Форум » Кофейня » Кофейный столик для Камилла :) » Ответить

Кофейный столик для Камилла :)

Беатрис Ларошдрагон: Дорогой Камилл, не обижайтесь Кофе и беседу я Вам подам сюда?

Ответов - 801, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 All

Камилл Демулен: Мне как-то неудобно, я не обижаюсь вовсе, я вообще проштарфился, редко бываю, ничего не успеваю, вызываю скепсисссс

Беатрис Ларошдрагон: Когда ничего не успеваешь, лучше всего просто бросить все и какое - то время замереть на месте... Мне помогает.

Камилл Демулен: Я не могу * с сожалением* упущенный ритм влияет на результативность, к сожалению. И во всемх смыслах, к сожалению

Беатрис Ларошдрагон: Мне все чаще чудятся в Ваших словах некие намеки... Наверное, я просто отвыкла от Вашей манеры строить фразы.

Камилл Демулен: Игра словами, Беатрис, что мне еще остается

Беатрис Ларошдрагон: Она может быть опаснее, чем игра на деньги...

Элеонора Дюпле: Какая милая тема, Беатрис!

Эглантин: Д-да, меня отсюда выставили, чтобы не мешался под ногами...

Элеонора Дюпле: Беатрис - заботливая хозяйка и очень чуткая женщина, не удивлена ее заботой по отношению к Камиллу.

Эглантин: *грустно* Она боится, что я на него плохо влияю... ...

Элеонора Дюпле: *серьезно* Весьма возможно. Насколько я знаю, у гражданина Демулена сейчас достаточно трудный период...

Эглантин: *с интонацией еврейского ростовщика из шекспировской пьесы* - А таки кому сейчас легко, гражданка? Я вам таки скажу, что никому!

Элеонора Дюпле: *чуть укоризненно – "мол, какие здесь могут быть шутки!"* Просто Камилл, как вы, должно быть, знаете, давний друг Максимильена... Поэтому мы все тяжело переживаем то, что сейчас происходит.

Эглантин: *драматично, с надрывом* - Последний раз я так тяжко переживал, когда в юном возрасте объелся незрелых слив из соседнего сада и был порот разгневанным соседом на месте преступления...

Элеонора Дюпле: Надеюсь, вы сейчас искренни... Но я не понимаю, как можно шутить по такому поводу. Камилл достаточно легко поддается чужому влиянию, он очень любит успех... Возможно, вы, как человек сцены, можете его понять - по-своему, но... *грустно замолкает, считая некрасивым осуждать кого-то в его отсутствие*

Эглантин: - Хотите страшную тайну, дорогая? Шутить на самом деле можно по любому поводу. Именно смех помогает нам держаться на плаву. Лично мне еще - паямть о бесконечных долгах и кредиторах, требующих их возвращения. А если бы Камилл побольше думал своей головой, это только пошло бы ему на пользу.

Элеонора Дюпле: - Не соглашусь с вашим первым утверждением, но в последнем вы правы, гражданин Эглантин.

Эглантин: - Я вообще почти всегда прав, только это выясняется задним числом, и приходится произносить сакраментальное: "Ну вот, а я же вас предупреждал!"

Элеонора Дюпле: – Гражданин Эглантин, вам, судя по всему, очень нравится удивлять присутствующих своими высказываниями?

Эглантин: *философично* - Говорят, дерзость инакомыслящих вращает мир...

Элеонора Дюпле: *лукаво* – А тщеславие, что вы скажете о нем? Или этот недостаток вам несвойствен?

Эглантин: *беспечно, тоном создания, которому уже нечего терять* - Ну должен же кто-то обладать обширным списком недостатоков, дабы было в чью сторону тыкать в случае чего указующим перстом и громогласно заявлять "А мы - не такие!" Так что я уж поживу как-нибудь в обнимку с моим тщеславием, оно мне дорого, как память о минувших временах.

Элеонора Дюпле: *чуть нахмурилась* Если мы поведем разговор таким образом, боюсь, это заведет нас слишком далеко... Вы упрекаете сейчас кого-то незримого, и это свидетельствует лишь о вашей обиде - не об иных качествах, достойных благородного человека.

Эглантин: *нарочито-удивленно* - Ну что вы, драгоценная! Кого, по вашему мнению, я упрекаю, тем более кого-то незримого? И я никогда не претендовал на благородство и непогрешимость... Такими были мои роли, но уж не в коей мере ни я сам, обычный человек с кучей недостатков.

Элеонора Дюпле: *стараясь говорить сдержанно* – Не стану строить предположения, кого вы можете упрекать, думаю, что это сейчас совершенно ни к чему. Вы представляетесь мне человеком достаточно заносчивым, хотя вы и говорите, что никогда не претендовали на непогрешимость.

Эглантин: *скорбно* - Увы-увы, мадемуазель... то есть гражданка Дюпле, вы совершенно правы, я и заносчив, и тщеславен, и что самое ужасное - таким я и намерен оставаться все отпущенные мне годы... А, да! Еще я циничен, люблю посмеяться над ближними и дальними своими, и ваш приговор однозначен - не видать мне светлого будущего, как своих ушей...

Элеонора Дюпле: *немного растерянно* – Манера вашего ответа дает понять, что вы обо мне не слишком лестного мнения…

Эглантин: *наслаждаясь возможностью поморочить голову юной даме*: - Напрасно вы столь строги ко мне, гражданка, и напрасно склонны недооценивать себя. Я не слишком лестного мнения всего лишь о нескольких людях в мире, которых можно пеерчислить по пальцам одной руки, и среди них не сыщется ни одной женщины, ибо как можно быть недостаточно лестного мнения о столь прекрасных созданиях?..

Люсиль Демулен: *вошла в салон и хотела было приветствовать всех, но увидев Камилла в приятном обществе Беатрис чуть было не вышла обратно*

Эглантин: - Люсиль, а с какой это радости вы нас пугаетесь, мы не кусаемся, разве что иногда...

Камилл Демулен: Эглантин пишет: Люсиль, а с какой это радости вы нас пугаетесь, мы не кусаемся, разве что иногда... *ответил голосом Беатрис Фабр"))

Эглантин: *Задумчиво-ехидно взирая на Камилла и говоря с интонациями Неподкупного: - А вас, Демулен, я попрошу задержаться после заседания для выяснения кое-какие насущных вопросов...

Элеонора Дюпле: *поздоровалась с Люсиль и, подумав, решительно ответила Эглантину, возвращаясь к теме их беседы* – В таком случае, если ваше отношение ко мне можно охарактеризовать как «уважительное», я нахожу ваш тон несколько… странным. Впрочем, возможно, я не привыкла к вашей манере вести беседу.

Люсиль Демулен: -Конечно, здесь никто не кусается,-вздохнула Люсиль,-но зато здесь есть двое людей, которым я невольно мешаю.

Эглантин: *Беспечно отмахиваясь:* - Не переживайте, дорогая, некоторым не удается привычкнуть к ней вообще, ибо они старательно ищут намеки там, где их отродясь не было, но не замечают издевки там, где сочинитель прописал ее во всей красе...

Беатрис Ларошдрагон: Люсиль, если Вы обо мне, то я в недоумении....

Элеонора Дюпле: – Может быть, вы говорили о нас с гражданином Эглантином? – удивилась Элеонора. – Вы нисколько не мешаете. *к Фабру* Быть может, я тоже чего-то не замечаю, гражданин Эглантин, но я не считаю это своим упущением… потому что вы… не стремитесь донести свою мысль до собеседника.

Беатрис Ларошдрагон: Эглантин роняет мысль на полпути, рассчитывая, что ее подхватят

Эглантин: - Вот именно, дорогая Беатрис. У меня их много, этих мыслей, и я дарю их окружающим, а уж как они станут их трактовать - сугубо и исключительно их дело...

Люсиль Демулен: -Я говорю о Вас и Камилле, Беатрис!



полная версия страницы