Форум » Кофейня » Кофейня, она же - Место для флуда » Ответить

Кофейня, она же - Место для флуда

Беатрис Ларошдрагон:

Ответов - 165, стр: 1 2 3 4 5 All

Эглантин: - Ну, лично у меня есть привычка бросаться чужими вещами. А как-то раз мы с моей подружкой нарочно развесили ее белье по квартире - посмотреть, как это будет выглядеть... - несколько сконфуженно признался Эглантин.

Беатрис Ларошдрагон: -И как это выглядело? - заинтересовалась Беатрис. - Сильно отличалось от прачечной?

Эглантин: - Нет. Потому что мы завязали его бантиками и старались использовать весь отведенный нам художественный вкус...

Беатрис Ларошдрагон: -Господи... - Беатрис расхохоталась и смеялась, пока на глазах не выступили слезы. - Я так и вижу, как вы потом развязывали узлы....

Эглантин: - Неа. Купили новый комплект, а это добро оставили висеть. И где-то с месяц в моем жилище была самая экстравагантная обстановка во всем Париже.

Беатрис Ларошдрагон: -А потом ты сменил подружку и она потребовала снять это непотребство, поскольку оно напоминало ей о предшественнице?

Эглантин: - Поразительно верное замечание. Именно так все и было. Пришлось срезать всю эту рукотворную красоту и продать тряпичинице. А как замечательно смотрелось!

Беатрис Ларошдрагон: -Надо будет попробовать как - нибудь, - заговорщически вздернула бровь Беатрис, - раз уж тебе так понравилось, может, в этом и впрямь что - то есть.

Этьен Лозье : Этьен тихо вошёл, или вернее, вкрался в кофейню по стенке, не издавая привычных для него криков и ругательств. Лозье выглядел не слишком хорошо-бледное лицо, опущенная вниз голова, нездоровый блеск в глазах, помятая одежда. Он подошёл к Беатрис, склонился и дотронулся губами до её руки. -Здравствуйте, гражданка Ларошдрагон!

Беатрис Ларошдрагон: -Господи, что с Вами такое, гражданин Лозье? - поразилась она. - Садитесь скорее, вы же едва на ногах держитесь!

Этьен Лозье : Этьен прислонился к стенке спиной и прикрыл глаза. Сесть он решительно отказался, мотивируя это тем, что ему лучше, когда он стоит. Из груди Лозье вырвался вздох, слегка напоминающий всхлип.

Эглантин: - У мальчика очередная трагедия... в общественной жизни, - добродушно съязвил Фабр. - То ли его побили, то ли он сам кого-то побил... Он явно нуждается в кормежке за чужой счет и в утешении. Кормежка с меня, утешение с тебя, дорогая. У тебя это получится гораздо лучше. Вообще-то Эглантин был уверен, что юный Лозье притворяется. Не настолько с ним зверски обошлись, да и привычки обижать своих партнеров, случайных или постоянных, за Фабром не водилось. Охота мальчику разыграть трагедию - пусть развлекается. Папашина кровь играет, не иначе.

Этьен Лозье : -Фабр,-с укоризной произнёс Этьен, повернув голову в сторону Эглантина,-умоляю Вас, помолчите. Мне и так тяжело на Вас смотреть.

Эглантин: - Все, жизнь кончена, мои годы нагнали меня, - фыркнул Эглантин. - Что, я сегодня настолько плохо выгляжу? - он привычно тряхнул каштановой гривкой, вечно пребывавшей в живописном беспорядке, и вполгоса добавил: - С-страдалец, тоже мне...

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис переводила взгляд с одного на другого - перед ней разыгрывалась пьеска, с текстом которой она была незнакома, поэтому она решила оставаться в своем амплуа "Всех скорбящих радость" и едва не насильно усадила Этьена на стул. -Нехорошо с твоей стороны насмехаться над ним, Эглантин. Что все - таки произошло?

Эглантин: - Ничего такого, о чем бы было необходимо знать твоему исповеднику или твоим соседкам по лестничной площадке, - глядя на Беатрис ясным и честнейшим взором, ответил Эглантин. - Пострадавших нет, трупов тоже, расходы оплачены, разбитая посуда выброшена.

Беатрис Ларошдрагон: -Как - нет? А вот это что? - Беатрис глазами указала на страдальца. -Не труп, конечно, но в гроб кладут чуть краше...

Эглантин: - Это не труп. Это страдалец в поисках утешения, - авторитетно заявил Эглантин. - Хотя страдает он весьма и весьма неправдоподобно. При натуральных страданиях глазки так не закатывают. И вообще стараются сфокусировать взгляд на чем-нибудь одном.

Беатрис Ларошдрагон: -Охотно верю тебе - как мастеру правдоподобных страданий. Ты мне при случае расскажешь, как правильно страдать, чтобы ты поверил в то, что человеку действительно плохо, - надула губы Беатрис.

Эглантин: - Первая заповедь натурального страдания - изо всех сил не дать окружающим понять, что ты страдаешь... - начал Эглантин, осекся и уже менее дурашливо спросил: - Беатрис, ну что такое? Все в порядке, ничего с твоим юным подопечным не случилось, он просто дурака валяет, чтобы ты его приласкала и погладила по скорбящей головушке.

Беатрис Ларошдрагон: -Человек, с которым ничего не случилось, так не выглядит! - отрезала Беатрис. - Я не утверждаю, что дело в тебе, но с ним явно что - то не то.

Эглантин: - Ну и спроси его, - Эглантин обиделся или сделал вид, что обиделся, уткнувшись в чашку и отгородившись свежей газетой. - Если захочет, он ответит. А мне добавить нечего, совесть моя чиста... относительно.

Беатрис Ларошдрагон: -Ты напрасно обижаешься, - заглянула через край газеты Беатрис, - я вовсе не намекаю на то, что ты кого - то принуждал или насиловал, это на тебя совершенно не похоже. Но вот мелкая пакость!...

Эглантин: - Невиновен, гражданка судья! - открестился Эглантин. - Не делал указанному субъекту никаких мелких пакостей. Дай газету спокойно почитать.

Этьен Лозье : Этьен, молча сидевший и слушавший диалог Фабра и Беатрис был совершенно поражён тем, как вела себя гражданка Ларошдрагон. У неё было полное право не любить Колло-младшего после всего, что он творил в её салоне, и тем удивительнее была доброта в голосе этой женщины. Эглантин в своём амплуа. Странно ждать от него других поступков. Впрочем, Бог ему судья, я сам полез на рожон. -Беатрис,-тихо сказал юноша, осторожно беря "даму полусвета" за руку,-спасибо Вам. Сидеть на стуле было неудобно, но так, по крайней мере, можно было скрыть пятна от крови на светлых штанах.

Эглантин: - Вот-вот, я же говорил - он настоятельно нуждается в порции бесплатной ласки и том, чтобы его почесали за ушком, - фыркнул из-за своего бумажного укрытия Эглантин. - Все страждущие, обездоленные и несчастные могу смело припадать к стопам святой Беатрис, надеясь на понимание и милосердие. Этьен, хватит придуриваться, это уже просто неприлично.

Беатрис Ларошдрагон: -Вот уж не за что, гражданин Лозье, - покачала головой Беатрис, аккуратно отнимая руку. -Надеюсь, вы больше не будете влезать в подобные истории. Зная Эглантина, смею думать, что с вами обошлись еще мягко. Подумайте, что может с вами сотворить менее осторожный случайный любовник.

Эглантин: - Да не трогал я его! - уже искренне возмутился Эглантин. - Я что, животное какое? (С учетом того, что прозвище "Животное" намертво прилипло к Колло, фраза прозвучала весьма и весьма двусмысленно).

Этьен Лозье : Этьен вытер набежавшие слёзы. -Я был просто ослом,-грустно сказал он,-пошёл на поводу у своей жажды приключений, а теперь осталось только мучиться. Мне больно, Беатрис, как телесно, так и душевно, но я виноват только сам. Дай Бог, чтобы ни один человек, который Вам дорог, не оказался в такой ситуации, как я сейчас... Лозье застонал от внезапно нахлынувшей острой боли и заёрзал на стуле.

Эглантин: - А вот я сейчас кому-то всыплю, за злоупотребление добротой окружающих, - посулил в пространство Эглантин. - Лозье, вам в штаны углей насыпали или оса укусила за трепетное?

Беатрис Ларошдрагон: -Эглантин - добрейший человек и нежнейший любовник, чуждый всякого насилия, - вмешалась Беатрис, - я решительно отказываюсь верить, что он мог грубо с вами обойтись, гражданин Лозье. Тем более, вы сейчас сами признали свою вину. Возможно, вы сами спровоцировали?...

Эглантин: - Спасибо, Беатрис, - Эглантин чуть привстал из-за стола, раскланявшись в сторону подруги. - Одна ты меня любишь и ценишь, в то время как все остальные пинают, клевещут и злословят. Хотя я бы предпочел, чтобы мои личные качества не обсуждались публично, ну да ладно...

Беатрис Ларошдрагон: -Обычно я и не обсуждаю такие вещи на людях, - чуть покраснев, - заверила Эглантина Беатрис.

Этьен Лозье : Этьен подавил тяжелый вздох. Окружающие были не на его стороне-оно и понятно, несмотря на отношения с Фабром, юноша оставался чужим как для Эглантина, так и, по большому счёту, для Беатрис. Обида росла, заставляя последний румянец исчезнуть со щёк, и наполняя глаза слезами. Сжавшийся на стуле Этьен выглядел жалко-голова опущена, волосы безжизненно висят, не завязанные. как обычно, в хвост, в глазах застыло выражение беспомощности и одиночества.

Беатрис Ларошдрагон: -Возьмите же себя в руки, гражданин Лозье, - мягко попросила Беатрис, - вот, чашка горячего кофе вам не повредит. А еще - примочки из целебных трав на... больное место и немного заживляющей мази, и вы забудете об этом приключении.

Этьен Лозье : Этьен оторвал взгляд от пола и уставился на Беатрис. На щеках появился яркий румянец, Лозье несколько мгновений даже не знал, что сказать. Было стыдно за свои "полёты", тем более перед добродетельной( или относительно добродетельной, но всё же приличной) женщиной. -Благодарю, гражданка,-Этьен, насколько это было возможно, встал со стула и поклонился. -Надеюсь, что Ваши методы помогут,-добавил молодой человек со вздохом, попытавшись незаметно стереть платком пятно на стуле.

Беатрис Ларошдрагон: -Вам бы вообще не мешало прилечь и отдохнуть, - вздохнула Беатрис, - и с вашим кашлем надо пить что - то укрепляющее. Я не о коньяке... Молоко с медом, чай с мятой...

Эглантин: - О Господи, пусть его все равно и нет, - скорбно вздохнул Эглантин, откладывая газету. - Все, с меня довольно общественных страданий на публику. Существо! - призыв явно относился к скорбящему телом и душой Этьену. - Запас моего терпения исчерпался. Пошли. И не шарахаться, всего лишь в ванную, потому что смотреть на тебя без отвращения невозможно. Умойся, причешись и перестань корчить из себя обиженного судьбой.

Этьен Лозье : -Сейчас бы не умыться, а полежать где-нибудь,-вздохнул Этьен, отведя глаза в сторону,-в себя придти. Но и умыться тоже не помешает. Лозье направился за Эглантином в сторону ванной комнаты, накручивая на палец свой платок.

Эглантин: - Н-ну, и на кой ляд тебе приспичило строить из себя бедного и несчастного? - довольно раздраженно поинтересовался Эглантин, захлопнув дверь и привалившись к ней спиной. - Полежать ему, ха. Замечательно, вот вечером и полежишь. Со всеми удобствами. Мойся, несчастье. Ты от какого большого ума светлые штаны натянул и чего туда подлил - малинового сиропа, что ли?.. М-да, комедиант и дитя комедианта.



полная версия страницы