Форум » Кофейня » Дом семейства Дюпле, салон » Ответить

Дом семейства Дюпле, салон

Робеспьер: Элеонора, вы обещали мне кофе

Ответов - 204, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Элеонора Дюпле: *заходит следом за Робеспьером в гостиную* – Ваш сюртук все-таки придется чистить… Боже, стоило расстелить мою шаль, право! Подождите немного, Максимильен, сейчас я принесу кофе.

Робеспьер: В ожидании кофе Максимильен переоделся в другой сюртук.

Элеонора Дюпле: …Элеонора поставила на поднос чашки с кофе и вазочку с засахаренными фруктами, положила рядом вышитые салфетки и вернулась в гостиную. – Я подумала, что вы захотите еще чего-то сладкого к кофе… Извините, если я немного замешкалась, – девушка смущенно улыбнулась и села на диванчик, положив салфетку на колени. – Может быть, – вспомнила она, – принести молока?

Робеспьер: -Элеоора, прошу вас, сядьте и выпейте со мной кофе. Без молока обойдусь, а вот без вас как-то тоскливо.

Элеонора Дюпле: Села рядом, положила ложку на блюдце и, чуть помедлив, спросила: – …Вы… не хотите продолжить наш разговор? Если не хотите… я не буду тревожить вас этим более. Просто я хочу, чтобы вы знали… Я не считаю, что вы ожесточились… Возможно, вы стали более… *подбирает слово* осторожным. Вы реже смеетесь… более напряжены, я же вижу…

Робеспьер: Максимильен напряженно смотрел в свою чашку, словно там происходил как-то сложный химический процесс. -Если вы хотите продолжать наш разгвор... спросите у кого угодно, какой я - ожесточившийся или всего лишь осторожный. Вот увидите, что вам ответят.

Элеонора Дюпле: – Кто угодно не знает вас, как я… И не все думают подобным образом! Но даже если рассуждать так... Люди видят лишь внешнюю сторону… не задумываясь о причинах поступков и трактуя их в соответствии со своими убеждениями и опасениями… А что чувствуете именно вы?.. Неужели в глубине души вы согласны с подобным мнением о вас?

Робеспьер: -А вы можете себе представить злодея, которы согласился бы с тем, что он злодей? - едкая улыбка. - Человеку свойственно во всем считать себя правым. Думаю, Луи Капет был по-своему искренен, когда говорил: "Французы, я умираю безвинно"...

Элеонора Дюпле: – Вы дразните меня!.. Если бы вы считали себя во всем правым, мой друг, вы не делились бы со мной своими сомнениями.

Робеспьер: -А может быть, я всего лишь хочу выглядеть красиво в ваших глазах? Откуда вы знаете?

Элеонора Дюпле: – Мне такое и в голову не приходило, мой друг. Когда человек говорит неискренне, это почувствуешь рано или поздно.

Робеспьер: -Неужели вы, в ваши молодые годы, считаете себя настолько опытной и проницательной, что в состоянии отличить искренность от лжи? Право, я старше вас и, смею надеяться, видел свет, но я часто бываю в затрудении на сей счет.

Элеонора Дюпле: – Мой друг, вы хотите сказать, что, почти три года общаясь со мной, вы все время настороже, что вы, подобно шпиону на задании, осторожны и вечно носите маску, никогда не бывая откровенным? Это невозможно и я ни за что в это не поверю. Зачем вы это говорите? Это… тоже проверка? – растерянно улыбнулась девушка. – Мне казалось, я ее прошла… часом ранее. Помните?

Робеспьер: Он криво улыбнулся. -Никакая это не проверка, разве что я проверю... сам себя. Я просто размышляю вслух.

Элеонора Дюпле: – Я огорчила вас, – расстроилась Элеонора. – Вот как все вышло… А я наоборот хотела вас отвлечь, когда пригласила на эту небольшую прогулку в саду… Давайте забудем на время тот разговор? Я плохая собеседница, видимо, не даю вам развеяться.

Робеспьер: -Вы прекрасная собеседница! - заверил девушку Максимильен. - Это моя вина, я все испортил. Действительно, к чему продолжать этот разговор? Раньше мы так мило болтали о всяких пусятках, вы показывали мне свои рисунки...

Элеонора Дюпле: – Не испортили… Я очень ценю, мой друг, что вы… доверяете мне, помните, я всегда готова выслушать вас. Но я никогда не прощу себе, что невольно лишу вас редких часов отдыха… – Дюпле тепло и сочувственно посмотрела на своего собеседника. – Я не хочу утомлять вас тяжелой для вас беседой, если вы не настроены сейчас обсуждать более этот… этот вопрос. – Элеонора подала Робеспьеру вазочку с засахаренными ломтиками. – Пожалуйста, возьмите, в качестве искупления моей вины.

Робеспьер: Он осторожно взял один ломтик. -Я очень люблю сладкое, как ни странно, - смущенно улыбнулся. - Поэтому не стану ничего говорить насчет необоснованности вашего чувства вины: вдруг вы мне поверите и отнимите десерт...

Робеспьер - младший: Проходя мимо, Огюстен в приоткрытую дверь разглядел идиллическую картину - Элеонора потчует Макса чем - то вкусненьким, а тот с несчастным видом позволяет себя обихаживать.

Элеонора Дюпле: *тепло и ласково* – Не отниму. Так что вы говорили о рисунках, мой друг? Вам они правда нравятся? Я не забрала из мастерской мэтра Реньо еще несколько работ, постараюсь показать вам их в ближайшее время.

Робеспьер - младший: Войти? Огюстен никогда не смог бы в присутствии Макса шутить и непринужденно общаться с Элеонорой так, как это случалось наедине. Нужно было решаться или проходить мимо, пока его не уличили в подслушивании.

Робеспьер: -Я бы с удовольствием взглянул, - сказал Робеспьер Элеоноре. - Что вы рисуете? Опять греческих героев? Тут он заметил в дверях брата. Бон-Бон как всегда не вовремя... -Что-то случилось? - спросил Максимильен сухо.

Робеспьер - младший: -Ничего, - смутился Огюстен, - остановился пряжку на башмаке застегнуть, сейчас уйду...Извините, если помешал.

Элеонора Дюпле: – Добрый вечер, Огюстен! Наступила пауза. Девушка, собравшись с мыслями, продолжила: – Нет, Максимильен, недавно я решила попробовать изобразить римский пейзаж… Хотя мэтр Реньо наиболее одобряет мифологические сюжеты, мне захотелось попробовать…

Робеспьер - младший: -Добрый вечер, Элеонора. Огюстен демонстративно завозился с начищенной пряжкой, досадуя на то, что в присутствии Макса всегда чувствует себя неуклюжим подростком.

Элеонора Дюпле: Элеонора очень уважала брата Робеспьера и была бы рада пригласить его присоединиться к ним, чтобы выпить кофе, но… она поняла, что очень боится разрушить сейчас этот миг тихой гармонии. Робеспьер так редко позволял себе не думать о работе… и быть просто человеком, вот как сейчас. В другой раз… Следующим вечером… Но девушке не хотелось, чтобы Огюстен как-то превратно истолковал ее поведение, и она опустила взгляд, пытаясь сосчитать количество разноцветных ломтиков в вазочке.

Робеспьер - младший: -Элеонора, Вы же знаете мой порок - не могу пройти мимо сладкого... Не угостите меня на дорогу? Больше обещаю не досаждать!

Элеонора Дюпле: Отказать было бы невежливо, и Элеонора согласилась: – Я правильно назвала вас как-то сладкоежкой… Конечно, угощайтесь, Огюстен. Здесь немного и апельсинов, и лимонов… Есть кусочки слив и орехи. Вам подойдет?

Робеспьер - младший: -Вполне... Можно мне блюдечко? Я возьму пару кусочков, неловко объедать Вас...

Элеонора Дюпле: – Сейчас я принесу еще одно блюдце, – Элеонора поспешно вышла в кухню, и через минуту вернулась с блюдцем, заодно захватив молочник (может быть, Максимильен все же только из вежливости отказался от молока…). – Вот, на любой вкус. – Элеонора высыпала на блюдце горку лакомств.

Робеспьер: Робеспьер со своей стороны выгреб в блюдце все оставшиеся в вазочке сладости и нетерпеливо взглянуд на брата, подразумевая: "Вот видишь, мы отдали тебе все, что есть, так что тебе еще от нас надо?!"

Робеспьер - младший: Огюстен вздохнул. Больше тянуть время не было никакой возможности. -Еще раз извините, если помешал... Пойду.

Элеонора Дюпле: Робеспьер раздражен? Но почему? Будучи разочарована появлением Огюстена, Элеонора едва ли могла подумать, что Робеспьер может испытывать то же самое. Нет, она надеялась, что ему хорошо с ней, но допустить, что он чувствует то же, что и она… – Что вы, Огюстен, – улыбнулась Элеонора, не желая обидеть Бон-Бона. – Мы просто… разговаривали…

Робеспьер - младший: -Не смею больше мешать. Еще раз прошу прощения. Макс, Элеонора... - Огюстен вежливо склонил голову.

Робеспьер: -Может, тебе еще кофе налить? - предложил Робеспьер, еле сдерживая себя. Бон-бон все собирался уйти, но почему-то не уходил, и это нервировало.

Элеонора Дюпле: Элеонора как раз хотела спросить Огюстена, не нужно ли ему что-нибудь еще, и смутилась. – Максимильен!.. – тихо сказала она. – Что с вами, мой друг? Вы сердитесь?

Робеспьер: -Нет, - быстро ответил Робеспьер, - просто я... Не скажешь же: "Я хочу, чтобы он оставил нас наедине"!

Элеонора Дюпле: Элеонора внезапно поняла. Сердце ее забилось сильнее, и девушка почти испугалась, что собеседник услышит его стук. Она чуть слышно вздохнула и отпила кофе из чашки, пытаясь совладать с собой и скрыть волнение. Она никак не может привыкнуть к этим беседам и прогулкам, каждый раз всё – как сон…

Робеспьер: -Я бы сказал, что с вами как раз творится что-то странное, - произнес Робеспьер несколько испуганно.

Элеонора Дюпле: – Что?.. – вернулась к действительности Элеонора. – Нет, со мной все в порядке… Внезапно стало душно, но уже все прошло. Наверное, я никак не смирюсь с тем, что мы вернулись с прогулки. Но теперь все хорошо, даю вам слово.



полная версия страницы