Форум » Кофейня » Кофейный столик для Камилла :) » Ответить

Кофейный столик для Камилла :)

Беатрис Ларошдрагон: Дорогой Камилл, не обижайтесь Кофе и беседу я Вам подам сюда?

Ответов - 801, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 All

Беатрис Ларошдрагон: -Это долго и неэстетично, - поморщилась Беатрис.

Эглантин: - Зато надежно и практично, ибо зубы всегда с тобой, а кинжал и потерять недолго в суматохе!

Беатрис Ларошдрагон: -Колло тебе рассказывал, как на него покушались незаряженным мушкетом? Я лично видела этот цирк...

Эглантин: - Ага. И показывал. В лицах, громко и гнусно хихикая. А тот приснопамятный мушкет он присвоил себе в качестве трофея и прибил на стену в гостиной.

Беатрис Ларошдрагон: -Наверное, сейчас рассказ о покушении занимает не менее часа. Поначалу Колло укладывался в пять минут.

Эглантин: - Через месяц это будет эпопея в трех актах, с прологом и жпилогом, в которой будет задействовано пол-Парижа... Вот что значит "творческий подход". Один несостоявшийся выстрел - зато сколько шума!

Беатрис Ларошдрагон: -Звучит так, будто ты завидуешь, что такой сюжет достался ему, а не тебе, - засмеялась Беатрис.

Эглантин: - Нет уж, благодарю покорно. Общество убивцев с незаряженными мушкетами меня как-то не привлекает. Лучше я буду рассказывать о том, что там стрялось на самом деле, пусть Колло лишний раз позлится.

Беатрис Ларошдрагон: -Как ты можешь рассказывать о том, что случилось, если тебя там не было? - резонно возразила Беатрис.

Эглантин: *Изумленно хлопая ресницами* - А как наши вожди рассказывают о том, в чем нуждается Революция? А как Шекспир рассказывал о Ричарде Третьем? А как Марко Поло рассказывал об обычаях татар? Выдумаю, господи ты боже мой!

Беатрис Ларошдрагон: -В таком случае, полуторачасовой рассказ Колло - шедевр правдивости, а ты не имеешь никакого права его упрекать.

Эглантин: - А я его не упрекаю. Мне просто хочется его подразнить, чтобы врал, да не завирался.

Беатрис Ларошдрагон: -И для этого ты нагромадишь еще больше нелепостей? Оригинальный способ.

Эглантин: - Да нет, я поведаю миру о том, как за ним бегал очередной его поклонник с незаряженным мушектом... Колло взбесится, начнет скандалить, и будет очень весело, - легкомысленно хмыкнул Эглантин.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис вздохнула и задала свой любимый вопрос, способный убить на корню любую инициативу: -И зачем? У тебя нет других поводов для веселья?

Эглантин: - Есть, целая могучая кучка. Но сейчас мне понравился этот. Кстати, я еще не говорил, что пригласил сегодня кучу народу на вечер? А-а, не говорил? Ну, значит, забыл. Но ты же все равно нас пустишь, правдаа? - а глазенки ясные-ясные и трогааательные такие...

Беатрис Ларошдрагон: -Знаешь что, Франсуа? Однажды я не успею за полчаса прибраться в квартире, приготовить сносный ужин и привести себя после этого в порядок, чтобы никто не сказал, что ты держишь в подружках растрепу. И вот тогда пусть тебе станет стыдно! - палец Беатрис обличающе уперся в грудь Фабра. - И ты сам будешь бегать с рюмками и тарелками! А я выйду к твоим приятелям в домашнем платье, переднике и косынке!

Эглантин: - ...И они дружно восхитятся твоей скромностью и деловитостью, и признают, что у меня вкус наконец-то изменился к лучшему, а опыт бегания с тарелками и рюмками у меня имеется, и даже не надейся, что я все разобью! - хихикнул ужасно довольный собой Эглантин. - Моя прошлая дама выходила к гостям в неглиже, и все было ничего, только у Сешеля почему-то глаза в разные стороны разъезжались. Беатрис, а что такое - "станет стыдно"? Я такого не умееею...

Беатрис Ларошдрагон: -Прости, забыла, ты же начинал с "Кушать подано"... Шиповничек, а познакомь меня с Сешелем? Так интересно посмотреть вблизи на самого красивого мужчину Конвента!

Эглантин: - Женщина, ты хочешь получить приступ ревности в моем исполнении или нынче празднуется День Гения Язвительности? А-а, это то, что называется маленькой женской местью, я догадался... То она воспевает Макса за его несуществующие добродетели, то объявляет Сешеля красавчиком, при этом смотрит мне в глаза и даже не краснеет Воспитал куртизанку на свою голову!

Беатрис Ларошдрагон: -Кошке можно смотреть на короля, а почему мне нельзя посмотреть на Эро де Сешеля? - невинно распахнула глаза Беатрис. - Ты воспитал во мне хороший вкус, я теперь тоже питаю слабость ко всему, что имеет художественную ценность.

Эглантин: - У-у, изменница, ветреница и сердцеедка, - состроил гримаку Эглантин. - будет тебе твой Сешель на блюдечке с золотой каемочкой, только помни - он хоть и носит брюссельские кружева, но долгов у него еще больше, чем у меня. Так что ловить там совершенно нечего, кроме старой аристократической закалки и изысканных манер. Ну, и сомнительной художественной ценности, уже побывавшей в употреблении.

Люсиль Демулен: -Кто это красивый?! Сешель???? Это порочное затасканное лицо аристократа?!!!!!

Беатрис Ларошдрагон: -Спасибо за предупреждение, - Беатрис замерла на мгновение перед Эглантином в церемонном, почти версальском реверансе, - как много общего, оказывается, у нас с гражданином Сешелем...

Беатрис Ларошдрагон: Люсиль Демулен -Неужели сплетни?

Эглантин: - И что это у вас общего? - подозрительно. - Долги, кружева и аристократическое происхождение? Ах, извините, мадам, что я тут со своим третьим сословием осмелился сидеть с вами за одним столом! - Люсиль, вот именно, что порочное и затасканное. Определенный круг гражданок, не будем тыкать пальцами, от таких просто без ума. Им кажется, что они обрели блистательное прошлое, коотрого никогда не было.

Беатрис Ларошдрагон: -Ты такой смешной, когда ревнуешь, - весело прошептала Беатрис на ухо Эглантину, приобняв его за плечи, - такой красноречивый и сердитый...

Эглантин: - Вот нашла, над чем посмеяться, - раздраженно фыркнул Эглантин, но руку Беатрис тем не менее убрать не попытался. Сколько бы она не твердила о том, что любит его, он все равно злится всякий раз, когда Беатрис говорит о ком-то другом. А чертовка прекрасно знает это и поддразнивает его.

Беатрис Ларошдрагон: -У меня куча поводов для веселья, но сейчас мне понравился именно этот, - лукаво повела бровями Беатрис.

Эглантин: - Если мы и дальше будем играть в шарады, то ты станешь у меня похожа на канарейку с Антильских островов - они тоже такие пестренькие, сладко щебечут и умеют повторять людскую речь, правда, не улавливая смысла.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис убрала руки и заложила их за спину с видом пай - девочки. -Любое сравнение от вас я приму с благодарностью, гражданин Фабр, понравится мне оно или нет...

Эглантин: - К Сешелю, к Сешелю - и за сравнениями, и с благодарностями, - рассеянно помахал кистью Эглантин, обидевшись вдобвок еще и на "гражданина". - Меня здесь вообще нет, мне тут не место, пойду, подпишу кому-нибудь пару смертных приговоров и буду чувствовать, что день прожит не зря.

Беатрис Ларошдрагон: -Разлитие черной желчи, - диагностировала Беатрис, - а ведь еще не утро. Что, ты говорил, помогает? Жареная дубовая кора?

Эглантин: - Гильотина, - огрызнулся Фабр. - Три раза в день после еды. И отсутствие поблизости дамочек с чрезмерно болтливыми язычками.

Беатрис Ларошдрагон: -Обиделся! - всплеснула руками Беатрис. - Иди сюда. Она за руку вытащила Эглантина на середину зала, отодвинула стулья и торжественно объявила: -Ритуальный танец на цыпочках! Приподняв юбки, она двинулась почти на носочках туфель вокруг Эглантина, приговаривая: -Шиповничек - мой самый любимый... Самый желанный... Самый красноречивый...Самый умный... Самый щедрый...

Эглантин: - Самый злобный, ренивый и несуразный, - буркнул Эглантин, понимая, что обижаться и дальше было бы просто глупо. Беатрис описала вокруг него один круг и пошла на второй. Количество припасенных комплиментов у нее, кажется, было бесконечным. Не оставалось иного выхода, кроме как сдаться, перехватить эту невозможную девицу за талию и прижать к себе. - Ладно, убедила, ты раскаялась и прощена до следующей выходки.

Беатрис Ларошдрагон: -Я бы тебя поцеловала, но ты сам запретил мне делать это на людях, - сложила губы скорбной подковкой Беатрис.

Эглантин: - А? Люди? Какие такие люди? - он непонимающе оглянулся на полупустой зал кофейни. - Ну, они простят, я ж известный нарушитель традиций и попиратель общественной морали. Если я сам что-то запретил, то я могу и отменить запрет. Целуй, - и, не дожидаясь, пока Беатрис скажет что-то в ответ на подобное распоряжение, сам наклонился к ее губам, махнув рукой в сторону невольных свидетелей и выкрикнув: - И вовсе тут нет ничего интересного!

Беатрис Ларошдрагон: -Cовершенно, - подтвердила Беатрис уже ему в губы. Целовались они долго и с удовольствием, так что если и оскорбили чьи - то моральные нормы, то как минимум, сделали это обстоятельно и со вкусом.

Эглантин: - Нет, я совершенно не могу на тебя сердиться, - со скорбью в голосе подвел итог Эглантин, когда они неохотно оторвались друг от друга. - Есть в тебе что-то такое-эдакое, отчего хочется тебе все прощать, кормить пирожными и сидеть у тебя в ногах... Как ты это делаешь, а, Беатрис?



полная версия страницы