоры, всего лишь. Ну же, *обводит взглядом сидящих за столом* не надо ссориться, что вы, в самом деле!

Люсиль Демулен: -Нет,Элеонора,-всхлипывает Люсиль,-слишком откровеннуюнелюбовько мне питает один господин,здесь сидящий.

Колло: - А он вообще кого-нибудь любит? - саркастически интересуется Колло, - Не обращайте на него внимания, Люсиль. Он впервые называет мадам Демулен просто по имени - ему кажется, что момент для этого вполне подходящий.

Робеспьер: *строго посмотрел на Колло* Вот то-то же. А теперь отпусти чужую жену. *повернулся к Элеооре* Элеонора, вы же должны понимать, что женщины тоже бывают разными. И далеко не всегда их разговоры бываю невинны...

Люсиль Демулен: *Вздрагивает от непривычного из уст Колло обращения*: хотелось бы мне,чтобы Ваши слова и действия были искренни,Колло!

Колло: Колло пропускает мимо ушей требование Макса насчет чужой жены. Вместо этого он смотрит в полные слез глаза Люсиль своими большими карими глазищами, приобретшими мягкое и сочувственное выражение - такое, что усомниться в искренности хозяина просто невозможно.

Люсиль Демулен: По щеке Люсиль поползла крупная слеза. -Мерси,Колло,-прошептала Люсиль,-Ваша поддержка сейчас важна,как никогда. *Думает*: он может играть,но как мне хочется верить в его дружелюбие.

Элеонора Дюпле: *Пристыженно молчит, через несколько мгновений тихо отвечает Робеспьеру* - Вы несомненно правы, мой друг... *Тихо* но здесь мы говорим именно о Люсиль... *Сникнув* Возможно, я чего-то не знаю... *Печально смотрит на Люсиль*

Колло: - А не за что, - тоже шепотом ответил Колло. И аккуратно, нежно стер слезищу с бледной щеки Люсиль. Он прекрасно чувствовал, что она... хм... тоже не спешит сесть от него подальше, как раньше.

Элеонора Дюпле: *Элеонора, посмотрев на Колло и Люсиль, на мгновение ощутила жгучую тоску*

Колло: Колло меж тем посмотрел на Элеонору странным взглядом. С женой Демулена ему явно ничего и никогда не светит, сколько ни обнимайся, а вот мадемуазель Дюпле - мадемуазель она и есть... И, надо отметить, очень хороша - не так, как Люсиль, на которую обращают внимание все без исключения мужчины - а по-своему. Дамы, он такой...

Робеспьер: *занервничал* Колло, веди себя прилично в присутствии мадемуазель Дюпле!

Колло: (с видом искреннейшего недоумения поднимает брови) Макс!! Опять тебе по углам черти чудятся?.. Право слово, выбери время, забеги в Шарантон! Что я делаю неприличного?!

Робеспьер: *теряет терпение* Колло! Женись и обнимай свою жену! А гражданку Демулен оставь в покое! Эти вольности тем более не уместны в присутствии Элеоноры, я этого не потерпл!

Колло: - Макс, ты обалдел?.. Я женат! - смеется Колло.

Робеспьер: Чего?.. *действительно обалдел* На ком? *подозревает подвох, сейчас Колло скажет: "На республике"...* Когда?

Колло: Ну привет, Макс! Давно уже! Если ты не знаком с моей женой, это не значит, что ее не существует!..

Робеспьер: А где она? Почему мы о ней никогда не слышали?

Колло: Как "где"? Дома. Улица Фавар, 4, ты же вроде знаешь мой адрес. И что значит "мы"? Ты с ней незнаком, потому что никогда в жизни не осчастливил меня своим визитом, - улыбается Колло. - И потом, в Комитете и Конвенте мы вроде не нашу личную жизнь обсуждаем...

Робеспьер: Но... Но... *Робеспьер чувствует: что-то тут не то* И... кто она? Как ее зовут?

Колло: Оооо, Макс, какой ты зануда! - Колло возводит глаза к потолку, - Кто она? Представь себе, женщина... Не беспокойся, я ее не придумал - у меня бы фантазии не хватило. Зовут ее Анна-Катрин-Жозефина, но лично мне хватает просто Анны. Девичья фамилия Катуар. Родом из Брюсселя. День рождения у нее 23 декабря... Чего тебе еще? Колло не добавил, что вообще говоря по гроб жизни благодарен своей Аннет за то, что она до сих пор терпит в качестве мужа столь беспутное создание и никогда не упрекает его ни в чем, даже если он явился домой пьяный и с фонарем под глазом, а до того шарохался где-то дня три, если не неделю. Макс, Колло не врет.

Люсиль Демулен: Люсиль, в свою очередь,понимала,что с Колло у неё ничего не выйдет-её сердце покорено другим.Поэтому она немного отодвинулась и сказала:" Я,пожалуй,пойду!"

Люсиль Демулен: Ревнуете,месье Робеспьер?

Робеспьер: Робеспьер долго молча смотрел на Колло, переваривая новости. -И давно ты... остепенился? - поинтересовался он наконец.

Робеспьер: Люсиль Демулен пишет: Ревнуете,месье Робеспьер? Кого и к кому?

Люсиль Демулен: Колло не дурак-женился.И к тому же выбор у него был большой...

Люсиль Демулен: Сами знаете.А я воздержусь от комментариев.

Колло: Колло не очень хотелось отпускать Люсиль, но пришлось... Без нее рядом он снова превратился в самого себя - во всяком случае, в такого, каким его знали все. - А кто тебе сказал, что я остепенился, Макс? - усмехнулся он, - Женился давно, да. Еще до приезда в Париж. А при чем тут "остепенился"? В гробу остепенюсь!

Люсиль Демулен: Уходя из кулуаров,Люсиль негромко сказала,обращаясь к Колло и Элеоноре:"Прощайте,друзья!Боюсь,что более мы с Вами не встретимся,по крайней мере в кулуарах.Моё присутствие здесь кое-кого не обрадует.Будьте счастливы!" Помахав рукой этим двум гражданам,Люсиль ушла медленным шагом,испытывая глубокую тоску.

Робеспьер: Робеспьер был настолько потрясен сообщением Колло, что даже не обратил внимание на уход Люсиль. -Может, у тебя и дети есть? - подозрительно осведомился он.

Колло: Колло, невольно проводив взглядом красотку Люсиль и с сожалением вздохнув, перевел взгляд на Макса. В глазах у него плясали чертики. - Есть, - сказал он, - но все незаконные. От жены нету.

Робеспьер: -Бедная мадам Колло! - вздохнул Робеспьер. - По законей ей полагается развод, и никто ее не осудит.

Колло: - А ты ее-то спросил? - хмыкнул Колло. - Пойди, спроси. Она тебя знаешь куда пошлет с этим разводом?..

Робеспьер: -О, ну тогда она безнравственная женщина, и у вас с ней не нормальная семья, а союз двух развращенных людей, - быстро разобрался Робеспьер.

Колло: - Максик, - нежно сказал Колло, и глаза его хищно сузились, - за такое морды бьют. Знаешь?..

Робеспьер: -И зачем ты мне это сообщаешь? - не менее нежно отозвался Робеспьер. - Хочешь сказать, что собираешься кому-то бить морду?

Колло: - Собираюсь, - кивнул Колло, - Тебе. Выйдем, что ли?.. При даме некуртуазно морды бить.

Робеспьер: -А о последствиях ты не думаешь? - поинтересовался Робеспьер, судорожно оглядываясь в поисках надежного укрытия.

Колло: - Не думаю пока. Колло поднялся. - Ну, чего сидишь, Макс? Вставай.

Робеспьер: -Зря не думаешь, - пробормотал Робеспьер, сознательно игорируя предложение встать и серьезно обдумывая возможность спрятаться за занавеской.

Элеонора Дюпле: - Колло, вы не несерьезно говорите! Как дети!.. - улыбнулась Элеонора. - И скажу вам, не лучший вариант шутить вот так!

Колло: Колло смотрел на него откровенно презрительно.

Робеспьер: Робеспьер ответил Колло коротким злым взглядом.

Колло: - Испугался? - тихо спросил Колло. - Эх ты... недоделок. Хоть извинился бы... Про меня что хочешь говори, а жену мою, которую ты в глаза не видел, мог бы оставить в покое.

Робеспьер: -О твоей жене я сужу по твоим рассказам, - отрезал Робеспьер, который воспрянул духом, видя, что его не трогают. - И бояться мне нечего. "Это тебе надо бояться", - хотел было прибавить он, но удержался.

Колло: - А что я О НЕЙ рассказал?.. Такого, чтоб ты имел право на подобные суждения? - Колло, надо отметить, не торопился сесть на место. Трудновообразимая перспектива набития напудренной мордочки Макса все еще вполне ощутимо волновала его. Максу не стоило расслабляться - пока еще.

Робеспьер: -Ты рассказал, как вы живете в разврате...- Робеспьер встал и переместился за спинку кресла - с независимым и спокойным видом, мол, просто ноги размять захотелось.

Колло: - Я. Не она. Разницу видишь?..

Робеспьер: -Порядочная женщина не станет терпеть такого мужа! - авторитетно заявил Робеспьер.

Колло: - Смотрю, ты тааак много знаешь о женщинах... - фыркнул Колло.

Робеспьер: -Я много знаю о порядочности и нравственности, - отрезал Робеспьер.

Колло: - Вот и живи со своими порядочностью и нравственностью. А остальным уж позволь жить в разврате... раз уж у тебя "любовь" и "разврат" - синонимы.

Робеспьер: -Это для тебя они синонимы и ты путаешь одно с другим! Бедная твоя жена! Каково ей терпеть твои измены?! Поставил бы себя на ее место хоть раз! Чудовище!

Элеонора Дюпле: *Хочет сказать Колло "вы неправы", но понимает, что сейчас лучше не вмешиваться. Поднимается из-за стола, пытаясь незаметно уйти - так как чувствует себя крайне неловко. Но ей вдруг становится страшно при мысли о том, насколько далеко может зайти первоначально шутливый спор - и Элеонора снова садится, чувствуя себя потенциальной примирительницей*

Робеспьер: Присутствие Элеоноры действует ободряюще. -Колло! - закричал с пафосом Робеспьер. - Как тебе не стыдно вообще вести подобные разговоры в присутствии мадемуазель Дюпле!

Колло: - Мою жену, несомненно, повеселила бы твоя жалость, Макс, - улыбается Колло, - С ее точки зрения, жалости достоин ты. А что до измен и терпения - прости меня, ты все равно ничего не поймешь. Меня не терпят, Макс, а прощают. Потому что любят. Но для тебя это китайская грамота...

Робеспьер: Робеспьер скрестил руки на груди. -Это все софистика с целью оправдать разврат, в котором ты живешь.

Колло: - Когда нечего возразить, оппонента проще всего обвинить в софистике, - смеется Колло, - Макс, эти приемчики устарели еще при Цицероне. А за мадемуазель Дюпле не беспокойся. Я видел, как она вроде бы собралась уйти - но осталась. Стало быть, эта тема ее весьма интересует...

Элеонора Дюпле: *Несмотря на свою рассудительность и сдержанность, задетая за живое, не выдерживает* - Что вы имеете в виду?

Колло: - Мы говорили о порядочности и любви, - Колло лукаво подмигивает ей, - Ну что удивительного, что Вас, как женщину, интересуют эти темы?..

Элеонора Дюпле: *Чувствует неискренность в ответе, но возразить особо и нечего... Как можно так обезоруживать словами! Непредсказуемый человек* - Может быть... сложно судить самой о себе... но меня напугал тон, которым вы... вели беседу. *Ох, Элеонора, излишне уж дипломатичный ответ... Закусив губу, опускает взгляд*

Колло: - Вы были напуганы тем, что я совсем уже было собрался дать Максу в ры... в физиономию? Честно скажу - руки чесались. Ну да ладно, Верховное Существо с ним... Не хотел бы Вас огорчать, мадемуазель Дюпле.

Робеспьер: -Колло, последний раз предупреждаю, - подал голос Робеспьер. - Следи за своей речью в присутствии Элеоноры. Она исключительно добродетельная девушка и, в отличие от твоей жены, никогда не сталкивалась с подобными реалиями. Ты ее шокируешь.

Элеонора Дюпле: Как Элеоноре была приятна похвала Неподкупного!

Колло: Колло внимательно посмотрел на Макса. Затем на Элеонору. Девушка перестала быть для него хоть сколько-нибудь интересной, и это явно отразилось в его взгляде - теперь он смотрел на нее так же, как смотрел на предметы мебели.

Элеонора Дюпле: "Как хорошо, что буря миновала, так и не начавшись, - подумала Элеонора. - И так в нашей жизни слишком много волнений! Не хватало еще пустых ссор. Но Максимильен знает, как себя вести".

Робеспьер: -Ну, - удовлетворенно отметил Робеспьер, - я вижу, все успокоились наконец-то.

Колло: Колло действительно "успокоился" - то есть на чужой взгляд. На самом деле у него начиналось довольно опасное для окружающих состояние - а именно, он слегка заскучал. Это обычно было для него непереносимо - и он мог отколоть какую-нибудь дикую штучку...

Робеспьер: Робеспьер состояния Колло не распознал и остался доволен его внешним спокойствием. -Надеюсь, вы теперь не заскучаете, Элеоноа, - сказал он.

Элеонора Дюпле: - Да, мой друг, благодарю!.. Сегодня такой чудесный день, как можно скучать! Элеонора тепло посмотрела на Максимильена. Какой порядочный человек! Не чета другим... Некоторые люди не то чтобы неприятны... но тем не менее в их присутствии невольно настораживаешься.

Люсиль Демулен: Люсиль тихо вошла в кулуары,опустив голову. -Вы позволите мне вернуться?-робко спросила она у Робеспьера.

Колло: - А позволите ли вы мне уйти? - Колло резко вскинул башку, черные перья его челки так и взлетели. Робеспьер во главе бабьего царства начинал бесить его. И хотелось уже набить ему морду просто так. Из любви к искусству.

Люсиль Демулен: -Колло!-вырвалось против воли у Люсиль-не уходите!!

Робеспьер: Робеспьер расцвел под взглядом Элеоноры, окончательно пришел в хорошее расположение духа и встретил Люсиль даже любезно: -Разумеется, мадам Демулен, мы вам рады. Потом посмотрел на Колло - уже без какой-либ приветливости: -Колло, я не то что разрешу, я попросил бы тебя уйти.

Колло: - Чего хочет женщина - того хочет Бог, - холодно отозвался Колло. - Мадам Демулен иного мнения, чем ты.

Люсиль Демулен: Люсиль мысленно порадовалась за Элеонору,прошла в отдалённый угол и задумалась."Если бы он тоже вот так обратил на меня внимание,как Максимильен на эту девочку!"-подумала она о том,чей образ давно не отпускал её.

Робеспьер: -Твоя непоследовательность и противоерчивость, Колло, сделает честь любой из боготворимых тобой женщин, - усмехнулся Робеспьер.

Колло: - Поэтому я им и нравлюсь, - весело и нахально ответил Колло и стрельнул хитрым взглядом в сторону Люсиль.

Люсиль Демулен: Люсиль не выдержала. -Иногда,Максимильен,порочность более привлекательна,чем суровая мораль!!!!

Люсиль Демулен: Молодая женщина улыбнулась Колло мягкой и немного виноватой улыбкой.

Робеспьер: -Я надеюсь, Элеонора думает иначе, чем вы, Люсиль, - проговорил Робеспьер холодно.

Колло: - Золотые слова, - Колло ответил на улыбку Люсиль. Девочка весьма удивила его этим высказыванием... не ожидал, нет.

Люсиль Демулен: В высказывании,так удивившем Колло,Люсиль выразила всю себя.Заметив в глазах месье д'Эрбуа одобрение,люсиль подумала:"Господи,как жалко,что моя душа сожжена любовью к другому,а Колло женат.Мы бы могли стать хорошей парой!" В который раз Люсиль с ненавистью посмотрела в светлые глаза Робеспьера.

Колло: Колло уставился своими карими глазищами в глазки Люсиль так откровенно, что в его взгляде отчетливо читалось: "Ну и что, что у тебя есть он. Ну и что, что у меня есть она... Мы же с тобой не жениться собираемся, правда?.."

Люсиль Демулен: Люсиль едва заметно вздохнула,и улыбка впервые за много-много месяцев тронула её губы.

Колло: Колло слегка нахмурился, покосился на Макса и Элеонору, а затем указал Люсиль глазами на дверь. У кого другого бы из этого не получилось связной фразы, но актерская мимика Колло была так же понятна, как слова: "Может, оставим двух этих... хм... слишком нравственных людей наедине?"

Робеспьер: -Вы куда это собрались? - насторожился Робеспьер.

Люсиль Демулен: Мадам Демулен испытывала противоречивые эмоции: с одной стороны,её привлекал Колло,с другой притязательно мерцал образ юного монтаньяра с вьющимися тёмными волосами и прозрачно-голубыми глазами.А напротив сидел человек,которого так хотелось украсить царапиной...

Люсиль Демулен: -Вас не касается,-отрезала Люсиль.

Элеонора Дюпле: - Порочность может быть привлекательной, но это проявление слабости... - тихо сказала Элеонора.

Люсиль Демулен: Люсил готова была выйти из комнаты,где ей стало нестерпимо душно в облаке строжайшей морали,исходившей от Робеспьера.

Колло: - Тот, кто не умеет быть слабым, не сможет быть по-настоящему сильным, - сказал Колло. - Макс, Люсиль права - тебя - это - не - касается. Мы взрослые, совершеннолетние люди, и вправе сами решать, где нам хочется провести вечер.

Люсиль Демулен: -Я никоим образом не хотела задеть Вас,Элеонора!-сказала Люсиль,-просто я сказала о своих вкусах!

Люсиль Демулен: " А вечер действительно красив",-мелькнуло в голове у мадам Демулен.

Люсиль Демулен: У Люсиль сильно чесался язык наговорить кое-кому "любезностей" за себя и за Камилла,но обещание,данное Элеоноре,надо было держать.

Колло: - Мадам Демулен, - подчеркнуто официально обратился к ней Колло, хотя глазищи у него искрили самым конкретным образом, - Позвольте предложить Вам небольшую прогулку... Хороший вечер, знаете ли. А где находятся Кулуары территориально-то?

Элеонора Дюпле: - Вы меня нисколько не задели, Люсиль. Я просто сказала то, что думаю. Добродетель - наш общий долг, мне так кажется.

Робеспьер: -Вы совершенно правы, Элеонора, - кивнул Робеспьер. - А двое инаших собеседников, тем не менее, кажется, готовы прямо сейчас предаться пороку. Впрочем. это нас не касается, верно?.. Интересно только, касается ли это Камилла?.. А Антуан... интересно, какого он будет мнения обо всем этом?..

Колло: - Когда я захочу узнать мнение юного Антуана, я сообщу ему об этом, - сказал Колло.

Люсиль Демулен: Казалось,что Люсиль сейчас упадёт в обморок."Предатель!!!!"-прошипела она,глядя на Робеспьера.Гнев,так долго сдерживаемый,дал выход: молодая женщина подбежала к Неподкупному и что было силы залепила ему пощёчину-у того аж пудра с парика посыпалась,и гул прошёл по всему помещению.

Робеспьер: Робеспьер-то знал, КОГО на самом деле волнует мнение юного Антуана. И многозначительно взглянул на Люсиль. Кулуары нигде :) Это - космос...

Робеспьер: -Люсиль... - ахнул Робеспьер, схватившись за щеку. - Что вы на делали?!

Люсиль Демулен: "Наконец-то я ему хоть как-то отомстила!!!"-обрадованно подумала мадам Демулен.

Робеспьер: "Истеричка, - подумал Робеспьер. - И ведь все женщины таковы!.. Хотя нет, не все..." - он взглянул на Элеонору.

Николетт Монпали: *Николетт, наблюдает за событиями, чуть изогнув бровь, и все пытается...уже 20-ю страницу пытается понять где же здесь хваленная Робеспьером кулуарность? Сущий мордобой да и только и разборки лишь одни и все на личном фронте*

Люсиль Демулен: Вслед за радостью от небольшой мести у Люсиль проснулось небольшое чувство страха.Она снова взглянула на Робеспьера.

Колло: Колло понял, что пора разрядить обстановку. - Поздравляю тебя, Макс, с первой оплеухой от женщины, - весело сказал он, - Это прогресс. Люсиль, нам пора выйти. Макс хочет осознать то, что произошло. А мадемуазель Дюпле, несомненно, поможет ему в этом.

Люсиль Демулен: -Что я наделала?!-рассердилась вконец Люсиль-я отомстила Вам за всё,Робеспьер,за всё: за постоянное третирование Камилла,за незаслуженные упрёки в его адрес,за бесконечные несправедливые высказывания уже в мой адрес ,и за то,что Вы хотите отнять у меня последний шанс.Я долго была о Вас слишком хорошего мнения,но теперь Ваша ненависть,словно лесной пожар перекинулась на меня и запылала ответным пламенем!!!!Вы меня ненавидите-какая должна быть моя реакция????!!!!

Люсиль Демулен: Николетт, наконец-то вы пришли сюда.Поздравляю!!!!!

Элеонора Дюпле: Элеонора подумала, что все это ей снится. Люсиль, сумасшедшая!

Люсиль Демулен: Люсиль подмигнула,и это значило:"Колло,я хочу послушать,что он мне ответит!"

Элеонора Дюпле: - Замолчите, Люсиль!.. - шепнула Элеонора. - Вы не владеете собой.

Люсиль Демулен: Люсиль не упрекала себя за такое поведение в отношении Максимильена,но перед Злеонорой ей было неловко-девочка совсем молода,ей не нужно было всё это видеть.

Люсиль Демулен: Мадам Демулен кивнула.

Робеспьер: Робеспьер беспомоно взглянул на Элеонору, словно призывая ее в свидетели: -Вы это слышали? Просто немыслимо! О чем говорит эта женщина?

Николетт Монпали: Люсиль Демулен пишет: Николетт, наконец-то вы пришли сюда.Поздравляю!!!!! О, нет считайте меня уже здесь нет...я у себя на выселках...ведь именно там ведутся некулуарные беседы *усмешка в сторону Робеспьера* а здесь как я могу своим присутствием позорить столь возвышенное место, где ведутся только Кулуарные беседы *сдержала эмоции*...Я тут просто наблюдаю *снова превратилась в наблюдающую за событиями тень*

Люсиль Демулен: -Вы ещё и трус?Отказываетесь признаться в некоторых поступках?-Люсиль в эту минуту готова была повторить подвиг Шарлотты Корде.

Люсиль Демулен: Николетт,умница!

Колло: Колло, в свою очередь, готов был удержать ее от дальнейших неразумных действий. Судя по Максовой физии, ему и так хватило по маковку.

Элеонора Дюпле: Элеонора не знала, что ответить. Она и сочувствовала несколько обескураженному - как ей показалось - Робеспьеру, и... вдруг испугалась за Люсиль. - Гражданка Демулен просто расстроена и устала, - сказала девушка первое, что пришло ей в голову. А что еще можно было ответить?.. - Ведь так... Люсиль?

Люсиль Демулен: Люсиль мысленно горько усмехнулась:"Сейчас,наверное,даже Колло удивляется моей..эээ...невыдержанности!"

Робеспьер: -Не сомневаюсь, - кивнул Робеспьер. - В здравом уме и твердой памяти невозможно так бросаться на людей. Но блокнотик все же достал.

Колло: Колло не удивлялся нисколько - актера трудно смутить всплесками чувств. Реплика Элеоноры пришлась кстати. - Возможно, на воздухе Вам станет лучше? - он улыбнулся Люсиль. - Я же не шутил насчет прогулки...

Элеонора Дюпле: Элеонора положила ладонь на его руку, пытаясь взять блокнот - как бы в шутку. В любой другой момент она бы не осмелилась на это, но сейчас действовала, скорее полагаясь на чувства, нежели на разум.

Люсиль Демулен: Люсиль в очередной раз за этот вечер поразилась-на этот раз-доброте Элеоноры.Если бы кто-нибудь так оскорбил того,кого Люсиль любила,она бы того оскорбителя задушила своими руками."Она так добра!"-едва не растрогалась мадам Демулен.

Люсиль Демулен: -Я с радостью иду с Вами,Колло!-Люсиль опёрлась на его руку.-Не стоит,Элеонора,-сказала она девушке,-он волен меня хоть сейчас отправить на гильотину.И пусть знает,что я ударила его именно в здравом уме и твёрдой памяти.Он долго хотел стать моим врагом-теперь его мечта осуществилась.

Колло: Колло постарался как можно быстрее вывести Люсиль из комнаты, пока еще чего не наговорила... Вопрос - куда? Где продолжать в смысле темы?!

Робеспьер: Робеспьер смущенно спрятал блокнот. Не сейчас, не в присуствии Элеонры. Позже.

Люсиль Демулен: "Сам Максимильен ответить не в состоянии!"-подумала Люсиль и вышла из комнаты вслед за Колло.

Люсиль Демулен: Как я его ненавижу!-только и думала Люсиль

Колло: Граждане! Мне новую тему создавать?

Робеспьер: Как хочешь.

Колло: На публику так на публику... мы привычные. Оказавшись за дверями, Колло не удержался от соблазна приобнять Люсиль - вот еще, под ручку пусть с мужем ходит, когда он у нее будет... - Куда пойдем? - спросил он тихо, - Ваше желание для меня закон, хоть про меня и говорят, что "Колло" и "закон" грешно даже употреблять в одном предложении...

Робеспьер: -Фу! - изрек Робеспьер и принялся пудриться (так как Люсиль изрядно подпортила Неподкупному макияж).

Элеонора Дюпле: Элеонора подперла щеку кулаком и засмотрелась на Неподкупного. Потом спохватилась и отвела взгляд. - Все так напряжены сейчас, - сказала она, не зная, как нарушить неловкое молчание. И надо ли вообще что-то сейчас говорить? По крайней мере, разговор не должен касаться Люсиль... Если получится...

Робеспьер: -О нет, я в порядке, - Робеспьер улыбнулся.

Люсиль Демулен: -Благодарю,Жан-Мари,простите,Колло,что Вы смогли меня отвлечь от этого зеленолицего диктатора.Куда пойдём?Куда Вы скажете,я последую за Вами,-Люсиль улыбнулась и взглянула на Колло.

Элеонора Дюпле: Лицо Элеоноры просветлело. – Как я рада, когда вы улыбаетесь, Максимильен! Последнее время я испытываю смешанные чувства… Казалось бы, в жизни столько заставляет нас тревожиться, но, с другой стороны, сколько в ней происходит чудесного! У Филиппа и Бабетты скоро будет прибавление в семействе, мне просто не верится! Бабетта станет матерью, я – тетей… все это так странно!.. Я очень рада, друг мой, что этот малыш будет расти, всегда имея возможность получить ваш мудрый совет!

Робеспьер: -Да... мудрый совет - это я всегда пожалуйста... - пробормотал Робеспьер. осознавая с тревогой, что Колло и Люсиль, уйдя в ночь, не только погрешили против нравственности, но и оставили их с Элеонорой наедине... Что теперь будет?.. Максимильен так неопытен, вдруг он как-нибудь ненароком скопрометирует девушку? Вообще мало ли чего может случиться...

Элеонора Дюпле: Робеспьер явно замялся с ответом, но Элеонора не понимала, почему он вдруг почувствовал себя неловко. Разве она сказала что-то не то? – Все-таки вы устали. Давайте выпьем по чашке кофе – это бодрит. С апельсиновым вареньем, как вы любите, раз уж сейчас нет свежих фруктов! Наверное, здесь можно заказать все это?..

Робеспьер: -Да, двайте закажем... апельсинового кофе... - Робеспьер не знал, куда девать глаза. Смотреть на Элеонору, когда они наедине, неприлично. Отвернуться - невежливо. Как быть?

Элеонора Дюпле: Он смутился? Но разве они делают что-то предосудительное? А может быть, ему вдруг стало неинтересно с ней? Сам Робеспьер и она, простая девушка... Но она образованна, она интересуется искусством... Она может поддержать беседу - она вовсе не простушка и не глупа. Как сложно порой понять этого человека!.. Элеонора опустила глаза и принялась внимательно изучать рисунок деревянной столешницы. ...Тем временем принесли заказ.

Робеспьер: -Элеонора, - начал Робеспьер, смущенно откашлявшись, - ваши батюшка и матушка не рассердятся, что вы тут со мной... наедине?

Элеонора Дюпле: - Но я же не с кем-то другим, я же с вами! - удивленно и - будем честны! - немного наивно ответила Элеонора.

Робеспьер: Тут уж Робеспьер слегка обиделся. -А я что, как бы и не считаюсь?

Элеонора Дюпле: Элеонора смутилась. - Нет, вовсе нет... Просто я знаю, и мои родители знают, что вам всегда можно доверять. Наверное, я как-то не так выразилась... Прошу вас, простите меня!.. Я не хотела вас задеть своими словами. Мне всегда так хорошо рядом с вами, так спокойно.

Робеспьер: -Мне тоже хорошо с вами, Элеонора, - откликнулся Робеспьер, - но... но... О боже, оставим лучше эту тему.

Элеонора Дюпле: - Хорошо... как скажете, только, пожалуйста, не сердитесь! Вы не сердитесь на меня? Наверное, я кажусь вам всего лишь глупой девчонкой.

Робеспьер: -Вы? - искренне удивился Робеспьер. - Вы кажетесь мне самой разумной девушкой на свете, для меня истинное удовольствие беседовать с вами.

Элеонора Дюпле: Если за пару мгновений до этого Элеоноре показалось, что ее словно окатили ледяной водой, то теперь она почувствовала, как зарделись ее щеки. – Благодарю вас, Максимильен, – внезапно ее словно молнией пронзило: да, она и ее семья знают, насколько добродетельна натура Максимильена, но что могут подумать другие, увидев их вот так вместе за столиком? Вспомнились шутки девиц на уроках живописи… Но если они прогуливаются вместе, что плохого в том, чтобы провести вдвоем вечер? Как несправедливы бывают люди! Наверное, Максимильен тоже подумал о возможных слухах… Невозможно, несправедливо! Неужели они не могут быть счастливы, как все люди? – Я поняла… Я не решаюсь спросить, что вы обо мне подумали, когда я предложила выпить здесь кофе… Что ж! – Элеонора выпрямилась. – Тогда я буду ждать ближайшего четверга… Если не получится раньше. Я так люблю, когда к нам приходят ваши друзья.

Робеспьер: -Когда вы предложили мне выпить кофе, - ответил Робеспьер томно, - я подумал, что вы необыкновенно доброе, чистое и искреннее создание, как Юлия у великого Руссо. Он огляделся. В Кулуарах они были одни, никаких нескромных глаз. Может, никто и не узнает? Колло и Люсиль трепать языками не станут - они сейчас заняты чем-то, что гораздо хуже невинного питья кофе. Максиимльен начал расслаьляться... -Общество друзей приятно, - продолжал он, воодушевившись, - но в общении наедине тоже есть своя прелесть, вы не находите?

Элеонора Дюпле: Неподкупный ее удивил – именно тогда, когда ей казалось, что она прочитала его мысли, когда она убедила себя в том, что пора идти домой, – он предлагает ей остаться… Конечно же, она будет рада остаться, ведь если Максимильен считает, что ситуация это позволяет – значит, так и есть, он всегда очень осторожен и предусмотрителен. Подумал и решил, что ничего плохого не случится. А не доверять здравомыслию Робеспьера у нее причин нет. – Надо ценить такие минуты, – кивнула девушка. О чем он еще сказал, вначале? Ах да, роман Руссо! Ну, тут ей будет, что ответить – на эту тему Элеонора могла рассуждать бесконечно. Любительница чтения, она всегда радовалась возможности обсудить любимые сюжеты. – Мне очень нравится эта книга, друг мой. Должна сказать, я не определила еще до конца свое отношение к главной героине. Порой я осуждаю ее – и мне кажется, что ей было предопределено судьбой расплатиться за свою ошибку… а порой я совсем в этом не уверена и думаю: было ли это ошибкой? Может быть, это была вовсе и не ошибка? Можем ли мы называть ошибкой искренние веления сердца? Руссо, он истинный мастер! Он загадал нам сложную загадку, – в начале он превозносит до небес настоящую любовь, чистое, светлое чувство, а далее он столько говорит о долге и ответственности. Он великий философ, может быть, таким образом он хочет, чтобы мы сами извлекли урок из его романа, без подсказки?

Робеспьер: Кажется, разговор наконец-то обрел то направление, которое устраивало обоих участников. На эту тему Робеспьер мог говорить бесконечно. -Нсколько я понял мысль Руссо, он желал нам показать, что самая нежная и искренняя любовь напрямую связана с нравственностью и долгом. В этом нет никакого противоречия, ибо это две стороны одной медали. Любовь одухотворяет долг, а долг возвышает любовь.

Элеонора Дюпле: – Вы очень красиво сказали… Да, в самом деле, наверное, вы правы… Для Руссо героиня романа – идеал женщины. Но все же… Когда она узнала, что родители хотят выдать ее замуж за другого – она теряет голову, выбирая не тот путь, действуя необдуманно. Не могу вообразить, что бы я делала в подобной ситуации, – возможно, я не должна судить так резко… Мне жаль ее. В жизни так важно сделать правильный выбор… и порой это так трудно!

Робеспьер: -О, я решительно не могу вообразить вас в такой ситуации! - воскликнул Робеспьер. - Я уверен, что вы не нуждаетесь в подобных жизненных уроках и в сложных обстоятельствах сразу найдете верное решение. У вас разум и сердце существуют в удивительном согласии изначально, тогда как героям Жан-Жака, чтобы привести их в соответствие, требуется... целый роман.

Элеонора Дюпле: – Боюсь, вы мне льстите… – Элеонора задумалась, подбирая слова. – Мне иногда кажется, что я сама себя не знаю. Быть может, мне тоже понадобится целая жизнь, чтобы познать себя?

Робеспьер: -Я никому не льщу, Элеонора, - серьезно ответил Робеспьер. - Не имею такой привычки. Есди я что-то говорю, значит, я действительно так думаю. Но вы еще так молоды - отсюда ваши сомнения.

Элеонора Дюпле: Элеонора не менее серьезно посмотрела на собеседника. - Молодость проходит, Максимильен, а сомнения могут остаться. Я вспомнила грустную историю... Противоположную той, которую рассказал Руссо… Одна моя подруга еще с детских лет была влюблена в одного человека; он же был благороден и чист душой, но не замечал ее склонности, которая была очевидна. Она была очень строго воспитана – и скрывала свои чувства, ничем не демонстрируя своего расположения. Все закончилось тем, что он женился на другой… А бедную Луизу вскоре выдали замуж… Мы с ней встречались не так давно, и я смогла заметить, что она несчастна в браке. Вот вам, мой друг, и непридуманный роман...

Робеспьер: -Но если герой вашей истории в конечном итоге женился на другой, - промолвил Робеспьер, - не означает ли сие, что он и не питал к вашей подруге никаких чувств. Я говорю так потом, что сам знаю: бывает, что скромность заставляет нас изображать холодность... Но в таком случае мы не женимся, а храним молчаливую верность предмету своих чувств, хотя и умалчиваем о самих чувствах.

Элеонора Дюпле: - Кто знает, может быть, он не догадывался о ее чувствах? И сам счел скромность за холодность, за безразличие? Судьба подвергает людей многим испытаниям. Это может закалить дух, но может лишить простого счастья...

Камилл Демулен: Хотел бы я знать есть тут тема, где никто не любиться

Робеспьер: От нежиданного явления Камилла Макс вздрогнул. Смутился и покраснел. -Камилл?.. Э-э-э... О чем ты говоришь? Мы просто пьем кофе и говорим о Руссо, разве не видно?

Дантон: Жорж остановился в дверях, прислонясь к косяку и обгладывая куриную ножку. - Угу, те двое, которые только что отсюда вышли, по-видимому, тоже пошли Руссо обсуждать, - бросил короткий взгляд на Камилла и сдержанно хмыкнул. - И после этого главным развратником называют меня! А я, между прочим, всего лишь тихо-мирно обедаю. В одиночестве.

Робеспьер: -Жорж, тебя называют не главным развратником, а главной помехой человеческому счастью!

Дантон: - Чьему это счастью я помешал? - от удивления Дантон даже про ножку забыл. - Судя по тому, что больше всех взъелся на меня ты, твоему? Только с чего? Бабу твою я не отбивал...

Робеспьер: -У меня нет никаких "баб", - холодно процедил сквозь зубы Робеспьер.

Дантон: Дантон окинул бывшего соратника тоскливым взглядом: - Оно и видно...

Робеспьер: -Я надеюсь, что видно, - Робеспьер с гордостью выпрямился.

Камилл Демулен: Я случайно зашел, - улыбнулся Максу, - а вы тут как раз о Руссо, я же предпочитаю пылкость Дидро. Лукавый взгляд на жующего Жоржа. "Фырк" на камешек в огород по -поводу Колло. Учтивый поклон и Демулен неспеша вышел из Кофейни. Давно пора

Элеонора Дюпле: Элеонора была рада, что Камилл ушел - она не знала, как вести себя в его присутствии из-за поступка Люсиль... Немного безрассудная женщина, но не настолько же, чтобы... чтобы в самом деле флиртовать с этим Колло. Элеонора едва заметно кивнула Жоржу: - Добрый вечер... ох, боюсь, что уже "доброй ночи", гражданин Дантон!

Дантон: - Доброй ночи, Элеонора, - обращение "гражданка" не слишком подходило хорошеньким девушкам, и поэтому Дантон предпочитал обращаться к ним просто по имени. Тем более, что молодая Дюпле была не совсем уж посторонним человеком. - Надеюсь, я не помешал... вашей беседе?

Робеспьер: -Помешал, Жорж, можешь не сомневаться, - встрял Робеспьер.

Дантон: Жорж посмотрел демонстративно сквозь Робеспьера и хмыкнул.

Элеонора Дюпле: Элеонора знала о сложности ситуации, но надеялась, что Максимильен и Жорж еще могут помириться. Все-таки через столькое прошли вместе... Девушка тактично промолчала. "Может быть, все еще поправимо?.. Пригласить его к нам? Нет, Максимильен явно не хочет его видеть... Что же делать? И как жаль, что нам так мало удалось побеседовать наедине... Максимильен не принадлежит себе. Ах, Элеонора, что за мысли! Тут дело серьезное".

Робеспьер: Робеспьер нервно постучал костяшками пальцев по столешнице.

Дантон: Из "лучших чувств" к Максимильену Жорж, разумеется, остался бы еще часика на два в гостеприимной кафейне, портя старинному приятелю остатки аппетита, но ему было жалко милую девочку Элеонору, которая явно была не прочь остаться с занудой Максом наедине, и Дантон, который никогда не мог отказать женщине в ее желании, коротко кивнув гражданке Дюпле, молча покинул помещение, на ходу обсасывая куриную косточку.

Робеспьер: -Ну надо же - ушел! - поразился Робеспьер. - Практически сам.

Элеонора Дюпле: - Бывает, мне сложно его понять, - заметила Элеонора. - Иногда он бывает развязным - но при этом его добродушие явно не наигранное, а иногда бывает любезен, но при этом чувствуется фальшь... - Элеонора задумчиво помешала ложечкой кофе.

Робеспьер: -Фальшь в нем чувствуется всегда, - ответил Робеспьер. - увы. Мне стоило страшно ошибиться в нем, чтобы это понять.

Элеонора Дюпле: - И... что же будет дальше, Максимильен? Все это так грустно... Я знаю, вы не любите, когда вас расспрашивают о делах, но...

Робеспьер: -Это будет решать Конвент, - сухо ответил Робеспьер.

Элеонора Дюпле: Элеонора поняла, что данный разговор лучше не продолжать, и решила сменить тему. - Конечно, я понимаю... - мягко сказала она. - Так о чем же мы говорили, Максимильен?.. Насколько я могу припомнить, как будто об историях жизни?

Робеспьер: -О любви, если быть точным, - Робеспьер невольно оглянулся, дабы удостовериться, что никакой Дантон не явится с циничными речами.

Элеонора Дюпле: - Да, вы, как всегда, точны, Максимильен. *выигрывая несколько секунд для того, чтобы собраться с мыслями, допивает кофе и отставляет пустую чашку* Кажется, я говорила о том, что скромность может быть истолкована как холодность и безразличие со стороны каждого из пары. Тот молодой человек женился на другой – весьма вероятно, не потому что не любил, а потому, что от него скрыли испытываемые чувства. Желая, чтобы остальные остались в неведении, она оставила в неведении и своего избранника. Размышляя над этим, я заключаю, что Юлия поступила правильно, слушая веления своего сердца. Но это лишь область грез, Максимильен! Жизнь так сложна… и в итоге нам остается лишь восхищаться бессмертным романом, строя свою жизнь по известным правилам… И, как я уже говорила, испытания могут закалить наш дух, но могут лишить счастья… И счастлив тот, кто сделал верный выбор.

Робеспьер: -Отчего вы так грустны, говоря о любви, Элеонора? - удивился Робеспьер. - В вашем возрасте девушки рассуждают на эти темы с сияющими глазами, а у вас такая меланхолия... Странно, что вы заранее чувствуете себя несчастной, и судьба Юлии, о которой мечтают многие, вас страшит.

Элеонора Дюпле: - Вы не правы, мой друг… Я не чувствую себя несчастной, я просто чувствую, что запуталась… Словно я брожу по лесу, а выйти из него могу лишь не на ясную дорогу, а в туман… Наверное, причина моей меланхолии – поздний час, я не привыкла беседовать так поздно, вот и приходят в голову всякие глупости… – Девушка смахнула с щеки непрошенную слезинку. – Окончание романа то нравится мне, то нет… Юлия умерла, тем самым примирив свои чувства и свою добродетель. Она была искренней возлюбленной, была добродетельной женой… Это чистая душа, Максимильен, но получается, ей не было места в этом мире… – Элеонора постаралась улыбнуться. – В самом деле, я загрустила. Сейчас весна… Жерминаль, месяц всходов! Впереди лето, все расцветает…Вся природа пробуждается, а в этот час всё словно бы, нетерпеливо ожидая зарю, ждет появления солнца… Но еще несколько часов над нами властен лунный свет – и солнцу придется подождать.

Робеспьер: -Да, вероятно, это луна на вас так действует, - заметил Робеспьер. - Луна снисходительнее солнца, и мы при ней не стесняемся проявлять свои самые глубинные чувства. Он резко остановился, замечая, что его опять понесло куда-то не туда. Проклятье. действительно, луна, весна... -Но не утомил ли я вас, Элеонора? Вам не скучно со мной?

Элеонора Дюпле: Элеонора ответила серьезно и искренне: - Конечно же, нет! Почему вы решили? Каждая фраза, сказанная вами… мне глубоко интересна, - Элеонора не осмелилась посмотреть ему в глаза, а смотреть мимо было как-то некрасиво, и, вновь подвинув в себе чашку, она сделала вид, что рассматривает цветочный узор на белой фарфоровой поверхности. «Может быть, она временами все-таки бывает не очень хорошей собеседницей? Как можно было подумать, что ей с ним скучно! Или же он сам чувствует себя неуверенно и нуждается в том, чтобы его поддержали?» Элеонора почувствовала себя неловко, но сочла нужным добавить: – Поверьте, это так!.. Всей душой… – Она замялась, потом овладела собой, взглянула своему такому умному, но порой такому неуверенному в себе – даже в своем даре слова! – собеседнику в глаза и мягко, почти ласково сказала: – Максимильен, не делайте мне больно подозрениями в том, что мне может быть скучно с вами. Рядом с вами, я могу быть сама собой… Это все усталость, вы устали мой друг. Не мне луна внушает грустные мысли, а вам. Вы хотите пойти домой?

Виолетта Дегре: Эх,любовь-любовь...Элеонора,а Вы смогли бы любить без взаимности двадцать лет?

Элеонора Дюпле: Услышав знакомый голос, Элеонора обернулась. – Виолетта! В такой час?.. Но я не буду тебя расспрашивать… Садись. – Элеонора быстро взглянула на Робеспьера, потом на приятельницу – «мол, такое соседство всех устраивает»? – Мы беседовали с гражданином Робеспьером о книгах и… погоде. Думали, уходить или нет, но тут как раз пришла ты! Рада повидаться.

Люсиль Демулен: Кстати,здесь есть довольно точные изображения некоторых граждан: угадайте.кто есть кто: : 1. 2. 3. 4. ?

Беатрис Ларошдрагон: 1 - это гражданин Робеспьер? (полушепотом)

Люсиль Демулен: *Очен-очень тихо*: Беатрис,Вы прям читаете мои мысли!

Беатрис Ларошдрагон: А номер 2 - мадемуазель Дюпле? (осмелев)

Люсиль Демулен: Не угадали,ма ами.это я!

Беатрис Ларошдрагон: Неудивительно, мадам Демулен, я еще не так хорошо со всеми знакома :)

Люсиль Демулен: Ещё познакомитесь! Я Вам в этом помогу! И давайте на "ты".

Беатрис Ларошдрагон: С удовольствием, Люсиль :)

Беатрис Ларошдрагон: А номер 3 почему - то напломинает мне Вашего супруга, Люсиль :)

Элеонора Дюпле: *гордо* Максимильен - это номер 3! *деловито* А номер 4 на Дантона похож - можно даже представить, что там виден жилет в полоску.

Беатрис Ларошдрагон: Мадемуазель Дюпле, а кто тогда номер 1? :)

Элеонора Дюпле: Может быть, Людовик Капет!

Беатрис Ларошдрагон: (поражена глубиной мысли) В самом деле!

Элеонора Дюпле: Спасибо, Беатрис, вы очень милы.

Беатрис Ларошдрагон: Благодарю, мадемуазель Дюпле, мне не хотелось бы казаться вам, парижанам, дикой провинциалкой :)

Элеонора Дюпле: Что вы, Беатрис, у достойных парижан нет аристократических замашек! К тому же, многие заслуживающие уважения люди - родом из провинции.

Беатрис Ларошдрагон: Уповаю на вашу правоту, мадемуазель Дюпле :) Как показывает жизнь, люди, родившиеся в каком - нибудь Сент - Эмильене, ведут себя заносчивее, чем уроженцы столицы.

Элеонора Дюпле: Согласна с вами. Может быть, они ведут себя так потому, что им приходится очень трудно, если они переезжают в столицу, и неуверенность маскируется заносчивостью. Но и парижанам сейчас не легче - стало очень трудно жить... Хлеб все дорожает... Хорошо, что нам помогают наши родственники из деревни, да и у отца такая работа, что заказы всегда будут. Вы очень смелая, милая Беатрис, раз отважились на переезд - совсем одна, только со служанкой!

Беатрис Ларошдрагон: Вы очень любезны, мадемуазель Дюпле. На самом деле у меня были веские причины для приезда в Париж. Если бы я могла достигнуть положения, о котром мечтаю, там, дома, то никогда бы не приехала сюда.

Элеонора Дюпле: От всей души надеюсь, что вам здесь понравится! В Париже сейчас неспокойно... Но неправы те люди, которые видят только плохое. Сейчас мы живем уже в новой Франции, вы согласны?

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис хотела было сострить, что лично ее революция избавила только от необходимости носить корсет, но вовремя сообразила, что это слишком рискованная шутка для ушей благонравной барышни. -Да, я начинаю привыкать к Парижу. Надеюсь, в скорейшем времени все станет более... устойчивым, и я смогу забрать к себе сына.

Элеонора Дюпле: *улыбнувшись* Конечно, я уверена, нам осталось совсем немного потерпеть!

Дантон: Люсиль, изумительное портретное сходство! *целует в щечку*

Люсиль Демулен: Жорж,расшифровываю портреты: №4-Вы,№3-Камилл(в лучшие годы),№2-Я(правда,похожа?),а №1- ...в общем,Вы знаете,кто.Про него загадка есть:Рогатый-он же "Бык",по ночам гулять привык. Тот,кто очень обрадуется.когда это увидит.

Беатрис Ларошдрагон: У Вас прелестный новый портрет :) Я угадала 2 номера из четырех :) Для провинциалки не так уж плохо? :)

Люсиль Демулен: Браво! А номер первый Вам известен?(зелёненький такой)?

Беатрис Ларошдрагон: Личного знакомства с ним я еще не удостоена. К счастью

Люсиль Демулен: Беатрис Ларошдрагон пишет: Личного знакомства с ним я еще не удостоена. К счастью Беатрис,и не дай Вам Бог Верховное существо с этим человеком познакомиться!

Беатрис Ларошдрагон: Даже если я облачусь в дерюгу, сабо и полотняный чепчик, мой вид все равно оскорбит нравственные чувства упомянутого гражданина со всеми вытекающими последствиями :) Так что я намерена держаться подальше от присутственных мест :)

Люсиль Демулен: *Негромко*: надеюсь,Максимильен ещё не ознакомился с четырьмя картинками!

Люсиль Демулен: Беатрис пишет: Даже если я облачусь в дерюгу, сабо и полотняный чепчик, мой вид все равно оскорбит нравственные чувства упомянутого гражданина со всеми вытекающими последствиями :) Так что я намерена держаться подальше от присутственных мест :) Ну зачем же так жестоко! Я его оскорбляю,бывало,посильнее...и не только я!Кстати,если этот гражданин Вас арестует,я и Вас освобожу за компанию! Досуг у меня такой будет-срывать(или пытаться срывать)кое-чьи хитроумные планы!

Беатрис Ларошдрагон: Люсиль, картинки - пустяк, вы всегда можете сказать, что подразумевали еще кого - то :) А вот комментарии!

Беатрис Ларошдрагон: Люсиль Демулен пишет: Ну зачем же так жестоко! Я его оскорбляю,бывало,посильнее...и не только я!Кстати,если этот гражданин Вас арестует,я и Вас освобожу за компанию! Досуг у меня такой будет-срывать(или пытаться срывать)кое-чьи хитроумные планы! Что позволено Юпитеру, дорогая Люсиль, не позволено волу... :) Я лучше воздержусь от осмотра достопримечательностей Парижа в виде тюрем изнутри. У меня сын, в конце концов.

Люсиль Демулен: Беатрис Ларошдрагон пишет: У меня сын, в конце концов *Удивлённо*: у Вас есть ребёнок?!

Беатрис Ларошдрагон: А почему Вас это так удивляет? :)

Люсиль Демулен: Простите мне мою чрезмерно строгую мораль,но...разве Вы были замужем?

Беатрис Ларошдрагон: Нет. Но одно другому никогда не мешало.

Люсиль Демулен: Беатрис Ларошдрагон пишет: Нет. Но одно другому никогда не мешало. А Вам хоть известно,кто отец Вашего ребёнка?

Беатрис Ларошдрагон: (с достоинством) Мадам Демулен, то, что мне не довелось стоять под венцом с отцом моего Армана - Франсуа, еще не повод считать меня потаскухой.

Люсиль Демулен: Да ладно Вам! Здесь,кроме Максимильена,моралистов вообще немного!И даже я к ним не отношусь.

Беатрис Ларошдрагон: Мы прожили вместе десять лет. Мишель был святой человек, упокой Господи его душу...

Люсиль Демулен: *Вздохнула*: да...Но У Вас,надеюсь,хоть не было возможности в нём разочароваться.

Беатрис Ларошдрагон: Моей заботой всегда было не разочаровать его :)

Люсиль Демулен: Беатрис Ларошдрагон пишет: Моей заботой всегда было не разочаровать его :) счастливая Вы,Беатрис! А у меня вот всё совсем не так-замужем за одним,люблю другого.

Беатрис Ларошдрагон: Люсиль, у Вас замечательный муж - я совершенно искренна, это не пустые слова. Возможно, вы и охладели к нему со временем, но разве все те черты, которые привлекли Вас в нем и привели к замужеству, изменились?

Люсиль Демулен: -Вашими бы устами,Беатрис...,-невесело усмехнулась Люсиль.-Нет,продолжила она,-у нас давно семья стала чисто номинальной.Если Вы зпведёте адюльтер с Камиллом,я даже не стану ревновать.

Беатрис Ларошдрагон: Фи, Люсиль, какое слово... Дружба. Утешение. Но адюльтер... Любопытно было бы взглянуть на человика, затмившего такого обаятельного мужчину, как Камилл.

Люсиль Демулен: -Боюсь,Беатрис,что Вы знаете,кто затмил Камилла в моих глазах.Ваш богатый житейский опыт должен Вам это подсказать.

Беатрис Ларошдрагон: -Люсиль, вы меня, право, пугаете, - Беатрис действительно терялась в догадках. - Это должен быть мужчина достаточно утонченный и в то же время - властный...

Люсиль Демулен: Люсиль улыбнулась,и глаза её затуманились. -Вы правы,Беатрис,-тихо сказала она.

Беатрис Ларошдрагон: -Не знаю, не знаю... Это Колло? - вдруг осенило Беатрис.

Люсиль Демулен: -Нет,Беатрис.Я положительно отношусь к Коло,но переходить дорогу Вам не хочу.Словом,это не Колло.Этот человек намного моложе.

Беатрис Ларошдрагон: (безмятежно глядя в глаза Люсиль) Колло со мной ничем не связан. Равно как и любой другой мужчина, посещающий мой салон. В моих глазах они все совершенно равны. Возможно, я просто не знакома с Вашим возлюбленным? Я не бываю в гостях и не знаю свежих сплетен, у меня крайне ограниченный круг общения.

Люсиль Демулен: Беатрис,Вы его безусловно знаете.Это юный монтаньяр с незабываемыми глазами.

Беатрис Ларошдрагон: -Только понаслышке - если я не ошибаюсь и речь идет о Сен - Жюсте, - пожала плечами Беатрис.

Люсиль Демулен: Люсиль побледнела и ничего не ответила.

Беатрис Ларошдрагон: -Это будет нашим маленьким женским секретом, - прижала палец к губам Беатрис.

Камилл Демулен: Чисто не слышал

Люсиль Демулен: Эх,давно я никому физиономию не била!-мечтательно вздохнула Люсиль.

Элеонора Дюпле: - Люсиль, вы не цените своего семейного счастья! У вас же ребенок...

Беатрис Ларошдрагон: -Именно! - подхватила Беатрис. - Неужели Вас не волнует, как ваши размолвки переносит малыш Орас?

Люсиль Демулен: Люсиль вздохнула. -Он ещё слишком мал,-произнесла она.-Тем более,о разводе речь не идёт.А как можно заставить себя не любить такого человека,как Сен-Жюст?

Беатрис Ларошдрагон: -Но однажды Ваш сын вырастет, и Вам придется ему как - то объяснять... - Беатрис не договорила.

Люсиль Демулен: Не придётся,Беатрис! Кое-кто позаботится,чтобы я не дожила до того времени,когда Орас вырастет.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис неодобрительно покачала головой. -Это очень легкомысленно с Вашей стороны, Люсиль...

Элеонора Дюпле: Люсиль, конечно же, вы доживете! Не говорите такого - мысль материальна, как сказал кто-то из великих...

Люсиль Демулен: Элеонора,спросите лучше это у Максимильена.Он мне спокойно жить не даст.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис подумала, что если бы Люсиль вела себя потише, не кричала на каждом перекрестке о своей любви к Архангелу Смерти и не так рьяно насмехалась над Неподкупным, неприятностей у нее было бы куда меньше, но оставила свое мнение при себе.

Люсиль Демулен: Беатрис Ларошдрагон пишет: Беатрис подумала, что если бы Люсиль вела себя потише, не кричала на каждом перекрестке о своей любви к Архангелу Смерти и не так рьяно насмехалась над Неподкупным, неприятностей у нее было бы куда меньше, но оставила свое мнение при себе. Беатрис,Вы,как всегда,правы! Но я привыкла жить именно так! Помните: ?

Беатрис Ларошдрагон: Главное, что Робеспьер помнит...

Элеонора Дюпле: *простодушно, ни на что не намекая* Да, он весьма педантичен, надо признать, и память у него хорошая - поражаюсь, сколько он всего знает и помнит!

Беатрис Ларошдрагон: (умиляясь наивности Элеоноры) Да, м - ль Дюпле, хорошая память - обязательное качество для политика...

Люсиль Демулен: Беатрис Ларошдрагон пишет: Главное, что Робеспьер помнит... А вот ему это помнить как раз необязательно!

Беатрис Ларошдрагон: У Вас будет еще возможность выяснить, насколько гражданин Робеспьер злопамятен :)

Люсиль Демулен: Беатрис Ларошдрагон пишет: У Вас будет еще возможность выяснить, насколько гражданин Робеспьер злопамятен :) Я это знаю,но проверять желания нет.

Беатрис Ларошдрагон: Давайте сменим тему :)

Люсиль Демулен: Давайте сменим.Как Вы думаете,правда то,что гражданин Неподкупный страдает...пардон,геморроем?

Беатрис Ларошдрагон: Это все та же тема, но под другим углом...

Камилл Демулен: Беатрис Ларошдрагон пишет: Это все та же тема, но под другим углом... *рассмеялся*

Люсиль Демулен: Вот так всегда...только я начну разговоры на интересную тему,сразу находится кто-то недовольный!

Беатрис Ларошдрагон: Вы, Люсиль, напоминаете мне Катона, который заканчивал каждую речь фразой "А Карфаген должен быть разрушен!"

Камилл Демулен: -Отчего такая ассоциация? *с интересом*

Беатрис Ларошдрагон: Как же, Люсиль любую речь заканчивает либо насмешкой над гражданином Робеспьером, либо панегириком гражданину Сен - Жюсту...

Камилл Демулен: Они воистину же удачные для этого образчики

Беатрис Ларошдрагон: В самом деле, ничуть не хуже Карфагена

Камилл Демулен: А вы любите сильных, Беатрис, сильных и наделенных властью

Беатрис Ларошдрагон: Разве это дурно, Камилл?

Люсиль Демулен: Беатрис Ларошдрагон пишет: Как же, Люсиль любую речь заканчивает либо насмешкой над гражданином Робеспьером, либо панегириком гражданину Сен - Жюсту... Вы,ма ами,как говорится,зрите в корень!

Беатрис Ларошдрагон: Люсиль Демулен, Я просто достаточно часто Вас слушаю, дорогая... :)

Люсиль Демулен: Ага! И вдобавок внимательно!

Беатрис Ларошдрагон: Как и положено благовоспитанной особе :)

Камилл Демулен: Беатрис Ларошдрагон Это слишком бросается в глаза

Люсиль Демулен: Камилл,чего уж тянуть-дай мне развод.Или ты меня ещё любишь?

Беатрис Ларошдрагон: Дорогой Камилл, должны же и у меня быть недостатки...

Камилл Демулен: -Не люблю, Люсиль, но развод не дам, - улыбнулся, - у нас с тобой сын, и мне не хотелось бы чтобы у мальчика был опекун. Перевел взгляд на Беатрис: -К вопросу о шейных позвонках. Видимо они у вас очень гибкие

Люсиль Демулен: Я не выйду замуж в любом случае.Так что опекуна у Ораса не будет.А тебе,Камилл, незачем жертвовать блестящей возможностью брака стой,кого ты любишь.

Беатрис Ларошдрагон: Люсиль, если это забота обо мне, то не беспокойтесь понапрасну. Камилл, я изворотлива и не стесняюсь этого. Я не желаю жить в нищете, ходить в отрепьях, питаться отбросами и кончить свои дни на гильотине.

Люсиль Демулен: Беатрис,я желаю только добра Вам!

Беатрис Ларошдрагон: Люсиль, я тронута Вашей заботой.

Люсиль Демулен: Я Вашей-тоже.

Камилл Демулен: -Тот единственый, кого я люблю не свободен, - сделав страшные глаза прошептал Камилл своей милой Люсиль Улыбнулся на слова Беатрис: -Я не осуждаю, я всего лишь отмечаю особенности современного общества в годы террора. А на гильотине жизнь закончу я, и было бы странно если бы этого не произошло, - шутливо.

Люсиль Демулен: Камилл Демулен пишет: -Тот единственый, кого я люблю не свободен, - сделав страшные глаза прошептал Камилл своей милой Люсиль Это кто же? Дантон?-Люсиль хихикнула. Камилл Демулен пишет: милой Люсиль Камилл,ты опоздал!Говорил бы ты так года два назад...А теперь моё сердце тоже несвободно.

Беатрис Ларошдрагон: Камилл, наши шансы примерно равны... За Вами - большая политика, за мной - происхождение и сомнительные связи. Ларошдрагоны, конечно, не Роганы и не Куси, и даже не Мортемары, но я могу похвалиться не менее длинной родословной.

Камилл Демулен: -Я даже не пытаюсь тебе помешать, - мягкая улыбка, - не хватало чтобы ты осталась без поддержки после моей смерти. Рассчет, моя дорогая Люсиль, ты не должна быть одна. От любви ты расцветаешь, и тебе признаться очень идет. А Дантон мой друг, но я его очень люблю

Камилл Демулен: -Беатрис, сейчас у Революции другие враги, и она с удовольствием будет пробовать их кровь, - изучающий взгляд, - и вас не казнят если что, а распнут где-нибудь.

Беатрис Ларошдрагон: -Ах, как удивительно видеть сословную спесь на Вашем лице! - засмеялась Беатрис. - Особенно если учесть, что речь идет о привилегии взойти на эшафот... Хотя нет, Господь меня не приберет, я в это верю. Тогда ему придется заботиться об Армане - Франсуа, а он у меня мальчик с норовом...

Камилл Демулен: -Как всегда метко, - покраснел, признавая мастерство Беатрис читать его как книгу, - откровенно говоря я тоже верю, что вы доживете до глубокой старости и будете вспоминать всех посетителй салона как забавные метаморфозы Катулла.

Люсиль Демулен: Камилл пишет: -Я даже не пытаюсь тебе помешать, - мягкая улыбка, - не хватало чтобы ты осталась без поддержки после моей смерти. Рассчет, моя дорогая Люсиль, ты не должна быть одна. От любви ты расцветаешь, и тебе признаться очень идет. Вот и хорошо-отныне мы практически свободные люди.Но об Орасе я не брошу заботиться.

Беатрис Ларошдрагон: Возможно, я когда - нибудь напишу мемуары, - засмеялась Беатрис.

Камилл Демулен: -Хорошо, Люсиль, как скажешь. -У вас прекрасный дар убеждать, Беатрис - согласился, вспоминая эпистолы.

Люсиль Демулен: Камилл Демулен пишет: Возможно, я когда - нибудь напишу мемуары, - засмеялась Беатрис. Прочту с удовольствием!на том свете

Беатрис Ларошдрагон: -Спасибо, Камилл. Этот дар мне уже несколько раз спасал жизнь, надеюсь, он не покинет меня и впредь.

Беатрис Ларошдрагон: Люсиль, пока я еще слишком молода, чтобы жить воспоминаниями :)

Камилл Демулен: -Мрачные мысли, - улыбнулся

Беатрис Ларошдрагон: -Житейские, - уточнила Беатрис. - Вы думаете, легко было выправить нужные бумаги? Приехать сюда?

Камилл Демулен: -Вероятно, очень трудно, - задумчиво рассматривает Беатрис, - но вы к тому же и чудо как хороши собой, весьма действенное оружие при использовании против неподготовленных простофиль.

Беатрис Ларошдрагон: -Сразу видно, что вы никогда не пытались соблазнить простофилю, - заливисто смеется.

Камилл Демулен: -Никогда, - признал крайнюю степень своей ущербности, опустив глаза, - а что это как-то иначе?

Беатрис Ларошдрагон: -Это подвиг Геркулеса, дорогой Камилл. Добиться именно того, чего Вы хотите, не позволяя переступать грань и не подавая слишком больших надежд куда проще, имея дело с личностью утонченной. Простаки же все понимают буквально. Им опасно раздавать авансы, - злая усмешка на мгновение скользит по ее губам.

Камилл Демулен: -Что с вами?

Беатрис Ларошдрагон: -Так. Воспоминания, - передергивает плечами и вновь принимает обычное выражение лица, с улыбкой резюмирует: - Одним словом, это очень тяжело и неприятно - быть сильной и независимой.

Камилл Демулен: -Однажды вы вновь встретите достойного мужчину, Беатрис, и сможете довериться ему.

Беатрис Ларошдрагон: -О чем и не перестаю молить Господа... А Вы дразните меня склонностью к сильным и властным мужчинам, теперь видите, как это нехорошо с Вашей стороны?

Камилл Демулен: -Теперь готов признать, что поступил жестоко, - чуть виновато улыбнулся, - не поспеваю за собственным языком, Беатрис.

Беатрис Ларошдрагон: -Вас оправдывает то, что это была святая истина, Камилл, - качает головой, - но я не всегда руководствуюсь в своих знакомствах исключительно личной выгодой. Вот Вы - с Вами легко и приятно. Или Колло - если бы он не был членом Конвента, он был бы прекрасным актером, и поэтому с ним невозможно скучать...

Камилл Демулен: -И все же, Колло не простой актер, и его место в Конвенте я бы назвал весьма уютным, - с легкой улыбкой, - я же любопытный персонаж в глазах любого порядочного гражданина, который к тому же и революционер. Невольно рассмеялся: -Я сторонник Дантона, а это признаться весьма не модная тенденция сейчас

Беатрис Ларошдрагон: -Да, Колло - человек незаурядный, - вздохнула Беатрис, на мгновение задумавшись о своем. - А Дантон - такая прелесть!

Камилл Демулен: -Вкусы у нас почти совпадают - смеется

Беатрис Ларошдрагон: -Дантон такой восхитительно жизнерадостный, хотя и немножко медведь...

Элеонора Дюпле: Как же, Люсиль любую речь заканчивает либо насмешкой над гражданином Робеспьером, либо панегириком гражданину Сен - Жюсту... На мой взгляд, дурно и то, и другое - и недооценить, и переоценить... Но часто наш разум бывает не в ладу с нашими чувствами... Люсиль, Камилл - очень хороший человек, вы излишне строги с ним.

Люсиль Демулен: Элеонора Дюпле пишет: Люсиль, Камилл - очень хороший человек, вы излишне строги с ним. Элеонора,Вам бы с этим "хорошим человеком" пожить...

Элеонора Дюпле: *принимая упрек как справедливый* – Вы правы, Люсиль, было нескромно с моей стороны делать Вам замечание. Я, конечно же, не так хорошо знаю вашего супруга, как Вы.

Люсиль Демулен: Элеонора,Вы имеете право на своё мнение о ком угодно.

Робеспьер: Граждане, а ведь сегодня - страшно сказать - 9 термидора...

Беатрис Ларошдрагон: У Люсиль сегодня именины сердца :)

Робеспьер: *мрачно* И не только у нее, надо думать...

Беатрис Ларошдрагон: Ничего. Все там будут.

Робеспьер: На гильотине-то? А то ж!

Беатрис Ларошдрагон: Так что мысль об этом должна прибавить Вам оптимизма

Робеспьер: Я, право, не понимаю, почему все думают, что для меня такое невероятное удовольствие - оправлять людей на гильотину. Я бы обошелся без этого, если бы у меня был выбор.

Беатрис Ларошдрагон: Я вовсе не хотела сказать, что Вам это доставляет удовольствие. Но как доброго республиканца Вас должна окрылять мысль о том, что перед гильотиной все равны - и те, кого туда отправили Вы, и те, кто туда отправит Вас...

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон пишет: и те, кого туда отправили Вы, и те, кто туда отправит Вас... Ага, особенно если учесть, что меня отправили туда те, кого я не успел отправить туда сам...

Беатрис Ларошдрагон: Они Вас переловчили, только и всего...

Робеспьер: Я расслабился и потерял бдительность. Один раз в жизни потерял бдительность!..

Беатрис Ларошдрагон: Вы человек, и ничто человеческое Вам не чуждо. Лучше гордитесь тем, как долго Вам удалось сохранять голову бдительность.

Люсиль Демулен: Граждане, а ведь сегодня - страшно сказать - 9 термидора... Максимильен,расплата рано или поздно придёт.Но некоторых жалко!

Люсиль Демулен: Люсиль Демулен пишет: У Люсиль сегодня именины сердца :) Почему?! В этот день произошло печальнейшее событие!

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Ага, особенно если учесть, что меня отправили туда те, кого я не успел отправить туда сам... А Вам знакомы строчки :"Прохожий,не печалься над моей судьбой:ты был бы мёртв,когда б я был живой!"?

Камилл Демулен: Приятно видеть, что гражданину Робеспьеру ничто человеческое не чуждо и он помнит эту важную дату :sm3:

Элеонора Дюпле: Бедный мой Максимильен... Хм... подумала тут... до какого момента мы доиграем?.. Эпитафия ужасная... Наверное, ее написал кто-то вроде Тальена...

Робеспьер: Пока планируем доиграть до казни Данотна сотоварищи. Если будет желание, то продолжим далее, но состав действующих лиц по понятным причинам обновится :) А эпитафия - это вроде как миф. У меня же даже могилы с надгробием не было, зарыли где-то в безымянном рву.

Элеонора Дюпле: Да... Без того же Тальена не обойтись, да и Кутон, по идее, будет нужен... Пока я сослалась на его болезнь. :-) Я читала про могилу... Но детально этот вопрос не знаю... Мне почему-то запомнилось, что была могила первоначально с этой эпитафией... Миф? Хорошо, если так... Несправедливо. Памятника нет, еще и эпитафия подобного рода... Грустная тема. Но вы сделали всё, что могли. А предугадать всё невозможно...

Робеспьер: Не будем загадывать - это такое далекое будущее... :) Где вам попадалась информация про могилу? Вообще-то тела казненных сбрасывали во рвы и засыпали известью. Никаких памятников и вообще икаких опознавательных знаков не было, не говоря уж об эпитафиях. Не думаю, что термидорианцы сделали для нас исключение :)

Элеонора Дюпле: Не будем :-). Тем более, по сюжету сейчас столько всего интересного происходит, многое еще предстоит отыграть. :-) Честно говоря, я не интересовалась детально этим вопросом - прочитала в каком-то источнике фразу про "эпитафию на могиле Робеспьера", а подробно тему не изучала. В известной статье Хилари Мэнтел читала, что его похоронила поблизости у парка Монсо, но там без деталей... Да, логично, что казненных похоронили вместе...

Робеспьер: О да, дальше будет много интересного... Я тоже знаю эту эпитафию, но мне все же кажется, что либо это миф, либо эпитафия сугубо устная :)

Люсиль Демулен: Максимильен,а правда,что Вы перед казнью пытались покончить с собой?!

Робеспьер: Люсиль Демулен То ли пытался покончить с собой, то ли меня подстрелили враги - разное рассказывают.

Люсиль Демулен: Нет,говорят,что именно сам.И мне,как это ни странно,на том свете Вас стало жалко.

Элеонора Дюпле: Люсиль... спасибо Вам за эти слова. Мой дорогой друг, если бы я что-то могла изменить... Я согласилась бы умереть вместо вас, только чтобы не было всего этого кошмара... Но над нашей судьбой мы не властны, увы...

Люсиль Демулен: Элеонора Дюпле пишет: Люсиль... спасибо Вам за эти слова. Элеонора,за какие слова?Насчёт Максимильена?

Элеонора Дюпле: Да, за них.

Люсиль Демулен: Не за что,абсолютно не а что.Я уважаю Неподкупного,несмотря на то,что он меня на гильотину и отправил.Я уже примирилась с Максимильеном,и больше не буду язвить в его адрес и распускать руки.

Люсиль Демулен: Не за что,абсолютно не за что.Я уважаю Неподкупного,несмотря на то,что он меня на гильотину и отправил.Я уже примирилась с Максимильеном,и больше не буду язвить в его адрес и распускать руки.

Луи Антуан Сен-Жюст: Робеспьер пишет: Где вам попадалась информация про могилу? Вообще-то тела казненных сбрасывали во рвы и засыпали известью. Никаких памятников и вообще икаких опознавательных знаков не было, не говоря уж об эпитафиях. Не думаю, что термидорианцы сделали для нас исключение :) Увы... *зябко поёжился и поискал глазами Макса* Впрочем, Дантона и Ко тоже не удостоились погребения. По крайней мере не так обидно.

Люсиль Демулен: Луи Антуан Сен-Жюст пишет: Увы... *зябко поёжился и поискал глазами Макса* Именно,что увы...Но попадалась информация,что вскоре после погребения на могилу кто-то положил венок из белых роз с трёхцветными лентами...

Люсиль Демулен: Луи Антуан Сен-Жюст пишет: Впрочем, Дантона и Ко тоже не удостоились погребения. По крайней мере не так обидно. А про моё место погребения ничего не известно?

Камилл Демулен: Робеспьер пишет: Если будет желание, то продолжим далее, но состав действующих лиц по понятным причинам обновится :) Еще бы

Люсиль Демулен: Если будет желание, то продолжим далее, но состав действующих лиц по понятным причинам обновится :) Увы...меня там уже не будет.Хотя это мало кого огорчит,и некоторые спокойно вздохнут

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: Я, право, не понимаю, почему все думают, что для меня такое невероятное удовольствие - оправлять людей на гильотину. Я бы обошелся без этого, если бы у меня был выбор. Вы ж у нас аки агнец...или телец...В общем,кроткий и добродушный!

Луи Антуан Сен-Жюст: Если будет желание, то продолжим далее, но состав действующих лиц по понятным причинам обновится :) Давайте не будем заглядывать так далеко вперед. Сначала это доиграем.

Люсиль Демулен: Луи Антуан Сен-Жюст пишет: Давайте не будем заглядывать так далеко вперед. Сначала это доиграем Логично!

Этьен Лозье : Так, раз из обсуждения сюжета меня выперли, буду сидеть тут и поджидать товарищей!

Элеонора Дюпле: Этьен Лозье , извините, я сейчас не в ответ вам напишу, – продолжу июльскую грустную тему, поскольку, по-моему, в этой теме сейчас уместнее всего данную ссылку разместить. Печальные и трогательные фотографии... А табличка... Я даже не ожидала, что такая есть... http://www.meijsen.net/graveyart/pl/htmls/graven/duplay.htm

Робеспьер - младший: Филипп действительно похоронен вместе с Бабетт или это своего рода кенотаф?

Элеонора Дюпле: Увы, нигде не встречала информации на эту тему... Навряд ли их в результате похоронили вместе... Столько потрясений было и такой срок... Хотя кто знает.

Люсиль Демулен: Лазар Карно Гражданин, неудивительно, что мадам Дантон-красивая. Девочке всего-то 17 лет. странно, что могло привлечь её в Дантоне...

Лазар Карно: Деньги, деньги и ещё раз деньги - Дантон любил больше всего деньги и славу. А Луиза была из богатой семьи.

Люсиль Демулен: Дантон одну жену уже в гроб загнал.))) Хотя если вернуться к теме красоты, то в Революции красавицами считались мадам Роллан и Теруань де Мерикур.

Лазар Карно: У каждого времени свои идеалы красоты! сейчас они другие. поэтому те, которые считались красавицами в те времена, сейчас уже не производят того эффекта что раньше.

Люсиль Демулен: А знаете, кто из Конвента в своё время считался красавцем?

Лазар Карно: ну, и кто же? *заинтригованно*

Лазар Карно: Кто?

Люсиль Демулен: *со вздохом* ничего особенно оригинального не скажу, за исключением того, что кроме "типового набора красавцев"( Эро, Демулен, Сен-Жюст), когда-то в числе "Аполлонов Конвента" был Верньо. Хотя я его никогда бы не назвала даже симпатичным.

Лазар Карно: да уж и правда. к тому же контрреволюционный элемент...

Беатрис Ларошдрагон: Ну, не знаю, по - моему, Верньо очень даже милый. Это смотря на каком портрете

Лазар Карно: я особо немного видел. ну, например, этот.

Беатрис Ларошдрагон: Вот тут Верньо - душечка

Лазар Карно: и правда! только всё же значительно уступает другим.

Беатрис Ларошдрагон: Сойдемся на том, что у меня своеобразное представление о мужской привлекательности

Лазар Карно: согласен. у каждого свой идеал.

Беатрис Ларошдрагон: К сожалению, мало кому удается встретить его во плоти.

Лазар Карно: именно так.

Беатрис Ларошдрагон: Поэтому многим приходится убеждать себя в том, что встреченная ими особа - и есть их идеал :)

Лазар Карно: да. и зачастую это приводит к самым различным последствиям. всё же идеал - это понятие эфемерное.

Беатрис Ларошдрагон: Скажите, генерал, а вы тоже находите математику поэтичной?

Лазар Карно: Да. что может быть прекрасней чётко составленной формулы, алгоритма! Это ж целая поэзия! отошёл на 15 минут

Беатрис Ларошдрагон: -Видимо, для того, чтобы оценивать прелести формул, следует быть мужчиной. Мне, увы, эта поэзия недоступна. Предпочитаю традиционные формы - сонеты, канцоны...

Лазар Карно: вообще все великие математики в большей части - мужчины. Тут нужен особый склад ума, присущий, в основном, именно мужчинам.

Беатрис Ларошдрагон: Вам будет трудно найти подругу жизни, разделяющую такие неординарные интересы.

Лазар Карно: Не знаю, не знаю... Кстати, я ведь не только математик, я и поэт тоже. По секрету скажу, мы с Максом, когда-то, состояли в поэтическом общесте Розати. Бывало, возьмём вина, выберемся в лесок ближайший и там все прочтут стихи, а заканчивалось всё, обыкновенно, попоищем во имя прекрасных дам! Помню, я тогда был влюблён в дочку местного галантерейщика....

Беатрис Ларошдрагон: Боже мой, как романтично! Неужели гражданин Робеспьер тоже пил и читал стихи? Не могу в это поверить...

Лазар Карно: О, да, так оно и было! Помнится, он писал, точнее, пытался писать какие-то неуклюжие вирши. Была у нас традиция такая - каждый вновь вступивший в общество должен был первым сказать стихотворный тост. Он бился над ним несколько часов.

Беатрис Ларошдрагон: Знаете, я бы на вашем месте поостереглась делиться подобными воспоминаниями. Вряд ли они вызывают ностальгию и у Неподкупного!

Лазар Карно: Ах, да, что это я! хотя, кто его знает, нашего Макса-то! да, действительно. я слишком с Вами разоткровенничался. Тем более, что в биографии многих из нас есть свои скелеты в шкафу и лучше их не ворошить.

Беатрис Ларошдрагон: Неужели даже у вас, такого добродетельного, солидного мужчины есть тайны, которые нужно тщательно скрывать?

Лазар Карно: Даже у меня.... ибо каждый из-нас имеет что-то, что он хотел бы скрыть от других.

Беатрис Ларошдрагон: Может, они кажутся такими ужасными только вашей суровой республиканской совести, а на самом деле - это вполне невинные грешки?

Лазар Карно: ну, каксказать... смотрякакие... ну, например, раскрою вам одну свою тайну. только Вы никому, ладно? В детстве я частенько воровал соседские яблоки! Ещё я любил ходить на речку... а дальше не для дамских ушей...

Беатрис Ларошдрагон: -Мои братья любили поступать точно также. Им хотелось не столько яблок, сколько приключений.

Лазар Карно: О, да, и мне собственно, тоже! Хотя, всемье нас было много, всего 18 штук детей (это со мной). И за всеми проследить было трудно! А потомя попал в военную школу в Мезьере и стал военным.

Беатрис Ларошдрагон: Какое совпадение! А нас было 17!

Лазар Карно: Это с Вами или без Вас?

Беатрис Ларошдрагон: Со мной :) А вы были старший, средний или младший? :)

Лазар Карно: Если честно, то я уже не помню. Для одних был старшим, для других младшим. Кажется, средним....

Беатрис Ларошдрагон: А я была одной из младших, после меня было еще двое братишек... Поэтому мне повезло - моим старшим сестрам без конца приходилось нянчиться с целой оравой малышей.

Лазар Карно: у нас в семье приходилось отдуваться кроме меня брату Бенедикту и сестре Рахили. Рахиль умерла в 17 лет. А где сейчас Бенедикт - знает лишь Верховное Существо.

Беатрис Ларошдрагон: Я тоже давно потеряла из виду свою родню, да и поддерживала отношения, в сущности, только с одним братом. Он умер еще до революции.

Лазар Карно: печальные судьбы у многих сейчас.

Беатрис Ларошдрагон: Звучит почти контрреволюционно. Вы должны радоваться - это очищение Республики.

Лазар Карно: ах,да, ну, что это я! Конечно, это всё только на пользу всем нам! На гильотинуворагов революции!

Беатрис Ларошдрагон: И друзей врагов тоже. И жен. И детей. Для надежности. Предложите в Конвенте - многие будут в восторге. Заодно и экономия продовольственных запасов.

Лазар Карно: А вот насчёт жён это, пожалуй, чересчур! если только жену Демулена.... а остальных - никоим образом!

Беатрис Ларошдрагон: -Чем же гражданка Демулен так отличается от прочих дам? У нее, кстати, ребенок, совсем крошка.

Лазар Карно: О ребёнке позаботится Республика! Отдадим его в семью простых граждан - вон, сирота Луи-Шарль живёт себе у сапожника в семье и ничего! А гражданка Демулен... у меня есть глубоко личные мотивы желать её смерти! да и она уж больно активна!

Беатрис Ларошдрагон: -Какая милая мотивировка для казни! С тем же успехом вы можете ее обвинить из антипатии к блондинкам, к примеру.

Лазар Карно: Причина есть, но я не могускаазать её, ибо это тайна, причём, которая может многим навредить......

Беатрис Ларошдрагон: -В этом все революционное правосудие - за политической демагогией скрывается личная неприязнь.

Лазар Карно: Как ни странно. Все делают то, что им выгодно.

Беатрис Ларошдрагон: -Но разве не такой же произвол царил при старом режиме? Вам остается только увенчаться титулами, чтобы народ убедился в появлении новой аристократии.

Лазар Карно: Теперь ваш черёд говорить контрреволюционные речи!

Беатрис Ларошдрагон: -Если уж моя голова покатится вне зависимости от того, что изрекают уста, зачем пытать себя молчанием? Может быть, я когда - то имела несчастье наступить вам на ногу, и меня все равно гильотинируют!

Лазар Карно: Кто знает! Надеюсь, у вас найдётся заступник. которыйсможет сделать. Я, увы, ничего не смогу сделать. Дай ВС спасти хотя бы одного человека....

Беатрис Ларошдрагон: Господь - лучший адвокат, он ведает и провидит...

Лазар Карно: Хм, да вы отъявленная контрреволюционерка! Ваше счастье, я человек чести. Хотя, впрочем...

Беатрис Ларошдрагон: -Да? Впрочем - что?

Лазар Карно: Впрочем я немогу отрицать существования Бога, покуда это не будет доказано научно.

Беатрис Ларошдрагон: Значит, существование Верховного Существа - доказанный наукой факт?

Лазар Карно: В конце концов, что-то управляет нашим миром!

Беатрис Ларошдрагон: -Тогда почему не Бог?

Лазар Карно: Потому что это старое! Имя Богаустарело! Нам нужно что-то новое, революционное!

Беатрис Ларошдрагон: -Это вообще отдает иудаизмом... Имя Бога...

Лазар Карно: Это наследственное....

Беатрис Ларошдрагон: -Вы бы еще изобрели верховное божество женского пола, Вселенскую Мать какую - нибудь!

Лазар Карно: это не ко мне,это к Максу!

Беатрис Ларошдрагон: -Лучше к Фабру. Он бы сделал ваши пафосные новодельные культы как минимум забавными.

Лазар Карно: теперь уже поздно....

Беатрис Ларошдрагон: Еще нет, он пока жив.

Лазар Карно: но вряд ли Макса это заинтересует.

Беатрис Ларошдрагон: -Вы могли бы его заинтересовать, о пламенный оратор...

Лазар Карно: Я не смог заинтересовать Макса даже проектом летучих шаров. хотя, наверное, ему было не до того!

Беатрис Ларошдрагон: -Смею заметить, Фабр и его остроумие требуют меньших расходов...

Лазар Карно: Тогда, пожалуй стоит поговорить об этом с Максом!

Беатрис Ларошдрагон: -Вы меня очень обяжете, если возьметесь за такую беседу.

Лазар Карно: я постараюсь!

Беатрис Ларошдрагон: -Как это мило с вашей стороны, генерал....

Лазар Карно: Не ради личной выгоды, ради Республики!

Беатрис Ларошдрагон: Разумеется, все к вящей славе ее...

Лазар Карно: *запевая* К оружию. граждане! Вперёд, сыны Отчизны милой!

Беатрис Ларошдрагон: Не обессудьте, я петь не буду, Господь дал мне музыкальный слух, но не приложил к нему голоса...

Лазар Карно: Да, бывает. А я. например, не умею рисовать.Ну, кроме планов кампаний.

Беатрис Ларошдрагон: Только не говорите, что в душе мечтали стать живописцем!

Лазар Карно: Именно что не мечтал. Я живописец иного рода - картины, которые я пишу, творятся сами на моих глазах. и, бывает, что сюжет картины, в итоге, резко не совпадает с задуманным мною.

Беатрис Ларошдрагон: Очень хорошо, значит вы избежали участи человека, который пренебрегает своими талантами ради несбыточных мечтаний....

Лазар Карно: Получаетс, что так. И мой талант признали, недаром менясейчасвесь Праиж да и не только называет Организатором Победы! Это моё почётное звание! хотя, что я?Я только нарисовал план, а всё остальное сделали солдаты.

Беатрис Ларошдрагон: Гордыня - смертный грех, знаете?

Лазар Карно: Знаю, знаю. Хотя, я же говорю, если бы не солдаты, то разве быя достиг всего, что сейчас имею?

Робеспьер - младший: Если бы не революция, Карно...

Лазар Карно: Вот, и это тоже! хотя, даже революция не хочет воплощать в жизнь воистину революционные нововведения! Вы понимаете, о чём я? Ладно, тупой и невежественный король Людовик, но чтоб передовые люди! Кажется, в молодости Ваш брат защищал и выиграл процесс об громоотводе?

Беатрис Ларошдрагон: Громоотвод, очевидно, был его лучшим клиентом...

Лазар Карно: Не то слово! Он имел успех! И дело выиграл! Кстати, против громоотвода выступили тогда такие люди как Марат и Кондорсе!

Беатрис Ларошдрагон: Юриспруденция - это лженаука...

Лазар Карно: Скажите это Максу.....

Робеспьер - младший: Я тоже так всегда считал. Но только об этом Максу не говорите.

Лазар Карно: Могила...

Робеспьер - младший: Чья?!

Лазар Карно: Это простонародное выражение... :) означает, что я буду молчать об этом до самой своей смерти...

Элеонора Дюпле: Моего морального спокойствия, видимо...

Робеспьер - младший: Элеонора Дюпле Не беспокойтесь, я сам объяснюсь...

Элеонора Дюпле: *вздыхает и уходит готовить ужин*

Беатрис Ларошдрагон: Вот она, вечная женская доля...

Эро де Сешель: Граждане, а кто-либо из вас читал мои давние записки «Визит к Бюффону»? Они мне представляются небезынтересными как в отношении личности великого ученого, так и в подходе к самому писательству. Я подумываю сейчас отразить в подобной форме свои впечатления от… *задумывается и решает перевести тему* Прекрасная Беатрис, вы не читали этот мой небольшой опус? Или же, возможно, творения самого мыслителя?

Беатрис Ларошдрагон: -К сожалению, гражданин Эро, я не получила достаточного образования, чтобы в полной мере оценить ваши естественнонаучные труды. Хотя с книгами Бюффона я знакома - мой сын обожает рассматривать в них иллюстрации, а я читала ему подписи к картинкам, пока он сам был еще слишком мал.

Эро де Сешель: - Мой труд нельзя называть научным, прелестная Беатрис… Небольшой скромный очерк… Уверен, что взор ваших прекрасных глаз не заволокся бы пеленой скуки, которую порой можно видеть при прочтении трудов ученых мужей.

Беатрис Ларошдрагон: (понизив голос) Возможно, это сомнительный комплимент, но вы в большей степени светский лев, чем ученый муж...

Эро де Сешель: *придвинулся немного ближе* А какие же иллюстрации в научных трудах Бюффона больше всего привлекают внимание вашего сына, мадам? Птицы или звери?

Беатрис Ларошдрагон: (чуть отодвигаясь) В том издании, которое принадлежит моему мужу, Арман - Франсуа находит наиболее интересными гравюры со змеями...

Эро де Сешель: *прежним тоном* В тот достопамятный визит Бюффон учил меня, что следует сосредотачивать все помыслы на интересующем предмете, отвлекаясь от прочих бренных вещей. Признаюсь, прежде это удавалось мне лишь изредка. Но теперь, глядя на вас, я понимаю, что в словах сего мыслителя есть доля истины...

Беатрис Ларошдрагон: Совершенно с вами согласна, я тоже целиком сосредоточена сейчас на одном предмете...

Эро де Сешель: - Тогда, как минимум, у нас с вами есть нечто общее? Считаю это прекрасным поводом поднять бокал вашего прекрасного вина!

Беатрис Ларошдрагон: -Предлагайте тост, Эро.

Эро де Сешель: - За роскошных женщин и прекрасные вина - лучшее, что сотворила природа! Мадам, все удовольствия в этой жизни следует получать полной чашей и испить ее до дна!

Беатрис Ларошдрагон: -Прекрасно сказано, - Беатрис чуть пригубила из бокала и отставила его в сторону.

Эро де Сешель: Эро вынул из кармана аккуратно сложенный надушенный листок бумаги, написал пером несколько слов, затем вложил записку в изящную руку Беатрис и что-то таинственно прошептал на ухо.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис развернула записочку и пробежала глазами. -Какой возвышенный стиль, гражданин Эро, совершенно версальский... И содержание из той же эпохи.

Эро де Сешель: - Вам не по душе содержание этой записки, мадам? Мы могли бы ограничиться первым пунктом… Это вино проделало трудный путь, чтобы попасть в нашу страну, уверяю вас… Из самой Испании. Удивительно подкрепляет силы. Не откажите же просящему и очарованному вашей красотой.

Беатрис Ларошдрагон: -Вынуждена вас разочаровать, дорогой Эро, я патриотка, и предпочитаю родные вина. Более того, я законопослушна и просто не смогу заставить себя отпить хотя бы глоток вашего божественного напитка, не обложенного всеми положенными пошлинами. Это все равно, что запускать руку в казну Республики.

Эро де Сешель: Эро покачал головой и поцеловал руку Беатрис. - Вы только что обвинили меня почти во всех смертных грехах, мадам. Извольте тогда сами назначить, что вам угодно - какое вино удовлетворило бы ваш изысканный вкус? Чтобы мы не запускали наши очаровательные руки в казну Республики, как вы мудро выразились… Особенно вашу очаровательную ручку…

Беатрис Ларошдрагон: -Во мне сильны монастырские привычки, гражданин Эро, и хотя вы можете сказать, что они являются не более чем прискорбным пережитком, я предпочитаю не пить ничего, крепче сидра.

Эро де Сешель: - Позвольте вам не поверить, мне до сих пор не встречались женщины, совсем отказывающие себе в вине… Даже шампанское, даже легкие домашние вина? В таком случае, я могу пригласить вас к себе на чашку сидра? Всего лишь беседа… Прежде чем вы ответите, я осмелюсь попросить у вас что-то на память… - Сешель все-таки коснулся снова ее руки. - Цветок, ленту, заколку… Чтобы в мой визит я мог предъявить это как доказательство вашего согласия на нашу встречу.

Беатрис Ларошдрагон: -Наверное, общение с опытными юристами, такими как вы или гражданин Тенвиль, сделало меня подозрительной, - улыбнулась Беатрис, - но слово "доказательство" вызывает у меня нехорошие ассоциации...

Эро де Сешель: - Нет-нет, мадам! Прошу вас, не упоминайте этого законника-сластолюбца – что за мысли могут прийти женщинам в их очаровательные головки! Я бы предпочел цветок. А когда бы он увял - я бы пришел за новым… Вы бы дарили мне цветы и беседы за чашечкой сидра - не правда ли, эта мысль освежает, как ветерок в мессидоре?

Беатрис Ларошдрагон: -Ах, вы пытаетесь меня запутать... Ведь речь шла об одной встрече? А теперь вы хотите встречаться каждый раз, как завянет цветок, полученный из моих рук.

Эро де Сешель: - Я не желаю вас запутать, очаровательная Беатрис, мне просто было бы невыразимо грустно увидеть в один день бурые лепестки и листья - итог маленькой жизни такого чудесного творения. Ваши подарки будет олицетворять идею Феникса…

Беатрис Ларошдрагон: -В таком случае, осмелюсь порекомендовать вам искусственные цветы - они не сохнут и не вянут, так что одной розы из вощеной бумаги вам хватит надолго.

Эро де Сешель: - Как вы резки в своих суждениях, мадам! Феникс умирает и оживает вновь, вы же предлагаете мне лишь подделку. У всех разумных живых существ есть душа и тело – меня не интересует лишь внешняя красота, мне интересна и душа...

Беатрис Ларошдрагон: -Мне мудрено вас понять, гражданин Эро. Если вы признаете за цветами душу, следовательно, они разумны, и собирание букета можно приравнять к убийству?

Эро де Сешель: - У них душа иного уровня, нежели у нас с вами, дорогая, об этом писал еще Аристотель… Собирание букета предопределено самим мирозданием. - Эро все-таки рискнул склониться к ее губам. Это очаровательное создание не должно проявить излишнее недовольство…

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис на мгновение растерялась - в статусе замужней женщины ее еще ни разу не целовал посторонний мужчина, и она не сразу припомнила наставления сестер - урсулинок по этому поводу. Обеими руками она оттолкнула Эро и, резко поднявшись с места, направилась к выходу.

Эро де Сешель: - Прошу извинить эту вольность с моей стороны, - Эро направился за ней и поймал ее руку. - Но могу ли я ждать и надеяться?

Беатрис Ларошдрагон: -Прошу прощения, ожидать - чего? И надеяться - на что?

Эро де Сешель: - Ожидать - новой встречи, надеяться - на вашу благосклонность…

Беатрис Ларошдрагон: -Или одно, или другое... Впрочем, нет - моя благосклонность предназначена исключительно моему супругу, так что если вас не устраивает тон, в котором мы общаемся, лучше не лелейте тщетных надежд, которые, к тому же, меня сильно огорчают.

Эро де Сешель: - Надежда сладка… Впрочем, ваше слово - закон, - Эро галантно поклонился.

Беатрис Ларошдрагон: -Вы, мне кажется, никогда не отличались законопослушностью...

Эро де Сешель: - Отчего, смею спросить, у вас сложилось такое мнение? – Эро вновь разлил вино по бокалам. – Вы, должно быть, знаете, что я – автор нашей Конституции?

Беатрис Ларошдрагон: -Она, насколько мне известно, ни одного дня не была в действии, - Беатрис не притронулась к своему бокалу.

Эро де Сешель: - Неужели вы не верите в этот проект? – Эро едва заметно наклонился к ней, дотронувшись до кружевной оборки на рукаве.

Беатрис Ларошдрагон: -У меня всего лишь женский ум. Я предпочитаю не судить о вещах, в которых не разбираюсь. Политика - одна из них.

Эро де Сешель: - Политика - не женское дело. А любовь сильнее опасности… Сильнее террора… - Эро приобнял ее за плечи.

Беатрис Ларошдрагон: -Вы забываетесь, гражданин Эро, - очень ровным голосом проговорила она, отстраняясь.

Эро де Сешель: Эро не стал настаивать; отпил вина и поправил шейный платок. - На вашем месте я не был бы так строг. Я вижу грусть в ваших глазах, мадам. Отчего эта печаль, кто-то огорчил вас, быть может? Мне стоит сейчас огорчаться, право, из-за вашей холодности! Хотите, я дам вам обет верности? - Сешель опустился перед ней на одно колено.

Беатрис Ларошдрагон: -Встаньте, Эро, начинать актерскую карьеру вам несколько поздновато, - чуть поморщилась Беатрис, уже наблюдавшая этот пируэт в исполнении таких величин, как Колло и Фабр.

Эро де Сешель: - Представьте, как подумаю об этом, так сердце жить не радо! Я много упустил? - Эро вновь сел рядом с ней на диване.

Беатрис Ларошдрагон: -Судя по рассказам Шиповничка, у вас практически целая жизнь прошла мимо...

Эро де Сешель: - Фабр любит болтать много лишнего, - поморщился Эро, рассматривая безделушки на ее столике. - Если бы мне довелось прожить жизнь заново - думаю, я прожил бы ее так же.

Беатрис Ларошдрагон: -Я люблю слушать его истории, - кротко возразила Беатрис.

Эро де Сешель: - Он мастер рассказывать истории, - Сешель подумал о чем-то своем. - Мадам, ответьте все же: вы принимаете наше соглашенье? Не прошу уже ни цветка, ни броши с вашей груди… Но помогите же сами тогда найти предлог для нашей встречи!..

Беатрис Ларошдрагон: -Предлог нужен тем, кто что - то скрывает. Вы можете заглядывать в гости просто потому, что захотите, - улыбнулась Беатрис уже дружелюбнее.

Эро де Сешель: - Разумные женщины встречаются редко… Верьте, не знаю даже, знакомо ли мне чувство любви! С дамами я не шучу… но гостеприимство порой так мало значит, что поневоле начинаешь испытывать отчаяние.

Беатрис Ларошдрагон: -Чего же вы хотите? - приподняла брови Беатрис. - Вы так настойчивы, Эро, но я никак не могу взять в толк, почему именно я стала предметом столь пристального интереса с вашей стороны.

Эро де Сешель: - Поверьте, это не просто интерес... Это склонность, и мне огорчительно думать, что она не взаимная. Вероятно, причиной вашего недоверия явились мои речи, которые вполне можно было счесть дерзкими - но вашего мужа ведь рядом нет, мадам? Сочтите их всего лишь за комплимент, и не сочтите и эту просьбу вызывающей.

Беатрис Ларошдрагон: -Стало быть, при муже вы не осмелились бы повторить все, что наговорили мне до сих пор? - тихо засмеялась Беатрис.

Эро де Сешель: - Я не ошибся, мадам, назвав вас разумной женщиной. - Эро взял со стола бокал и протянул ей. - Один глоток… чтобы взбодриться. Фабр может говорить все, что ему вздумается, на то он и актер, но о грустной развязке я думать бы не хотел... Отчего не отважиться на небольшое приключение, раз уж судьба свела нас? Каким же будет это приключение - зависит только от вас…

Люсиль Демулен: *вошла в комнату и остановилась, боясь помешать двум гражданам, ведущим милую беседу*

Эро де Сешель: Эро уже начал строить планы на этот вечер - Беатрис была совершенно обворожительна, но звук шагов и шелест платья заставил его обернуться. - Право, мадам Демулен, это вы? Беатрис, не знал, что вы знакомы с очаровательной женой Камиля Демулена. - Мари-Жан встал и поклонился гостье, после вновь усевшись рядом с хозяйкой дома, уже вполоборота - совсем отвернуться от Люсиль было бы невежливо, а Эро был от природы галантен.

Люсиль Демулен: -Простите, если помешала Вам,-учтиво сказала Люсиль, искоса поглядывая на гостя,-но мне стало так тоскливо одной, что я решила придти в салон своей старой знакомой. Однако я совсем не ожидала встретить здесь Вас, Эро.

Беатрис Ларошдрагон: -Ах, Люсиль! Входите же, мы так давно вас не видели! - Беатрис была рада, что появление Люсиль избавило ее от необходимости отвечать.

Эро де Сешель: - Мадам Демулен, я всего лишь гость, как и вы, и здесь по схожей причине - вы ощущаете тоску, я же пытаюсь не думать о некоторых вещах в приятном для меня обществе.

Элеонора Дюпле: * * * Тему специальную открывать не стала, но не вспомнить об этой дате не могу... Сегодня, 16 марта, день рождения Антуана Гро! Наверное, его все-таки можно поздравить...

Беатрис Ларошдрагон: О да :) Знаковая личность ))

СЖ: О ВС! заглянул на форум с рабочего компа и чуть не поседел: При другом разрешении монитора на форуме видны две огромные полосы по краям таблицы!.. Почему никто не говорил обэтом глюке? Антуан.

Робеспьер: О чем ты?

СЖ: Глюки с оформлением((( У тебя их не видно? С сижу на новом месте, тьфу-тьфу-тьфу...

СЖ: Чуть позже еще раз загляну в сеть ;-)

Эро де Сешель: А вот это точно шифровка.

Элеонора Дюпле: Какое чудесное сочетание рекламы на форуме! В больших количествах закупаем: пшеницу, просо, горох. _____________________ Франция от 249 Евро. www.airfrance А уж сколько раз рекламировали курсы французского!

Робеспьер: Элеонора Дюпле пишет: В больших количествах закупаем: пшеницу, просо, горох. Спекулянты совсем обнаглели

Люсиль Демулен: Робеспьер Итак, Республике приходится бороться не только с контрреволюцией, но и со спекулянтами.

Робеспьер: Люсиль Демулен Мы этим давно уже занимаемся.

Робеспьер - младший: А сегодня была реклама "Анжелики". Это что, роялистская агитация, или памфлет, раскрывающий порочную суть абсолютизма?

Робеспьер: "Анжелика" - это скорее порнография...

Робеспьер - младший: Если порнография, значит, без Фабра не обошлось

Робеспьер: Фабр не один такой умелец.

Робеспьер - младший: А, ну да, Антуан этим тоже грешен

Робеспьер: Да, в общем-то, есть еще и жирондисты, которые тоже порнографы через одного.

Робеспьер - младший: Жирондистов уже нет, а порнография осталась

Робеспьер: Фабра тоже уже нет... Вывод? Это все-таки Антуан?

Робеспьер - младший: Ну не я же!

Робеспьер: А почему, собственно, не ты? Чем докажешь, а?!

Эро де Сешель: Ах, сколь прелестны дамы, подобные Анжелике!



полная версия страницы