Форум » Кофейня » Кофейня, она же - Место для флуда » Ответить

Кофейня, она же - Место для флуда

Беатрис Ларошдрагон:

Ответов - 165, стр: 1 2 3 4 5 All

Эглантин: - Ну, лично у меня есть привычка бросаться чужими вещами. А как-то раз мы с моей подружкой нарочно развесили ее белье по квартире - посмотреть, как это будет выглядеть... - несколько сконфуженно признался Эглантин.

Беатрис Ларошдрагон: -И как это выглядело? - заинтересовалась Беатрис. - Сильно отличалось от прачечной?

Эглантин: - Нет. Потому что мы завязали его бантиками и старались использовать весь отведенный нам художественный вкус...

Беатрис Ларошдрагон: -Господи... - Беатрис расхохоталась и смеялась, пока на глазах не выступили слезы. - Я так и вижу, как вы потом развязывали узлы....

Эглантин: - Неа. Купили новый комплект, а это добро оставили висеть. И где-то с месяц в моем жилище была самая экстравагантная обстановка во всем Париже.

Беатрис Ларошдрагон: -А потом ты сменил подружку и она потребовала снять это непотребство, поскольку оно напоминало ей о предшественнице?

Эглантин: - Поразительно верное замечание. Именно так все и было. Пришлось срезать всю эту рукотворную красоту и продать тряпичинице. А как замечательно смотрелось!

Беатрис Ларошдрагон: -Надо будет попробовать как - нибудь, - заговорщически вздернула бровь Беатрис, - раз уж тебе так понравилось, может, в этом и впрямь что - то есть.

Этьен Лозье : Этьен тихо вошёл, или вернее, вкрался в кофейню по стенке, не издавая привычных для него криков и ругательств. Лозье выглядел не слишком хорошо-бледное лицо, опущенная вниз голова, нездоровый блеск в глазах, помятая одежда. Он подошёл к Беатрис, склонился и дотронулся губами до её руки. -Здравствуйте, гражданка Ларошдрагон!

Беатрис Ларошдрагон: -Господи, что с Вами такое, гражданин Лозье? - поразилась она. - Садитесь скорее, вы же едва на ногах держитесь!

Этьен Лозье : Этьен прислонился к стенке спиной и прикрыл глаза. Сесть он решительно отказался, мотивируя это тем, что ему лучше, когда он стоит. Из груди Лозье вырвался вздох, слегка напоминающий всхлип.

Эглантин: - У мальчика очередная трагедия... в общественной жизни, - добродушно съязвил Фабр. - То ли его побили, то ли он сам кого-то побил... Он явно нуждается в кормежке за чужой счет и в утешении. Кормежка с меня, утешение с тебя, дорогая. У тебя это получится гораздо лучше. Вообще-то Эглантин был уверен, что юный Лозье притворяется. Не настолько с ним зверски обошлись, да и привычки обижать своих партнеров, случайных или постоянных, за Фабром не водилось. Охота мальчику разыграть трагедию - пусть развлекается. Папашина кровь играет, не иначе.

Этьен Лозье : -Фабр,-с укоризной произнёс Этьен, повернув голову в сторону Эглантина,-умоляю Вас, помолчите. Мне и так тяжело на Вас смотреть.

Эглантин: - Все, жизнь кончена, мои годы нагнали меня, - фыркнул Эглантин. - Что, я сегодня настолько плохо выгляжу? - он привычно тряхнул каштановой гривкой, вечно пребывавшей в живописном беспорядке, и вполгоса добавил: - С-страдалец, тоже мне...

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис переводила взгляд с одного на другого - перед ней разыгрывалась пьеска, с текстом которой она была незнакома, поэтому она решила оставаться в своем амплуа "Всех скорбящих радость" и едва не насильно усадила Этьена на стул. -Нехорошо с твоей стороны насмехаться над ним, Эглантин. Что все - таки произошло?

Эглантин: - Ничего такого, о чем бы было необходимо знать твоему исповеднику или твоим соседкам по лестничной площадке, - глядя на Беатрис ясным и честнейшим взором, ответил Эглантин. - Пострадавших нет, трупов тоже, расходы оплачены, разбитая посуда выброшена.

Беатрис Ларошдрагон: -Как - нет? А вот это что? - Беатрис глазами указала на страдальца. -Не труп, конечно, но в гроб кладут чуть краше...

Эглантин: - Это не труп. Это страдалец в поисках утешения, - авторитетно заявил Эглантин. - Хотя страдает он весьма и весьма неправдоподобно. При натуральных страданиях глазки так не закатывают. И вообще стараются сфокусировать взгляд на чем-нибудь одном.

Беатрис Ларошдрагон: -Охотно верю тебе - как мастеру правдоподобных страданий. Ты мне при случае расскажешь, как правильно страдать, чтобы ты поверил в то, что человеку действительно плохо, - надула губы Беатрис.

Эглантин: - Первая заповедь натурального страдания - изо всех сил не дать окружающим понять, что ты страдаешь... - начал Эглантин, осекся и уже менее дурашливо спросил: - Беатрис, ну что такое? Все в порядке, ничего с твоим юным подопечным не случилось, он просто дурака валяет, чтобы ты его приласкала и погладила по скорбящей головушке.

Беатрис Ларошдрагон: -Человек, с которым ничего не случилось, так не выглядит! - отрезала Беатрис. - Я не утверждаю, что дело в тебе, но с ним явно что - то не то.

Эглантин: - Ну и спроси его, - Эглантин обиделся или сделал вид, что обиделся, уткнувшись в чашку и отгородившись свежей газетой. - Если захочет, он ответит. А мне добавить нечего, совесть моя чиста... относительно.

Беатрис Ларошдрагон: -Ты напрасно обижаешься, - заглянула через край газеты Беатрис, - я вовсе не намекаю на то, что ты кого - то принуждал или насиловал, это на тебя совершенно не похоже. Но вот мелкая пакость!...

Эглантин: - Невиновен, гражданка судья! - открестился Эглантин. - Не делал указанному субъекту никаких мелких пакостей. Дай газету спокойно почитать.

Этьен Лозье : Этьен, молча сидевший и слушавший диалог Фабра и Беатрис был совершенно поражён тем, как вела себя гражданка Ларошдрагон. У неё было полное право не любить Колло-младшего после всего, что он творил в её салоне, и тем удивительнее была доброта в голосе этой женщины. Эглантин в своём амплуа. Странно ждать от него других поступков. Впрочем, Бог ему судья, я сам полез на рожон. -Беатрис,-тихо сказал юноша, осторожно беря "даму полусвета" за руку,-спасибо Вам. Сидеть на стуле было неудобно, но так, по крайней мере, можно было скрыть пятна от крови на светлых штанах.

Эглантин: - Вот-вот, я же говорил - он настоятельно нуждается в порции бесплатной ласки и том, чтобы его почесали за ушком, - фыркнул из-за своего бумажного укрытия Эглантин. - Все страждущие, обездоленные и несчастные могу смело припадать к стопам святой Беатрис, надеясь на понимание и милосердие. Этьен, хватит придуриваться, это уже просто неприлично.

Беатрис Ларошдрагон: -Вот уж не за что, гражданин Лозье, - покачала головой Беатрис, аккуратно отнимая руку. -Надеюсь, вы больше не будете влезать в подобные истории. Зная Эглантина, смею думать, что с вами обошлись еще мягко. Подумайте, что может с вами сотворить менее осторожный случайный любовник.

Эглантин: - Да не трогал я его! - уже искренне возмутился Эглантин. - Я что, животное какое? (С учетом того, что прозвище "Животное" намертво прилипло к Колло, фраза прозвучала весьма и весьма двусмысленно).

Этьен Лозье : Этьен вытер набежавшие слёзы. -Я был просто ослом,-грустно сказал он,-пошёл на поводу у своей жажды приключений, а теперь осталось только мучиться. Мне больно, Беатрис, как телесно, так и душевно, но я виноват только сам. Дай Бог, чтобы ни один человек, который Вам дорог, не оказался в такой ситуации, как я сейчас... Лозье застонал от внезапно нахлынувшей острой боли и заёрзал на стуле.

Эглантин: - А вот я сейчас кому-то всыплю, за злоупотребление добротой окружающих, - посулил в пространство Эглантин. - Лозье, вам в штаны углей насыпали или оса укусила за трепетное?

Беатрис Ларошдрагон: -Эглантин - добрейший человек и нежнейший любовник, чуждый всякого насилия, - вмешалась Беатрис, - я решительно отказываюсь верить, что он мог грубо с вами обойтись, гражданин Лозье. Тем более, вы сейчас сами признали свою вину. Возможно, вы сами спровоцировали?...

Эглантин: - Спасибо, Беатрис, - Эглантин чуть привстал из-за стола, раскланявшись в сторону подруги. - Одна ты меня любишь и ценишь, в то время как все остальные пинают, клевещут и злословят. Хотя я бы предпочел, чтобы мои личные качества не обсуждались публично, ну да ладно...

Беатрис Ларошдрагон: -Обычно я и не обсуждаю такие вещи на людях, - чуть покраснев, - заверила Эглантина Беатрис.

Этьен Лозье : Этьен подавил тяжелый вздох. Окружающие были не на его стороне-оно и понятно, несмотря на отношения с Фабром, юноша оставался чужим как для Эглантина, так и, по большому счёту, для Беатрис. Обида росла, заставляя последний румянец исчезнуть со щёк, и наполняя глаза слезами. Сжавшийся на стуле Этьен выглядел жалко-голова опущена, волосы безжизненно висят, не завязанные. как обычно, в хвост, в глазах застыло выражение беспомощности и одиночества.

Беатрис Ларошдрагон: -Возьмите же себя в руки, гражданин Лозье, - мягко попросила Беатрис, - вот, чашка горячего кофе вам не повредит. А еще - примочки из целебных трав на... больное место и немного заживляющей мази, и вы забудете об этом приключении.

Этьен Лозье : Этьен оторвал взгляд от пола и уставился на Беатрис. На щеках появился яркий румянец, Лозье несколько мгновений даже не знал, что сказать. Было стыдно за свои "полёты", тем более перед добродетельной( или относительно добродетельной, но всё же приличной) женщиной. -Благодарю, гражданка,-Этьен, насколько это было возможно, встал со стула и поклонился. -Надеюсь, что Ваши методы помогут,-добавил молодой человек со вздохом, попытавшись незаметно стереть платком пятно на стуле.

Беатрис Ларошдрагон: -Вам бы вообще не мешало прилечь и отдохнуть, - вздохнула Беатрис, - и с вашим кашлем надо пить что - то укрепляющее. Я не о коньяке... Молоко с медом, чай с мятой...

Эглантин: - О Господи, пусть его все равно и нет, - скорбно вздохнул Эглантин, откладывая газету. - Все, с меня довольно общественных страданий на публику. Существо! - призыв явно относился к скорбящему телом и душой Этьену. - Запас моего терпения исчерпался. Пошли. И не шарахаться, всего лишь в ванную, потому что смотреть на тебя без отвращения невозможно. Умойся, причешись и перестань корчить из себя обиженного судьбой.

Этьен Лозье : -Сейчас бы не умыться, а полежать где-нибудь,-вздохнул Этьен, отведя глаза в сторону,-в себя придти. Но и умыться тоже не помешает. Лозье направился за Эглантином в сторону ванной комнаты, накручивая на палец свой платок.

Эглантин: - Н-ну, и на кой ляд тебе приспичило строить из себя бедного и несчастного? - довольно раздраженно поинтересовался Эглантин, захлопнув дверь и привалившись к ней спиной. - Полежать ему, ха. Замечательно, вот вечером и полежишь. Со всеми удобствами. Мойся, несчастье. Ты от какого большого ума светлые штаны натянул и чего туда подлил - малинового сиропа, что ли?.. М-да, комедиант и дитя комедианта.

Этьен Лозье : Резкий запах крови говорил об одном-о том, что Этьен не придуривается. Ему в самом деле было нехорошо. Кое-как плеснув в лицо водой, Лозье немного пришёл в себя и тут же умоляюще глянул на Эглантина. -Фабр, благодарю за заботу, но не могли бы Вы на некоторое время оставить меня одного? Понизив голос, Этьен добавил:" Хочу поставить примочку".

Эглантин: - Я отвернусь, хотя в твоих штанах не прячется ничего, чего бы я еще не видел, - хымкнул Эглантин. - И вообще, ты страдаешь заслуженно, тебя предупреждали - "осторожнее, не торопись". Но мы же самые умные, нам нужно все и сразу, мы же никакого не слушаем... Стой смирно и покажи, что у тебя там. Протесты Лозье в расчет явно не принммались, а врачеватель из Фабра был тот еще - ехидный, безжалостный, но по крайней мере знающий свое дело.

Этьен Лозье : Этьен покраснел, но повиновался. Взору Фабра предстало неприятное зрелище-покрасневшая воспалённая кожа, кровь и прочие последствия вчерашнего времяпровождения. -Больно не будет?-по-детски спросил Лозье.

Эглантин: - Будет, обязательно будет, - порадовал Фабр. - Господи, это ж надо был так себя довести... Не вертись, ага? И после всего, что он натворил, я еще должен за ним ухаживать... Не-ет, ты еще невыносимее, чем твой папаша. Бульканье воды, стекающией с выжатой тряпки. Позвякивание склянок, резкий лекарственный запах. Сдавленное "ойе-е-е..." и резкое "Стой смирно, кому сказано! Замри, я сейчас вернусь!" Хлопнула дверь, но уходил Эглантин ненадолго, вернувшись с чистой переменой одежды, и бросив ее рядом с Лозье. - Держи, страдалец, а то еще подумают, что ты переодетая девушка, у которой лунные дни...

Этьен Лозье : -Спасибо, Фабр,-немного вымученно улыбнулся Этьен, напяливая принесённую одежду,-я б без Вас точно в обморок грохнулся. Плохо было, кошмар просто. Теперь хоть легче стало. Уже полностью одетый, Лозье посмотрел на отражение в зеркале-не последний писк моды, но на это чихать. -Идём к Беатрис?-спросил юноша, открывая дверь.

Эглантин: - Стоять, кому сказано, - Этьена удержали за рукав. - Голову. - А? - не понял Этьен. Впрочем, в следующее мгновение все разъяснилось. Легким шлепком по затылку его заставили наклонить голову, из кармана фаброва сюртука явилась костяная расческа. Несколько взмахов - и растрепанная шевелюра Этьена была приведена в порядок и затянута на затылке черной ленточкой. - Теперь можешь катиться на все четыре стороны, - кивнул Эглантин, оглядев дело рук своих. - И не вздумай больше учинять такие представления, а то я ведь добрый только до определенного предела. Беги... недоразумение.

Этьен Лозье : -Гранмерси,-протянул Этьен, к которому постепенно возвращались все его особенности характера,-Вам, кстати, не противно вчера было?

Эглантин: - Нет, а с какой стати? - фыркнул Эглантин. - Таким уж меня сотворила природа или Верховное Существо. Мне нравится любовь во всех ее провявлениях, так что не вижу причин для паники или повышенной брезгливости.

Этьен Лозье : -Похоже, что Вы правы. Только мне как-то перед Беатрис стыдно, всё-таки она-Ваша практически гражданская жена. А тут я подкатился,-тихо сказал Этьен, входя в зал и увидев за одним из ближайших столиков гражданку Ларошдрагон.

Эглантин: - Беатрис... - задумчиво повторил Эглантин. - Беатрис - это воистину сокровище. Женщина, которая умеет понимать и прощать чужие слабости. И чужие странности - тоже.

Этьен Лозье : -Давайте не ссориться, Фабр,-миролюбиво сказал Этьен,-просто мы с Вами совсем разные люди, как по возрасту, так и по складу характера. От меня странно слышать подобное предложение, правда?

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис задумчиво наблюдала за их диалогом. Вот ведь чудо этот мальчик... Если за ним не присматривать, скоро на каком - нибудь кладбище появится еще одна безымянная могилка.

Этьен Лозье : -Всё хорошо, Беатрис,-заверил молодую женщину Этьен,-со мной всё в порядке, гражданин Фабр постарался. Глубоко вздохнув, Лозье прибавил:-Теперь тысячу раз подумаю над своим жизненным правилом: "Не зная броду-скорее в воду!" Этак точно скоро в воду придётся бросаться, после своего поведения. Вы были правы, что мне ещё повезло нарваться именно на Эглантина. Этьен смахнул слезу и улыбнулся.

Беатрис Ларошдрагон: -Именно повезло, - вздохнула Беатрис. - Довольно, гражданин Лозье, утрите слезы.

Эглантин: - Могу одолжить старорежимный платок с кружевами, - пакостным голосом предложил Эглантин. - Беатрис, вот тебе еще один объект для покровительства и забот. Один ветер в голове, а так ничего - рано или поздно выйдет толк.

Этьен Лозье : -Да я и не собирался плакать,-быстро сказал Этьен,-так... нахлынуло немного. Я вообще редко плачу, больше смеюсь. Слёзы только мешают, этак уж издавна повелось. Кстати, Беатрис, не видели моего папашу?-прибавил Лозье совсем другим тоном,-а то дома его нет и у гражданина Бийо тоже.

Эглантин: - Значит, шляется где-то по кабакам или торчит в Комитете, где ему еще быть...

Беатрис Ларошдрагон: -Спасибо, Эглантин, у меня есть собственный ребенок, которого еще воспитывать и воспитывать... - склонила голову Беатрис в сторону Франсуа. - Что до вашего папеньки, то в последний раз я его видела так давно, что и даты не припомню. Он нечасто жалует нас своим присутствием.

Этьен Лозье : -Да я и не претендую на роль второго ребёнка гражданки Ларошдрагон,-улыбнулся Этьен,-скоро своих детей заведу. Только вот пристроюсь где-нибудь, скоплю на будущее, найду невесту по вкусу и готово дело. А первее всего я пойду разыскивать папашу. Темно, правда, да это ничего.

Беатрис Ларошдрагон: -Надо же, как вы за ум взялись... Даже не ожидала, что одна ночь с Эглантином так перевернет ваше сознание, - беззлобно фыркнула Беатрис.

Этьен Лозье : Этьен отвёл глаза в сторону и залился лёгким румянцем. -Не упоминайте об этом,-умоляюще шепнул Лозье Беатрис,-очень Вас прошу.

Эглантин: - Мальчик стеняется, - ханжески произнес Эглантин. - Этьен, а на что вам сдался ваш неугомонный папенька? Поплакаться в жилетку и пожаловаться на несправедливость жизни?

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис закусила губу, чтобы не рассмеяться - до того потешным был контраст между вчерашним крикливым чудищем и сегодняшним страдающим ангелочком, краснеющим, как девица. -Хорошо, если вы стесняетесь того, что между вами произошло, я не буду больше упоминать о вашей близости.

Этьен Лозье : -Бросьте, Фабр,-спокойно сказал Этьен,-не мужское это дело, в жилетку-то плакаться. Поговорить хочу, может, пристроит куда поработать. Свои деньги пора иметь, за ум браться. Я вот всё утро после вчерашнего думал-думал о своём поведении. Что я делал все двадцать лет? Буянил, дрался, ругался. И получил наказание сполна. Разве не так? Лозье обратился со своим вопросом к Фабру и к Беатрис. Обещание молчать, данное этой женщиной, было очень кстати, поэтому юноша тихо прибавил:" Беатрис, пусть тайна останется тайной, похороненной с прошлой жизнью".

Беатрис Ларошдрагон: "Какая патетика...Первая глава в житии святого Этьена", - мысленно откомментировала Беатрис, а вслух спросила: -А что, место младшего письмоводителя, которое вам предлагал Фабр, вас уже не устраивает?

Эглантин: - Конечно, не так, - заявил Фабр. - Никаким наказанием тут и не пахло, разве только чьей-то неумелостью, что вполне поправимо. Но мысль относительно взяться за ум весьма здрава, мое предложение относительно работы в Конвенте все еще в силе, а написать вам рекомендацию я могу хоть сейчас.

Этьен Лозье : -Беатрис...-в который раз за сегодня вздохнул Этьен,-Фабру, поверьте, было не до предложения места письмоводителя. Я, если признаться, напрочь забыл про эту вакансию. Всё, завтра пойду на место работы. Может, и карьеру смогу сделать. А то не хотел бы я такой жизни, какую ведёт мой папаша. Всё-таки мы с ним разные. Затем Лозье обратился к Эглантину. -Буду Вам бесконечно благодарен, гражданин. Только что Вы напишете в этой рекомендации?-горько усмехнулся Этьен,-"бывший хам и драчун"?

Беатрис Ларошдрагон: -Охотно верю, - очень серьезно согласилась Беатрис, - в такие моменты и впрямь не до перспектив карьерного роста... А ваш папенька, при всем том, политик и важное лицо в Республике... какой бы гримасой это лицо не перекашивало.

Эглантин: - Не переживайте, там таких полно, - Эглантин и в самом деле потребовал бумагу с пером, и принялся за составление письма. - То и напишем, что есть. Бывший младший клерк в отсутствие постоянных заработков, с несколько несдержанным по молодости характером, но не лишенный определенных надежд на будущее. Отыщете старшего на канцелярией, это такая старорежимая, но полезная зануда... Постарайтесь ему не нахамить, а то выставит. Отдадите письмо, он с вами потолкует, все покажет и раскажет. Служба гордая, но скучная, сразу говорю. Зато платят и подкармливают, а сообразительный человек может свести кучу полезных знакомств.

Беатрис Ларошдрагон: -А знаешь, Франсуа, - вдруг вспомнила Беатрис, - мне тоже предложили работу!

Эглантин: - А зачем тебе работа? - заинтересовался Эглантин, дописывая письмо. - У тебя нет денег или просто образовалось много свободного времени?

Беатрис Ларошдрагон: -Мне просто было приятно, что на меня обратили внимание, - Беатрис положила голову ему на плечо. -Мэтр Давид хотел писать с меня поверженную Тиранию.

Эглантин: - А почему не ликующую Республику? - возмутился Эглантин. Его не удивило само предложение, но покоробило, что Беатрис предстоит изображать Тиранию.

Беатрис Ларошдрагон: -Потому что он не находит меня для этого достаточно жизнерадостной, - пояснила Беатрис. - А поверженной Тирании положено иметь меланхоличный вид. Она будет изображена распростертой у ног Республики, с распущенными волосами и в короне. Правда, мило?

Эглантин: - Очень мило, - с кислой физиономией одобрил Эглантин. - Особенно твой образ в короне. Можно хоть будет придти и посмотреть на это душераздирающее зрелище?

Беатрис Ларошдрагон: -Тебе не нравится, - вздохнула Беатрис, - я поняла... Хорошо, я откажусь. Кстати, Республику он собирался писать с мадемуазель Дюпле в образе римской весталки.

Эглантин: - Мало ли что мне не нравится, зато ты войдешь в историю. Ради этого можно и потерпеть общество барышни Дюпле. Кстати, а она показалась мэтру достаточно жизнерадостной?

Беатрис Ларошдрагон: -Элеонора показалась ему в высшей мере убедительно - патриотичной. Зря ты так, она хорошая девушка, очень умная и приятная в общении. Я охотно бы с ней общалась, если бы это ее не компрометировало. А я уже сказала, что на Тирании не будет ничего, кроме короны?

Эглантин: - Так. А теперь все сначала и в подробностях, - потребовал Эглантин, забыв даже о своей чашке - впрочем, кофе в ней все равно остыл. - Значит, милейшая барышня Элеонора в хитоне будет потрясать республиканским флагом и попирать своей ножкой мою Беатрис... одетую только в корону? Что-то я не припомню, чтобы покойная Мари-Антуаннет так расхаживала. Беатрис, ты так хочешь, чтобы поколения наших потомков приходили в музей глазеть на тебя и обсуждая, какова была натурщица у мэтра Давида?

Беатрис Ларошдрагон: -У меня достаточно длинные волосы, чтобы картина не выглядела непристойной, - вяло попыталась отбрыкнуться Беатрис. - Ну Франсуа... Да, на Элеоноре будет хитон и этот революционный колпак, и знамя у нее тоже будет. А что должно быть на Тирании? Горностаевая мантия?

Эглантин: - А почему бы и нет, это органично дополнит символизм короны!

Беатрис Ларошдрагон: -Тогда Тирания будет выглядеть шикарнее Республики!

Эглантин: - И это будет соответствовать исторической правде - в своем внешнем оформлении Тирания выглядит всегда привлекательнее Республики, ибо Республика склонна к аскезе и ограниченности в средствах.

Беатрис Ларошдрагон: -И где высокий смысл, вложенный мэтром Давидом в сию аллегорию? Где неминуемая победа демократии и торжество добродетели? Так и скажи, что не хочешь, чтобы он на меня таращился...

Эглантин: - Да, я не хочу, что бы он на тебя таращился, - мрачно подтвердил Эглантин. - А ты хочешь войти в историю страны и живописи. В короне на голое тело. Ну и что мне с тобой делать, спрашиается?

Беатрис Ларошдрагон: -Мне просто было любопытно, я вовсе не мечтаю о том, чтобы все восхищались моим обнаженным телом, - кротко возразила Беатрис. - Хорошо, хорошо, я откажусь, или предложу себя для другой картины. Буду аллегорией Расточительства. к примеру.

Эглантин: - Мэтр Давид тут же заорет, что в качестве аллегорри Расточительства он так и видит тебя в диадеме, украшениях, бриллиантах... и только, - тяжко вздохнул Эглантин. -Если женщина вбила себе что-то в голову, отговорить ее уже невозможно. Но я пойду с тобой, посмотреть на это торжество Республики над Тиранией.

Беатрис Ларошдрагон: -Хорошо, Франсуа, но я боюсь, что тебе будет скучно. Захвати с собой книжку или газету, сеанс будет длиться около двух часов. Правда, если ты будешь давать мэтру Давиду советы, как правильно попирать Тиранию, он выгонит нас обоих....

Эглантин: - Не буду, - пообещал Эглантин. - Я сюду в углу и буду многозначительно шуршать газетой, отвлекая мэтра. Или записывать свои впечатления от его полотен, а потом сплавлю их в какое-нибудь из художественных обозрений.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис внезапно нахмурилась. -А знаешь, я, пожалуй, все - таки откажусь. Картина, которую я спокойно не смогу показать своему ребенку - это не то, что нужно.

Эглантин: - Почему не сможешь? Сможешь. Когда твоему ребенку стукнет лет пятнадцать.

Беатрис Ларошдрагон: -Нет! Это совершенно неприлично. Доброжелателям и так будет чем меня попрекнуть, и мне очень много и очень долго придется объясняться с Арманом - Франсуа .

Эглантин: - Ну хочешь, я с ним объяснюсь? Жаль будет, если ты упустишь такой шанс войти в историю... пусть и в картонной короне.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис изумленно воззрилась на Эглантина. -Хочу, - медленно проговорила она.

Эглантин: - Ты из меня веревки вьешь, причем с легкостью необыкновенной, - хмыкнул Эглатин. - Значит, договорились. Ты идешь на сеанс к мэтру, я тащусь следом за тобой, а потом я долго и муторно объясняюсь с твоим отпрыском на тему "Матушка Беатрис хочет пережить столетия, оставшись на холсте". Он помолчал, вертя чашку в пальцах, и осторожно поинтересовался: - Ты правда на меня не сердишься... за это малолетнее чудо в перьях? Он забавный. А если ты спросишь, зачем я это сделал, я отвечу. Чтобы убедиться, что я еще способен заставить такого юнца рыдать и радоваться. Смешно, правда?

Беатрис Ларошдрагон: -Нет, грустно, - покачала головой Беатрис, - что ты так не уверен в себе. Ты великолепен, Франсуа. Надеюсь, теперь, когда ты услышал это и из уст Лозье, мои слова не покажутся тебе непрожевываемой лестью?

Эглантин: - Покажутся. Потому что я всю жизнь не уверен в себе, и всю жизнь пытаюсь что-то доказать самому себе. Этьен хоть вовремя осознал, куда катится его жизнь, а я все коллекционирую подружек и приятлей... Знаешь, он так ужасно расстроился, обрыдал всю подушку, мне же и утешать его пришлось в итоге...

Беатрис Ларошдрагон: -Какие доказательства тебе еще нужны? - Беатрис взяла его за руку. - Иногда я совсем вас, мужчин, не понимаю. Взять хоть Лозье... Он что, думал, ты погладишь его по голове, дашь пряник и отпустишь восвояси? Из - за чего расстраиваться? Подумаешь, лишили его невинности - если она там еще была, забеременеет он этого, что ли...

Эглантин: - Ого, как мы заговорили, - во взгляде Эглантина промелькнуло уважение. - Беатрис, в тебе начинает пробуждаться здоровый цинизм. От мальчика и в самом деле не убудет, хотя невинность там имела место быть.

Беатрис Ларошдрагон: -Обычно я просто воздерживаюсь от высказываний на подобные темы и в подобном тоне, но это вовсе не значит, что я пасторальная овечка с бубенчиком... - засмеялась она. - Твой кофе совсем остыл, давай закажем свежий?

Эглантин: - Да, угу, давай. Да уж, сколько сюрпризов готовы нам преподнести наши ближние и дальние.

Беатрис Ларошдрагон: Принесли еще кофе, Беатрис разлила его по чашкам и, лукаво глядя на Эглантина, спросила полушепотом: -Ну и как он вообще оказался? Похож на Колло?

Эглантин: - И да, и нет, - задумчиво протянул Эглантин, словно прислушиваясь к собственным ощущениям и воспоминаниям. - На Колло нынешнего - нет, ибо мальчик ничего не умеет и всего пугается. На Колло двадцатилетней давности - может быть. Он как-то рассказывал по пьяни о своей молодости, не слишком веселой она была...

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис вздохнула. В глубине души она была рада, что Этьен не пришелся Эглантину, потому что Колло - это один разговор, а вот когда Франсуа укладывает в свою постель его копию - совершенно другое.

Эглантин: - Но что-то милое в нем есть... Ты сильно разгневаешься, если я опять приглашу его в гости? - взгляд умильный и просительный, которому совершенно невозможно отказать. - Обещаю не злоупотреблять твоим терпением. Пары встреч в декаду мне вполне хватит. Он мне чем-то нравится... Прости, не нужно мне было этого говорить. "Прости за то, что я такой, какой есть".

Беатрис Ларошдрагон: -Приглашай, что с вами поделаешь, - уголком рта улыбнулась Беатрис. -Только поосторожнее с гражданином Неженкой, пожалуйста, иначе придется скупить оптом все леккарственные травы в ближней аптечной лавке.

Этьен Лозье : Этьен хорошо слышал последние слова Беатрис и Эглантина, от этого стало немного обидно. Лозье не стал возмущаться, просто потянулся за чашкой и как бы мимоходом сказал: -Гражданин Фабр, вынужден Вас огорчить, но я откажусь от Вашего гостеприимства. Так что на травах сэкономите. А Ваша шутка, гражданка Ларошдрагон, вышла очень смешной, я давненько так не смеялся.

Беатрис Ларошдрагон: -Просто вы действительно потешны, гражданин Лозье. Не в обидном смысле этого слова...

Эглантин: - Боишься? - ехидно поинтересовался Эглантин, глядя на юнца поверх своей чашки. - Только не ври, что не понравилось - не поверю.

Этьен Лозье : -Беатрис, я просто молод и отчасти наивен, как ни старался изжить эту черту. Молодость не беда, с годами пройдёт,-философски добавил Этьен. -Фабр,-Лозье повернулся к Эглантину,-спаибо за всё, но не тянет на такие подвиги, поверьте.

Эглантин: - Подвиг - это пять раз за ночь и все довольны, а утром летишь на репетицию, вечером на сцену, и никто ничего не замечает. В вашем случае мы имеем только вопиющую неопытность.

Этьен Лозье : -Фабр, давайте закроем эту тему,-твёрдо сказал Этьен.

Эглантин: - А то что, наше капризное дитя опять взбесится и начнет кидаться чашками? - ну как же было упустить такой случай и не поддразнить юнца?

Этьен Лозье : -Нет, не начну. Просто говорю как вменяемый взрослый человек: попробовал-не понравилось, только крови много натекло. Спасибо, но ищите кого-то другого.

Эглантин: - Речь не мальчика, но еще и не мужа. А существа, которое на основании одной съеденной зеленой груши, от которой у него разболелся живот, отказывается от всех фруктов мира, увереное, что они все такие же.

Беатрис Ларошдрагон: -Франсуа, не дразни ребенка, - вздохнула Беатрис. -Гражданини Лозье, не слушайте его.

Этьен Лозье : -Я не ребёнок,-намеренно детским тоном произнёс Этьен и хитро посмотрел на Фабра и Беатрис одновременно,-я взроооооослый! А если говорить серьёзно, то я к Вам не пойду, гражданин Эглантин, лучше уж Вы с гражданкой Ларошдрагон к нам с отцом приходите чай пить.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис представила себе картину чаепития с Колло и внутренне содрогнулась. -Давайте лучше общаться на нейтральной территории - в кофейне, например.

Этьен Лозье : -Как скажете, гражданка,-пожал плечами Этьен,-а я думал, мы будем дружить семьями.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис поперхнулась кофе. "Дружить семьями!" Насколько она знала Колло, у того было весьма специфическое представление о семье. И Этьен не вписывался даже в это экзотическое представление. -Гражданин Лозье, - медленно проговорила она, - а вы не интересовались мнением вашего папеньки на сей счет?

Эглантин: - В представлении его папеньки семья - это то, что в данный миг находится в его постели...

Беатрис Ларошдрагон: -Грустно, когда разбиваются иллюзии...

Этьен Лозье : -Да, такой уж мой папенька,-сказал Этьен,-словом, наследственность у меня хорошая. Особенно, если вспомнить, кто была моя маменька и сложить кровь известной ... и Колло.

Беатрис Ларошдрагон: -Может, вы все - таки слишком многого ожадаете от Колло, гражданин Лозье?

Этьен Лозье : -Чего ждать от папаши, гражданка Ларошдрагон? Какой есть, такой есть. Но я его всё равно люблю.

Беатрис Ларошдрагон: -Какой же вы все - таки милый и наивный...

Эглантин: - Ну хоть кто-то в этом мире любит Колло, - не удержал язык за зубами Эглантин. - Надо будет рассказать ему об этом - он умилится до похмельных слез.

Этьен Лозье : -Я не милый, Беатрис,-вздохнул Этьен,-просто Колло-мой отец, и какой бы он ни был, но без него меня бы просто не было на этом свете. Родных любят просто за то, что они родные. А Вам, гражданин Эглантин, я скажу, что когда у Вас будут собственные дети, то они тоже будут любить Вас всякого. Разве можно не любить родного отца?! Даже мне, уличному мальчишке, понятно, что нельзя!

Эглантин: Рассуждать о детях в присутствии Эглантина не стоило. Не то, чтобы он их не любил - но точно знал, что ему продолжение собственного рода и внезапно забрюхатевшая подрудка не грозят. Потолму и огрызнулся довольно зло: - Можно, за милую душу. Можно ненавидеть собственных родителей и привязываться к посторонним людям, которые порой оказывают ближе, чем родственники по крови. Да, святая Беатрис не одобряет подобных высказываний - но, к сожалению, и это тоже жизнь.

Этьен Лозье : -Согласен с Вами, Фабр,-кивнул Этьен,-в жизни бывает разное, но есть люди, в которых мы можем быть уверены. Родные или нет-это неважно. Правда, Беатрис? Что-то мы с гражданином Эглантином совсем о гражданке Ларошдрагон забыли...Надо вовлечь её в разговор!

Беатрис Ларошдрагон: -Да, Франсуа, я не одобряю подобных высказываний, но, тем не менее, я с ними согласна. Голос крови - это что - то такое мифическое, как единороги.

Этьен Лозье : -Сказки в детстве читали, гражданка?-поинтересовался Этьен, плотоядно глядя на стоявшую на столе пустую чашку.

Беатрис Ларошдрагон: -Слушала, - уточнила Беатрис, наливая Этьену кофе. - Угощайтесь.

Этьен Лозье : -Спасиииибо,-широко улыбнулся Этьен, делая глоток и отставляя чашку, чтобы продолжить разговор.-Вам родители в детстве сказки рассказывали? Эх, повезло... Последнюю фразу Лозье произнёс с сениментально-мечтательной интонацией.

Беатрис Ларошдрагон: -На здоровье. Только не родители, а братья, когда приезжали на каникулы из коллежа, и не так чтобы сказки, а подходящие фрагменты из житий святых - заодно и к экзаменам готовились.

Этьен Лозье : -Вы тоже из многодетной семьи, гражданка?-поперхнулся Лозье,-а я-то думал, что Вы у родителей были единственной и любимой, этаким светом в окошке.

Беатрис Ларошдрагон: -О да, - хмыкнула Беатрис, - из очень многодетной... Почему вас это удивляет, гражданин Лозье? По - вашему, дворянские отпрыски появляются на свет более изысканными способами?

Этьен Лозье : -Уж по крайней мере не по глупости, как неоднократно говорила моя маменька. Да и жизнь у дворянских отпрысков другая...более роскошная...

Беатрис Ларошдрагон: -Семнадцать душ детей другим словом, кроме как "глупость" я назвать затрудняюсь, да простят меня маменька и папенька, земля им пухом. Я люблю детей, и хотела бы иметь еще двоих - троих, но семнадцать - это слишком...

Этьен Лозье : -Мда...Для меня семнадцать-это тоже было бы слишком,-с трудом подбирал слова от удивления Этьен,-у матери моей была подруга, так она десятерых родила и померла, а Ваша мать, видать, крепкого здоровья. Цветущий вид Вы от неё унаследовали?

Беатрис Ларошдрагон: -Я не припоминаю маменьку цветущей, может, потому, что была у нее пятнадцатой. Вот папенька - да, он был красавец.

Этьен Лозье : -А вот я был самым первым,-с оттенком гордости сказал Этьен,-так что если какие-то шалости дома творились, то не сомневайтесь, кто их в первую очередь придумывал и организовывал.

Беатрис Ларошдрагон: -Бедная ваша маменька... Наверное, отбила о вас все руки.

Этьен Лозье : -Про валик для белья забыли,-рассмеялся Этьен,- примерным не был, это да. И дрался, и ругался, только мамаше периодически становилось на всё это наплевать, когда ухажёр очередной появлялся. А за сёстрами, по-Вашему ктооо смотрел?-спросил Этьен с комически-загадочной интонацией.

Беатрис Ларошдрагон: -Теряюсь в догадках. Наверное, гувернантка из хорошего дома... Разумеется, вы присматривали за бедными малютками. Как сложилась их судьба?

Этьен Лозье : -Из какого ещё хорошего дома, гражданка?! Никаких гувернанток в помине у нас не было, сам за всех отдувался. Зря, видно. Оспа потом приключилась, я первый слёг, а пока болел, сестрички с мамашей скончались. Этьен отвернулся, смахнул несколько слезинок и снова повернулся к Беатрис. -Простите, воспоминания давят.

Беатрис Ларошдрагон: Этьен не различил иронии, поэтому впредь Беатрис решила изъясняться доступно, без риторических фигур. -Соболезную. А ведь это все гнилой городской воздух. У нас чем только не болели - и оспой, и корью. и скарлатиной, а никто не умер.

Этьен Лозье : -Возможно, Вы правы,-согласился Лозье, постепенно опустошая чашку.-Деревня, говорят, мёртвого воскресит. Летом там, поди, благодать...

Беатрис Ларошдрагон: -Да, прекрасно, как в раю, - ностальгически вздохнула Беатрис, - и поздней весной неплохо, а вот осенью и зимой - спасайся, кто может...

Этьен Лозье : -Сыро, что ли?-уточнил Этьен.

Беатрис Ларошдрагон: -И сыро тоже. Крыша - то течет, сквозняки гуляют...

Эглантин: - Бедные обнищавшие аристократы ютятся всем семейством в хлеву, потому что там теплее...

Беатрис Ларошдрагон: -Именно. Каждую зиму - в свинарнике.

Этьен Лозье : -Ужас какой!-поразился Этьен,-даже у нас до такого не доходило. Странно, Беатрис, что Вы не очерствели душой после такого детства.

Беатрис Ларошдрагон: -С семи лет я воспитывалась в монастыре, - коротко пояснила Беатрис.

Эглантин: - Хотел бы я быть аббатом того монастыря, с правом приема исповеди у послушниц и награждением в конце года отличившихся в учебе... - мечтательно протянул Эглантин.

Беатрис Ларошдрагон: -Не ты ли твердил мне, что младенцы тебя не привлекают?

Эглантин: - Зато какое наслаждение исключительно с эстетической точки зрения! Цветник, оранжерея и дикий сад!

Беатрис Ларошдрагон: -И змеи среди роз, и тернии среди лилий... - подхватила Беатрис со смехом.

Этьен Лозье : -Змеи-искусители?-с улыбкой спросил Этьен, отвлёкшийся на некоторое время и снова вступивший в беседу.

Беатрис Ларошдрагон: -Змеи - кусатели, да простится мне словотворчество...

Этьен Лозье : -Это Вы на кого-то намекаете, гражданка?

Беатрис Ларошдрагон: -Все эти девицы уже давно стали почтенными матронами,а некоторых уже и в живых не осталось...

Этьен Лозье : -Хотите сказать, что Вы были в монастыре так давно? Кстати, гражданка Беатрис, гражданин Фабр, позвольте поздравить Вас с бракосочетанием! Долгой Вам и счастливой жизни.

Беатрис Ларошдрагон: -Это было практически в прошлой жизни, гражданин Лозье. Спасибо за поздравление.



полная версия страницы