Форум » Кофейня » Кофейный столик для Камилла :) » Ответить

Кофейный столик для Камилла :)

Беатрис Ларошдрагон: Дорогой Камилл, не обижайтесь Кофе и беседу я Вам подам сюда?

Ответов - 801, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 All

Камилл Демулен: Мне как-то неудобно, я не обижаюсь вовсе, я вообще проштарфился, редко бываю, ничего не успеваю, вызываю скепсисссс

Беатрис Ларошдрагон: Когда ничего не успеваешь, лучше всего просто бросить все и какое - то время замереть на месте... Мне помогает.

Камилл Демулен: Я не могу * с сожалением* упущенный ритм влияет на результативность, к сожалению. И во всемх смыслах, к сожалению

Беатрис Ларошдрагон: Мне все чаще чудятся в Ваших словах некие намеки... Наверное, я просто отвыкла от Вашей манеры строить фразы.

Камилл Демулен: Игра словами, Беатрис, что мне еще остается

Беатрис Ларошдрагон: Она может быть опаснее, чем игра на деньги...

Элеонора Дюпле: Какая милая тема, Беатрис!

Эглантин: Д-да, меня отсюда выставили, чтобы не мешался под ногами...

Элеонора Дюпле: Беатрис - заботливая хозяйка и очень чуткая женщина, не удивлена ее заботой по отношению к Камиллу.

Эглантин: *грустно* Она боится, что я на него плохо влияю... ...

Элеонора Дюпле: *серьезно* Весьма возможно. Насколько я знаю, у гражданина Демулена сейчас достаточно трудный период...

Эглантин: *с интонацией еврейского ростовщика из шекспировской пьесы* - А таки кому сейчас легко, гражданка? Я вам таки скажу, что никому!

Элеонора Дюпле: *чуть укоризненно – "мол, какие здесь могут быть шутки!"* Просто Камилл, как вы, должно быть, знаете, давний друг Максимильена... Поэтому мы все тяжело переживаем то, что сейчас происходит.

Эглантин: *драматично, с надрывом* - Последний раз я так тяжко переживал, когда в юном возрасте объелся незрелых слив из соседнего сада и был порот разгневанным соседом на месте преступления...

Элеонора Дюпле: Надеюсь, вы сейчас искренни... Но я не понимаю, как можно шутить по такому поводу. Камилл достаточно легко поддается чужому влиянию, он очень любит успех... Возможно, вы, как человек сцены, можете его понять - по-своему, но... *грустно замолкает, считая некрасивым осуждать кого-то в его отсутствие*

Эглантин: - Хотите страшную тайну, дорогая? Шутить на самом деле можно по любому поводу. Именно смех помогает нам держаться на плаву. Лично мне еще - паямть о бесконечных долгах и кредиторах, требующих их возвращения. А если бы Камилл побольше думал своей головой, это только пошло бы ему на пользу.

Элеонора Дюпле: - Не соглашусь с вашим первым утверждением, но в последнем вы правы, гражданин Эглантин.

Эглантин: - Я вообще почти всегда прав, только это выясняется задним числом, и приходится произносить сакраментальное: "Ну вот, а я же вас предупреждал!"

Элеонора Дюпле: – Гражданин Эглантин, вам, судя по всему, очень нравится удивлять присутствующих своими высказываниями?

Эглантин: *философично* - Говорят, дерзость инакомыслящих вращает мир...

Элеонора Дюпле: *лукаво* – А тщеславие, что вы скажете о нем? Или этот недостаток вам несвойствен?

Эглантин: *беспечно, тоном создания, которому уже нечего терять* - Ну должен же кто-то обладать обширным списком недостатоков, дабы было в чью сторону тыкать в случае чего указующим перстом и громогласно заявлять "А мы - не такие!" Так что я уж поживу как-нибудь в обнимку с моим тщеславием, оно мне дорого, как память о минувших временах.

Элеонора Дюпле: *чуть нахмурилась* Если мы поведем разговор таким образом, боюсь, это заведет нас слишком далеко... Вы упрекаете сейчас кого-то незримого, и это свидетельствует лишь о вашей обиде - не об иных качествах, достойных благородного человека.

Эглантин: *нарочито-удивленно* - Ну что вы, драгоценная! Кого, по вашему мнению, я упрекаю, тем более кого-то незримого? И я никогда не претендовал на благородство и непогрешимость... Такими были мои роли, но уж не в коей мере ни я сам, обычный человек с кучей недостатков.

Элеонора Дюпле: *стараясь говорить сдержанно* – Не стану строить предположения, кого вы можете упрекать, думаю, что это сейчас совершенно ни к чему. Вы представляетесь мне человеком достаточно заносчивым, хотя вы и говорите, что никогда не претендовали на непогрешимость.

Эглантин: *скорбно* - Увы-увы, мадемуазель... то есть гражданка Дюпле, вы совершенно правы, я и заносчив, и тщеславен, и что самое ужасное - таким я и намерен оставаться все отпущенные мне годы... А, да! Еще я циничен, люблю посмеяться над ближними и дальними своими, и ваш приговор однозначен - не видать мне светлого будущего, как своих ушей...

Элеонора Дюпле: *немного растерянно* – Манера вашего ответа дает понять, что вы обо мне не слишком лестного мнения…

Эглантин: *наслаждаясь возможностью поморочить голову юной даме*: - Напрасно вы столь строги ко мне, гражданка, и напрасно склонны недооценивать себя. Я не слишком лестного мнения всего лишь о нескольких людях в мире, которых можно пеерчислить по пальцам одной руки, и среди них не сыщется ни одной женщины, ибо как можно быть недостаточно лестного мнения о столь прекрасных созданиях?..

Люсиль Демулен: *вошла в салон и хотела было приветствовать всех, но увидев Камилла в приятном обществе Беатрис чуть было не вышла обратно*

Эглантин: - Люсиль, а с какой это радости вы нас пугаетесь, мы не кусаемся, разве что иногда...

Камилл Демулен: Эглантин пишет: Люсиль, а с какой это радости вы нас пугаетесь, мы не кусаемся, разве что иногда... *ответил голосом Беатрис Фабр"))

Эглантин: *Задумчиво-ехидно взирая на Камилла и говоря с интонациями Неподкупного: - А вас, Демулен, я попрошу задержаться после заседания для выяснения кое-какие насущных вопросов...

Элеонора Дюпле: *поздоровалась с Люсиль и, подумав, решительно ответила Эглантину, возвращаясь к теме их беседы* – В таком случае, если ваше отношение ко мне можно охарактеризовать как «уважительное», я нахожу ваш тон несколько… странным. Впрочем, возможно, я не привыкла к вашей манере вести беседу.

Люсиль Демулен: -Конечно, здесь никто не кусается,-вздохнула Люсиль,-но зато здесь есть двое людей, которым я невольно мешаю.

Эглантин: *Беспечно отмахиваясь:* - Не переживайте, дорогая, некоторым не удается привычкнуть к ней вообще, ибо они старательно ищут намеки там, где их отродясь не было, но не замечают издевки там, где сочинитель прописал ее во всей красе...

Беатрис Ларошдрагон: Люсиль, если Вы обо мне, то я в недоумении....

Элеонора Дюпле: – Может быть, вы говорили о нас с гражданином Эглантином? – удивилась Элеонора. – Вы нисколько не мешаете. *к Фабру* Быть может, я тоже чего-то не замечаю, гражданин Эглантин, но я не считаю это своим упущением… потому что вы… не стремитесь донести свою мысль до собеседника.

Беатрис Ларошдрагон: Эглантин роняет мысль на полпути, рассчитывая, что ее подхватят

Эглантин: - Вот именно, дорогая Беатрис. У меня их много, этих мыслей, и я дарю их окружающим, а уж как они станут их трактовать - сугубо и исключительно их дело...

Люсиль Демулен: -Я говорю о Вас и Камилле, Беатрис!

Беатрис Ларошдрагон: -Это, видимо, анекдот, которого я еще не слышала....

Эглантин: - Приходит как-то Камилл в гости к Беатрис, а там ему говорят - "Третьим будешь"?

Люсиль Демулен: -В каждой шутке есть доля шутки, Эглантин, а всё остальное-правда,-грустно улыбнулась Люсиль.

Беатрис Ларошдрагон: -Милая Люсиль, что за фантазии? Я говорила вам, что между мной и Камиллом ничего нет и быть не может еще до того, как встретила Эглантина. А теперь подобные предположения и вовсе абсурдны!

Эглантин: - Беатрис, в твоей личной жизни есть что-то или кто-то, о ком я еще не в курсе? - нездорово обрадовался Эглантин. - Излагай, дорогая, ты же знаешь, как мне любопытны твои похождения!

Беатрис Ларошдрагон: -Спасибо, Люсиль, по вашей милости я сейчас буду доказывать, что черное - это черное, а белое - это белое... - вздохнула Беатрис. - Эглантин, моя личная жизнь - это ты. Ты один.

Эглантин: - Как приятно это слышать... - дружелюбная ухмылка.

Беатрис Ларошдрагон: -А ты в себе сомневался? - ужаснулась Беатрис, поправляя ему галстук.

Элеонора Дюпле: *деликатно отошла в сторону*

Робеспьер - младший: -Интересно, Элеонора, а что вы думаете о ревности?

Эглантин: - Она о ней не думает, она ее практикует, стоит мне вернуться на полчаса позже обещанного...

Беатрис Ларошдрагон: -Ты совершеннолетний гражданин Республики, волен ходить куда захочешь и возвращаться с запахом дешевых духов...

Эглантин: - Дорогих, с твоего позволения! И вообще, с каких это пор Колло начал пользоваться духами, не замечал за ним такой привычки...

Беатрис Ларошдрагон: -Прошу прощения, мне следовало уточнить - духов или перегара... А впрочем, я тебя люблю хоть трезвого, хоть пьяного, хоть прогулявшего ночь с актрисками, хоть пропившего ее с Колло!

Элеонора Дюпле: – Огюстен, вы спрашивали меня или Беатрис? – несколько растерялась Элеонора. – Если меня, то... Я считаю, что ревность – это чувство собственника.

Робеспьер - младший: -Вас, Элеонора. То есть, ревность - это дурно?

Эглантин: - Ужааасно дурно.. - на Эглантина явно напал стих несерьезного отношения к жизни. - Правда, до тех пор, пока предмет ревности не проживает с вами в одной квартире.

Робеспьер - младший: -Поясните мысль, гражданин Фабр?

Элеонора Дюпле: *после паузы* Думаю, что да. Тот, кто любит, – не будет ревновать. Ревность означает отсутствия доверия супругу или любимому…

Эглантин: - Мы не ревнуем до тех пор, пока не переселяем объект своей любви к себе под бок и не предъявляем на него своих прав.

Беатрис Ларошдрагон: -Шиповничек, ты намекаешь на то, что ревнуешь меня к кому - то, или я себе льщу?

Эглантин: - Ты совершенно вольна в своих заблуждениях, - уверил Беатрис впавший в благодушие Эглантин. - Кроме того, как показал опыт, женщины обожают, когда им удается вызвать у нас чувство ревности, пусть даже и беспричинной. Это придает им уверенность в собственной неотразимости.

Беатрис Ларошдрагон: -Мы с тобой образцовая республиканская пара, милый - одно безграничное доверие...

Эглантин: - А Макс почему-то считает нас образцовой контрреволюционной парой, наверное, от зависти...

Люсиль Демулен: -По-моему у него просто-напросто иные взгляды на жизнь, гражданин Эглантин,-скромно сказала Люсиль,-и на любовь тоже.Кстати, по поводу темы ревности: по-моему, это чувство не имеет отношения к любви.Никакого, абсолютно никакого.

Эглантин: - А как же "любовь и ревность навсегда меня поймали в сети"? - с наивным видом поинтересовался Эглантин. - Не люблю - не ревную, ибо какое мне дело до создания, которое меня не волнует?

Люсиль Демулен: -Ревность, Фабр, это просто чувство собственности.И Ваша фраза имеет другое окончание-ревную, значит не доверяю.А разве любовь может существовать без доверия? Именно оно есть краеугольный камень самого светлого чувства в мире.Вот я, например, никогда не ревновала Камилла, что бы он не вытворял.Любит Беатрис-хорошо, пусть будет с ней счастлив.

Эглантин: *озадаченно* - Господи, какая популярная женщина наша Беатрис. Еле-еле вырвал ее из лап Колло, теперь к ней Демулен клеится... Может, поступить проще - встретить его в темном переулке и объяснить, что я не ревнив, но жуткий собственник?

Люсиль Демулен: -Согласитесь, видно, что Камилл небезразличен к Беатрис.Но я не стану Вас толкать на решительные действия.Знаете, как говорят: "Не можешь удержать-отпусти!"

Эглантин: *Про себя, на невообразимом диалекте: "Не можешь удержать - опусти и поимей..."* - Дражайшая Люсиль. Камилл может быть скольтко угодно неравнодушен к Беатрис, я даже лично угощу его кофе, буде он заявится в гости, но и только. Моя благотворительность не простирается настолько далеко, чтобы делить свою даму еще с кем-то.

Беатрис Ларошдрагон: -А уж моя благотворительность тем более не простирается дальше того, чтобы выслушивать историю жизненных затрудений дорогого Камилла...

Эглантин: - Хотя эта история такая долгая и трогательная, что можно прослезиться...

Беатрис Ларошдрагон: -О, ты даже не представляешь, насколько...

Люсиль Демулен: -Беатрис, знаете, что дружба между мужчиной и женщиной-это отношения либо бывших любовников, либо будущих.

Беатрис Ларошдрагон: -Люсиль, мне просто смешно это слушать. Если бы я имела виды на Камилла, неужели я приложила бы столько усилий, чтобы помирить вас друг с другом?

Люсиль Демулен: -Знаете, Беатрис, я никогда и ни за что не осуждала Вас.Любит Вас Камилл, не любит-его дело.В любом случае, за помощь я Вам очень благодарна.И мне кажется, что Вы более подходите моему мужу по характеру, нежели я.Чтобы понять душевное состояние Люсиль, прочтите внимательно мою новую автоподпись.

Беатрис Ларошдрагон: -Дорогая Люсиль, мне не нравится Ваше упадочническое настроение... Это, в конце концов, не по - республикански. Вам надо приободриться!

Люсиль Демулен: -Почему упадническое? Может, мне было плохо и я, дабы немного развеять меланхолию, написала сии вирши.

Беатрис Ларошдрагон: -Помогло? - озадачилась Беатрис.

Люсиль Демулен: -Помогло,-вздохнула Люсиль.-Вирши, конечно, не слишком высокого качества, но я их писала в первую очередь для себя.А Вы, кстати, имеете привычку баловаться поэзией?

Беатрис Ларошдрагон: -Нет, я преимущественно поэтами... Простите, шутка дурного вкуса - но не удержалась.

Люсиль Демулен: -Ничего страшного, Беатрис.Вы увлекаетесь поэтами, они увлекаются Вами-это же прекрасно.Колоритная у Вас пара с Эглантином.

Беатрис Ларошдрагон: -Спасибо, Люсиль

Люсиль Демулен: -Да не за что, Беатрис.Хоть порадуюсь за друзей.

Беатрис Ларошдрагон: -Эглантин - удивительный человек. Я его обожаю.

Люсиль Демулен: -Он на Колло смахивает.Только Колло, говорят, придерживается не совсем традиционных взглядов по некоторым вопросам...

Беатрис Ларошдрагон: -Колло и традиции сочетаются так же дурно, как мед с солью...

Люсиль Демулен: -Это так.Сейчас вообще многих, кто соблюдает традиции, сразу записывают во враги Республики,-отведя глаза в сторону, протянула Люсиль.

Беатрис Ларошдрагон: -Вы никогда не казались мне ярой приверженкой старых нравов. Что до меня, как сказал гражданин Робеспьер - младший, у меня нравственность кошки...

Люсиль Демулен: -Огюстен тоже иногда может ошибаться.А насчёт старых нравов вы ошибаетесь.Я как раз являюсь их приверженкой, да и общаюсь с определёнными личностями-единомышленниками. Последние слова Люсиль произнесла с неким оттенком тайны.

Беатрис Ларошдрагон: -Люсиль (оглянувшись по сторонам), да Вы, никак, ударились в контрреволюцию?!

Люсиль Демулен: *усмехнулась и ничего не сказала*

Элеонора Дюпле: – Иногда судьба испытывает нас, – негромко заметила Элеонора.

Люсиль Демулен: -И к чему Вы это сказали, если не секрет?

Элеонора Дюпле: – Насколько я вас знаю, Люсиль, вы склонны делать поспешные шаги… Не обижайтесь на меня, я лишь беспокоюсь за вас.

Люсиль Демулен: -Элеонора, поспешные шаги я делаю тогда и только тогда, когда меня к этому вынуждают люди или обстоятельства.Так уж сложилось у меня в жизни, что я редко покоряюсь стандартам(в этом я прекрасно понимаю Колло, но не оправдываю его во всех поступках).И очень многие люди, которых я уважаю, тоже не в ладах с властью в целом и с Робеспьером в частности.

Элеонора Дюпле: – Люсиль… Камилл, должно быть, очень переживает, что его исключили из Якобинского клуба?

Люсиль Демулен: -Переживает, Элеонора, переживает Мой долг-его утешить.Я в реале на эту тему стих накатала, могу дать почитать.

Элеонора Дюпле: – Конечно, он сейчас особенно нуждается в вашей поддержке… Мне бы так хотелось, дорогая Люсиль, чтобы все наладилось, ведь Камилл – такой близкий друг Максимильена, подумайте, как давно они знакомы, с детства! Конечно, давайте.

Эглантин: *меланхолично пропустив девичью болтовню мимо ушей и усмехнувшись про себя при словах о "нетрадиционных взглядах Колло на жизнь". М-да, иногда начинаешь подумывать о том, что в традициях имеется нечто полезное. Или хотя бы спасительное*.

Беатрис Ларошдрагон: -Как хорошо, что мы с тобой никогда не говорим о политике, - шепнула ему на ухо Беатрис.

Эглантин: - Можем поговорить, но политика по большей части - это грызня в террариуме единомышленников во имя собственных интересов...

Беатрис Ларошдрагон: -Спасибо, я не любительница кровавых подробностей... Кто кого загрыз и кто кем подавился...

Эглантин: - И кто в горячке полемики укусил за задницу гражданина Жоржа, а тот по причине корпулентности и неповоротливости этого не заметил...

Беатрис Ларошдрагон: -Эглантин, ну что ты такое говоришь! - Беатрис не удержалась и прыснула. - Дорогого Жоржа... укусили... Подумай только, что я после этого буду думать о вашем Конвенте!

Эглантин: - Ты будешь думать о нем совершенно правильно, - уверил ее Эглантин. - Что заради торжества истины все средства хороши, но так и осталось невыясненным, кто и с какой целью справил нужду в общественный кофейник...

Беатрис Ларошдрагон: -Иисусе Христе... Не хочу, не хочу такое слушать! - в притворном ужасе Беатрис сделала вид, что зажимает уши. - Господи, помилуй Францию! Кто только решает наши судьбы!

Эглантин: - Кого выбрали - те и решают. А чем вам не приглянулись народные избранники, гражданка?

Беатрис Ларошдрагон: Принимая самое благонравное и возвышенное выражение лица: -Эти великие люди, день и ночь заботящиеся о нашей безопасности и спасении, безусловно, имеют право на маленькие чудачества... Кстати, зря вы не предоставили избирательное право женщинам!

Эглантин: - Чтобы в Конвенте заседали сплошные Сен-Жюсты и Демулены, а многомудрые старые перечинцы даже не думали поганить это прекрасное сообщество своими мерзкими физиономиями? И вся прекрасная половина Парижа регулярно таскалась бы на заседания, как на представления, поглазеть на своих любимчиков, какой ужас!

Беатрис Ларошдрагон: -Ну - ну, вы с Колло точно сделались бы пожизненными депутатами! Ты приуменьшаешь свое обаяние, Шиповничек. И что плохого в том, что мы, неразумные создания, тихонько понаблюдаем со стороны, как государственные мужи вершат судьбы страны? Может, тогда Конвент перестал бы походить на кабак...

Эглантин: - Он походит не на кабак, а охваченный пламенем бордель в воскресный день, где пьяные студенты только что сорвали проповдеь святого отца о грехе воздержания. И я не хочу быть пожизненным депутатом, это же все равно, что отрабатывать по спектаклю в день без репетиций, отдыха и приличной оплаты! Может, Колло и нравятся такие развлечения, но меня увольте!

Беатрис Ларошдрагон: -Увольняю, - засмеялась Беатрис, - и что ты намерен делать в отставке?

Эглантин: - Ммм, сейчас подумаю... Ага, знаю! - Эглантин с торжествующим видом поднял вверх палец. - Я найду себе очаровательную подружку и буду какое-то время проводить с ней, какое-то - тратить на добывание денег, которые эта подружка могла бы потратить на шляпки и булавки, а еще буду навещать Конвент в целях раздобывания интересных сплетен и пересказывать изх этой самой подружке, потому что у нее очаровательная улыбка, а мне нравится смотреть, как она улыбается... Хорошо я придумал?

Беатрис Ларошдрагон: -Прекрасные планы, Шиповничек, - прижимается щекой к его плечу, - ты такой умный!

Эглантин: - А еще я талантливый, что бы там не говорили всякие завистники вроде Колло и моя совесть...

Беатрис Ларошдрагон: -У тебя множество талантов, можешь не сомневаться. Например, ты очень самокритичный - это далеко не всем доступно...

Эглантин: *размышляет над тем, что имела в виду Беатрис, и не подвох ли это...*

Люсиль Демулен: -Месье Фабр, я считаю, что Ваше главное положительное качество-умение найти везде плюсы, в любой, пусть даже самой паршивой ситуации.

Эглантин: - А я-то считал, что лучшее из моих качеств - найти везде подходящих собеседников и способ заработать немножко денег...

Беатрис Ларошдрагон: -Лучшее твое качество - заставить собеседника внимать тебе с открытым ртом и верить всему безоговорочно...

Эглантин: *обиженно* - Она явно имеет в виду, что я просто безответственное и увлекающееся трепло!..

Беатрис Ларошдрагон: -Я имею в виду, что ты красноречив и изобретателен, милый, и можешь слепому описать радугу.

Эглантин: - А ты знаешь, как владельцы театров во все века любят издеваться над возвышенной молодежью, стремящейся попасть за кулисы? - Эглантин, явно передразниая кого-то, проскрипел: - Юноша, изобразите мне пустой стакан! Барышня, представьте, что вы - выкуренная и выброшенная сигара! Они-то зубрили наизусть монологи Джульетты и Катилины, а им - изобразите ломберный столик!

Беатрис Ларошдрагон: -Думаю, человеку, способному изобразить пустой стакан, раз плюнуть изобразить влюбленного идиота вроде Ромео.

Эглантин: - Некоторые были талантливы лишь в изображении стаканов. А что, ты не относишьсмя к восторженным поклонницам юного веронца из семейства Монтекки?

Беатрис Ларошдрагон: -Рискну тебя разочаровать, но я вообще не очень люблю театр. Мне всегда больше нравилось читать и воображать прочитанное. Во время спектакля меня отвлекают тысячи мелочей, не имеющих отношения к пьесе, и я обычно отвлекаюсь от раздумий ближе к финалу, когда всякая нить сюжета уже безнадежно утрачена.

Эглантин: - И на том спасибо, хоть кто-то высказал разумное суждение, а мы-то стараемся!

Беатрис Ларошдрагон: -Ты поощряешь во мне лицемерие? Тогда в следующий раз я тебе скажу, что просто без ума от Ромео в исполнении какого - нибудь оболтуса, чтобы ты не огорчался.

Эглантин: - Скажи, что в моем, за вычетом двадцатипятилетного износа.

Люсиль Демулен: -А мне нравится трагедия месье Шекспира.Вот где показаны настоящие чувства!

Эглантин: *задумчиво* - Лучшее, что сделали герои этой трагедии о двух несчастных влюбленных - умерли в один день. Ибо, боюсь, дальше их ждали бы сплошные разочрования - ведь, неосмотрительно кинувшись друг к другу в обьятия, они фактически не знали друг друга. Спустя какое-то время Ромео поднадоела бы Джульетта, и к тому же выяснилось бы, что больше не будет ни веселых попоек с приятелями, ни посторонних Розалинд...

Камилл Демулен: *зашел на стр. 2 и заметил, что его голосом Макса попросили остаться для выяснения насущных вопросов. Остался именно из-за этого голоса *

Люсиль Демулен: Было бы странно, Камилл, если бы ты поступил по-другому!

Эглантин: *голосом Макса и с его интонациями же:* - Гражданка Демулен, не способствуйте разжиганию семейной вражды. Крепкая здоровая семья - основа благополучия нашего общества. *собственным голосом* - Камилл, а какого ляда ваша дражайшая женушка вешает вам на шею, словно переходящий орден, мою подругу?

Камилл Демулен: -Люсиль, - укоризненный взгляд, - ну что ты такое вот в самом деле говоришь Обернулся к Эглантину: -До Вас ведь тоже росла трава, - уклончиво.

Эглантин: - И на ней паслись барашки, а теперь их всех пустили на жаркое и ввели английскую политику "огораживания", - хмыкнул Эглантин.

Камилл Демулен: -Барашки конечно паслись, травка -то сочная, - улыбнулся с самым безмятежным видом, - что осталось, то разумнее огородить. И тоже так как хмыкнул на манер Фабра.

Эглантин: - Была б не сочная, стоило бы тогда обращать внимание на эту цветущую лужайку...

Камилл Демулен: -Я всегда знал, что Вы среди тех, кто любит сочную травку не хуже барашков, - рассмеялся.

Эглантин: *задумчиво* - Наверное, я вообще люблю все, что привлекает внимание, включая цветущие лужайки и цветущих девиц...

Камилл Демулен: -Реакция говорящая о Вашем отменно здоровье, - тихо хмыкнул.

Эглантин: - Душевном, - уточняя. - А так старый и больной, и нуждаюсь в чьем-нибудь внима-ании... - красноречивый взгляд в сторону Беатрис.

Камилл Демулен: -Обязательно спрошу у Вас рецепт вечной молодости, - смеется, намекая на недурственно сохранившуюся телесную оболочку Фабра

Эглантин: - Лет в пятнадцать смыться из дома, и прожить всю жизнь с мыслью, что вечером премьера и твои же товарищи повесят тебя на дверях гримерки, если по твоей вине она провалится.... Очень способствует оптимистичному взгляду на мир и душевному равновесию, - с интонацией "слушай, да не верь услышанному".

Камилл Демулен: Камилл припомнил где он был в пятнадцать, чем занимался и что за этим воспоследствовало и откровенно развеселился: -Дружественное расположение коллег всегда так бодрит, очевидно провалы обошли Вас стороной, Эглантин.

Эглантин: - Марсель, дважды в Тарбе, и истинный кошмар театральных директоров - возмещение раскупленных билетов в... - он на мгновение задумался, перебирая ворох дат, - в Бордо. Не считая кучи мелких гадостей от дорогих коллег, что неизбежно. А в остальном - да, можно сказать, мне повезло. Что бы там не говорили... некоторые.

Камилл Демулен: -Провал это чудовищно, - на мгновение став серьезным, - может переломить жизнь так, что будет не подняться, и да, у Вас добрые коллеги. Среагировал на последнюю часть фразы: -Что же говорят некоторые?

Эглантин: - То же самое, что говорю я в уверенности, что поблизости есть внимающие уши вкупе с болтливыми языками. Эн - бездарность, сделавшая карьеру за чужой счет, мадам Эль не в силах обойтись без суфлера, Икс спит со всеми инженю подряд, Игрек в незапамятном году перехватил мой удачный контракт, такой-то перед премьерой конкурентов нанял компанию бездельников, усадил их в первом ряду и снабдил тухлыми яйцами... - извиняющимся тоном: - Мы ужасные сплетники, Камилл, хуже журналистов, наверное.

Камилл Демулен: -Сплетни это хлеб с маслом, Эглантин, - улыбается, - и если немного здравого смысла, то даже яйца могут стать сенсацией

Эглантин: *хрюк в чашку с кофе* - Смотря чьи... Смотря по какой цене...

Камилл Демулен: -Вот! Вы мыслите удивительно в верном направлении - мило улыбнулся.

Эглантин: - На старости лет я внезапно выяснил, что вообще умею мыслить, и это было такое удивительное ощущение...

Люсиль Демулен: Камилл Демулен пишет: -Люсиль, - укоризненный взгляд, - ну что ты такое вот в самом деле говоришь Разве ты не любишь Беатрис, Камилл?-удивлённо спросила Люсиль,-я полагала, что эту тему она создала не просто так, а что до меня то я одним своим присутствием мешаю вашему счастью.Другими словами-ты влюблён, и я рада за тебя.Мне главное, чтобы ты был счастлив, милый.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис молча закатила глаза, убитая наповал заявлением Люсиль, и обратилась к Эглантину: -Ромео - не твое амплуа... Скорее, Петруччо.

Эглантин: *мрачно* - Иногда мне хочется побыть отравителем...

Беатрис Ларошдрагон: -Отелло, ты, надеюсь не играл? Эти намеки Камилла меня уже не веселят, а огорчают.

Эглантин: - Однажды. Критик из городской газеты высказался в том смысле, что не осознал - комедию или трагедию мы представляли, а зрителям понравилось...

Беатрис Ларошдрагон: -Официально тебе заявляю - Камилл Демулен на упомянутой лужайке никогда не пасся. Так, чтобы не возникало недоразумений.

Люсиль Демулен: -А вот мне в Отелло нравится больше всего песенка про иву,-грустно заметила Люсиль.

Беатрис Ларошдрагон: -А мне нравится песенка в "Много шума из ничего"... "Мужчины - род неверный, к чему вздыхать, их надо гнать, все ветрены безмерно..." Нет, не помню...

Люсиль Демулен: -По-моему, каждая из нас предпочитает песни, соответствующие её характеру и умонастроению.

Беатрис Ларошдрагон: -Люсиль, вы что, опять поссорились с Камиллом? Не могу понять, что с вами творится...

Люсиль Демулен: -И не пытайтесь понять, Беатрис.Он совсем забыл про меня.И, знаете, так горько сознавать, что все гражданки нашли своё маленькое женское счастье, а на мою долю выпало одиночество.

Беатрис Ларошдрагон: -Так напомните ему о себе! Когда вы последний раз интересовались его творчеством? Баловали его вкусненьким? Ходили вместе на прогулку? Играли с малюткой Орасом?

Люсиль Демулен: -А когда он в последний раз хотя бы взглянул на меня?!

Беатрис Ларошдрагон: -А когда вы в последний раз предоставили ему такую возможность? Маленькое счастье других гражданок, Люсиль, создано их собственными руками и настойчивым трудом. Если бы я не прилагала усилий к тому, чтобы мужчина чувствовал себя рядом со мной самым желанным, необходимом, надеждой и опорой, на которую молятся, то, вероятно, вздыхала бы сейчас об одиночестве вместе с вами. Прежде чем получить дивиденды, надо сделать вклад.

Люсиль Демулен: -Знаете, Беатрис, когда я пошла ему навстречу и примирилась с ним, я ожидала ответного хода.И что я получила? Ровным счётом ничего.А вот Ваш салон с названием "для Камилла" уже кое о чём говорит.Начну я делать ему сюрпризы, а ему будет всё равно, я в этом более чем уверена.И Ваше вот это высказывание лично мне представляется весьма спорным:Беатрис Ларошдрагон пишет: Маленькое счастье других гражданок, Люсиль, создано их собственными руками и настойчивым трудом О каком труде идёт речь??? Камилл, допустим, к Вам сам пришёл, без всякого труда, ещё тогда, когда Вы только-только тут появились.То же самое насчёт других участниц.Если мужчина безразличен к женщине-плевать он хотел на всё внимание, проверено многократно на личном опыте.

Беатрис Ларошдрагон: -Давайте по порядку... Не надо считать, кто кому больше добра сделал и кто получил в ответ большую неблагодарность, ведь все, что вы делали, было от чистого сердца? Делай добро, бросай его в воду... Что до этого несчастного кофейного столика, то он мог бы с тем же успехом "для Эглантина", "для Гетри" или для любого другого мужчины, которому негде посидеть с чашкой кофе наедине со своими мыслями или в небольшой компании. Я здесь не собиралась появляться - поначалу, но было бы невежливо бросать гостя. Люсиль Демулен пишет: Камилл, допустим, к Вам сам пришёл, без всякого труда, ещё тогда, когда Вы только-только тут появились. Допустим, он пришел по моему приглашению. Но, заметьте, если бы ему было неуютно, он бы здесь не остался. Мы тоже ссорились, но помирились - как хорошие друзья и цивилизованные люди.

Люсиль Демулен: Беатрис, на вот это:Беатрис Ларошдрагон пишет: Мы тоже ссорились, но помирились - как хорошие друзья и цивилизованные люди. есть свои причины.Просто если я вижу, что тот, кого я люблю, абсолютно ко мне безразличен, и этому уже не помочь, то что остаётся делать? Хотя очень интересно, что скажет Камилл.

Беатрис Ларошдрагон: -Я вконец запуталась... Так кого Вы все - таки любите, Люсиль?

Люсиль Демулен: Беатрис, а какое это имеет значение? Любила одного человека, потом надеялась хотя бы остаться с ним в хороших отношениях-всё впустую.Любила другого-представляю, как он надо мной смеялся.Есть ещё один человек, которого я очень-очень уважаю, считаю его образцом гражданина, но о любви тут речь не идёт.А если совсем честно, я люблю ВСЕХ-и тех, кто ко мне хорошо относится, и тех, кто причиняет мне боль сознательно или неосознанно.

Беатрис Ларошдрагон: -Тогда я не пойму, отчего вы так несчастны. Ведь отдавать любовь - это радость, даже если ее отвергают или не ценят...

Люсиль Демулен: -Беатрис, Вам, конечно, легко так говорить, но когда в глазах любимого видишь только холод или презрение, сердце сжимается в комочек.

Беатрис Ларошдрагон: -Тогда пожалейте его - он одинок...

Эглантин: *Краем уха прислушиваясь к дамским страданиям и сожалея о том, что нет Камилла - можно было бы рассказывать анекдоты и поддразнивать милых дам...*

Беатрис Ларошдрагон: Шепчет на ухо Эглантину: -Не слушай Люсиль, у меня с Камиллом ничего не было... Да и Камилла не слушай - он так многозначительно намекает, сам не зная, на что...

Эглантин: - У Камилла профессия такая - все, о чем нельзя сказать прямо, он излагает намеками... Да не переживайте так, драгоценная, количество ваших поклонников лишь подтверждает, что я не ошибся с выбором... Поклонники украшают даму не хуже бриллиантов, как говаривала покойница королева. (На самом деле меня тут нет, я в гостях )

Беатрис Ларошдрагон: -Излишек подобных украшений отдает вульгарностью... Офф:мы поняли, поняли... Конспирация!

Эглантин: - Все хорошо в меру, а моя драгоценная Беатрис мудра и проницательна, как всегда...

Беатрис Ларошдрагон: -Это твое благотворное влияние, Шиповничек. Мне просто стыдно быть глупой, когда ты рядом.

Эглантин: - На том свете мне зачтется единственный достойный поступок - просвещение маленькой глупенькой Беатрис...

Беатрис Ларошдрагон: -Усынови еще маленького глупенького Армана, и у тебя на счету будет два добрых поступка...

Люсиль Демулен: Беатрис Ларошдрагон пишет: Да и Камилла не слушай - он так многозначительно намекает, сам не зная, на что... Беатрис, я просто поражаюсь Вашей святости-Камилл прекрасно знает, на что намекает,-прошептала Люсиль на ухо Беатрис так, чтобы не услышал Эглантин,-всё-таки моему мужу не пять лет.И Камилл не одинок-у него есть прекрасные друзья, с которыми он весело проводит время.Боюсь, что мне скоро придётся отсюда уйти...надолго...навсегда...

Эглантин: - Спасибо, дорогая Беатрис, но лавры моего святого тезки меня совершенно не прельщают. Умру грешником.

Люсиль Демулен: -Отчего так мрачно, Фабр?

Беатрис Ларошдрагон: -Люсиль, Камилл сколько угодно может делать многозначительную мину, но на воспетой им лужайке он не отщипнул ни травинки, хотя, как мне кажется, пытается убедить Эглантина в обратном. Мне это неприятно.

Люсиль Демулен: -Беатрис, если так пойдёт, то Фабр, горячий человек, вызовет Камилла на дуэль.Понимаете, у нас получается классический любовный треугольник, но меня эта ситуация уже не касается.Всё больше убеждаюсь, что главный мужчина в моей жизни-мой сын.А Камилл...Да Бог с ним, с Камиллом.Не навязывать же ему любовь силой.Буду воспитывать ребёнка, мечтать о втором и по возможности наслаждаться этой жизнью.

Беатрис Ларошдрагон: Эглантин пишет: - Спасибо, дорогая Беатрис, но лавры моего святого тезки меня совершенно не прельщают. Умру грешником. -Лучше живи грешником, Франсуа.

Беатрис Ларошдрагон: Люсиль Демулен пишет: главный мужчина в моей жизни-мой сын Наконец - то Вы это поняли... А треугольника я не вижу, простите, возможно, это изъяны моего взгляда на жизнь...

Люсиль Демулен: Беатрис Ларошдрагон пишет: Наконец - то Вы это поняли... И кроме этого я ещё поняла, что любовь и я ходим разными дорожками.Как бы я ни старалась, ни пыталась заботиться о ком-либо из граждан, начиная с Камилла, и дарить свою любовь, я обречена на страдания.Орас меня хотя бы не предаст.*смахнула крупную слезу*

Беатрис Ларошдрагон: -Не плачьте, пожалуйста, мне больно смотреть на Ваши муки, не имея возможности чем - нибудь помочь. Что в моих силах сделать для Вас, Люсиль?

Люсиль Демулен: -Беатрис, просто будьте счастливы.Больше я никого ни о чём не прошу.Я не афиширую ненависти к одному человеку, помирилась с другим-это всё благодаря Вашим советам.Не хочу далее злоупотреблять Вашей помощью и добрым отношением.Не хочу ревновать.

Беатрис Ларошдрагон: -Люсиль, ну чем мне доказать, что у Вас нет причин для ревности?

Люсиль Демулен: -Беатрис, лучше всего в данном случае будет дождаться Камилла.

Беатрис Ларошдрагон: -Моего честного слова вам недостаточно?

Камилл Демулен: -Что снова делят прелестные дамы? - отложил прочитанную газету

Эглантин: *меланхолично* - Дамы, Камилл, обычно заняты тремя вещами - мужским вниманием, обсуждением, у какой из них драгоценности дороже, и перемывание косточек отсутствующим соперницам. В данном случае делят нас, следуя завету Верховного Существа этим мелким тварям, как их там прозывают... "А я вам велел делиться!"

Люсиль Демулен: -Как Вы можете, Фабр?-с возмущением сказала Люсиль,-нельзя иронизировать над чужим горем.

Эглантин: *удивленно* - Да-а, правда? И кто это сказал? Не припомню, чтобы наш Конвент порождал на свет декрет подобного содержания.

Люсиль Демулен: -Знаете, гражданин,-неласково сказала Люсиль,-один Ваш приятель, помнится, тоже смеялся надо мной и получил хорошую затрещину.Свой цинизм можете показывать сколько угодно-Ваше отношение ко мне меня абсолютно не волнует-кто Вы, и кто я,- в голосе мадам Демулен послышались нотки гордости.

Эглантин: - И кто же Вы... мадам? - не без ехидства поинтересовался Эглантин. - Ну, за исключением того, что вы чем-то схожи с Ниобой, вечно точащей слезы?

Люсиль Демулен: -Фабр, это Вы так показываете свою симпатию ко мне?-поинтересовалась Люсиль, осторожно подбираясь к Эглантину.

Эглантин: - Мадам, наши переходы от холодности к дружелюбию не могут не настораживать... - преувеличенно внимательно озирая кофейню в поисках Беатрис и убеждаясь, что подруга удалилась куда-то по делам.

Люсиль Демулен: -Перехода не будет,-прошипела Люсиль и, воспользовавшись тем, что Фабр отвлёкся, вцепилась ногтями ему в щёку, действуя с максимальной силой.

Беатрис Ларошдрагон: -Камилл, уберите свою супругу, она явно в неуравновешенном расположении духа, - сухо проговорила Беатрис, становясь между Эглантином и Люсиль.

Люсиль Демулен: -Беатрис, я в нормальном расположении духа, просто Фабр издевается надо мной, когда и без того видно, что мне плохо.Я, когда было плохо ему, поддерживала его, но этот гражданин не помнит добра.

Беатрис Ларошдрагон: -Это было слишком, Люсиль. Вы повели себя, как рыночная торговка.

Эглантин: - А маменька говорила - никогда не бей женщин. Беатрис, надеюсь, вас это не шокирует? - маленькая мадам Демулен была перехвачена за талию, пееркинута через плечо и в таком виде отбыла на кухню, откуда вскоре раздался плеск воды, истошный визг и речения на тему того, что радикализм является лучшим способом борьбы, а расплата за добро всегда одинакова - кувшин холодной воды на голову.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис сокрушенно покачала головой, но на помощь Люсиль не поспешила.

Люсиль Демулен: Не успел Фабр до конца выплеснуть свой кувшин, как в него полетел другой, пустой.К счастью, новый враг Люсиль оказался не особенно проворным, и сейчас мадам Демулен с радостью наблюдала лежащего на полу Эглантина.Потом женщина повернулась и с торжествующим видом вышла к Камиллу и Беатрис. -Вызвать на дуэль его не могу, но унижения терпеть не хочу-я женщина гордая,-сказала Люсиль. Как мне эта ситуация что-то напоминает...))))

Беатрис Ларошдрагон: У Беатрис язык чесался отказать Люсиль от дома, но собрав в кулак все свое доброе расположение к ней и терпение, она сухо проговорила: -Браво, Люсиль, надеюсь, теперь Вам стало полегче, - и, шурша юбками, удалилась на кухню.

Эглантин: - Ты не говорила, что на твоих подург порой накатывает желание изображать фурий, - укоризненно посетовал Эглантин, озирая поле боя - в лужах воды и с валяющимися повсюду черепками. - Но прическу я ей все ж попортил, и то хлеб.

Беатрис Ларошдрагон: -Будет тебе наука - не дразнить добрых республиканок, - Беатрис носовым платком промокнула кровь у него на щеке.

Эглантин: - Я ее не дразнил, просто твоей ненаглядной Люсиль шуаны явно отстрелили чувство юмора, - возмутился Эглантин. Отобрал у Беатрис платок, намочил, провел по лицу. Взглянул в зеркало, цокнул языком: - Ерунда, через пару часов затянется.

Беатрис Ларошдрагон: -Кто красотой, кто знатностью гордится, много достоинств, множество причин, шрамы на теле, ссадины на лицах - вот добродетель истинных мужчин, - весело продекламировала Беатрис.

Эглантин: - О Боже, она знает "Осаду Мааса"! - закатил глаза Эглантин, насвистев мелодию песенки. - Только вот досада, я никогда не разделял этого убедительног постулата о шрамах, предпочитая гордиться красотой, пока она была, ибо ничего иного-то и не было...

Беатрис Ларошдрагон: -Ты и сейчас очень, очень, очень даже ничего, - кокетливо подмигнула Беатрис, успокаивающе похлопав Эглантина по плечу.

Эглантин: - Спасибо, - маска трагической скорби. - Это означает, что она изволит признавать за этим ходячим трупом наличие некоторых полезных качеств. Как-то - умение открывать перед ней двери и согревать ее постель в отсутствие кого-либо более достойного.

Беатрис Ларошдрагон: -Мне было бы проще нанять лакея и купить грелку, если бы дело было только в этом, - надула губы Беатрис.

Эглантин: - А в чем еще? - он выглянул наружу, убедился, что в кофейне никого нет, ногой захлопнул кухонную дверь и притянул пискнувшую Беатрис к себе. - Ну-ка расскажи мне, с какой это стати тебе упорно сватают Камилла... - поцелуй. - Нет, он, конечно, тот еще красавчик... - Поцелуй. - ну скажи, что тебе нравлюсь больше... - поцелуй и раздраженный стук в дверь.

Беатрис Ларошдрагон: -Баранов - прошу прощения, агнцев - на свою лужайку я никогда не пускала, - засмеялась Беатрис, охотно отвечая на поцелуи.

Эглантин: - А что, Камилл - барашек? Агнус Деи, так сказать? Я его как-то раз под веселую руку назвал Ле Миньон, как любимчиков Анри Третьего, так он потом целый день злился...

Беатрис Ларошдрагон: -А ты бы не злился? - Беатрис приподнялась на цыпочки и игриво цапнула его за ухо, мягко, одними губами.

Эглантин: - Ммм... Надо подумать... Смотря кто бы назвал, если ты - то не злился бы, я на тебя вообще злиться не могу, зато скоро ревновать научусь, а всю жизнь считал себя таким покладистым... Беатрис, это ухо дорого мне как память. И вообще, кто-то уже полчаса колотится в дверь, если ты не заметила.

Беатрис Ларошдрагон: -Правда? - искренне удивилась Беатрис. - С тобой время летит незаметно. И не надоело же этому кому - то, ведь ему ясно намекнули, что дверь заперта надолго....

Эглантин: - Вообще-то тут кофейня, а не твой дом, это так, совершенно для общего развития...

Беатрис Ларошдрагон: -Какое ханжество. Не ожидала... - трагически заломила руки Беатрис. - Сам первый начал, кстати...

Эглантин: - Я не ханжа, я предусмотрительный - с тех пор, как меня по случайности заперли с юной и пылкой красоткой в пустой часовне на двое суток...

Беатрис Ларошдрагон: -Это не предусмотрительность, это крепкий испуг на всю жизнь, - Беатрис отпрела дыерь и выглянула наружу. - Ну вот, у кого - то лопнуло терпение, и он превратился в никого.

Эглантин: - Все равно, целоваться лучше в отведенных для этого местах, с гарантией, что тебе не помешают и не завопят в ухо на самом интересном месте. Пошли в зал - пить кофе и дразнить Люсиль, буде она явит своий мокрый лик.

Беатрис Ларошдрагон: -Не будешь ли ты так любезен пояснить, какие места считаются отведенными для поцелуев? В спальне, при погашенных свечах и за запертой на задвижку дверью? При этом на тебе должен быть ночной колпак?

Эглантин: - Женщина, это попахивает оскорблением. Ты хоть раз видела на мне ночной колпак? Извини, не могу сейчас обеспечить тебе цветущий миндальный сад или хотя бы сеновал в провинции Лангедок.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис посмотрела на него со всей кротостью, на которую была способна. -Что ты, я просто прошу поделиться твоим богатым опытом... Значит, сад, сеновал, часовня и спальня?

Эглантин: - У-у, порождение Ехидны... - они все-таки вернулись за столик. - Загибай пальцы. Кулисы многочисленных балаганов, сараев и общественных залов, куда нас пускали, гримерки городских театров, будуары дам-благотворительниц - это называлось "Франсуа добывает денег на богоугодные цели..." - сады, рощи и прочие лесопосадки с беседками в оных уже были... Подсобные помещения при лавках, подворотни, мосты, кофейни и... ты уверена, что мне стоит перечислять дальше?

Беатрис Ларошдрагон: -Не стоит, у меня давно закончились пальцы, - смешок Беатрис был на редкость похож на фирменное фабровское пакостное хихиканье. -Значит, кофейни все - таки входят в список дозволенных мест?

Эглантин: - Входят, убедила. Но - при соблюдении рамок приличия, - в подтверждение слова делом Эглантин перегнулся через маленький столик и вполне конвекционно чмокнул Беатрис в щечку.

Беатрис Ларошдрагон: -Если я об этом спросила, Шиповничек, то исключительно ради того, чтобы не показаться тебе совершенно безнравственной, - опустила ресницы Беатрис. - Мне, конечно, известно, что женщина, у которой в жизни было больше трех мужчин, считается шлюхой, но кое - какие принципы я соблюдаю.

Эглантин: - С ума сойти, а я-то всю жизнь считал, что женщина, у которой в жизни было больше трех мужчин, и все оьни были к ней привязаны, сделала неплохую карьеру и добилась успеха в жизни. А какие у тебя принципы, прекрасная Беатрис? Заводить новый роман, только убедившись, что с предыдущим покончено? Всегда тщательно вести свою книжку с визитами и не позволять явственным соперникам сталкиваться у порога?

Беатрис Ларошдрагон: -И никогда не обсуждать предыдущего мужчину с нынешним, - подхватила Беатрис. - Ты все очень четко сформулировал, Эглантин.

Эглантин: - К закату дней я становлюсь таким умным и умудренным опытом, самому противно, - он поднял свою рюмку с коньяком и прикоснулся ею к рюмке Беатрис, наполненной едва ли на четверть. - Твое здоровье, принцесса. И наплевать, что титулы отменены.

Беатрис Ларошдрагон: -Ты вообще умница, - искренне сказала Беатрис, обмакивая губы в коньяк.

Люсиль Демулен: С абсолютно спокойным видом лица Люсиль проследовала в комнату и села напротив Эглантина.К счастью, внешний вид мадам Демулен не пострадал, единственное, что пришлось сделать-это распустить аккуратно собранные волосы. -Скажите, Беатрис, у Вас не найдётся расчёски?-осведомилась Люсиль как ни в чём не бывало.

Беатрис Ларошдрагон: -Конечно, - Беатрис достала из ридикюля гребень и протянула его Люсиль. - Прошу Вас.

Люсиль Демулен: -Благодарю Вас,-Люсиль взяла протянутый гребень,-дорогая, должно быть, вещица?

Беатрис Ларошдрагон: -Не столько дорогая, сколько красивая.

Эглантин: На сей раз Эглантин предпочел промолчать и не вмешиваться в дамскую болтовню - Беатрис обладает неким врожденным талантом разрешать конфликты. Хотя ему было досадно, что его подарок Беатрис оказался в руках этой взмалмошной особы.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис не без внутреннего сопротивления передала в руки Люсиль изящную безделушку, так много значившую для нее. Во взгляде Эглантина ей почудилась укоризна, но надо же было как - то разрядить обстановку. -В конце концов, дорог не подарок, дорого внимание.

Эглантин: - Конечно, вОльно разбрасываться знаками внимания, когда их у тебя много...

Беатрис Ларошдрагон: Сказано это было тоном записного старого брюзги, и Беатрис не могла не кинуться убеждать Эглантина в том, что он самый лучший, самый желанный и самый любимый. -Сначала я хотела запереть твой подарок в шкатулке и только время от времени им любоваться, но мне так приятно вспоминать, как ты мне подарил эти гребни, что я решилась их носить.

Эглантин: - Вообще-то я так и предполагал, что ты будешь их носить. Красивые вещи для красивой дамы, все логично и закономерно. Бриллиант без огранки и достойной оправы - всего лишь камешек мутной воды.

Беатрис Ларошдрагон: -Ты в душе ювелир, Шиповничек, - улыбнулась Беатрис, украдкой погладив его руку.

Эглантин: - Ювелир у нас Колло, а я всего лишь ценитель прекрасного.

Беатрис Ларошдрагон: -Колло никогда не заботила оправа, - чуть пожала плечами Беатрис, - а ты очень тонко чувствуешь такие вещи. Красиво - некрасиво, изящно - грубо, ярко - аляповато... У тебя безупречный вкус, Франсуа.

Эглантин: - ИНогда мне кажется, что на самом деле этот вкус принадлежит не мне, а людям, чьи жизни я прожил...

Беатрис Ларошдрагон: -Странное у вас, актеров, ремесло... - Беатрис задумчиво склонила голову на плечо.

Эглантин: - Говорят, одно из самых древнейших, наравне с гулящими женщинами и журналистами, - пожал плечами Эглантин. - Но оно мне нравится... нравилось... А, кого я обманываю - тебя или себя? Как я играл раньше на сцене, так и продолжаю до сих пор.

Беатрис Ларошдрагон: -Не знаю. Я так не думаю - мне почему - то кажется, что со мной ты настоящий.

Эглантин: - Мне тоже хочется так думать, - кофейная чашка чуть слышно зявкнула о блюдце. - Порой я уже не различаю, где то, что принадлежит мне и только мне, а где слова и чувствах тех, кого никогда не существовало. Подходящие слова на любой случай и для любой ситуации...

Беатрис Ларошдрагон: -Может, имеет смысл просто перестать думать об этом? Знаешь эту притчу о сороконожке? Бабочка сказала ей: "Как вы грациозно ходите, двадцать восьмая нога никогда не зацепается о тридцатую!" Сороконожка, которая никогда до того не задумывалась о том, как она ставит ноги, и впрямь начала рассчитывать, какая нога за какой должна следовать. С тех пор она все время спотыкалась.

Эглантин: - Да я и не думаю, - он взял руку Беатрис в свои ладони. - Я просто живу. Но иногда мне приходит в голову, не выдумываю ли я свою жизнь.

Беатрис Ларошдрагон: -"Жизнь есть сон"? - понимающе покивала Беатрис. - Хочешь, ущипну, чтобы ты убедился в реальности происходящего?

Эглантин: - Не щиплись, лучше поцелуй, это будет выглядеть убедительнее, - засмеялся он, пытаясь отвлечься от тягостных мыслей.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис перегнулась через столик и запечатлела на челе Фабра поцелуй, повинившись: -Ты велел мне вести себя прилично...

Эглантин: - В кои веки я проявил непредусмотрительность, - хмыкнул Эглантин. Подумал и нахально заявил: - Неубедительно!

Беатрис Ларошдрагон: -Зато очень целомудренно и пристойно. Кабы знал, где упал, то соломки подстелил бы... - лукаво улыбнулась Беатрис.

Эглантин: - У-у, меня повергли моим же оружием...

Беатрис Ларошдрагон: -Я быстро учусь, - заверила его Беатрис.

Эглантин: - Слишком быстро, - Эглатин завладел кистью Беатрис, украдкой прижав ее к щеке.

Люсиль Демулен: Люсиль кожей чувствовала неприязнь, граничащую с ненавистью, которая исходила со стороны двух других присутствующих, но виду не подавала.Любой ответ был бы расценён как слабость, а казаться слабой в присутствии людей, подобных Фабру и Беатрис, мадам Демулен не хотела.Но она явственно видела, с каким перекошенным лицом Беатрис протянула ей гребень, поэтому, кое-как пригладив светлые волосы, Люсиль протянула предмет обратно. -Благодарю за услугу, Беатрис,-вполне дружелюбно сказала молодая женщина.

Эглантин: - Не стоит благодарности, - Эглантин вздохнул, решив, что, хочешь - не хочешь, а с дамой приходится быть любезным.

Люсиль Демулен: Люсиль предпочла бы откровенное отношение Эглантина этакой вот любезности, но в ответ мило улыбнулась. -Не ожидала от Вас столь приятной фразы, Фабр.Мда, у каждого провокатора-свои жертвы...

Эглантин: - Интересно было бы знать, почему, - меланхолично вопросил в пространство Эглантин. - Только из-за того, что я попытался охладить ваш неуместный пыл? Чего только не случается в жизни, мадам...

Люсиль Демулен: -Нас с Вами нельзя назвать друзьями, Фабр, только и всего.У нас качественно разные взгляды на жизнь,-спокойно говорила Люсиль, глядя поверх собеседника.

Эглантин: - Вот осуществит Макс свои грандиозные планы по переустройству мира, и будут у нас всех одинаковые взгляды на жизнь, на любовь и на прогресс, для нашей же вящей пользы...

Люсиль Демулен: В голосе Фабра чувствовалось недовольство Робеспьером, и это придало Люсиль немного сил. -Однообразие слишком скучно, месье, я так считаю.А Вам оно по вкусу?

Эглантин: - Мне по вкусу однообразие жизни в ее разнообразных проявлениях, но при этом чтобы никаких внезапных финановых обвалов и трехкратного увеличения платы за квартиру...

Беатрис Ларошдрагон: -И повышения земельного налога, и падения акций, и вообще никаких экономических последствий, - Беатрис не понимала, чем вызвала недовольство Люсиль, но старалась говорить шутливо.

Эглантин: - Отсюда вывод: мы все не более чем обыватели, алчущие мира, покоя и полных сборов в день премьеры.

Беатрис Ларошдрагон: -Я никак не могу понять, почему это плохо. Почему обязательно надо жить в отрепье на руинах и питаться помоями, чтобы чувствовать себя порядочным человеком?

Эглантин: - Спасибо, спасибо, мне - не надо, - Эглатин замотал головой, будто от него требовали прямо-таки сейчас натянуть на себя рубище и переселиться на этим самые руины. - Видишь ли, Беатрис, просто некоторым из наших друзей такой образ жизни кажется более... естественным. Человек сам создает для себя все и зависит только от трудов рук своих. А кому-то кажется, что отрепья и руины - это просто очень возвышенно. Укрепляет характер и дух.

Беатрис Ларошдрагон: -Легче верблюду войти в игольное ушко, чем буржуа - в царство справедливости, - перефразировала Беатрис и тяжело вздохнула.

Эглантин: - В крайнем случае, нас всех туда погонят скопом. Невеселые это будут деньки.

Беатрис Ларошдрагон: -Мне все это здорово напоминает гугенотов, - заметила Беатрис, - они тоже в рай строем ходят...

Эглантин: - Гм, хорошая идея для следующей праздничной мистерии в честь Верховного Существа и Гения чего-то там - марширующие ангелы... так, ангелов нам точно завернут при цензуре, ну, скажем, что это Вестники Свободы или Разума... И эдким вот поразительно ровным строем они все идут в огромные ворота с барельефом "Свобода ждет вас".... - он так увлекся, что начал записывать приходящие в голову идеи на салфетке.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис с интересом наблюдала за творческим процессом - еще ни разу она не была свидетельницей рождения очередного Фабрового шедевра. -Так вот как это бывает... Если бы граждане знали, из какой ерунды появляются все эти новомодные придумки!

Эглантин: - Если бы граждане знали, как я уже говорил, они бы разгонали весь наш Конвент к дьяволовой бабушке поганою метлой и были совершенно правы, только я этого тебе не говорил, тссс! Слушай, Гением Победы должна быть девица или смазливый мальчишка, как по-твоему? С Просвещением-то все понятно, строгая дамочка в летах, с положеннными атрибутами... Интересно, почему в прошлый раз нам не позволили снабдить ее хорошей и длинной розгой? Салфетка кончилась, Эглантин позаимствовал всю пачку.

Беатрис Ларошдрагон: -Мальчик, военное дело с девицами как - то слабо соотносится... не в том смысле, который наверняка ты придал моим словам. С розгой может идти Благоразумие или Добродетель. Даже с целым пучком!

Эглантин: - Добродетели полагаются розы, - как-то не слишком уверенно возразил Эглантин. - Как я потом буду объяснять Максу, с какой это радости у нас Добродетель с розгой? Она ею отбивается от навязчивых ухажеров? А, нет, таким образом она смиряет плотские излишества, ибо главное достоинство Добродетели - в разумном воздержании... Он лукаво взглянул на Беатрис: - А теперь скажи, что все мы чокнутые, и это бдует истина в последней инстанции, которую никто не оспорит.

Люсиль Демулен: Люсиль не вступала в разговор, но пыталась подобрать достойную тему.Нужно было "держать лицо" и не дать мрачным думам взять верх. -Каждый представляет добродетель по-своему,-поддержала мадам Демулен беседу Эглантина и Беатрис, сочтя это лучшим входом из ситуации.

Эглантин: - Но нам-то требуется сотворить из ничего общепринятое представление, которое бы надолго угнездилось в разуме наших добрых граждан! - напомнил Эглантин. - Так что, мадам, не сидите чучелком, вносите предложения!

Люсиль Демулен: -Могу только сказать, что у меня свои ассоциации с каждой из известных Вам добродетелей.Я могу продолжать?

Эглантин: - Валяйте, мадам, мы внимаем, - он кивнул.

Люсиль Демулен: -По моему мнению, Беатрис у нас-Доброта, Вы-Народный дух, Робеспьер-Самопожертвование, Камилл-Оптимизм,-начала перечислять Люсиль, подняв глаза на потолок.

Эглантин: - А что, мне нравится.... Если мы уговорим Макса напялить лавровый веночек и постоять над краем пропасти, символизируя тем самым самопожертвование во имя народа... А может, дать ему топор и путь руку отрубает аки Сцевола?

Люсиль Демулен: -Фабр, наконец-то Вам хоть что-то из моих идей понравилось,-не удержалась Люсиль,-только топор предоставите Вы.А всё-таки Эглантин очень похож на Колло!))

Эглантин: - Топор возьмем в запасниках Народного Театра, там этой бутафории навалом. И мне все едино, от кого приходят идеи, если они годятся в дело, мадам. Так, что у нас еще с добродетелями? Дантон сойдет только для изображения порока Чревоугодия, а Сен-Жюст на кого потянет? А, знаю, на Воздержание! Два сапога - пара.

Люсиль Демулен: Люсиль едва заметно покраснела, но надеялась, что Эглантин этого не заметит. -Давайте продолжим эту игру в ассоциации,-улыбнулась малам Демулен,-Эро у нас-Остроумие, Колло, конечно, не добродетель-Хамство, а из роялистов могу сказать про Гро, что он воплощение Надежды на светлое будущее.

Эглантин: - Колло просто очень своеобразная добродетель, для такой еще названия не придумано... - хмыкнул Эглантин. - Кто еще остался без таличек на шее к будущему празденству? Леба - Уныние, Гетри - Исполнительность, а кто таков Гро?

Беатрис Ларошдрагон: -Гро будет Вдохновение. Добродетели, кстати, можно дать в руки кнут и пряник, чтобы показать, что ее добиваются и поощрением, и наказанием. Элеонора будет Мудрость, с какой - нибудь энциклопедией.

Эглантин: - С Вольтеровской, со всеми сорока томами! - хмыкнул Эглантин. - Причем мы соорудим из них трон, правда, сидеть на нем будет жестоковато. А Бон-Бон станет олицетворением Братской любви к ближнему своему.

Беатрис Ларошдрагон: -А собаки Леба и Робеспьера что будут символизировать?

Люсиль Демулен: -Да погодите Вы о собаках.А что будем символизировать мы с Вами, Беатрис?

Беатрис Ларошдрагон: Люсиль Демулен пишет: По моему мнению, Беатрис у нас-Доброта Вы же сами сказали, Люсиль :) Я буду Всех Скорбящих Радость :) А вы будете Свободой, хотите?

Эглантин: - Свобода на празднике должна выступать в одежке на греческий манер, в прозрачном хитоне. В совсем прозрачном, - ухмыляясь, предупредил Эглантин. - А из псов мы сделаем, как водится, символы Стражей Порядка и Законности.

Беатрис Ларошдрагон: -Люсиль будет очень к лицу. А что ты наденешь на Доброту?

Эглантин: - А Доброта вообще-то символ весьма двусмысленный, - задумался Эглантин. - Девица, что дает всем до доброте душевной, тоже проходит по разряду Доброты? Ладно, не будем лишний раз дразнить конвентских гусей, Доброта у нас будет образоцовой матерью семейства, привечающей сирых и убогих... Господи, какой сиропчик получается...

Беатрис Ларошдрагон: Шутка Эглантина не очень понравилась Беатрис, но она все - таки улыбнулась: -Что делать, если во мне есть и шлюха, и мать, и сестра милосердия...

Эглантин: - Беатрииис... - обиженно. - Я этого не говорил и даже не имел в виду.

Беатрис Ларошдрагон: -Это я сказала, - ласково улыбнулась ему Беатрис, - с чего ты кинулся оправдываться? Итак, Доброте положена свита из сопливых детишек, бедных поэтов, тощих собак и беременных кошек? А одета она будет во власяницу, ибо - добродетель, туники или рюшки не подобают...

Эглантин: - И в трехцветном колпачке... Нет, идея власяницы мне не нравится, пришьют религиозные мотивы... У нас будет ДОбродетель, наряженная по последней наиновейшей революционной моде - просто, элегантно и рационально!

Беатрис Ларошдрагон: -То есть, тоже в тунике и с диадемой в волосах? Тут тоже раздолье для домыслов!

Эглантин: - Им чего не дай, все равно найдут потаенный смысл и двойное дно, так что не наплевать ли нам? Пусть будет Добробетель Ликующая и Победившая, с диадемой и котелком в руке!

Беатрис Ларошдрагон: -Обязательно с нечищенным. Не спрашивай, почему, просто я так вижу.

Эглантин: - Конечно, с нечищенным, - согласился Эглантин. - Она так добродетельна в домашних хлопотах, что ей некогда почистить котелок.

Беатрис Ларошдрагон: -А туника у нее может быть заляпана соусом... Хотя нет, как - то это некрасиво и неаккуратно, скорее, для порока Неопрятности.

Эглантин: - В общем, всем сестрам по серьгам, - Эглантин с некоторым изумлением посмотрел на пачку исписанных салфеток. - ну что ж, в общих чертах программа грядущей мистерии готова, осталось обвешать ее надлежащими словесными побрякушками и представить на высочайшее рассмотрение...

Беатрис Ларошдрагон: -Думаешь, ее одобрят? - Беатрис с лукавым смешком посмотрела на плоды их с Фабром и Люсиль совместных усилий.

Люсиль Демулен: Люсиль улыбнулась и с философским видом произнесла: "Главное-держать от написания подальше Колло и Вас, Фабр.А то такое там напишете..."

Эглантин: - Еще бы не одобрили! - с апломбом заявил Эглантин. - Одобрят как миленькие, и еще спасибо скажут! Мы ж официально признанные таланты эпохи, как можно не принять наше творение?

Беатрис Ларошдрагон: -А справка у тебя есть? - не удержалась Беатрис. - "Свидетельство о талантливости, выдано литератору Франсуа Фабру, рекомому также Эглантин. Сим удостоверяем, что оный Фабр Эглантин действительно является гением..."

Эглантин: - Справки нет, есть депутатский мандат и подписанное гражданином Робеспьером предпиание ежемесячно предоставлять на рассмотрение Конвента проекты грядущих праздников Революции, с подробным их опасанием, толкованием и оформлением, что есть полное и абсолютное признание страной в лице ее лучших представителей моего таланта, - хмыкнул Эглантин. - Предъявить или поверишь на слово?

Беатрис Ларошдрагон: -Не надо, меня испугало уже одно краткое содержание этих архиважных документов. Кроме того, я всегда считала что ты талант - независимо от наличия гербовой печати на мятой бумажке.

Эглантин: - Когда-то я тоже считал, что Господь сам отметит своих любимцев, но в последнее время все чаще убеждаюсь - на всякий случай лучше иметь под рукой официальное подтверждение властей...

Люсиль Демулен: -Эх, Фабр-Фабр... Мне б Вашей уверенности.

Эглантин: - И что бы вы стали с ней делать, дорогая? - Эглантин написал на одной из уцелевших салфеток какую-то фразу, скатал салфетку в шарик, извлек из кармана платок, уложил шарик в середину, завязал тремя хитрыми узелками, после чего положил получившуюся вещицу перед Люсиль, а в ответ на безмолвный вопрос женщины хихикнул: - Ну, вам же зачем-то требовалась моя уверенность. Вот маленький кусочек от нее, вдруг пригодится.

Люсиль Демулен: Люсиль едва удержалась, чтобы не рассмеяться громко и зажигательно.Да, кто-кто, а Эглантин умеет рассмешить. Дальнейшие действия мадам Демулен были легко предсказуемы: она развернула маленький свёрток, протянутый ей Фабром и попыталась разобрать то, что было написано на салфетке.

Эглантин: - Мадам, а старинные заклинания от прочтения вслух теряют силу... (На салфетке, если разобрать завитушки и петли, была наискосок начертана единственая строчка: "Если некуда лететь - полетай в Антверпен!")

Беатрис Ларошдрагон: -Какое мракобесие, - с нарочито - ханжеским видом протянула Беатрис, - так вот оно, твое истинное лицо, дорогой...

Эглантин: - А еще я умею заговаривать кровь, привораживать молоденьких девушек, морочить людям головы и знаю способ обернуться волком, - в тон подруге откликнулся Эглантин. - Раньше бы ты написала на меня донос в инквизицию, но теперь у нас эпоха Просвещения, так что ты даже не сумеешь меня обличить. А жаль. Всю жизнь мечтал сыграть какого-нибудь чародея и подискутировать с настоящим доминиканцем.

Беатрис Ларошдрагон: -Обличить - нет, но прочитать тебе длиннющую проповедь вполне способна, даром что ли, провела восемь лет в монастыре.

Эглантин: - У-у, начинай! - нехорошо обрадовался Эглантин. - Обрати меня, пожалуйста, к чему-нибудь доброму и светлому, а то ведь так и помру мракобесом, не умеющим толком начертать пентограмму.

Беатрис Ларошдрагон: -Тогда надо поспешить, пока из косо начерченной пентаграммы не вылезло что - то зубастое и не схарчило тебя прежде, чем ты раскаешься!

Эглантин: - Так ведь как оно вылезет, если пентаграмма неправильная и никаких демонов не существует, а есть только Разум, о чем нам убедительно сообщило Верховное Существо... Беатрис, у тебя что-то не так с формальной логикой!

Беатрис Ларошдрагон: -С логикой у меня все в порядке, милый, просто она женская... И, как доброй католичке, откуда мне знать, при каком условии из пентаграммы появляется всякая дрянь, а при каком - нет?

Люсиль Демулен: -Фабр, я не совсем поняла, а точнее совсем не поняла, что Вы хотели сказать этой фразой?-немного растерянно проговорила Люсиль.

Беатрис Ларошдрагон: -Это из песенки, Люсиль... "Полетай в Антверпен, там за каждой дверкой для хорошего гуся сыто и привольно..."

Люсиль Демулен: -Беатрис, если более-менее логично воспринять эти слова, то получится, что месье Фабр собирается сплавить меня с глаз подальше.Граждане, главное, чтобы Вам е попался на глаза мой последний анекдот на этом форуме.

Беатрис Ларошдрагон: -Нет, мне кажется, что эти слова следует понимать как обещание долгой и счастливой жизни, но за пределами Франции... Просто Эглантин выражается туманно, как и приличествует оракулу. Офф: уже попался

Люсиль Демулен: -А давайте спросим нашего оракула, что он сам думает по этому поводу?Бан обеспечен!

Эглантин: - Естественно, если бы оракулы выражались прямо и понятно: "Во второй день декады пойдите туда-то и скажите третьему встретившемуся вам на пути человеку, что он - ваша судьба. не ошибетесь", было бы совсем не так интересно. А настоящая добрая католичка, Беатрис, да еще закончившая монастырскую школу, должна знать основные приемы борьбы с нежитью - скажем, хороший удар сковородкой промеж рогов еще никогда не подводил...

Беатрис Ларошдрагон: -Латынь, - авторитетно заверила его Беатрис, - гораздо надежнее и действует на расстоянии. Святая вода - не пачкает рук и наносит более тяжкие увечья исчадиям тьмы. У нас была одна старенькая сестра, великий специалист в экзорцизмах...

Люсиль Демулен: -А самое лучшее средство-чеснок,-хихикнула Люсиль,-практически универсально действует.

Беатрис Ларошдрагон: -Да - да, чеснок! И еще осина - в любом виде, от четок до кольев. И ладан!

Эглантин: *Задумчиво* - Особенно если чеснок в больших порциях с прокисшим пивом и резко выдохнуть... Дамы, я этого не говорил, а вы не слышали. Беатрис, продолжай, я запоминаю.

Беатрис Ларошдрагон: -Серебро. Тоже очень действенно. Частицы мощей - неплохая штука, но редкостная.

Эглантин: - А как проверить подлинность мощей, окунуть их в святую воду и посмотреть, не повалит ли дым?

Люсиль Демулен: -Нет, всего-навсего поцеловать! И если Вы останетесь в живых, то мощи фальшивые.

Беатрис Ларошдрагон: - Еще можно сложить все частицы воедино и посмотреть, не окажется ли там трех рук или лишней пары ушей...

Эглантин: - А вот кому череп святого Иоанна Крестителя в возрасте десяти лет, с удостоверением подлинности! Нет-нет, целоваться с мощами - это не ко мне.

Люсиль Демулен: -Фабр, а Вам никто и не предлагает реставрировать иконы.

Беатрис Ларошдрагон: -Фабр предпочитает подвергать проверке мою святость

Люсиль Демулен: -Беатрис, она как раз проверке не подлежит-Вы у нас и без того святая, чего не скажешь обо мне.

Эглантин: - Дамы, мы вроде бы начали о борьбе с нечистью... - когда Беатрис и Люсиль начинали трещать без перерыва, у него в голове всегда возникал отдаленный звон.

Люсиль Демулен: -Отлично, предлагайте свои методы.Хотя кое-кого из нечисти можно победить при помощи патриотичной гильотины.

Беатрис Ларошдрагон: -Из осины и с посеребренным лезвием, - меланхолично подсказала Беатрис. "Висельный" юмор никогда ее не забавлял.

Эглантин: - Это вовсе даже не нечисть, а лучшие люди страны, хотя некоторых можно с уверенностью записать в готовые мощи, а проверять их святость бессмысленно. Мадам Люсиль, я всего лишь скромный неофит чернокнижия, коотрого святая Беатрис обещала лично обратить к добру и свету.

Люсиль Демулен: -Месье Фабр, я не назвала бы Вас скромным в каком бы то ни было отношении.

Беатрис Ларошдрагон: -Я, право, даже теряюсь, Эглантин... С чего бы начать?

Эглантин: - С начала, полагаю, - весело хмыкнул Эглантин. - Вот мадам Люсиль отказывает мне даже в праве на наличие некоторой скромности, а ты именуешь мракобесом, и я нахожу. что ваши обвинения ужасно неспраедливы. Я честно стараюсь соответствовать званю гражданина нового времени, а стало быть, мне волей-неволей приходится отказываться от прежних запретов и традиций...

Беатрис Ларошдрагон: -Чтобы создавать новые, - подхватила Беатрис, - а к чему эти ненужные сложности?

Люсиль Демулен: -Месье Фабр, Вы ещё скажите, что Вы такой белый и пушистый, а две злобные фурии Вас третируют!

Беатрис Ларошдрагон: -Зовите Фабра гражданином, Люсиль, месье - это слишком традиционнно...

Эглантин: - Белый и пушистый - это седой и лохматый... - меланхолично.

Беатрис Ларошдрагон: -Белый и пушистый - это покрытый плесенью! - сделала страшные глаза Беатрис.

Люсиль Демулен: -Ну вот, Вы уже впадаете в тоску.Будьте крепче духом, Фабр,-задорно улыбнулась Люсиль.

Эглантин: - Это не тоска, это легкое глумление над несовершенством мира. Когда я впадаю в тоску, я просто и незамысловато напиваюсь и устраиваю... скажем так, легкий бардак. Вроде битья стекол в чьем-нибудь малоизысканном обществе. Беатрис, я что, уже начинаю погрываться плесенью?

Беатрис Ларошдрагон: -Если не обратишься к добру и свету, непременно покроешься, - зловеще пообещала Беатрис.

Эглантин: - Значит, общаение неизбежно, - смирился Эглантин. - При условии, что ты будешь моим светом, и я буду обращаться исключительно к тебе.

Беатрис Ларошдрагон: -Я погорячилась, - тихо засмеялась Беатрис, целуя его в щеку, - тебе невозможно читать проповеди, потому что я люблю тебя такого, как ты есть, Шиповничек.

Эглантин: *Еще более меланхолично* - Вот так всегда, сперва пообещает научить меня уму-разуму, а потом смеется и говорит: "Нет, ты меня и таким устраиваешь..." До чего же вы, женщины, переменчивые создания, постоянные в своей переменчивости...

Беатрис Ларошдрагон: -Откуда у женщины может быть столько ума, чтобы делиться им с мужчиной? Как желторотый птенец будет поучать стреляного воробья?

Эглантин: - Просто ваш уме не такой, как у нас. Или вы тщательно его скрываете, чтобы мы ничего не заподозрили, по-прежнему кидаясь защищать и спасать вас, таких трепетных и беспомощных, с острейшими коготками и разумом, щелкающим, как счеты в меняльной лавке.

Люсиль Демулен: Эглантин пишет: Просто ваш уме не такой, как у нас. Или вы тщательно его скрываете, чтобы мы ничего не заподозрили, по-прежнему кидаясь защищать и спасать вас, таких трепетных и беспомощных, с острейшими коготками и разумом, щелкающим, как счеты в меняльной лавке. Фабр, зря Вы насчёт коготков сказали, ох как зря!

Эглантин: - Почему - "зря"? вы ж такие и есть, отвлечете внимание - и цап за мягкое и трепетное!

Люсиль Демулен: -Плохо Вы о нас, женщинах, думаете, Фабр.Или только обо мне??

Эглантин: - Мадам, выши подозрения беспочвенны!

Люсиль Демулен: -О да! Мы с Вами-лучшие друзья в Республике,-рассмеялась Люсиль,-хотя скорее родственные души.Не можем спокойно жить.

Эглантин: - В спокойствии общество загнивает и уподобляется болоту, - хмыкнул Эглантин. - Не помню, кто это сказал, кто-то из давно почивших мудрых старцев.

Люсиль Демулен: -Про Болото-это к Буасси, он по этой части большоооой специалист, месье Фабр.А я всего лишь скромненькая гражданка, которая по мере возможностей общается в салоне.

Эглантин: - Буасси всего лишь самонадеянный специалист по распугиванию лягушек, а а мир заставляют вращаться именно вот такие скромненькие гражданки...

Беатрис Ларошдрагон: -А разве мир стоит не на трех слонах? - ужаснулась Беатрис.

Люсиль Демулен: -Стоит, Беатрис.Но эти слоны всё время норовят куда-то улизнуть.Вот и приходится их одёргивать.

Беатрис Ларошдрагон: -Кого мне всегда было жалко, так это черепаху, на спину которой они взгромоздились

Люсиль Демулен: -Ну, Беатрис, быть может эта черепаха-доброволец! Стоит себе возле колодца посреди болотца.))))

Беатрис Ларошдрагон: -Это что, загадка?

Люсиль Демулен: -Это не загадка, это едкость, на которые я очччень способна.)))

Беатрис Ларошдрагон: -Мне кажется, вы что - то замыслили... Ваш энтузиазм после недавней депрессии радует, но наводит на некоторые раздумья

Люсиль Демулен: -Коль не секрет, на какие же раздумья Вас наводит мой энтузиазм?? Беатрис Ларошдрагон пишет: Мне кажется, вы что - то задумали... Естественно, задумала. Как я могу жить без всяких этаких задумок?

Беатрис Ларошдрагон: -Пунические войны отгремели, и вы нашли нового противника?

Люсиль Демулен: -Беатрис, я кого не любила, того и не люблю. Просто из уважения к Элеоноре я перестала высказываться открыто о нашем Максимильене.Так что война продолжается. И я, мне кажется, буду сражаться в одиночку.

Беатрис Ларошдрагон: -Партизанская война часто более успешна, чем открытое противостояние, но вы должны быть осторожнее, Люсиль.

Эглантин: - А что вы такое имеете сказать о нашем дражайшем Максимильене, помимо того, что месячный запас муки, предназначенный для голодающих горожан, уехал к дому Дюпле, дабы гражданин Неподкупный мог содержать свои парики в полнейшем порядке?

Люсиль Демулен: Люсиль едва удалось скрыть мелькнувшего в глазах чёртика. -Беатрис, я очень хорошо отношусь к партизанам. Особенно к тем, которые действуют на западе Франции. Что до Эглантина, то мадам Демулен, восхищённая его словами, присела перед поэтом в глубоком реверансе.

Эглантин: - Ну вот вам и наглядный пример женской непоследовательности, - философично заметил Эглантин, кивая в ответ на поклон мадам Демулен, - то она кидается на меня с ногтями наголо, то раскланивается, что твоя принцесса Ореланская... А что я такого сказал? Всего лишь истинную правду. Нашли друзья, пользуясь случаем, стянули несколько фунтов муки, и Беатрисина служанка теперь печет из нее булочки к утреннему завтраку...

Беатрис Ларошдрагон: -Интересно, Шиповничек, а что Робеспьер крал у народа украли у Робеспьера, что бы ты мог мазать эти булочки маслом и вареньем?

Эглантин: - Это не у Робеспьера, - с видом знатока объяснил Эглантин, - это остатки того, что не доел на завтрак наш душка Жорж-Жак, а его домоправительница пожертвовала в пользу бедных, то есть нас.

Люсиль Демулен: -Эх, Фабр, что удивительного в моих эмоциях? Вы меня обидели-я Вам отомстила,-Люсиль глянула на эглантиновскую царапину.А теперь, мне кажется, мы помирились.

Эглантин: - А мы и не ссорились, это просто столкновение темпераментов и взглядов на мир...

Люсиль Демулен: -Мне кажется, что у нас скорее слишком много общего, месье Фабр. Эмоции бьют через край, поэтому мы и столкнулись. Я, кстати, и с Колло чуть не подралась,-весело сказала мадам Демулен.

Эглантин: - И кто победил? - заинтересовался Эглантин. - Надеюсь, он хоть в этот раз повел себя как джентльмен и сдался даме? Или дама была повержена и, как бы это сказать, покарана по закона военного времени?

Люсиль Демулен: -Как ни странно, Фабр, мы сыграли вничью, а потом даже нашли общий язык. Удивляюсь я Вашей фразе насчёт джентельмена-Вы-то были более решительным.))) Хотя, кто старое помянет-тому глаз вон.

Беатрис Ларошдрагон: -А кто позабудет, тому оба, так что на месте Эглантина я бы усвоила урок на будущее

Эглантин: - Злые вы, - печально констатировал Эглантин. - Уйду я от вас. К Колло. Мы напьемся и пойдем бить стекла в Тюильри, оч-чень увлекательное занятие, а главное - помогает избавиться от накопившейся раздражительности.

Люсиль Демулен: -Тогда и я с Вами!

Беатрис Ларошдрагон: -А я - нет. Я по натуре миролюбива, а уж с тех пор, как мы сошлись с Франсуа, мне вообще хочется, чтобы все жили в мире и добром согласии.

Эглантин: - Скверный домодельный коньяк, - честно предупредил Эглантин. - Из горлышка, в подворотне. Общество двух подвыпивших и буйных обормотов, которые после второй бутылки становятся опасны для общества, ибо бузят и склонны возлюбить ближних своих, даже не спрашивая согласия этих самых близних. Ночь в кутузке, а там злые жандармы и холодный каменный пол.

Беатрис Ларошдрагон: -Беготня по кутузкам в поисках этих самых обормотов. Укладывание в постель и примочки. Утреннее похмельное буйство. Это все на самом деле не так уж весело, Люсиль. Разве что вы тренировались на Камилле и Жорже! :)

Эглантин: - Не-а, Камилл у нас лапочка и душка, мне его даже ни разу напоить не удавалось. А Жоржа напоить невозможно в принципе, он пьет, как не в себя, и стражи закона его пугаются.

Беатрис Ларошдрагон: -Ага, теперь я начинаю понимать, почему ты не робеспьерист... За Жоржем очень удобно прятаться!

Эглантин: - Конечно. Он у нас ударная сила. Мы с Камиллом придумываем идеи, он их осуществляет.

Беатрис Ларошдрагон: -И огребает все неприятности, предназначавшиеся на троих...

Эглантин: - Об него неприятности - как об стенку горох. За что мы его нежно и трепетно обожаем.

Люсиль Демулен: Эглантин пишет: Мы с Камиллом придумываем идеи, он их осуществляет. *удивлённо*: и когда это Вы спелись с Камиллом? Беатрис Ларошдагон пишет: Это все на самом деле не так уж весело, Люсиль. Разве что вы тренировались на Камилле и Жорже! :) Беатрис, эти двое сами на ком хочешь потренируются.

Эглантин: *не менее удивленно* Года три уже как, с самого начала этого кошачьего концерта для Революции и верных граждан, а что?

Люсиль Демулен: -Просто мне кажется, что Вы с Камилло-абсолютно разные по характеру и темпераменту люди. Предлагаю игру в ассоциации-кто на кого похож! Итак, Вы, месье Фабр-родственны Колло...

Эглантин: - Я смазливее, - совершенно серьезно заявил Эглантин. - А у него голос лучше поставлен. И пьет он больше.

Люсиль Демулен: -Зато Вы одинаково энергичны и любите искать приключения.)) А как Вы думаете, кто родственен по характеру мне? Если брать героев нашей ролёвки?

Эглантин: - Вы у нас единственная, неотразимая и неповторимая. *и хрюкнул в чашку, дабы запить глотком кофе столь беспардонную лесть*

Люсиль Демулен: -Фабр-Фабр, Вы у нас хоть и великий актёр, но от фальши никак ни избавитесь!

Эглантин: - Я буду больше репетировать, и у меня непременно получится, мэтр, - ломкий, совершенно юношеский и трогательный голосок.

Беатрис Ларошдрагон: -Продолжай проводить аналогии, Шиповничек, очень познавательно...

Люсиль Демулен: -А что же Вы сами никак не проведёте аналогию, Беатрис? Вот у меня тут есть родственные души... Эглантин пишет: Я буду больше репетировать, и у меня непременно получится, мэтр, - лоскмий совершенно юношеский и торгательный голосок.

Беатрис Ларошдрагон: -Мне кажется, Люсиль, что мы похожи с Элеонорой Дюпле.

Эглантин: - А мне ничего не кажется, вы меня устраиваете именно такими, как есть. И если какая-нибудь из вас сварит еще один кофейник, моя благодарность будет безмерна... в пределах разумного.

Беатрис Ларошдрагон: -Ты сейчас держишся, как султан, - засмеялась Беатрис, - слушаюсь и повинуюсь, повелитель... Вскоре на столике появился очередной кофейник, источающий аромат настоящего колониального кофе.

Эглантин: - Я держусь, как последний нахал, в чем меня сегодня неоднократно упрекнул Его Неподкупность, - с огорченным вздохом признался Эглантин. - А я так старался. Я даже не говорил ему гадостей. Только спросил адрес того портного, что шил ему костюм, мол, тоже заказал бы. А он почему-то обиделся.

Беатрис Ларошдрагон: -Утешься, милый. Все-таки последний нахал - это Колло. И неудивительно, что гражданин Робеспьер обиделся - потому что в костюме такого же фасона ты выглядел бы как чучело и живое оскорбление его хорошего вкуса.

Эглантин: - А разве у Макса хороший вкус? Впервые слышу. Эти его туфли с бантиками, надо же было до ткого додуматься...

Беатрис Ларошдрагон: -А мне кажется, что на нем они смотрятся неплохо. Ему даже парик к лицу, хотя я обычно нахожу эти пудреные волосы кошмарными. Возможно, гражданин Робеспьер не может подобрать вещи, так же точно выражающие суть кого - то другого, но себя он выражает безупречно.

Эглантин: - Беатрис, - очень задумчиво и серьезно осведомился Эглантин, помешавая ложечкой в чашке, - а ты не собираешьсяв ближайшем будущем прикупить медальончик с портретом Макса или его скульптурное изображение, чтобы поставить в спальне?

Беатрис Ларошдрагон: -В спальне - нет, но как украшение для кабинета бюст Робеспьера вполне пригоден. Я уже заметила, тебе в принципе все равно, что использовать, как пресс - папье - хоть чашку с кофе, хоть томик Вольтера. Робеспьер тоже сгодится.

Люсиль Демулен: Беатрис Ларошдрагон пишет: -Мне кажется, Люсиль, что мы похожи с Элеонорой Дюпле. Согласна, общее есть. И не только в возрасте и внешности.

Беатрис Ларошдрагон: -Видимо, отпечаток монастырского воспитания

Люсиль Демулен: -А Вы верите в физиономистов? Говорят, что по внешности можно определить характер человека. Допустим, брюнеты-люди с некоторой агрессией, в случае Колло и Фабра так оно и есть. Шатены-уравновешенные люди сангвинического типа. Достаточно глянуть на Вас, Беатрис, и на Элеонору, чтобы убедиться, что это так. А вот про блондинов-не могу сказать ничего-боюсь показаться необъективной, так как и сама к ним принадлежу.

Беатрис Ларошдрагон: -Доля истины, в этом, наверное есть, но я бы не стала доверяться исключительно цвету волос

Люсиль Демулен: -Хотя всё же буду искренна: есть у нас, блондинов, одна черта-не поддааваться врагу, как бы силён он ни был!

Беатрис Ларошдрагон: -Да - да, северная стойкость норманнских предков... Мы, южане, другой крови, оттого не всегда можем правильно понять друг друга.

Люсиль Демулен: -Это так, Беатрис. И мне кажется, что люди с одинаковым цветом волос легче находят общий язык.

Беатрис Ларошдрагон: -Не знаю, вы с Камиллом как раз опровергаете этот тезис...

Люсиль Демулен: -А мы и не нашли общего языка, ма ами. Или давно его потеряли. Зато Вы-прекрасная пара с Эглантином. Вот Вам и пример: оба темноволосые, прекрасно ладите. Вы, как шатенка, усмиряете нашего брюнета. Хотя по этакой логике я даже не знаю, кто мне подойдёт из известных нам личностей. Не Эро же!

Беатрис Ларошдрагон: -Всмотритесь, Люсиль - Франсуа тоже шатен :) Даже светлее, чем я :)

Эглантин: - Сейчас они еще начнут выяснять, не крашусь ли я, - меланхолично заметил объект обсуждения. - Нет, Беатрис, бюста Макса в доме я не потреплю. МАло мне его общества в Конвенте, так он еще и дома будет смотреть на меня укоризненно - мол, что ты сегодня сделал для блага Ревоюции, Фабр?

Люсиль Демулен: -Фабр, а Вы в физиогномию верите?-подала голос Люсиль.

Эглантин: - Отчасти. Скажем, я убедился, что можно прочитать на людских лицах следы некоторых их пороков и добродетелей, а еще в том, что в людях встречается сходство с животсными, и оно чаще всего не случайно.

Люсиль Демулен: -Фабр, мне страшно подумать, с кем Вы сейчас сравните меня!

Эглантин: - С кошечкой. Такой, знаете ли, из далекой страны Сиам. С голубыми глазенками, бантиком на шее и коготками в бархате.

Люсиль Демулен: -Фабр, точно в яблочко! Я очень люблю эту породу кошек!

Эглантин: - Вы таки будете смеяться, но как-то одному из торговых представителей Компании пришла в голову мысль купить несколько таких в Мадрасе и привести в Париж... Сказано - сделано, они купили пять штук, рассадили по клеткам, везли, как королев в заточении, а кошки все равно умудрлись сбежать... Выскородные сиамские дамы согрешили с корабельными котами, и привезли наши бравые моряки в итоге кучу разномастных котят...

Люсиль Демулен: -Знаете, Фабр, это очень точная характеристика,-по-детски широко улыбнулась Люсиль.-Меня тоже не удержать, если я захочу на свободу.

Беатрис Ларошдрагон: -А с кем ты сравнишь меня, Эглантин?

Эглантин: - На Гебридских островах разводят особую породу пони - неказистых, но ужасно выносливых, - задумчиво протянул Эглантин. - Знаю, сравнение не блещет красой, но зато Беатрис, как эта лошадка, отважно тянет свою немаленькую ношу, никогда не сворачивает с избранного пути и никогда не жалуется. А то, что она прекраснее розы на заре, она и так знает.

Беатрис Ларошдрагон: -Мишель меня звал розой без шипов, - усмехнулась Беатрис.

Эглантин: - И в этом я с ним согалсен. Ну, продолжая наши невинные игрища в крысу, то есть в шарады... Жорж - бык, в чем да не усомнится никто из присутствующих. Колло - ворона, провалиться мне на этом месте. НЕ вОрон, а именно ворона, серая, со свалки. Сен-Жюст - породистый жеребец. Арабских кровей. А Макс похож на... - Эглантин сделал паузу, лукаво поглядываая на собеседниц и ожидая их хода.

Беатрис Ларошдрагон: -Это Cен - Жюст - то жеребец? Не сказала бы... Для этого в нем маловато... хм... буйства, что ли. А гражданин Робеспьер напоминает мне черепаху - такой же закрытый со всех сторон.

Эглантин: - Или бульдога - если вцепится, то уже не отпустит.

Люсиль Демулен: -Макс похож на зеленомордую гадюку!!!!! И ещё он Телец, то есть бык. Рогатый, он же бык, по ночам гулять привык...-Люсиль вспоминала все эпитеты, которыми когда-то награждала Робеспьера.

Эглантин: - Ммкс, конечно, та еще змея подколодная, но чтобы еще и зеленомордая - это вы загнули, дорогая.

Люсиль Демулен: -Ну вот, Колло меня успокаивал, когда я кое-кому...эээ...начистила личико, а Эглантин взялся меня утихомиривать, когда на меня нашло вдохновение!-притворно обиделась Люсиль.

Эглантин: - У вас, милая, не вдохновнеие, а разлитие черной желчи, от его хорошо помогает жареная дубовая кора большими порциями...

Беатрис Ларошдрагон: -А еще пост и умерщвление плоти... Кстати, до первой утренней чашки кофе ты сам страдаешь тем же недугом, не замечал за собой, Шиповничек?

Эглантин: - Я им не страдаю, я им наслаждаюсь, - хмыкнул Эглантин. - Кроме того, я научился извлекать из сего обстоятельства несомненную пользу. Пока я с утра злой - у меня отлично получается уязвить кого-нибудь.

Беатрис Ларошдрагон: -Тогда почему ты пишешь не по утрам, а по ночам?

Эглантин: - Потому что утром я сочиняю то, о чем будут писать ночью, а ночью я пишу, потому что никто не мешается, не отвлекает и не лезет под руку. Ты не в счет, тебя я рад видеть в любое время суток.

Беатрис Ларошдрагон: -Особенно когда я появляюсь в сопровождении кофейника, - застенчиво улыбнулась Беатрис. - Продолжая игру в ассоциации - Камилл вызывает у меня мысль об оленях.

Эглантин: - Почему? А, ну да, та еще трепетная лань, вечно преследуемая и гонимая. И глаза у него, как у оленя. Гетри похож на эту английскую псину, как ее, бладхаунд, вышколенная такая охотничья собака для охоты на оленей...

Беатрис Ларошдрагон: -Хм, а на кого же похожа Элеонора?

Люсиль Демулен: -Фабр, какая ещё желчь? Это я так, любя говорю!

Эглантин: - Элеонора? *задумчиво* На... (чуть было не вырвалось "На курицу-несушку", но это было бы уже совсем неприлично). На лебедицу.

Люсиль Демулен: -А говорят, что если один лебедь в паре погибает, то и второй умирает следом. Как романтично и грустно!-вздохнула Люсиль.

Беатрис Ларошдрагон: -Тогда Максимилиан тоже лебедь...

Эглантин: - Осталось подобрать Элеоноре походящего лебедя в пару.

Беатрис Ларошдрагон: -Кстати,Колло похож на лебедя - но черного...

Люсиль Демулен: Но они же не влюблённая пара-Элеонора и Максимильен. Макс вообще любить неспособен.

Беатрис Ларошдрагон: -Вы так уверенно это утверждаете, Люсиль, будто проверяли

Люсиль Демулен: -Больно надо. По нему всё видно.

Беатрис Ларошдрагон: -Мы же пришли к выводу, что внешность обманчива?

Эглантин: *меланхолично* - Просто мадам Люсиль оттачивает зубки на гражданина Неподкупного и наверянка хранит под подушкой окроваленный кинжал мадам Корде.

Беатрис Ларошдрагон: (в тон) -Кинжал практичнее, чем зубы...

Эглантин: - Зубами тоже можно неплохо справиться, главное - подобраться поближе.

Беатрис Ларошдрагон: -Это долго и неэстетично, - поморщилась Беатрис.

Эглантин: - Зато надежно и практично, ибо зубы всегда с тобой, а кинжал и потерять недолго в суматохе!

Беатрис Ларошдрагон: -Колло тебе рассказывал, как на него покушались незаряженным мушкетом? Я лично видела этот цирк...

Эглантин: - Ага. И показывал. В лицах, громко и гнусно хихикая. А тот приснопамятный мушкет он присвоил себе в качестве трофея и прибил на стену в гостиной.

Беатрис Ларошдрагон: -Наверное, сейчас рассказ о покушении занимает не менее часа. Поначалу Колло укладывался в пять минут.

Эглантин: - Через месяц это будет эпопея в трех актах, с прологом и жпилогом, в которой будет задействовано пол-Парижа... Вот что значит "творческий подход". Один несостоявшийся выстрел - зато сколько шума!

Беатрис Ларошдрагон: -Звучит так, будто ты завидуешь, что такой сюжет достался ему, а не тебе, - засмеялась Беатрис.

Эглантин: - Нет уж, благодарю покорно. Общество убивцев с незаряженными мушкетами меня как-то не привлекает. Лучше я буду рассказывать о том, что там стрялось на самом деле, пусть Колло лишний раз позлится.

Беатрис Ларошдрагон: -Как ты можешь рассказывать о том, что случилось, если тебя там не было? - резонно возразила Беатрис.

Эглантин: *Изумленно хлопая ресницами* - А как наши вожди рассказывают о том, в чем нуждается Революция? А как Шекспир рассказывал о Ричарде Третьем? А как Марко Поло рассказывал об обычаях татар? Выдумаю, господи ты боже мой!

Беатрис Ларошдрагон: -В таком случае, полуторачасовой рассказ Колло - шедевр правдивости, а ты не имеешь никакого права его упрекать.

Эглантин: - А я его не упрекаю. Мне просто хочется его подразнить, чтобы врал, да не завирался.

Беатрис Ларошдрагон: -И для этого ты нагромадишь еще больше нелепостей? Оригинальный способ.

Эглантин: - Да нет, я поведаю миру о том, как за ним бегал очередной его поклонник с незаряженным мушектом... Колло взбесится, начнет скандалить, и будет очень весело, - легкомысленно хмыкнул Эглантин.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис вздохнула и задала свой любимый вопрос, способный убить на корню любую инициативу: -И зачем? У тебя нет других поводов для веселья?

Эглантин: - Есть, целая могучая кучка. Но сейчас мне понравился этот. Кстати, я еще не говорил, что пригласил сегодня кучу народу на вечер? А-а, не говорил? Ну, значит, забыл. Но ты же все равно нас пустишь, правдаа? - а глазенки ясные-ясные и трогааательные такие...

Беатрис Ларошдрагон: -Знаешь что, Франсуа? Однажды я не успею за полчаса прибраться в квартире, приготовить сносный ужин и привести себя после этого в порядок, чтобы никто не сказал, что ты держишь в подружках растрепу. И вот тогда пусть тебе станет стыдно! - палец Беатрис обличающе уперся в грудь Фабра. - И ты сам будешь бегать с рюмками и тарелками! А я выйду к твоим приятелям в домашнем платье, переднике и косынке!

Эглантин: - ...И они дружно восхитятся твоей скромностью и деловитостью, и признают, что у меня вкус наконец-то изменился к лучшему, а опыт бегания с тарелками и рюмками у меня имеется, и даже не надейся, что я все разобью! - хихикнул ужасно довольный собой Эглантин. - Моя прошлая дама выходила к гостям в неглиже, и все было ничего, только у Сешеля почему-то глаза в разные стороны разъезжались. Беатрис, а что такое - "станет стыдно"? Я такого не умееею...

Беатрис Ларошдрагон: -Прости, забыла, ты же начинал с "Кушать подано"... Шиповничек, а познакомь меня с Сешелем? Так интересно посмотреть вблизи на самого красивого мужчину Конвента!

Эглантин: - Женщина, ты хочешь получить приступ ревности в моем исполнении или нынче празднуется День Гения Язвительности? А-а, это то, что называется маленькой женской местью, я догадался... То она воспевает Макса за его несуществующие добродетели, то объявляет Сешеля красавчиком, при этом смотрит мне в глаза и даже не краснеет Воспитал куртизанку на свою голову!

Беатрис Ларошдрагон: -Кошке можно смотреть на короля, а почему мне нельзя посмотреть на Эро де Сешеля? - невинно распахнула глаза Беатрис. - Ты воспитал во мне хороший вкус, я теперь тоже питаю слабость ко всему, что имеет художественную ценность.

Эглантин: - У-у, изменница, ветреница и сердцеедка, - состроил гримаку Эглантин. - будет тебе твой Сешель на блюдечке с золотой каемочкой, только помни - он хоть и носит брюссельские кружева, но долгов у него еще больше, чем у меня. Так что ловить там совершенно нечего, кроме старой аристократической закалки и изысканных манер. Ну, и сомнительной художественной ценности, уже побывавшей в употреблении.

Люсиль Демулен: -Кто это красивый?! Сешель???? Это порочное затасканное лицо аристократа?!!!!!

Беатрис Ларошдрагон: -Спасибо за предупреждение, - Беатрис замерла на мгновение перед Эглантином в церемонном, почти версальском реверансе, - как много общего, оказывается, у нас с гражданином Сешелем...

Беатрис Ларошдрагон: Люсиль Демулен -Неужели сплетни?

Эглантин: - И что это у вас общего? - подозрительно. - Долги, кружева и аристократическое происхождение? Ах, извините, мадам, что я тут со своим третьим сословием осмелился сидеть с вами за одним столом! - Люсиль, вот именно, что порочное и затасканное. Определенный круг гражданок, не будем тыкать пальцами, от таких просто без ума. Им кажется, что они обрели блистательное прошлое, коотрого никогда не было.

Беатрис Ларошдрагон: -Ты такой смешной, когда ревнуешь, - весело прошептала Беатрис на ухо Эглантину, приобняв его за плечи, - такой красноречивый и сердитый...

Эглантин: - Вот нашла, над чем посмеяться, - раздраженно фыркнул Эглантин, но руку Беатрис тем не менее убрать не попытался. Сколько бы она не твердила о том, что любит его, он все равно злится всякий раз, когда Беатрис говорит о ком-то другом. А чертовка прекрасно знает это и поддразнивает его.

Беатрис Ларошдрагон: -У меня куча поводов для веселья, но сейчас мне понравился именно этот, - лукаво повела бровями Беатрис.

Эглантин: - Если мы и дальше будем играть в шарады, то ты станешь у меня похожа на канарейку с Антильских островов - они тоже такие пестренькие, сладко щебечут и умеют повторять людскую речь, правда, не улавливая смысла.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис убрала руки и заложила их за спину с видом пай - девочки. -Любое сравнение от вас я приму с благодарностью, гражданин Фабр, понравится мне оно или нет...

Эглантин: - К Сешелю, к Сешелю - и за сравнениями, и с благодарностями, - рассеянно помахал кистью Эглантин, обидевшись вдобвок еще и на "гражданина". - Меня здесь вообще нет, мне тут не место, пойду, подпишу кому-нибудь пару смертных приговоров и буду чувствовать, что день прожит не зря.

Беатрис Ларошдрагон: -Разлитие черной желчи, - диагностировала Беатрис, - а ведь еще не утро. Что, ты говорил, помогает? Жареная дубовая кора?

Эглантин: - Гильотина, - огрызнулся Фабр. - Три раза в день после еды. И отсутствие поблизости дамочек с чрезмерно болтливыми язычками.

Беатрис Ларошдрагон: -Обиделся! - всплеснула руками Беатрис. - Иди сюда. Она за руку вытащила Эглантина на середину зала, отодвинула стулья и торжественно объявила: -Ритуальный танец на цыпочках! Приподняв юбки, она двинулась почти на носочках туфель вокруг Эглантина, приговаривая: -Шиповничек - мой самый любимый... Самый желанный... Самый красноречивый...Самый умный... Самый щедрый...

Эглантин: - Самый злобный, ренивый и несуразный, - буркнул Эглантин, понимая, что обижаться и дальше было бы просто глупо. Беатрис описала вокруг него один круг и пошла на второй. Количество припасенных комплиментов у нее, кажется, было бесконечным. Не оставалось иного выхода, кроме как сдаться, перехватить эту невозможную девицу за талию и прижать к себе. - Ладно, убедила, ты раскаялась и прощена до следующей выходки.

Беатрис Ларошдрагон: -Я бы тебя поцеловала, но ты сам запретил мне делать это на людях, - сложила губы скорбной подковкой Беатрис.

Эглантин: - А? Люди? Какие такие люди? - он непонимающе оглянулся на полупустой зал кофейни. - Ну, они простят, я ж известный нарушитель традиций и попиратель общественной морали. Если я сам что-то запретил, то я могу и отменить запрет. Целуй, - и, не дожидаясь, пока Беатрис скажет что-то в ответ на подобное распоряжение, сам наклонился к ее губам, махнув рукой в сторону невольных свидетелей и выкрикнув: - И вовсе тут нет ничего интересного!

Беатрис Ларошдрагон: -Cовершенно, - подтвердила Беатрис уже ему в губы. Целовались они долго и с удовольствием, так что если и оскорбили чьи - то моральные нормы, то как минимум, сделали это обстоятельно и со вкусом.

Эглантин: - Нет, я совершенно не могу на тебя сердиться, - со скорбью в голосе подвел итог Эглантин, когда они неохотно оторвались друг от друга. - Есть в тебе что-то такое-эдакое, отчего хочется тебе все прощать, кормить пирожными и сидеть у тебя в ногах... Как ты это делаешь, а, Беатрис?

Беатрис Ларошдрагон: -Не знаю, - искренне призналась она, - как - то... Может быть, это просто любовь, Шиповничек?

Эглантин: - Ч-черт его знает, нельзя исключать и такую возможность, - смешок, короткий и быстрый. В кофейне играет чуть фальшивящая скрипка, и парочка кружится на свободном пятачке между столов, юбки Беатрис разлетаются широким полукругом.

Беатрис Ларошдрагон: -Если бы в Париже все еще устраивались балы, мы бы ни одного не пропустили, - засмеялась Беатрис, - никто здесь так не охоч до танцев и песенок, как мы с тобой...

Эглантин: - Ну, допустим, у меня этот недостаток с рождения, да еще двадцать пять лет ежевечерних выходов на сцену - такая жизнь кого угодно приучит к танцулькам, - откликнулся Эглантин. - А у тебя, монастырской воспитанницы, это откуда взялось? На Нельской площади есть общественный зал для танцев, пойдешь со мной? Там немного шумно по вечерам, но мне нравится. Только не выдавай меня, ага? Не слишком-то это подходящее занятие для депутата Конвента. А на балах мне побывать доводилось, там на самом деле довольно скучно. Девицы на выданье и дамы-меценатки... "Франсуа, заработай денег!"

Беатрис Ларошдрагон: -Франсуа, ну я же не родилась в монастыре, - со смешком покачала головой Беатрис, - я деревенская жительница и с детства обожала выплясывать на праздниках. Конечно, я с удовольствием пойду с тобой - куда только захочешь. Насчет настоящих балов не могу сказать, если Мишеля на них и приглашали, меня он не брал по вполне понятным причинам.

Эглантин: - Совсем по другим - у тебя бы там не было отбою от кавалеров, - он ехидно ухмыльнулся. - Мадемуазель, вы пойманы на слове - ты обещала мне вечер с танцами, отказы не принимаются. Чихать на революцию, а мы, столичные провинциалы, пойдем танцевать!

Беатрис Ларошдрагон: -И пусть нам завидуют молча, - с коротким смешком отозвалась Беатрис, пряча лицо у него на плече. - Как же мне хорошо с тобой, Франсуа!

Эглантин: - Польщен и не заслуживаю таких комплиментов, - разворот между столиками, чуть фальшивящее и оттого еще более очаровательное пение скрипки, губы, прикасающиеся к уложенным в "корзинку" темно-каштановым локонам. - Мне тоже хорошо с тобой, маленькая святая. Пока ты не дразнишься.

Беатрис Ларошдрагон: -Хорошо, я буду помалкивать, - кротко согласилась Беатрис. - А ты не заскучаешь?

Эглантин: - Заскучаю, - охотно согласился Эглантин. - И начну дразнить тебя. С тобой хорошо, даже когда ты молчишь, но когда болтаешь - еще лучше.

Беатрис Ларошдрагон: -Знаешь, как говаривал святой Франциск? "Меня рано канонизировать, я еще вполне способен делать детей"...

Эглантин: Фырк в прическу Беатрис. - А что, он и правда так говорил? Наш человек, пусть и святой. Нам еще рано на уютное кладбище, мы еще встряхнем этот мир.

Беатрис Ларошдрагон: -Именно так и говорил. А ты знаешь, что Франциск, Франсуа - мое любимое мужское имя?

Эглантин: - Я догадывался, - короткий понимающий смешок. - Иначе почему бы ты дала его своему ребенку?

Беатрис Ларошдрагон: -В честь дедушки, например. Так часто делают.

Эглантин: - А может, по совсем иной причине, - они вернулись за накрытый заново столик. - И я почему-то думаю, что почтенный дедушка тут был совсем не при чем...

Беатрис Ларошдрагон: -Да? Ты, наверное, уже изобрел по этому поводу целый роман в трех томах с картинками, - засмеялась Беатрис. - Какая еще может быть причина, по - твоему?

Эглантин: - Ну, коли женщина называет какое-то мужское имя своим любимым, было бы логично предположить, что в ее жизни было нечто, связанное с носителем такого имени, - предположил Эглантин. - Нет?

Беатрис Ларошдрагон: -Господи, Франсуа! - терпеливо покачала головой Беатрис. - Интересно, когда бы я успела? Лет этак в десять? Мне было пятнадцать, когда я стала жить с Мишелем, и семнадцать, когда родился Арман...

Эглантин: - В десять лет девочка тоже может преспокойно очароваться кем-то, выдуманным или настоящим, а то, что ты жила с кем-то, ничуть не мешало тебе думать или мечтать о ком-то другом, и совсем не обязательно, чтобы это был настоящий, живой человек, - привел свои аргументы Эглантин.

Беатрис Ларошдрагон: -Все просто и скучно. В монастыре я начиталась Фомы из Челлано о деяниях святого Франциска. Он был удивительный человек, на самом деле, и стал очень хорошим патроном тем, кто ему молится.

Эглантин: - Значит, я угадал, это был любовь юной послушницы к человеку, который давно умер, но даже после смерти сумел произвести на тебя впечталение, - улыбнулся Эглантин.

Беатрис Ларошдрагон: -Да, наверное, что - то вроде этого, - смущенно улыбнулась Беатрис. - Я как - то редко думала о любви. Не приходилось к случаю.

Эглантин: - Ну не любовь, так восхищение, обожание или что-то вроде того...

Беатрис Ларошдрагон: -Опережая предположения насчет имени "Арман", хочу тебе сообщить, что это просто красивое старинное - старорежимное! - имя, как у всех моих братьев. Единственное, что отличало нас от вилланов - так это имена с претензией...

Эглантин: - НЕ вижу никаких претензий в имени Беатрис, да я и не спрашивал, отчего твоего младенца зовут именно так.

Беатрис Ларошдрагон: -Какие - то у нас пошли почти научные разговоры, - Беатрис знала, что Эглантин не очень - то жалует упоминания об Армане, и предпочла сменить тему. - Я хочу еще кофе, лучше с корицей. А ты?

Эглантин: - С булочками, свежими и с начинкой... И с тобой.

Беатрис Ларошдрагон: -Ну - ну, - погрозила пальцем Беатрис, - мы не дома!

Эглантин: - Вот кааак всегда... Не везет мне, - притворно огорчился Эглантин. - Ладно, придется обойтись кофе с булочкми. И с медом!

Беатрис Ларошдрагон: -А я люблю варенье из крыжовника...

Эглантин: - А я люблю тебя, только никому не говори об этом, ага? - смешок над чашкой дымящего кофе.

Беатрис Ларошдрагон: -Это будет наша тайна, - с суровым лицом отозвалась Беатрис, - я не расскажу о ней даже на исповеди...

Эглантин: - Беатрис, а где ты в нонешние антирелигиозные времена отыскала исповедника? - искренне удивился Эглантин. - Вроде и церкви все позакрывали...

Беатрис Ларошдрагон: -Я коплю грехи до лучших времен, - засмеялась она, - святой отец, которому доведется меня выслушать, получит тот самый роман в трех томах, о котором упоминалось раньше...

Эглантин: - У-у-у, а я тоже хочу послушать, это должно быть так увлекательно... Может, пригодится для чего-нибудь. "Жизнь провинциалки", трагикомедия с поучительными прологом и назидательным эпилогом.

Беатрис Ларошдрагон: -У тебя такой сюжетный кризис, что ты согласен даже на неврачную историю моей жизни? Лучше напиши какую - нибудь комедию из римской жизни. Про императора Максимилиана, его брата цезаря Августина, фаворита Антония и шустрого Фабриция, который их всех в результате надул...

Люсиль Демулен: -А главное злодейкой там будет некая Люция, которая являет собой пример Фабрицио в юбке и не церемонится с Максимилианом!

Беатрис Ларошдрагон: -Вот! Замечательная пьеса! Пройдет на "ура"!

Люсиль Демулен: -Беатрис, ма ами, а что же там будете делать Вы?

Эглантин: Едкий хмык и жалобное: - Нынче, дорогая моя, все чаще приходится писать о том, что якобы нужно народу, а не о том, что хочется. Наш император слишком хорошо выдрессировал своих цензоров и ликторов, натаскав их выискивать крамолу даже там, где ее отродясь не было. Зарежут. Причем немедленно, а мне еще и выволчку устроят. К тому же нынче в моде реализм. Историю раскаявшейся куртизанки, подавшейся в добрые гражданки, хотя бы поставить можно, и получить за нее таких полезных хрустящих бумажек.

Беатрис Ларошдрагон: -А я буду сидеть в зале и аплодировать...

Беатрис Ларошдрагон: Эглантин пишет: подавшейся в добрые гражданки Я бы не утверждала этого так однозначно...

Люсиль Демулен: -Беатрис, Фабр, да про вас такой роман можно написать..."Юлия или Новая Элоиза" в подмётки не сгодится!!!!*дружески*

Беатрис Ларошдрагон: -Исключитеьные права на эту историю принадлежат Шиповничку, - засмеялась Беатрис, - мы прибережем ее на времена бескормицы.

Люсиль Демулен: -А Камиль, если что, поможет всё художественно оформить.

Беатрис Ларошдрагон: -Только не Камиль! - выпаливает Беатрис прежде, чем соображает с кем говорит. - Мне, прошу прощения, не по душе его стиль...

Люсиль Демулен: -Скажите, чем же Вам так не по душе стиль Камиля или персонально он сам? А в душе закопошилось старое нехорошее чувство.

Эглантин: - Дамы, дамы, перемирие, - предостерегающе подал голос Фабр. Этим двоим только дай волю - немедля начнут фехтование на колкостях, одна ничуть не лучше другой.

Беатрис Ларошдрагон: -Видите ли, Люсиль, ваш муж непременно сделает из этой истории что - нибудь политически - обличающее, а я предпочитаю добротную мелодраму...

Люсиль Демулен: -Беатрис, вы недооцениваете Камиля! Тем более, если ему возьмёмся помогать все мы...

Эглантин: - То получится добротная политическая мелодрама.

Беатрис Ларошдрагон: -Угу. О том, что при старом режиме женщина не могла быть свободной в своем выборе, и звон монет заглушал голос сердца, а теперь пришла новая эпоха и все делается совершенно безвозмездно. За страх, а не за деньги.

Эглантин: *задумчиво* - То есть теперь женщина совершенно свободна в своем выборе, да только выбор ее весьма и весьма ограничен. То, что раньше покупалось за деньги, теперь предлагается совершенно бесплатно - ну, или за продуктовый талон и сервиз покойной королевы впридачу. Или за возможность прожить еще один день. Ох уж это смещение жизненных ценностей и приоритетов.

Беатрис Ларошдрагон: -Это спартанская простота нравов, дорогой Франсуа...

Эглантин: - Ах да, у нас же в Конвенте заседает куча поклонников Спартанских и прочих древнегреческих обычаев. Некоторые так даже ратуют за их возрождение.

Беатрис Ларошдрагон: -Причем некоторые даже толком не знают, за что ратуют, - хмыкнула Беатрис, - ибо слыхом не слыхивали о Плутархе и Таците...

Люсиль Демулен: Беатрис Ларошдрагон пишет: Это спартанская простота нравов, дорогой Франсуа... Беатрис Ларошдрагон пишет: Ах да, у нас же в Конвенте заседает куча поклонников Спартанских и прочих древнегреческих обычаев. Некоторые так даже ратуют за их возрождение. После греков и римлян мир опустел...(с) Гениально сказано. И гениальным человеком.

Эглантин: - А мы им объясним. На практических примерах.

Люсиль Демулен: -Это на каких же, Фабр?

Эглантин: Легкий щелк по любопытному носику: - Много будете знать, гражданка Демулен - долго не проживете. И цвет лица испортится.

Люсиль Демулен: *шутливо, тоном обиженной маленькой девочки* Фаааабр, ну скажииите!

Эглантин: - И что же вам такое сказать? Расспросите свое благоверного - он в детствие увлекался классической историей, а я так - три класса и два коридора...

Люсиль Демулен: -Вы плохо учились, Фабр?-улыбнулась Люсиль.

Эглантин: - Э-э, как бы вам сказать... Читать-писать выучили, а все остальное пришлось постигать уже своим умом на практике.

Люсиль Демулен: -Догадываюсь, что Вы постигли многое. Кое-чему надо бы Вам и у Беатрис поучиться.))

Эглантин: - Это чему же? Поразительной способности время от времени держать язык за зубами? Увы, в этом отношении я безнадежен.

Люсиль Демулен: -Фабр, я вовсе не о том. Вы и так хороши, молчаливость Вам не к лицу. Я хотела, чтобы Вы стали немножко мягче, только и всего.

Эглантин: - Мягче? - несколько озадачился Эглантин. Боюсь, мадам, вы хотите от меня слишком многого. К сожалению, запас моей мягкости очень невелик, его хватает только на нескольких людей в мире... и все, - он по возможности обезоруживающе улыбнулся.

Люсиль Демулен: -Главное, Фабр, чтобы этого Вашего запаса хватало на дорогих Вам людей. Кстати, коль не секрет, у вас есть дети?

Эглантин: - Не-а, - Фабр как-то совершенно по-мальчишески беспечно мотнул головой. - Вот так мне повезло. Или не повезло, смотря с какой точки зрения смотреть.

Люсиль Демулен: -Вот в этом Ваше отличие от Колло.

Эглантин: - Ну, не вижу большой доблести в том, что он настрогал поклонницам с десяток детишек. Все равно он же с ними не возится и даже понятия не меет об их существовании. Так что разница невелика.

Люсиль Демулен: -С Вашей логикой трудно поспорить, Фабр!

Эглантин: - Это не логика, а здравый смысл. Что, какая-то из давнешних поклонниц сумела отыскать Колло и теперь пытаеся вчинить ему судебный иск и стребовать содержание за то время, пока она выращивала его отпрыска?

Люсиль Демулен: -Нет, просто дитё обявилось и пришло само.

Беатрис Ларошдрагон: -Колло не может жениться на всех женщинах, с которыми спал. Как минимум потому, что давно женат.

Эглантин: - А кто-нибудь задавался вопросом, помнит ли он сам об этом? - съязвил Эглантин. - Я уже лет десять слышу об этой его жене, хотя в глаза ее ни разу не видел. Мадам Люсиль, это правда, или так, очередная байка "из жизни Колло"? Ага, значит, дитя уже достаточно великовозрастное и ходит самтоятельно?

Люсиль Демулен: -Этому дитю уже двадцать годочков.)) Пора бы уже самостоятельно ходить. Оно, кстати, ещё и говорить умеет, только нецензурно.

Беатрис Ларошдрагон: -Они же в соседнем доме живут, я тебе ее как - нибудь в окно покажу... И дети там тоже есть.

Эглантин: - Чьи? - поинтересовался Эглантин. - Ага, стало быть, Колло обзавелся истинным "дитём Парижа" - изъясняющемся исключительно на арго и промышляющим срезанием кошельков к завзевавшихся граждан. Что ж, они найдут друг друга и общий язык. Надо будет как-нибудь взглянуть на это диво.

Беатрис Ларошдрагон: -Почем мне знать, я у них метрику не спрашивала...

Люсиль Демулен: -Только Колло-брюнет, а дитё его-блондинистое. Странно, обычно у брюнетов и дети такие же. Говорят, буйный этот Колло №2...

Беатрис Ларошдрагон: -Мне кажется, что мальчик себе слегка прибавил годков...

Люсиль Демулен: -Прибавил? А зачем ему прибавлять? Это только мы, дамы, возраст корректируем, да и то-убавляем года, а не прибавляем.

Беатрис Ларошдрагон: -Для солидности!

Эглантин: - Блондинистая версия Колло - это должно выглядеть по меньшей мере забавно...

Беатрис Ларошдрагон: -Не люблю блондинов...

Эглантин: - Ты просто не умеешь их готовить, дорогая. А ты представь, как однажды с превеликими мучениями на Колло заради поддержания образа натянули блондинистый парик...

Этьен Лозье : *вламывается в салон, плюхается на стул так, что стул едва не разваливается* Здрасьте всем! Я пришёл!!!!

Беатрис Ларошдрагон: -Кошмар. Он ему шел, как гренадеру - чепчик...

Эглантин: (в некотором шоке) - Это что? (присмотревшись) - Mamma mia...

Беатрис Ларошдрагон: -Похож. Но Колло красивее!

Этьен Лозье : Эглантин пишет: (в некотором шоке) - Это что? Сам ты "что", я-КТО, а вернее, некто... Беатрис Ларошдрагон пишет: -Похож. Но Колло красивее! Я тут самый красивый, умный, буйный и очень скромный!!!!

Беатрис Ларошдрагон: -Во мне все сильнее желание оставить мирское, то есть Колло д Эрбуа, и прилепиться к тебе, Шиповничек... Если Бог даст мне такое чадо, я лучше умру родами во цвете лет.

Этьен Лозье : -Пока Ваше чадо дорастёт до моего возраста, Вы от старости умрёте, гррррррррражданка! И вообще, чем я плох?!

Эглантин: (разглядывая явленное чадушко): - У молодости есть нескоторые несомненные достоинства, утраченные уже отцветающим Колло... Но хамы они асболютно одинаковые. Беатрис, кто знает, во что вырастет твой собственный ребеночек. Это он сейчас по малолеттсву тихий и мирный. У меня идея - давай их познакомим, они отлично будут смотреться в детской.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис прикрыла ухо ладонью: -Вы о военной карьере не думали, гражданин? С таким голосом вам самое место на плацу. Или на палубе, боцманом... Второе даже лучше, с вашим - то лексиконом...

Этьен Лозье : Эглантин пишет: У меня идея - давай их познакомим, они отлично будут смотреться в детской. *заорал* КТО ЭТО БУДЕТ ОТЛИЧНО СМОТРЕТЬСЯ В ДЕТСКОЙ?????!!!!!!!!!!!!! Грррррражданка, Вы меня обижаете! Я любого боцмана пошлю далеко и надолго!!!!!

Эглантин: - Вы, юноша. В окружении пушечек и солдатиков.

Робеспьер - младший: -А зачем в детскую? У нас недобор рекрутов! Отечество в опасности! Вы почему не на фронте, юноша?

Этьен Лозье : Эглантин пишет: Вы, юноша. В окружении пушечек и солдатиков. *горячится* я их на ... поломаю! *самозабвенно ругается, игнорируя присутствие дамы* А давайте мы Вас в детскую отправим с пустышкой во рту! И проблем нет...

Беатрис Ларошдрагон: Франсуа, ты меня обижаешь. По - твоему, я так дурно воспитываю Армана, что он вырастет... хм...

Этьен Лозье : *повернулся к Огюстену* А кто это там писк испускает? На фррррррронт, говорите?! Да сейчас, на все сразу!!!!! *командным голосом*: ГРРРРРРРРРАЖДАНЕ, ФРРРРРРРАНЦИЯ В ОПАСНОСТИ!!!!!!!!!!!!!! ВСЕ НА ВОЙНУ!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Робеспьер - младший: -Понял. Скорбных головой на фронт не берем. И - да, фамильное сходство налицо...

Этьен Лозье : Беатрис Ларошдрагон пишет: Франсуа, ты меня обижаешь. По - твоему, я так дурно воспитываю Армана, что он вырастет... хм... А во что это он вырастет? Я его научу драться, ругаться, хамить и шляться там, где не надо-пусть растёт настоящим мужиком!!!!

Эглантин: - Кто-нибудь, дайте ему трубу, соску или бутылку, мы же тут все оглохнем нахрен, прошу прощения. Я звтра лично кастрирую Колло, чтобы больше не плодил ничего подобного.

Этьен Лозье : Робеспьер-младший пишет: Скорбных головой на фронт не берем. Тогда почему Вы всё ещё на фронте?!*крайне удивлённо* Робеспьер-младший пишет: И - да, фамильное сходство налицо... Мы тут такое учиним, что все депутаты в болото попрячутся!!! Два Колло-это сила!!!!!!!!!!!!!! *орёт во всё горло* СМЕРТЬ ВРРРРРРРРРРРРАГАМ РРРРРРРРРЕСПУБЛИКИ!!!!!

Этьен Лозье : Эглантин пишет: - Кто-нибудь, дайте ему трубу, соску или бутылку, мы же тут все оглохнем нахрен, прошу прощения О, уже моё влияние сказывается-Фабр ругается! Эглантин пишет: звтра лично кастрирую Колло, чтобы больше не плодил ничего подобного. А про то, что Я наплодить подобное могу, Вы не подумали? Хы-ы!

Беатрис Ларошдрагон: Этьен Лозье пишет: Я его научу драться, ругаться, хамить и шляться там, где не надо-пусть растёт настоящим мужиком!!!! -Для этого у него есть как минимум два наставника. Причем они нааучат его делать это изящно и со вкусом, а не по - санкюлотски...

Этьен Лозье : Беатрис Ларошдрагон пишет: Для этого у него есть как минимум два наставника. Причем они нааучат его делать это изящно и со вкусом, а не по - санкюлотски... Да я всех санкюлотов перррррревешаю! И наставников тоже! *стукнул кулаком по столику со всей дури*Я учиню огррромное буйство!

Беатрис Ларошдрагон: Этьен Лозье пишет: И наставников тоже! -Спокойнее, мальчик, ибо один из них - ваш папенька. И вообще, я в некотором роде ваша мачеха, так что уж будьте любезны вести себя поуважительнее.

Эглантин: - Вами, молодой человек, мы займемся позже. Изничтожать источник вредной заразы надо с его основателя. Кроме того, это моя давняя заветная мечта. Да уж, один Колло - это ужас, два Колло - это воплощение кошмара. И не льстите себе - я просто не ругаюсь при дамах и Огюстене, он этого не выдерживает.

Этьен Лозье : Эглантин пишет: Да уж, один Колло - это ужас, два Колло - это воплощение кошмара УРРРРА!!!! Я-НАСТОЯЩИЙ КОШМАРРРР!!! Это был лучший комплимент в моей жизни! Я ещё и папеньку перррреплюну!!! Беатрис Ларошдрагон пишет: И вообще, я в некотором роде ваша мачеха, так что уж будьте любезны вести себя поуважительнее. Какая ещё мачеха?! А если ты и впрямь мне мачеха, то жрать давай! Жрать мне охота, прошлялся весь день чёрт знает где!

Беатрис Ларошдрагон: Этьен Лозье пишет: Какая ещё мачеха?! А если ты и впрямь мне мачеха, то жрать давай! Жрать мне охота, прошлялся весь день чёрт знает где! Умиленно смотрит на Этьена: -Как думаешь, Франсуа, Колло его сразу прибьет, если я пожалуюсь, или сначала помучит?

Этьен Лозье : Беатрис Ларошдрагон пишет: -Как думаешь, Франсуа, Колло его сразу прибьет, если я пожалуюсь, или сначала помучит? Ни ... подобного! Папаша меня обожает-я ж его копия! И про ррррррозги я никогда не слышал!!!*несколько боязливо оглядывается*

Эглантин: - Такой большой мальчик уже должен самостоятельно зарабатывать, а не сидеть на родительской шее. Конечно, помучает. А мы посмотрим.

Этьен Лозье : Эглантин пишет: Конечно, помучает. А мы посмотрим. Это я вас всех помучаю!!!!!!!!!! И я сам зарабатываю, вернее зарабатывал, пока хозяина не прикончили!!!

Беатрис Ларошдрагон: -Страшно даже подумать, чем зарабатывал...

Эглантин: - Значит, сведете знакомство с этим интересным предметом, то есть с розгами, в зрелом возрасте. Никогда не поздно узнать что-то новое.

Этьен Лозье : Беатрис Ларошдрагон пишет: Страшно даже подумать, чем зарабатывал... По себе не суди-то, маменька! Это моя мамаша этим зарабатывала, а я клерком работал! Эглантин пишет: - Значит, сведете знакомство с этим интересным предметом, то есть с розгами, в зрелом возрасте. Никогда не поздно узнать что-то новое. *едва заметно вздрогнул, но взял себя в руки* А у Вас этого прррррредмета нет, гррррражданин!!!

Беатрис Ларошдрагон: Этьен Лозье пишет: А у Вас этого прррррредмета нет, гррррражданин!!! -У меня есть. Для исключительных случаев. Как говорится, пожалеешь розгу - испортишь ребенка... В крайнем случае, ремень всегда при Колло.

Этьен Лозье : Беатрис Ларошдрагон пишет: У меня есть. Для исключительных случаев. Как говорится, пожалеешь розгу - испортишь ребенка... *ещё раз вздрогнул* Вы не посмеете, гррррражданка...

Беатрис Ларошдрагон: -А вы не давайте повода, гражданин...

Этьен Лозье : Беатрис Ларошдрагон пишет: -А вы не давайте повода, гражданин... А я его всегда буду давать!!!! Я ж Колло-младший!!!!!!!!!!!!!*почувствовал, что угроза миновала и осмелел* *вполголоса* Фабра нет, значит розги мне не грозят! Она одна со мной не справится!!!!!!!!!!!!!!

Беатрис Ларошдрагон: -Даже не буду пытаться. Подожду Фабра, Бийо или Колло. Лучше, если троих одновременно.

Этьен Лозье : А я буду скверрррррррнословить!!!!!!!!!!!!!!*принялся ругаться и ругался самыми грязными словами довольно длительное время* Ещё, кстати, забыли этого ... по имени Огюстен! А, я и ему наваляю, коль сунется!

Беатрис Ларошдрагон: (грустно) Я десять лет прожила с моряком, ничем вы меня не удивили.... Почему вы так стремитесь огорчить своего папеньку, Этьен?

Этьен Лозье : Беатрис Ларошдрагон пишет: Почему вы так стремитесь огорчить своего папеньку, Этьен? Огорчить?! Я его так РРРРРРАДУЮ!!!!!! *про себя* пока никого нет, можно БУЯНИТЬ!!!!!!!!!!!!!!!! Кстати, а куда это свалил Фабррррррррррррррррр?

Эглантин: - Я просто смотрю и думаю - подождать, пока сами образумитесь, навалять по шее прямо сейчас или возложить ету священную и приятную обязанность на вашего законного родителя?

Этьен Лозье : Этьен опасливо покосился на пучок розог, выглядывающий из-за спины Беатрис. -А не пошли бы Вы,-протянул юноша, нагло глянув на Фабра.

Эглантин: - Мы-то, может, и пойдем. Но вы пойдете следом. До тихого закутка на задворяках этой прекрасной кофейни, чтобы не пугать окружающих зрелищем.

Этьен Лозье : -Каким ещё зрелищем я должен пугать окружающих? Вам что, коньяк в голову ударил?! И что Вы собираетесь в этих закутках делать?

Эглантин: - Зрелище, которое пугает окружающих - это вы, милейший. Хотя в чем-то вы забавны и поразительно напоминаете своего папеньку. Что с вами сделать с тихом угодке - я еще подумаю... - Фабр взял с блюдца свою чашку с кофе, повертел в пальцах, поставил обратно. Дружелюбно улыбнулся Этьену. - Коньяком здесь злоупотребляете только вы.

Этьен Лозье : -Мррррррррразь!-крикнул Этьен, которого до глубины души задело обвинение в пьянстве. Не думая о последствиях, он набросился на Фабра, параллельно оттолкнув попавшуюся на пути Беатрис, выбил из рук Эглантина чашку и начал самозабвенно мутузить противника.

Эглантин: Да уж, тихая кофейня перестала быть спокойным местом с тех пор, как сюда явилось это порождение юношеских похождений Колло. К тому же умеющее драться совершенно по-кабацки - сильно, но бестолково размахивая кулаками направо и налево, вопя и чертыхаясь. Правда, за ним было единственное преимущество - молодость. Которое очень быстро свелось на нет после хорошего удара под дых. И второго - подвернувшейся под руку бутылкой по затылку. Хорошего такого удара, от которого аж стекла брызнули в разные стороны.

Этьен Лозье : Всё-таки отцовская кровь брала своё-хоть противник был сильнее, Этьен смог кое-как выстоять даже после удара бутылкой. В голове мигом возникла резкая боль, но Лозье собрался с силами и нанёс Эглантину максимально сильный удар в одно неприличное место. Главное, чтобы эта курица Беатрис не бросилась на помощь своему хахалю!

Эглантин: Подлянка была - вполне в духе Колло. И единственное, что здесь можно было поделать - согнуться и всей тяжестью врезаться в нахала, все ж таки разница в весе у них была изрядная. Парочка пролетела через зал, вышибла дверь, запнулась на пороге и под сопровождение испуганных воплей грудой перепутанных конечностей вылетела на улицу.

Этьен Лозье : Этьен продолжал отбиваться от вцепившегося в него Фабра, пуская в ход всё-руки, ноги и даже голову-ловким ударом Лозье врезал Эглантину затылком по зубам. Силы постепенно иссякали, но юноша надеялся, что как следует измотает противника до тех пор, пока свалится сам.

Эглантин: Но драке было не суждено завершиться чьей-либо победой. Кроме правосудия, явившегося в облике постового жандарма и без долгих размышлений врезавшего дубинкой одному и другому. Дабы было неповадно пугать добрых граждан и нарушать общественный порядок. Противники невольно оторвались друг от друга и разлетелись в стороны. - Эт-что здесь творится? - оглушительно рявкнули Закон и Порядок в одном лице. - Прекра-тить!

Этьен Лозье : Этьен не обратил внимания на предупреждение и лягнул подскочившего жандарма, отчаянно ругаясь. Надеюсь, про розги они не вспомнят?

Эглантин: - Это наш местный сумасшедший, у него приступ буйства, - Эглантин с трудом поднялся на ноги. - Перестаньте лупить его, гражданин, а то он последний разум потеряет... Этьен, папашу твоего вдоль и поперек! Хочешь ночевать в участке? Отпрыску Колло, и впрямь напоминавшему буйнопомешанного, досталось еще раз - вдоль хребта и от души.

Этьен Лозье : Этьен понял, что в данном случае лучше всего смириться, поэтому он не сказал ни слова до тех пор, пока жандармы не скрылись. Обида на Эглантина за слово "буйнопомешанный" жгла калёным железом, и Лозье решил отплатить хорошей монетой. По возвращении в кафе юноша подошёл к Фабру и на глазах у Беатрис проговорил: -Большое спасибо, гражданин. А это Вам за "буйнопомешанного"-Этьен плюнул в лицо Эглантину.

Эглантин: - Мальчик, мальчик, ты даже не помешанный, ты просто малолетний дурень, - Фабр достал платок и, стараясь сохранять спокойствие, вытерся. - Который даже не дает себе труда о чем-то подумать. Которому даже не приходит в его тупую голову, что за свои выходки он может оказаться за решеткой. Навсегда. Он повернулся к Этьену спиной, решив, чо в ближайшее время побеседует с Колло о его сыночке.

Этьен Лозье : -Как раз я даю себе труд подумать,-хорохорился Этьен,-а вот Вы ведёте себя хуже любого санкюлота.

Этьен Лозье : Мда...Всех распугал...

Беатрис Ларошдрагон: На будущее - не берите с ходу так круто... В опустевшей кофейне, кажется, никого не было. Беатрис присела у окна и принялась рассеянно разглядывать довольно унылый пейзаж, состоявший из темных, промокших под весенним дождем деревбев и облупленных фасадов домов напротив.

Этьен Лозье : Этьен слегка пошатываясь подошёл к столику, стоявшему неподалёку от Беатрис и осторожно опустился на стул. После драки, так бесславно окончившейся, болели все мышцы, и на душе было противно. -Беатрис,-негромко позвал Лозье,-вернее, гражданка Ларошдрагон, подойдите пожалуйста. Мда...Уже приходится учиться вежливости. Учтём!

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис повернулась и окинула парня испытующим взглядом. Хотя он был не намного ее моложе, она почему - то воспринимала его как мальчишку. Может,из -за того, что он для нее был сыном Колло - а значит, ребенком вроде ее Армана. Просьба была высказана достаточно вежливо,и она подошла: -Что вам угодно, гражданин?

Этьен Лозье : -Скажите, у Вас тут чай имеется? А то холодно что-то, аж трясёт. Погода, видать, действует, чтоб ей пропасть! Этьен зябко поёжился и кое-как запахнул короткую и местами вылинявшую куртку-давний подарок покойной матери.

Беатрис Ларошдрагон: -Это озноб, - диагностировала Беатрис, - не так уж и холодно на самом деле... Вскоре по ее знаку подали дымящийся заварник и блюдечко с тонко - до прозрачности -нарезанным лимоном.

Этьен Лозье : -Какой ещё озноб,-по привычке возразил Этьен,-я здоров, как бык! Бррррр, холодно всё же. Налив себе чаю, юноша взял ломтик лимона и уставился на него едва ли не с удивлением. -Толку так тонко нарезать фрукты! Балуете, гражданка, балуете меня.

Беатрис Ларошдрагон: Кто о тебе подумает, когда папа мама далеко... -Исключительно ради вашего папеньки, - коротко отозвалась Беатрис, отпивая глоток чаю.

Этьен Лозье : -А я так и думал,-невесело улыбнулся Этьен,-ради меня ещё никто в жизни ничего не делал. А, что говорить об этом! Скажите лучше: тут сквозит, или мне кажется?

Беатрис Ларошдрагон: -Должна сказать, что вы не слишком искусно располагаете к себе людей, гражданин Лозье... Да, вы действительно сидите на сквозняке, наверное, оттого вас и знобит.

Этьен Лозье : -А как ещё располагать людей? Я какой есть, такой есть-не притворяюсь, не лицемерю, ругаюсь только много. А что, воспитывать меня было некому. Этьен продолжал бы ещё свою тираду, но короткий кашель помешал ему договорить. Лозье встал, прикрыл дверь и снова сел на место.

Беатрис Ларошдрагон: -Я и не говорю, что следует лицемерить. Но, согласитесь, это было... чересчур, - чуть пожала плечами Беатрис. - И потом, гражданин Лозье, вы достаточно взрослый мальчик, чтобы самостоятельно делать выводы. Даже если Колло попытается вас воспитывать - а это вряд ли, он опоздал с этим лет на двадцать.

Этьен Лозье : -Кто будет меня воспитывать? Папаша? Нет, за этим не к нему. Выводы-то я делаю, да только привычки старые не искоренить. Лозье на секунду задумался и затем сказал непривычно тихим голосом: -Гражданка Ларошдрагон, если я в чём был неправ, так простите.

Беатрис Ларошдрагон: -Лучше извинитесь перед Эглантином, - посоветовала Беатрис, - вот это действительно нужно. Я не сержусь на вас, гражданин Лозье, просто не хотела бы еще раз наблюдать подобную сцену. Договорились?

Этьен Лозье : -Ага,-кивнул Этьен,-договорились. Беатрис, большое спасибо за чай и за почти домашний уют. Знаете...,-начал Колло-младший, посмотрев в глаза "мачехе",-меня в Вашем кафе посещают чрезвычайно страные мысли.

Беатрис Ларошдрагон: -В самом деле? Какие же? - Беатрис подлила Этьену еще чаю.

Этьен Лозье : -Мысли о семейном уюте и о материнской заботе. Для меня семья-условное понятие, но до недавнего времени я не замечал отсутствие данного понятия в своей жизни. Прошлялся весь день чёрт знает где, живым вернулся-и слава Богу. А от Вас, если честно, какой-то уют исходит, доброта, что ли... Этьен глотнул чаю и уставился в потолок-произнесённая речь заставила его расчувтвоваться, что было совсем странно для отпрыска Колло.

Беатрис Ларошдрагон: -Спасибо на добром слове, - тепло улыбнулась Беатрис. Внутренний голос ехидно посоветовал: "А ты его усынови!" - Вы вполне можете завести собственную семью и тогда у вас будут близкие люди, которым вы будете важны и необходимы.

Этьен Лозье : -Гражданка Ларошдрагон, до семьи мне ещё дорасти надо. Не в физическом плане, а в духовном. Я, верите, в жизни ещё никого не любил, даже свою семью. У нас каждый был сам за себя. Этьен выер неожиданно скатившуюся слезу, стараясь скрыть от Беатрис свои разбушевавшиеся эмоции.

Беатрис Ларошдрагон: -Тогда как вы можете обижаться на то,что никто не любил вас? - развела руками Беатрис.

Этьен Лозье : -Это взаимное чувство, гражданка,-вздохнул Этьен,-вот скажите: Вас мать в детстве любила?

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис задумалась. Молчала она долго, припоминая свою маменьку, издерганную сварами между многочисленными отпрысками, замотанную домашними делами и величественным безразличием мужа к финансовым проблемам... Честно говоря,она даже не могла припомнить, чтобы мать с ней разговаривала. -Думаю, да. Просто у нее не было времени показать это.

Этьен Лозье : -А вот я свою мать вообще почти не видел. Профессия у неё такая уж была-любовь другим отдавать, а нам мало что осталось.

Беатрис Ларошдрагон: Воображение услужливо нарисовало Беатрис взрослого Армана - Франсуа, повторяющего какой - нибудь сердобольной дамочке эти же слова. "Профессия у нее была такая, а мне любви не доставалось..." -Знаете, мне кажется, вы не вправе судить ее. Не думаю, что она занималась этим от испорченности и природного легкомыслия. Наверняка, у вашей матери просто не было другого способа заработать на хлеб.

Этьен Лозье : -Возможно, Вы правы,-протянул Этьен,-жаль, конечно, что мы с матерью никогда не говорили по душам. Хотя она умерла у меня на руках...-Лозье не выдержал, всхлипнул и закрыл лицо руками.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис похлопала его по плечу: -Ну - ну, Господь прибрал Вашу матушку, зато взамен послал встречу с отцом, которого Вы, наверняка, и не чаяли увидеть.

Этьен Лозье : -Верите, я почти свыкся с тем, что отца у меня нет,-сказал Этьен, не отнимая рук от лица,-я, право, даже не знаю, как вести себя в своей ситуации.

Беатрис Ларошдрагон: -Думаю, что для Колло она так же нова и удивительна, как для Вас, - покачала головой Беатрис, - так что не бойтесь ошибиться.

Этьен Лозье : -А правда, что у Вас роман с моим отцом?-неожиданно спросил Этьен, внимательно изучая Беатрис тёмно-карими глазами.

Беатрис Ларошдрагон: Вопрос был задан очень четко и прямо, предполагая короткий и не менее прямой ответ. Беатрис могла бы затеять дискуссию о том, что можно рассматривать как роман и подходят ли к этому определению ее отношения с Колло, но постыдилась. -Да, правда, - отозвалась она неохотно.

Этьен Лозье : Этьен продолжал смотреть на Беатрис, но теперь в его взгляде появились мрачные нотки, какие бывают в глазах затравленного зверя. Не зная, что сказать, Лозье молча потянулся за чайником.

Беатрис Ларошдрагон: -Это Вас огорчает, гражданин Лозье?

Этьен Лозье : -Нет, что Вы,-заверил Этьен Беатрис, переходя на привычный слог,- просто это п...ц как неожиданно. А так я очень даже рад. За сквернословием юноша скрывал смутную боль от того факта, что у его отца теперь новая жизнь, в которой он даже не вспоминает о прежней, если так можно выразиться, семье. У папаши, конечно, было много "любовей". Но видеть это воочию хуже. чем просто знать.

Эглантин: После потрясшего кофейню скандала Эглантин сгоряча решил, что ноги его больше не будет в этом заведении. И если бы не присланная Беатрис записка, выражавшая искреннее сожаление его отсутствием, он бы остался верен принятому решению. Ибо в Париже много кофеен, где можно приятно провести время без риска наравться на драку. Но Беатрис попросила... На улице лило, как из ведра, и, войдя, он торопливо избавился от намокшего плаща, под которым сразу же образовалась лужица. Беатрис сидела за их давно облюбованным столиком... в обществе юного скандариста, этого новоявленного отпрыска Колло. Сталикваться с которым Фабру совершенно не хотелось - а свое мнение о сыночке он на днях высказал любящему папаше. Папаша Колло, разумеется, жизнерадостно заржал и заявил, что иного поведения от своего потомка и не ожидал. - Добрый вечер, Беатрис, - он прошел через зал к своему месту, ограничившись равнодушым кивком в сторону собеседника Беатрис - почему-то мрачного и для разнообразия трезвого. - Прости за отсутствие. Во искупление я кое-что тебе принес, - маленькая коробочка перешла из рук в руки, и гражданка Ларошдрагон по привычке всех женщин немедля сунулась выяснять, что внутри. И тихонько пискнула, обнаружив лежащее на черном бархате тоненькое колечко.

Этьен Лозье : -Гражданин Эглантин,-тихо позвал Этьен, поставив чашку на блюдце,-подойдите. пожалуйста.

Эглантин: - Ну что вам еще, юноша? - с некоторой прохладцей поинтересовался Эглантин. Подходить к скандалезному и вздорному юнцу совершенно не хотелось. - Валяйте, я слушаю. Если вам охота поорать во славу Революции, могу посоветовать завербоваться в завтрашнее шествие. Им как раз необходимы крикуны с луженой глоткой. Заодно и заработаете на пропитание.

Этьен Лозье : -Нет, гражданин,-подозрительно тихо сказал Лозье, глядя на Эглантина взглядом раскаивающегося грешника,-я хочу попросить у Вас прощения за своё поведение. Я был неправ, простите. Хотите, можете даже ремнём отодрать.

Эглантин: - Спасибо, сомнительную честь выдирания вас ремнем я лучше оставлю кому-нибудь другому, кто справится с этим гораздо лучше меня, - "кающийся грешник" был удостоен чуть менее раздраженного взгляда. - А ваши извинения я прибью на стенку. В качестве украшения. Все, довольны? Можете начинать резвиться заново - таких, как вы, здравому смыслу учит только могила либо пуля в башку. Ну, или десяток прожитых лет - хотя, глядя на вашего папеньку, я в этом сильно сомневаюсь.

Этьен Лозье : -Гражданин Эглантин, вот здесь я с Вами поспорю,-Этьен заговорил чуть более уверенно,-я ни в коей мере не виню других в том, что я далеко не ангел, но, как многие соседи говорили, я вряд ли вырос бы иным. Моя родословная Вам известна, если это можно назвать родословной. Юноша закашлялся и прибавил другим тоном: "Гражданин, простите, но чёртов кашель уже замучил".

Эглантин: - Обсуждать вашу родословную и ваше воспитание мне как-то не с руки, спорить с вами - тоже, извинения будем считать условно принятыми... А коли кашель замучил - обратитесь к врачу, в конце концов, - буркнул Эглантин. - Да-да, сейчас вы заявите, что врач потребует денег, а у вас их отродясь не было.

Этьен Лозье : -Ошибаетесь, гражданин,-твёрдо произнёс Этьен,-ни пробуждать в ком бы то ни было жалость, ни тем более просить Вас о чём-то я не хочу. Лучше выберем другую тему.

Эглантин: - Просить, значит, не хотите... - Эглантин задумался о чем-то своем и неожиданно хмыкнул. - Ну, а предложение - выслушаете? Только не будем отвлекать даму своими деловыми разговорами. Он отошейл к высокой стойке темного дерева, за которой две симпатичных буфетчицы разливали по чашкам кофе и раскладывали в плетенки булочки. Даже не удосужившись проверить, идет ли за ним Этьен.

Этьен Лозье : -Что Вы хотите предложить, гражданин?-осведомился Этьен.

Эглантин: - Вам уже доводилось слышать, что я беспринципный делец и вообще продажная шкура? - насмешливо поинтересовался Эглантин. - Ну так вот, так оно и есть. А еще у меня имеются маленькие прихоти, и я не вижу причин, почему бы им не следовать. В общем, так... Вы вроде как разумеете грамоте? В Конвенте освободилось место младшего секретаря. Бумаги, папки, списки - и никакой выпивки. Зато регулярные гроши в карман и полезные знакомства. Но это так, для начала... Он неожиданно протянул руку, повернув голову молодого человека влево-вправо. Действительно, похож на Колло - за вычетом двадцатилетнего износа. Забавно. - Вторая же часть моего предложения состоит в том, что... - Эглантин выдержал классическую длинную паузу, полагающуюся по законам театрального искусства и следя за тем, как начинает нервничать собеседник.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис украдкой наблюдала за Лозье и Эглантином, делая вид, что поглощена рассматриванием подарка. Парень смотрел на нее волком, будто это из -за Беатрис Колло бросил его маменьку, и, наверное, ни сном, и духом не подозревал, что его папаша был женат задолго до их обеих.

Этьен Лозье : Этьен не слишком переживал по поводу слов Эглантина, но Фабр умел заинтриговать. -Насчёт предложенной Вами вакансии, гражданин: я согласен, благодарю за предложение. А в чём состоит вторая часть Вашего предложения? На ... тайны!!!! Лозье искоса посмотрел на Беатрис, ощущая очень противоречивое отношение к данной особе. Из груди невольно вырвался тяжёлый вздох.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис вертела в пальцах тоненькое колечко из белого золота, изысканно - элегантное, как, впрочем, любая вещь, выбранная по вкусу Фабра. Шумный вздох Лозье, видимо, означал, что ее осуждают. Признав вслух свою связь с Колло, она так же явно продемонстрировала свою близость с Эглантином.

Этьен Лозье : -Красивое колечко, гражданка,-констатировал Этьен, оценив взглядом украшение,-Вам оно идёт. Вы, кстати, не крестьянка, я так понял.

Беатрис Ларошдрагон: -Спасибо, гражданин Лозье. Очень тонко подмечено - я не крестьянка. И не буржуазка. Я из бывших - и да, Колло и Эглантин прекрасно об этом осведомлены. Почему вы так на меня смотрите? Разве я обидела вас чем - то?

Этьен Лозье : Беатрис, сознательно или несознательно, затронула самую больную струнку в душе Этьена. Юноша, не решаясь переходить к обычному хамству, судорожно сглотнул и слегка изменившимся голосом сказал: -Всё в порядке, гражданка Ларошдрагон.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис чуть пожала плечами. В порядке, так в порядке.

Этьен Лозье : -Беатрис, а правду болтают про моего папашу, что он не только с девками дело имеет?-резко сменил тему Этьен, стараясь не показывать свою слабость собеседнице.

Беатрис Ларошдрагон: -А почему вы спрашиваете об этом у меня, гражданин Лозье? - усмехнулась Беатрис. - Это личная жизнь Колло, и я не могу отвечать вам за него. Скажите, а вы знаете, что ваш папенька вообще - то женат?

Этьен Лозье : -Как женат?!!!!!!-широко раскрыл глаза Этьен,-ни ... себе, ..., ..., ...!!!!!!!!

Беатрис Ларошдрагон: Бурная реакция Этьена позабавила Беатрис. -Да уж лет десять как... А то и больше.

Эглантин: - Мало ли кто на ком женат, - меланхолично заметил Эглантин. Нет, положительно, в этом юнце, по случайности произведенном Колло на свет, было что-то забавное. Как в необученном и ненатасканном породистом щенке. - Это любимая отмазка Колло, когда очередная его пассия рвется стать "мадам Колло". В этом случае он срочно вспоминает о том, что женат, и вообще верный супруг. Угу, как ему не быть верным, при такой-то мегере. Хотя, когда прекрасная Анна в хорошем настроении, она становится весьма милой. И язычок у нее - аки бритва.

Беатрис Ларошдрагон: -Спасибо за подарок, Франсуа, - улыбнулась Эглантину Беатрис, протягивая ему кольцо на раскрытой ладони. - Наденешь? Она запоздало сообразила, как двусмысленно выглядит ее жест в общем тоне разговора о браках.

Этьен Лозье : -...!-глубокомысленно изрёк Этьен, с которого спала вся его оживлённость.-Значит, он женат? И у него есть семья?... Юноша почувствовал себя непривычно одиноким и никому не нужным, но не мог скрыть своё подавленное состояние.

Беатрис Ларошдрагон: -Это же не конец света, - заметила Беатрис, - Колло на всех хватает, Бог ты мой... Он уделит внимание и вам, гражданин Лозье.

Эглантин: - Уделит, а как же, - смешливо фыркнул Эглантин. Размер колечка он подбирал на глаз, но вроде бы не ошибся - как раз для пальчиков Беатрис. - Пригласит выпить и сбежит, повесив оплату счетов на собутыльника... Беатрис, надеюсь, хоть этот пустяк будет напоминать тебе обо мне, когда меня не будет. Впрочем, я уже успел надоесть тебе с этой присказкой, верно? Дни идут, а я все здесь, как та неразменная монета, - он уже почти привычно коснулся губами руки Беатрис - не тыльной части, а ладони. - Юноша, ну чему вы так удивлетесь? Вы что, всерьез рассчитывали, что такой ветрогон, как ваш папенька, будет хранить верность случайной знакомой?

Этьен Лозье : -Давайте лучше не о нём, а о Вашем предложении. Вы так пристально на меня смотрели, прежде чем сказать, что у Вас есть вторая часть идеи, что я даже заинтересовался,-скороговоркой выпалил Этьен.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис ласково погладила его свободной рукой по щеке: -Ты мне никогда не надоешь, Шиповничек. И я радуюсь каждой минуте, которую мы проводим вместе. В самом деле, что за предложение ты хотел сделать гражданину Лозье, если не секрет? Я заинтригована.

Эглантин: - Гм... - вообще-то Эглантин предпочел вести подобный разговор подальше от ушек Беатрис, но с другой стороны, она многое о нем знает, понимает не лучшие стороны его характера и прощает его выходки. - Ладно, переходим ко второй части нашего балета. Этьен, вы сильно будете орать, если вам предложат кругленькую сумму денег и возможность научиться походить на приличного человека, а не на великовозрастного оборвыша? Может, заодно вы и перестанете пугать окружающих своим кашлем, а то на вас уже косятся, как на чахоточного. Возможно, вы переживете эту Революцию.. ну, а мне будет приятно сделать напоследок что-то хорошее в этом мире.

Этьен Лозье : -Звучит заманчиво, но бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Чего Вы от меня хотите за эту услугу?

Эглантин: Пауза, во время которой Эглантин пригубливает из своей чашки. Поднимает взгляд, невозмутимо отвечая: - Вас. Да-да, именно вас, Этьен, со шкиркой, потрохами и привычкой постоянно ругаться. Можете начинать орать. Посуду не бить, она казенная. Жандарм за дверью. Если спросите "почему" - отвечу. Прежде я никогда не совершал ничего подобного, мне интересен результат.

Этьен Лозье : -А кто Вам сказал, что меня это смутит?-удивился Этьен, нагло смотря на Фабра. Хоть сейчас и начинайте, комплексов у меня нет. Самому интересно попробовать.

Эглантин: - Скорее, я ожидал от вас вопроса "сколько?" - хмыкнул Эглантин. - Ибо, продаваясь, нужно не продешевить. Верно, Беатрис? Женщина одарила обоих мужчин крайне неодобрительным взглядом - ей не слишком нравилось, когда Эглантин в шутку или всерьез напоминал ей о ее потугах стать дамой полусвета.

Этьен Лозье : -Сколько-это мы решим потом,-хмыкнул Этьен, подходя к Эглантину,- и не ... тянуть.

Эглантин: - Это сумму можно обговорить потом, а условия стоило бы обговорить сейчас. Для начала ты перестанешь ругаться через слово, - долговязый отпрыск Колло стоял рядом, Эглантину требовалось сделать всего пару движений - поднять руку, поймать Этьена за то, что он громко именовал "шейным платком" и заставить наклониться к себе. Быстрый, почти незаметный для посетителей кофейни поцелуй - а Беатрис морщит носик и закрывается лежащей на столе газетой.

Этьен Лозье : В силу особенностей своего характера Этьен не мог не напакостить Эглантину, поэтому на губе Фабра запечатлелся небольшой кровоточащий след от укуса.

Эглантин: - И кусаться ты тоже не будешь, - Фабр чуть заметно улыбнулся, доставая из кармана платок и промакивая крохотную ранку. На ткани остался размытый алый след. - Или тебя укусят в ответ.

Этьен Лозье : -Так укусите!-кровожадно усмехнулся Этьен, с вызовом смотря на Эглантина.-Только Вас устраивает кофейня, или Вы предпочтёте другое место?

Эглантин: - Вообще-то я пришел сюда повидаться с моей подругой, но... - Фабр вытащил из кармана ключ, перебросив его Этьену. На ключе болталась медная бирка с адресом. - Надеюсь, ты будешь вести себя прилично и не попытаешься меня обокрасть. Скажешь консьержке, что ты идешь ко мне, она проводит тебя в квартиру. На бирке выбито "Улица Французского тетара, 18".

Этьен Лозье : -Вот кем-кем, а вором я никогда не бывал,-бросил Этьен, глядя на Эглантина с огромным чувством гордости,-так что ... у Вас ничего не стану. Ждите, припрусь к Вам вскорости. И что теперь? Открывать новую тему?

Беатрис Ларошдрагон: -И этот человек внушал мне какие - то приличия, - фыркнула Беатрис. Ей азалось, что Франсуа просто намерен жестоко разыграть парня.

Этьен Лозье : -А я считаю, что каждый сам способен определять, что для него прилично!-Этьен покосился на Фабра.

Беатрис Ларошдрагон: -Очень современная точка зрения. Революционная, можно сказать...

Этьен Лозье : -А я и есть ррррррррррррреволюционер!-крикнул Этьен и запел:"Allons, enfants de la Patrie..."

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис скорбно посмотрела на него, медленно сняла с пальца кольцо, положила назад в коробочку и придвинула ее к Фабру. -В сложившейся ситуации будет уместнее передарить его гражданину Лозье...

Этьен Лозье : -А на что оно мне нужно?-удивился Этьен, бросив петь, а точнее, орать во всю мочь.

Беатрис Ларошдрагон: - Пусть Эглантин за вами красиво поухаживает, вам понравится, - не без яда пояснила Беатрис.

Этьен Лозье : -А, ну да, Вам на смену. Неприятно, дожно быть, когда твой любимый-ненаглядный за другими ухлёстывает. Хорошая же Вы, гражданка, женщина, если Фабр Вас на меня променял,-захохотал Этьен.

Беатрис Ларошдрагон: -Смею думать, что не так плоха, если ваш папенька удостоил меня своим вниманием, - вздернула бровь Беатрис. Вся ее фигура источала прямо - таки арктический холод. Ведь Лозье, черт возьми, был прав, и Бебе была задета тем, что Эглантин так легко затеял эту авантюру у нее на глазах.

Этьен Лозье : -Да не ломайте себе башку...то есть голову!-Этьен панибратски хлопнул Беатрис по плечу,-папеньку Фабром заменили, и Фабра кем-нибудь замените. С Вашей-то внешностью у Ваших туфелек пол-Франции будет,-вдохновенно успокаивал гражданку Ларошдрагон Лозье.

Беатрис Ларошдрагон: -Ценю вашу похвалу, гражданин, - тон Беатрис был безукоризненно вежлив. - Надеюсь, вы тоже не разочаруете Эглантина. Он... требователен.

Этьен Лозье : -Да я ещё никого не разочаровал?-лихо хвастал Этьен, подбоченившись и косясь на Фабра.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис хотелось сказать что - нибудь ядовитое насчет домашних любимцев, и она едва сдержала язык на привязи. -Главное, не забудьте поделиться впечатлениями с папенькой...

Этьен Лозье : -КОНЕЕЕЕЕЕЧНООООООО!!!!!!!!!!!!-заорал во всё горло Этьен,-да и Вы тоже на свадьбу позовите. Скоро, поди, охмурите оставшиеся несколько тысяч не влюблённых в Вас парижан.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис не выдержала и прыснула. -Это было бы шествие вроде праздника в честь Верховного Существа, гражданин...

Этьен Лозье : -Вот именно,-захохотал Лозье, довольный шуткой.

Эглантин: - Если кто-нибудь еще скажет хоть что-нибудь насчет праздников в честь Верховного Существа, тот мне больше не друг, не подруга и даже не собутыльник, - зловеще предупредил Эглантин и поверулся к Беатрис: - Не обижай меня отказом, дорогая. А то я начну льстить себе. думая, что ты ревнуешь. В конце концов, всякий имеет право на маленькие прихоти... или на большие. Этьен, прекратите мельтешить и орать, вы напоминаете ветряную мельницу. Гражданка модератор, а куда подаваться со всякой интимной фигней, а? Чтоб не пугать народ.

Беатрис Ларошдрагон: -И закончилось бы оно в Сен - Лазаре, - подхватила Беатрис. -Это же ужасно безнравственно.

Этьен Лозье : -Нравственно то, что идёт на пользу Революции,-отчеканил Этьен,-сюда входят развлечения революционеров.

Беатрис Ларошдрагон: -Что ты, Франсуа. С какой бы стати мне ревновать. Я тебе никто, ты волен творить, что хочешь... - Беатрис очень бережно закрыла крышечку на коробочке с кольцом. Ээээ... Вы лучше к гражданину Робеспьеру с этим, а?

Эглантин: - Она точно стремиться меня обидеть. За все хорошее, - скорбно пожаловался в пространство Эглантин. Наклонился вперед, развернув газету и соорудив эдакую ширму, под прикрытием которой шепнул: - Беатрис, ну что ты, в самом деле... Я люблю тебя, ты это прекрасно знаешь. Дай мне щелкнуть юнца по носу, чтобы не петушился. Спорим, у него духу не хватит прийдти?

Беатрис Ларошдрагон: -А если хватит? - вскинула на него глаза Беатрис. - Он сын своего отца, Франсуа. Мало тебе от Колло доставалось?

Эглантин: - Пфф, он про этого отца услышал пару дней назад, - пренебрежительно отмахнулся Эглантин. - Просто вздорный юнец. Даже если и придет, напьется и завалится спать в прихожей на коврике. Будет забавно, и только.

Беатрис Ларошдрагон: -На березе яблоки не родят, - покачала головой Беатрис, - учти это, когда нальешь парню первую чарку...

Эглантин: - Беатрис, ну есть же разница между Колло, которому уже под сорок и у которого луженый желудок, и мальчишкой, который вчера под стол ходил, - смешливо фыркнул Эглантин. - Ну дай мне повеселиться хоть немножко.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис подняла руки в оборонительном жесте: -Все - все, я молчу... Надеюсь, шутка получится веселой.

Эглантин: - Я тоже надеюсь, - Эглантин сложил газету. - Так ты больше на меня не сердишься? Коробочка совершила обратный путь, остановившись рядом с чашкой Беатрис. Сопровождаемая умильно-просительным взглядом - "Я же не такой плохой, как кажусь, я просто развлекаюсь..."

Беатрис Ларошдрагон: -Только потому, что там, где ты добыл это колечко, его обратно не примут, - мило надула губы Беатрис, принимая коробочку.

Эглантин: - Я всегда знал, что мой надежный союзник - твоя врожденная экономность и деловитость, - заметил Эглантин. - Ты ни за что не позволишь пропасть хорошей вещи.

Беатрис Ларошдрагон: -Как негалантно, Шиповничек... Ты мог бы назвать эти черты скромностью, - лукаво сверкнули глаза Беатрис.

Эглантин: - Говорят, галантность нынче не в моде. Вот я и стараюсь соответствовать духу времени.

Беатрис Ларошдрагон: -Только я тебя умоляю, не превращайся во второго Лозье, гонясь за модой...

Эглантин: - Упаси меня святая Беатрис и Верховное Существо, - искренне ужаснулся Эглантин. - Как думаешь, если его помыть, приодеть, причесать и вообще привести в порядок, получится ведь нечто, вполне приятное взгляду?..

Беатрис Ларошдрагон: -Для меня мужчины моложе тридцати не представляют ничего, приятного взгляду, сколько бы на них не извели мыла, духов и пудры... Щенячья натура не отстирывается.

Эглантин: - Ну, щенячья натура исправляется единственным безотказным средством - возрастом, - пожал плечами Эглантин. - А щенок, по моему разумению, может и должен выглядеть прилично. Считай это моей потребностью создавать что-нибудь прекрасное из подвернувшегося под руку материала.

Этьен Лозье : -Кто тут меня собирается менять????-вступил в разговор отвлёкшийся было Этьен,-я сам кого хочешь изменю!!!!

Эглантин: - Не кого хочешь, а кому хочешь, - хмыкнув, поправил Эглантин. - Юноша, ну что вы трубите, как элефант в зверинце с несварением желудка? К тем, кто много орет, очень скоро перестают прислушиваться. Наглядный пример сказанному - Жорж Дантон.

Этьен Лозье : -А кто трубит? Я так говорю,-ответно хмыкнул Этьен.-А Жорж Ваш-просто пустослов. Вот папаша мой-это да...Как гаркнет, аж на другом берегу Сены слыхать.

Эглантин: - И лошади в бывшей королевской конюшне приседаю и начинают обильно удобрять грядки, - вроде бы как согласился Эглантин. - А проку-то с этих воплей. Ваш драгоценный родитель кричит лишь то, что ему велено.

Этьен Лозье : -Ну велено, так велено,-пожал плечами Лозье, которому начала надоедать беседа,-я пошёл, одним словом. ГРРРРРАЖДАНИН ФАБРРРРРРРРРР, Я К ВАМ ЕЩЁ ЗАЙДУУУУУУУУУУ!!!!!!!!!!!-последняя фраза донеслась откуда-то издалека, так как Этьен спешно покинул салон.

Эглантин: - Струсит, не придет, - прокомментировал Эглантин в спину удравшему юнцу. - Хотя кто его знает...

Беатрис Ларошдрагон: -Лучше бы не пришел, - поджала губы Беатрис. -Это плохая шутка, Шиповничек, тебе удавались проделки позабавнее этой.

Эглантин: - А чем тебе не нравится? - изобразил искренне изумление Фабр. - Что в этом плохого? Или ты всерьез думаешь, что я решил пробрести себе домашнего любимца? Так, сыграем комедию для двоих, и пусть идет себе на все четыре стороны. Нет, если он будет вести себя прилично, я и в самом денле пристрою его к какому-нибудь делу...

Беатрис Ларошдрагон: -Колло, - веско промолвила Беатрис. - Тебе так нравится искать неприятности? Интересно, когда он узнает, что ты и Лозье близки, не захочет ли он повторения "на бис" в своем присутствии?

Эглантин: - Думаешь, Колло есть хоть какое-то дело до его великовозрастного сынка? - недоверчиво заломил бровь Эглантин. - Да он назавтра с трудом вспомнит, что у него вообще имеется отпрыск, решит - в пьяном бреду пригрезилось. Да и какое там "близки", о чем ты? Думаешь, я уложу это создание в свою постель, да еще и приплачу ему за такое удовольствие? Упаси меня Господь, которого, впрочем, нету. Беатрис, это не более чем любопытный опыт на досуге.

Беатрис Ларошдрагон: -Я думаю, что Колло есть дело для тебя. И он еще больший любитель естествоиспытания, чем ты, насколько я его знаю, - Беатрис повертела в пальцах коробочку. - Тебе ведь это пришло в голову только из -за их сходства, правда? Ты хочешь узнать, как у вас могло бы быть двадцать лет назад?

Эглантин: - Двадцать лет назад и мне тоже было двадцать лет, а не сорок, как теперь, не забывай, - иногда Эглантина просто пугала проницательность девицы Ларошдрагон, и теперь он изо всех сил старался отшутиться: - И Этьен вовсе не похож на Колло двадцатилетней давности. Нет, он тоже был еще тот горлопан - но намного сообразительнее своего отпрыска... и глубже, если так можно выразиться. Умнее и хитрее. И кстати, ты заблуждаешься - Колло нет никакого особенного дела до того, где я и с кем. Так что все ты выдумала, моя драгоценная.

Беатрис Ларошдрагон: Поняв, что попала в точку, Беатрис не стала настаивать и послушно признала: -Наверное, ты прав, и это всего лишь игра воображения. Только, пожалуйста, помни - если Колло все и безразлично, мне есть дело до тебя. Хорошо?

Эглантин: - Беатрис, ты настолько серьезно относишься к моим проказам, что я просто пугаюсь, - честно признался Эглантин. - Ну хочешь, ради твоего душевного спокойствия я все отменю. Даже если мальчик придет, в чем лично я сомневаюсь, я просто побеседую с ним и настрочу ему рекомендательное письмо в канцелярию Конвента. Чтоб не болтался попусту по улицам и не влипал в истории. И все. Кстати, целуется он скверно.

Беатрис Ларошдрагон: -А ты настолько серьезно относишься к моим опасениям, что я чувствую себя паникершей и перестраховщицей, - нежно улыбнулась Беатрис. -Рекомендация гражданину Лозье не помешает в любом случае, может, возьмется за ум, трудясь в таком солидном заведении. Тебе это доброе дело обязательно зачтется, Шиповничек.

Эглантин: - Должен же кто-то подбирать на улицах брошенных щенков и натаскивать их, как и положено... Мир? - поинтересовался Эглантин. - Ты больше на меня не сердишься?

Беатрис Ларошдрагон: -Я не могу на тебя сердиться, даже когда ты этого заслуживаешь, а уж по такому поводу... - Беатрис забавно наморщила нос.

Эглантин: - Ага, то есть я прощен и в твоего благословения могу шкодить в размуных пределах... - подвел итог Эглантин. - Знаешь, мне уже даже хочется пойти и проверить, не пришел ли мой щеночек и не нагадил у меня в кабинете. Но лучше закажем сперва еще по чашечке чаю... с булочками!

Беатрис Ларошдрагон: -Надеюсь, ты не держишь на виду деньги и дорогие вещи? - мимоходом спросила Беатрис, принимая из рук служанки поднос с чайником и булочками.

Эглантин: - Да там вообще ничего нет, и поживиться ему будет нечем, - пожал плечми Эглантин. - Там только спальня и кабинет с библиотекой, которой он вряд ли заинтересуется. Единственное достоинство этой квартирки - она в мансарде, для пущей романтичности.

Беатрис Ларошдрагон: -Ты смотришь на рассвет из чердачного окошка, чтобы вдохновиться на написание очередной речи? - лукаво усмехнулась Беатрис.

Эглантин: - Угу. Пребывая в рассуждениях, удастся ли мне пристроить что-нибудь из написанного за ночь, чтобы к вечеру было что на что поесть, - не стал отрицать Эглатин. - Или думая о том, сильно ли Жорж покалечит мое творение в угоду собственным талантам.

Беатрис Ларошдрагон: -Покажешь мне когда - нибудь свою холостяцкую квартирку? Ужасно любопытно посмотреть, где рождаются шедевры.

Эглантин: - У-у, ну это мой маленький секрет, - с улыбкой запростестовал Эглантин. - Вдруг ты увидишь там что-нибудь такое, что тебя ужасно разочарует? Поймешь, что я никогда не прибираюсь, оставляю повсюду исписанную бумагу и пустые бутылки... собираю коллекицю памятных вещичек тех, кто приходил туда в гости...

Беатрис Ларошдрагон: -Никогда? Прямо - таки совсем никогда? - воображение Беатрис поразила эпическая картина кавардака в квартире Фабра. - И все это кучами лежит прямо на полу. И сувениры в виде подвязок и ленточек от корсета развешены на люстре.... Боже правый!

Эглантин: - Ну, не совсем "никогда", а где-то раз в месяц... Но ленты и чулки на люстре - да, каюсь, было...

Беатрис Ларошдрагон: -Мне всегда было интересно, почему именно эти предметы туалета обычно летают так высоко? - ухмыльнулась Беатрис.



полная версия страницы