Форум » Кофейня » Кулуарные беседы, т.6 » Ответить

Кулуарные беседы, т.6

Робеспьер: И снова мы здесь...

Ответов - 434, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All

Эро де Сешель: Так вы надеетесь на продолжение банкета? *развел руками* У меня больше нет апельсинов.

Люсиль Демулен: Эро де Сешель А давайте разводить во Франции апельсиновые сады? И пусть Конвент издаст соответствующий указ.:)

Робеспьер: Эро де Сешель Даже если я не надеюсь, банкет все равно продолжится. Кулуары бессмертны.

Эро де Сешель: Люсиль Демулен *очарован появлением Люсиль* О да, мадам! *поправил жабо и проверил, нет ли пылинок на фраке из серо-голубого вельвета* Апельсиновые сады! Мы могли бы попробовать вывести новый сорт, чтобы апельсины можно было выращивать по всей Франции! Устойчивый... к перепадам температур и настроений... ароматный... как ваши духи... и политически очень полезный. *улыбнулся* Робеспьер Банкет должен продолжаться, Неподкупный... У вас весьма интересная философия.

Робеспьер: Эро де Сешель Это нельзя назвать моей философией. Скорее, это просто непреложный факт, это реальноть - как дожде, снег или солнце... Кулуары - они просто есть.

Эро де Сешель: Робеспьер И выше них - только Верховное Существо?

Робеспьер: Эро де Сешель Скорее, это Верховное Существо послало нам Кулуары...

Луи Антуан Сен-Жюст: Апельсиновые, апельсиновые... Персиковые сады тоже нужны.

Лазар Карно: Нужны всевиды садов, граждане! И, главное, ВИНОГРАДНИКИ! Как представитель Бургундии решительно высказываюсь за развитие виноградарства!

Эро де Сешель: Робеспьер Ах! Скромная импровизация по этому поводу (и вновь кто-то из юных поэтов наверняка воспользуется этими строками): Час разлуки, час свиданья, Нам ни в радость, ни в печаль; В Кулуарах первозданных Отдаем мы миру дань. И в томительный день казни, Как и в сладкий час любви, Если будет сердцу нужно, Ты о них лишь вспомяни. *поклонился* Луи Антуан Сен-Жюст Антуан, вы удостоили нас визитом… Я должен быть польщен. Замечу, что вы сегодня превосходно выглядите… Еще пара лет - и по искусству одеваться вы, быть может, сравнитесь со мной… *одарил оценивающим взглядом* О, пожалуй, это будет года через три. Хотя ваш галстук очарователен. Вы быстро учитесь, юноша... Могу ли я спросить, как вы предполагаете делить соответствующие земли нашей прекрасной Франции под кукурузу апельсины и персики? Половина - вам, половина - гражданину Робеспьеру? Надеюсь, для этой благой цели вы не вырубите все виноградники?

Лазар Карно: Эро де Сешель В кои-то веки мы с вами сошлись во мнениях! Лично меня виноградники интересуют с чисто практической стороны!

Робеспьер: Эро де Сешель *вяло аплодирует* Браво, Эро, браво. Подобно тому, как Антуан учится одеваться (тут вы правы, с каждым годом он выглядит все пристойнее, может, и от сережек когда-нибудь избавится), вы учитесь писать стихи.

Эро де Сешель: Робеспьер Я не жажду лавров поэта, но это умение весьма полезно при общении определенного рода. Розы и птички… Беседки… *обрел мечтательный вид*

Робеспьер: Эро де Сешель Мне это умение ни разу не помогло, как ни странно.

Эро де Сешель: Робеспьер Я думал, увлечение поэзией носило для вас лишь творческий характер. И я слышал, что незадолго до революции вы чуть не женились... Так или иначе, не усматриваете ли вы в этом знак судьбы - вы очаровываете не стихами или цветами, но вашей серьезностью? *иронично улыбнулся* Или вы не отказались бы завлечь какую-то юную фею, падкую до красивых слов?

Робеспьер: Эро де Сешель Феи мне не нужны. Но хорошо было бы уметь завлекать политических противников стихами...

Эро де Сешель: Робеспьер Ах, я все о своем! Вы могли бы вставлять стихотворные фрагменты в ваши речи.

Робеспьер: Эро де Сешель Но кто мне гарантирует, что это привлечет людей, а не отпугнет?

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер А вы вставляйте фрагменты чужих стихов

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон И выдавать их за свои? Хорошая идея...

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Хороших стихов нынче куда больше, чем живых поэтов - думаю, некому будет вас упрекнуть в том, что вы спасаете чеканные строки от забвения.

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон *задумчиво* Да даже если избранный мною поэт окажется жив, вряд ли он меня упрекнет...

Эро де Сешель: Робеспьер *доволен мирным ходом диалога* Вы говорите сейчас, исходя из присущей вам рациональности! Попробуйте не просчитывать заранее все варианты. Порывы могут быть очень благотворными.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Да, иначе он перейдет в разряд почивших... станет классиком.

Робеспьер: Эро де Сешель Нет уж, спасибо, порывы я оставлю вам. Вы можете позволить себе эту роскошь, особенно после того, как вас гильотинировали. Беатрис Ларошдрагон А я могу сделать его классиком при жизни. И все довольны!

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер А прозаики и драматурги?

Эро де Сешель: Робеспьер Мне всегда были свойственны порывы, Неподкупный. И прошу вас... не будем при даме упоминать о жестокости мира.

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Прозаикам пусть покровительствует кто-нибудь другой. Эро де Сешель Эта дама не хуже вас осведомлена о жестокости мира. Ничего нового мы ей не откроем.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Находите, что в риторике вам чужие мысли не нужны?

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Мне достаточно своих собственных.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Вы так щедро разбрасываете их перед толпой - не напасешься.

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон О, за меня не беспокойтесь. Я никогда не испытывал недостатка в умных мыслях.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Равно как и в дураках вокруг...

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Эта ваша мысль очаровательна, красавица.

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Могу сдать ее вам в аренду

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон У вас весьма живой ум... Мне равно нравится как выдвигать свои идеи, так и развивать то, создание чего мне не принадлежит - ибо без достойного обрамления все идеи мертвы.

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон пишет: Равно как и в дураках вокруг... А главное, они не хотят набираться ума.

Люсиль Демулен: Робеспьер пишет: А главное, они не хотят набираться ума. Это кто же, коль не секрет?

Лазар Карно: Хм, интересно. Поэтам надо покровительствовать, но несильно, иначе их много рапсплодится. А лучше всего - в армию большую их часть. Пусть приносят пользу Республике!

Робеспьер: Люсиль Демулен Да практически никто.

Эро де Сешель: Робеспьер Но в отношении ближайших соратников - это прискорбно. Вы, верно, считаете, что более холодный климат освежает голову и воспитывает характер?

Робеспьер: Эро де Сешель При чем тут климат? Он не играет никакой роли.

Эро де Сешель: Робеспьер Ах, не играет... Приношу извинения, я всего лишь думал о распределении поручений между вашими единомышленниками. Почему же вы столь низко их оцениваете? И позволю себе вопрос: кого вы цените высоко?

Робеспьер: Эро де Сешель А как, по-вашему, распределение поручений связано с климатом? *Робеспьер, как всегда, предпочитал задавать вопросы, а не отвечать на них*

Эро де Сешель: Робеспьер Пустое, оставьте! Мои догадки были неверны... Однако любопытно... *улыбнулся своим мыслям*

Робеспьер: Эро де Сешель Вы хотите, чтобы я уговаривал вас?

Эро де Сешель: Робеспьер Всего лишь не хочу отвлекать вас пустяками. Это была шутка, и нисколько не контрреволюционная, лишь констатирующая факты. И более того - она не удалась, а значит, недостойна вашего внимания.

Робеспьер: Эро де Сешель Ах, оставьте кокетство! Со мной оно не пройдет...

Лазар Карно: Эро де Сешель пишет: Это была шутка, и нисколько не контрреволюционная, лишь констатирующая факты. Советую вам, всё же, шутить поаккуратнее!

Эро де Сешель: Робеспьер Вы напомнили мне о казнях, и тем самым испугали мою музу. Она вспорхнула и улетела на этот вечер, но раз вам интересно, я уговорю ее вернуться. *сделал жест, будто поймал бабочку* Вот она, Неподкупный! И она велит мне рассказать вам о сей безынтересной догадке. Мне подумалось, что вы пришли к выводу, будто пребывание в северных краях нашей родины для натуры пылкой и излишне фанатичной принесет несомненную пользу. К тому же, как заметил Карно, для поэтов армия может быть весьма полезна, а для неудачных поэтов - тем более. *чуть наклонил голову* Я нынче не в ударе, Робеспьер, это отголоски возможного экспромта.

Робеспьер: Эро де Сешель Однако, как легко с вами иметь дело. Вы готовы выболтать все свои секреты, стоит только заинтересованному лицу притвориться, будто они ему вовсе не нужны.

Эро де Сешель: Робеспьер Прошу заметить, вы упомянули слово "свои". Чужие секреты я всегда храню надежно. Мои же секреты - моя собственность, и если рассказ может позабавить собеседника, зачем мне его скрывать? Я привык быть душой компании, не делать же мне исключение для столь уважаемого человека, как вы.

Робеспьер: Эро де Сешель Видимо, чужие секреты просто-напросто становятся для вас своими. По крайней мере, я их много раз имел удовольствие читать в ваших доносах.

Эро де Сешель: Робеспьер *небрежно* О каких именно... доносах вы говорите? Мы можем с вами понимать разное под одним и тем же словом.

Робеспьер: Эро де Сешель *вкрадчиво* О тех, которые подшиты у меня в специальную папочку.

Эро де Сешель: Робеспьер Как я могу знать, что именно вы храните! Любя Республику как... как родную мать, как высший дар справедливости, что преподнес нам высший разум самой божественно устроенной Природы, я аккуратно и подробно вел деловую переписку.

Робеспьер: Эро де Сешель И часть вашей деловой переписки лежит у меня и ждет своего часа. Как только лица, в ней упомянутые, предстанут перед Революционным трибуналом, она будет оглашена со всей торжественностью при всем честном народе.

Лазар Карно: И Республика покарает врагов народа!

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Мне любопытно, сколько же места занимают все ваши папочки и как вы умудряетесь их размещать в своей комнатке у Дюпле?

Эро де Сешель: *облегченно вздохнул* Робеспьер Ах, это! Да, конечно же... Да, конечно же... Это мой долг, мой непременный долг. Беатрис Ларошдрагон Мадам, может быть, часть гражданин Робеспьер хранит в своем кабинете в Тюильри? Папочки поделены поровну, но иногда меняются местами...

Беатрис Ларошдрагон: И ночью эти папочки самостоятельно переползают с Сен - Оноре в Тюильри и обратно, шурша завязочками... Сущий макабр!

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон У вас поистине живое воображение! *не удержался* Такую красавицу, как вы, это красит еще больше...

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Что вы, это не моя заслуга, и даже не божий дар - просто я сплю с писателем

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Мадам, что вы в нем нашли? Он недостоин вас.

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Это он меня нашел И если проводить сравнительный анализ наших с Фабром добродетелей и недостатков, то вы вполне согласитесь с мнением Неподкупного - мы с Эглантином два сапога пара.

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Что ж, Фабра впервые не подвел его вкус...

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Вы излишне строги к Эглантину.

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Если вы захотите, я буду лишь хвалить его. Тогда я перестану видеть в ваших глазах упрек? Вам это не идет... Вы - само очарование, и должны лишь радоваться.

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Чрезмерная похвала заставляет задуматься о насмешке

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Вам трудно угодить... Как же мне тогда отзываться о Фабре? Внимаю вашим словам...

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Будьте умеренны в похвале и критике.

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Мадам, боюсь, умеренность мне свойственна лишь в политике... Но ради вас... ради вас я готов признать за Фабром даже творческий талант.

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Ценю вашу жертву, Эро!

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Вы вознаградите меня за нее? Это было бы по-республикански справедливо.

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Это попахивает временами деспотии - ты мне, я тебе... И вы еще меня уверяли, будто у вас в родне не было третьего сословия?

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Это не деспотия, но равенство и братство... Я согласен принять от вас любой дар, который вам будет угодно сделать. Цветок, брошка... На память о нашем знакомстве.

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Ох. Цветы еще редки, все украшения переданы в пользу нуждающихся патриотов... Могу вам предложить разве что шпильку.

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Согласен на подвязку с вашей ножки. Эта шпилька может уколоть мою руку так же, как ваш отказ поужинать со мной... Вы ведь не допустите ни того, ни другого?

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Надо было придти на свадьбу и украсть подвязку с ноги невесты Более того, я даже приду не одна.

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон О, не смею просить о столь многом! Меня вполне устроит только ваш визит.

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Мне будет совершенно не в тягость взять с собой Армана.

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Вашу милую крошку? Что ж, я рад. Фабру, очевидно, вы его не доверяете?

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Напротив, это Арману я не доверяю Фабра. Он такой живой мальчик...

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон *слегка забеспокоился об обстановке в своей квартире* Очень живой, мадам?

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Думаю, у вас найдется чем занять ребенка - к примеру, книжка с картинками?

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон О да... Я подберу что-то для него. У вас будут особые пожелания к ужину или вы ходите, чтобы я вас удивил?

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Арман любит сладкое. Может, какой - нибудь интересный десерт?

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон *улыбнулся* Я тоже люблю сладкое, и непременно что-то придумаю. Но мне бы хотелось порадовать чем-то и вас.

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель О, я неприхотлива. Хотя я покинула монастырь десять лет тому, я сохранила привычку к самой простой и постной пище.

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Фабру следует больше баловать вас... Такая женщина, как вы, достойна самого лучшего.

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Как заклятые контрреволюционеры, мы вкушаем все радости жизни за запертыми дверями и под приспущенным одеялом, вы просто об этом не знаете

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Вы уверены, что у Фабра больше радостей жизни, чем у меня? *поцеловал руку и заглянул в глаза* Вы ведь меня тоже не очень хорошо знаете.

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Что значит - тоже?

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Пусть я, как вы полагаете, не могу в полной мере оценить отношение Фабра к вам - просто по незнанию, но также и вы не можете знать, как я относился бы к вам на его месте.

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Уверена, что не хуже.

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Может быть, за ужином вы узнаете меня лучше.

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель А если это будет не один ужин, то наверняка...

Робеспьер: *с презрительным видом наблюдает за разнузданным флиртом* Таковы они - дантонисты...

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Почему "разнузданным"?

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Потому что вы, как замужняя женщина, не должны принимать подобных предложений от мужчины, известного своей безнравственностью и к тому же аристократа!

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Конвент, значит, принимает от этого аристократа черновик Конституции, а я не могу принять приглашение на ужин?

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Поручение Эро доклада было ошибкой. Вернее, попыткой компромисса.

Эро де Сешель: Робеспьер Проект тогда понравился всем, Неподкупный, и большая его часть - моя. Не верьте всему, что говорит Сен-Жюст.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер О, и вы чувствуете своим долгом меня предостеречь?

Робеспьер: Эро де Сешель Почему это я, интересно, должен верить вам, а не Антуану? Беатрис Ларошдрагон Предостерегать вас поздно, гражданка. Остается только пожалеть.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Я еще ничего не ела из рук Эро!

Эро де Сешель: Робеспьер *снисходительно* Антуан может быть пристрастен и самонадеян - при отсутствии должных способностей. Простите за подобный оборот, но я стараюсь быть честным. Беатрис Ларошдрагон Не слушайте подобные речи, мадам, прошу. У нас с гражданином Робеспьером сложные отношения, однако же я не оставляю надежды на лучшее.

Лазар Карно: Всёже, я бы тоже предостерёг гражданку Фабр-Ларошдрагон от связи с гражданином де Сешелем, этим безнравственным и похотливым опасным для Вас человеком!

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Можете есть, мне все равно. Только не рассказывайте мне потом, что вы порядочная женщина. Эро де Сешель Антуан отличается безупречной честностью, в отличие от вас.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Есть - это признак непорядочности?!

Эро де Сешель: Робеспьер Вы обвиняете меня в присвоении чужих заслуг?

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Из рук мужчины, будучи замужем за другим мужчиной, - боюсь, что да. Эро де Сешель Не я, а Антуан обвиняет.

Лазар Карно: Робеспьер За что я тебя уважаю, Макс, так это за то, что ты свято и ревностно блюдёшь мооральные нормы!

Эро де Сешель: Робеспьер Он слишком горд, чтобы признать обратное.

Робеспьер: Эро де Сешель Это вы слишком изворотливы и тщеславны, чтобы признать очевидное.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер А из тарелки?

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Вы пытаетесь добиться у меня разрешения на супружескую измену?

Лазар Карно: Но тарелка-то будет вего руках! Как говорил мой дедушка, что кувшин о камень, что камнем о кувшин, горе кувшину! Так что....

Эро де Сешель: Робеспьер Вы оскорбляете даму, о подобных вещах не говорят вслух. В вас говорит предубеждение, Антуан тщеславен не менее меня.

Робеспьер: Эро де Сешель Я не могу оскорбитьдаму сильнее, чем она оскорбляет себя подобным образом жизни. Антуан?? В жизни не встречал более самоотверженного и менее думающего о себе молодого человека!

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер пишет: Вы пытаетесь добиться у меня разрешения на супружескую измену? Нет, на приличный ужин.

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон В любом случае, спрашивайте разрешения у Фабра. Я-то тут при чем?

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Вы же ум, честь и совесть нашей эпохи!

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Но я не ваша нянька, гражданка.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Странно, а почему же вы тогда пытаетесь наказать окружающих за всякий проступок?

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Я лично никого не наказываю. Могу лишь высказать свое отношение.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Ах, вы гувернер, а не нянька...

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Я всего лишь добрый советчик.

Эро де Сешель: *обескуражен ответом касательно Сен-Жюста и некоторое время молчит* Мадам, осторожнее - в республике нынче весьма ревностно относятся к женской добродетели.

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Прошу прощения, не совсем поняла, кто кого к кому ревнует? Республика завидует моему женскому счастью?

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон О да, если этого счастья будет слишком много...

Робеспьер: Республике не нужно такое счастье.

Эро де Сешель: Робеспьер Как я помню, есть закон, по которому женщину можно арестовать за "легкомысленное" поведение?

Робеспьер: Эро де Сешель Не за "легкомысленное" поведение, а за разврат. Но разврат - это не счастье.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Вы никогда не устаете от собственной добродетельности?

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Уставать можно только от порока.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер *припоминая сплетни о Фабре и актрисках* Ну, я бы не стала утверждать так однозначно...

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Потому что вы никогда не были добродетельной и не знаете, что это такое.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Даже в детстве? Монастырские сестры хвалили мое поведение и прилежание.

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Увы, монахини сами редко могут похвастаться добродетелью.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Вас... обижали у ораторианцев? О монахах ходят тоже не слишком лестные слухи.

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Никто меня не обижал. Попробовали бы меня обидеть...

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Наверное, в детстве вы были намного... симпатичнее. Кто бы на вас еще покусился...

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон О нет, телесной привлекательностью я никогда не отличался, но это только к лучшему.

Элеонора Дюпле: Беатрис Ларошдрагон Максимильен очень красивый, вы не правы. Но эта красота не нарочитая... Он очень элегантный, аккуратный... *смущенно замолчала, возвращаясь к шитью*

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Я, собственно, об обаянии - например, Дантона тоже трудно назвать красавцем... было. Элеонора Дюпле Красота в глазах смотрящего...

Робеспьер: Элеонора Дюпле Как мило с вашей стороны защищать меня в глазах этой гражданки, Элеонора Беатрис Ларошдрагон Если вы называете обаянием способность человека убедить окружающих в том, что черное - это былое, то такого, с позволения сказать, "обаяния" я начисто лишен.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Не совсем, я подразумеваю под обаянием умением убедить окружающих, что именно вы и никто другой будет их любить, беречь, холить и лелеять, даже не имея таких намерений.

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Ах, в таком случае я вполне себе обаятелен. Разве нет?

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Не знаю, что - то на меня оно не слишком действует...

Элеонора Дюпле: Робеспьер Я сказала, что думаю, мой друг... Вы удивительный человек. Я готова повторить это много раз, и всегда мой ответ будет честным. Беатрис Ларошдрагон Если бы только вы побывали у нас дома, вы бы не говорили так!..

Беатрис Ларошдрагон: Элеонора Дюпле Полно, да меня к вам и на порог не пустят...

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Оно на вас не действует, потому что вы давно уже утратили всякую чувствительность.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Что делать, я привыкла к... хм... более ярким личностям.

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Подбно пьянице, который вынужден увеличивать дозу спиртного, чтобы добиться опьянения, вы увеличиваете дозу яркости, ибо скромная добродетель уже не вызывает у вас эмоций.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Вы находите прокурора недостаточно скромным или недостаточно добродетельным?

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Мадам, что касается меня, я буду тем, кем вы захотите.

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Прокурора я считаю просто недостаточным. В принципе. А при чем тут он? Еще совсем недавно вы мечтали об Эро... Теперь уже Фукье?

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Это доказывает только, что Господь слепил человека из глины... Робеспьер Это он мечтал обо мне, вы были невнимательны. А такого человека, как Фукье, лучше иметь в друзьях, чем в недругах.

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон *не показывая мимолетного огорчения* Вы подобны райской птице, что питается нектаром цветка, который возрос на этой глине.

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Интересно, почему вы, при таком подходе к людям, не пытаетесь иметь в друзьях меня?

Лазар Карно: Беатрис Ларошдрагон пишет: такого человека, как Фукье, лучше иметь в друзьях, чем в недругах. Гражданка, вы абсолютно правы!

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Какая тонкая метафора, вы таким же слогом писали Конституцию? Робеспьер Вы, мне кажется, без энтузиазма восприняли бы эту идею.

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Зависит от того,Ю как именно вы попытались бы свою идею реализовать.

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Вы очаровательны даже в своей насмешке.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Cтарым, дедовским способом... Эро де Сешель Я не стараюсь нравиться

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Это как именно?

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон И тем самым подкупаете меня еще больше.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Выражениями преданности и уважения. Эро де Сешель Подкупаю? Ну вот, опять скажут, что я пыталась торговать собой!

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Мадам, если вы подкупаете меня, скорее я предлагаю себя вам... на вечер, составить вам приятную компанию.

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Оптом дешевле...

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Я пленен только вами! *покосился на Робеспьера, но все же продолжил, полушепотом, склонившись к ушку Беатрис* Красота розы, свежесть дуновения зефира, золото солнечных лучей не сравнятся с вашим очарованием... ибо в вас - вся красота мира...

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Вы уверены, что сами придумали эту фразу?

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Вы отказываете мне в дарованиях и вдохновении?

Лазар Карно: купите заодно и меня, а то мне уже,знаете ли, надоело в душном кабинете над картами сидеть!

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Нет, просто что - то подобное я накануне слышала от Фабра....

Эро де Сешель: Лазар Карно О... Боюсь, у меня особенные планы на вечер... В другое время я бы составил вам компанию в картах. Беатрис Ларошдрагон Фабр, зачем же сейчас вспоминать Фабра?

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Это вы мне о нем напомнили, пеняйте на себя...

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Мы с ним похожи, сколь удивителен мир!

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Ну да, все мы кузены по Адаму.

Робеспьер: *в пространство* И где здесь выражение преданности и уважения?..

Лазар Карно: Эро де Сешель Мои карты отличаются от ваших! На них нет картинок!

Эро де Сешель: Лазар Карно Ах, я подумал не о тех картах, зная, что вы любите играть порой. На них других картинки, верно?

Лазар Карно: Эро де Сешель Во всяком случае, мои карты не являют никакого интереса! А на ваших изображены, кажется, короли, воины и дамы?

Эро де Сешель: Лазар Карно Примерно так, любезный Карно, - в римских одеяних. Робеспьер *в пространство* И где здесь выражение преданности и уважения?.. От меня вы его не приняли, очевидно, дама достаточно благоразумна, чтобы повторить мой опыт.

Робеспьер: Эро де Сешель От вас и принимать было нечего.

Лазар Карно: Эро де Сешель В римских? Это интересно!

Эро де Сешель: Робеспьер *разводит руками* После того, как вы съели половину апельсина...

Робеспьер: Эро де Сешель Кстати, с тех пор я ощущаю какое-то странное головокружение и шум в ушах.

Эро де Сешель: Робеспьер Это самовнушение, а также свидетельство вашего общего плохого самочувствия. Апельсин, наоборот, принесет вам пользу и улучшит настроение. Может быть, Неподкупный, вы поэтому и любите апельсины, неосознанно желая поднять себе настроение?

Робеспьер: Эро де Сешель Повторяю: от вашего, конкретного апельсина я никакой пользы не вижу... Ох, еще и сердцебиение участилось...

Эро де Сешель: *достал кружевной платок и помахал над Робеспьером*

Лазар Карно: Эро де Сешель Как трогательно! Надеюсь, противоядие у Вас имеется?

Эро де Сешель: Лазар Карно Я могу смочить платок своими духами. Боюсь, иного противоядия для Неподкупного - к примеру, более-менее продолжительный сон - я обеспечить не смогу.

Лазар Карно: Эро де Сешель Гражданин де Сешель, вы контра! Я говорю вам это уже в сто двадцать третий раз и не устаю это повторять! Смотрите же, смерть Макса, а заодно и Антуана, будет на вашей совести!

Робеспьер: Эро, ваш платочек подозрительно пахнет... Мускусом, кажется...

Эро де Сешель: Робеспьер Вы ошиблись, жасмин и ваниль! Вам нравятся подобные ароматы? Но для вас, кажется, подошла бы... *задумался* нота кедра. Кедр и цитрусовые, превосходно, не правда ли?

Робеспьер: Эро де Сешель Вы положительно желаете, чтобы я задохнулся!

Эро де Сешель: Робеспьер *убирает платок* Мое средство все-таки помогло, вы забыли о недомогании... Я хотел сказать, оно прошло. Вы точно не желаете, чтобы я подарил вам духи с этим ароматом?

Робеспьер: Эро де Сешель Я бы теперь поостерегся принимать от вас что-либо, благодарю.

Эро де Сешель: Робеспьер Но позвольте, это была всего лишь усталость! При чем тут мой подарок? Вы шутите надо мной, Неподкупный?

Робеспьер: Эро де Сешель Эта "усталость" была неспроста. У меня же было предчувствие. а мои предчувствия меня не обманывают.

Эро де Сешель: Робеспьер Из-за этих предчувствий вы и ощутили то, что ожидали. Это очень тонкие сферы, поверьте, а вы, как человек тонкой организации, умный и чувствительный, этому особо подвержены. Что является, несомненно, признаком неординарности.

Робеспьер: Эро де Сешель Это является, скорее, признаком пронциательности. Почему я не нервничаю, когда апельсинами меня угощает, например, Антуан?

Эро де Сешель: Робеспьер Будучи честным человеком, вынужден признать, что вы больше ему доверяете. Тем самым, получается замкнутый круг!

Робеспьер: Эро де Сешель Я ему больше доверяю, потому что он никогда не делал мне зла.

Эро де Сешель: *вдохновенно, а заодно переводя тему* Луи Антуан Сен-Жюст - само олицетворение революции. Сколь избирательны и причудливы деяния Природы, наделившие этого молодого человека столь блестящим умом и дарованиями. *умолк, набираясь новой порции вдохновения*

Робеспьер: Только вы его абсолютно незаслуженно ненавидите. Наверное, вы завидуете ему.

Эро де Сешель: Робеспьер Смею вас заверить, предмета для зависти здесь быть не может. У нас, если я могу так выразиться, взаимное непонимание.

Робеспьер: Эро де Сешель пишет: предмета для зависти здесь быть не может Как же? Вы сами только что отметили его дарования и выдающийся ум.

Эро де Сешель: Робеспьер *невозмутимо* Эти качества присущи не одному Антуану. И вам, и мне... Это свойства всех уважаемых граждан Франции.

Робеспьер: Эро де Сешель Ну, насчет вас я бы поспорил...

Эро де Сешель: Робеспьер Право, сегодня не мой день! Дама отказывает мне в умении делать комплименты, вы - в политическом таланте. Вам не кажется, что это чересчур, чтобы быть правдой?

Робеспьер: Эро де Сешель Не могу отвечать за даму, могу говорить только от своего лица. Возможно, делать комплименты вы и умеете.

Эро де Сешель: Робеспьер Какая тонкая формулировка, Неподкупный. Человеку с вашим умом не следует верить всему злословию, обращенному в сторону той или иной персоны. Или же не быть таким избирательным. Вы же не верите тем слухам, что вы - диктатор?

Робеспьер: Эро де Сешель А при чем тут слухи? Я смотрю на вас и делаю выводы на основании личных наблюдений.

Эро де Сешель: Робеспьер *сложил молитвенно руки и возвел глаза к небу* Вы осуждали даже мой союз с Адель. Почему вы не желаете понять, что она не аристократка душой, а идеи революции ее горячо привлекли?

Робеспьер: Эро де Сешель Потому что она не добродетельная женщина, а порочные натуры не могут быть истинными патриотками.

Эро де Сешель: Робеспьер *пробуя перейти на язык собеседника* Низкий уровень личной морали свидетельствует о подобном уровне и морали общественной, а все безнравственное - контрреволюционно. Что за мудрая мысль! Но почему вы отказываете в добродетели Адель? Она любит меня, это нежное и трогательное в своей любви создание. Женщина имеет право на выбор.

Робеспьер: Эро де Сешель Она "любит" вас вопреки тому, что у нее есть законный муж. Это не любовь, а прелюбодеяние.

Эро де Сешель: Робеспьер Но все-таки закон это не запрещает, Неподкупный? *улыбнулся* Для гильотины этого недостаточно.

Робеспьер: Эро де Сешель Но это уже повод для серьезных подозрений.

Эро де Сешель: Робеспьер А если бы вы узнали, что у вашего брата был роман с замужней женщиной? Мне любопытно.

Робеспьер: Эро де Сешель Разумеется, я отнесся бы к этому с осуждением и постарался бы положить конец этой постыдной связи.

Эро де Сешель: Робеспьер Ах, как нелегко с вами, наверное, жить! *спохватился* Но, конечно же, везде... в любых ситуациях можно найти свои достоинства.

Робеспьер: Эро де Сешель Людям порочным со мной жить не просто нелегко, а даже невозможно. Но я не считаю это своим недостатком.

Эро де Сешель: Робеспьер Вы не пробовали приглашать меня к себе в гости. Я явил бы собой образец скромности! И развлек всех изысканными беседами и своими импровизациями - у меня в этом большой опыт.

Робеспьер: Эро де Сешель Да уж, из одного последнего вашего высказывания очевидно, какой "образец скромности" вы явили бы собою...

Эро де Сешель: Робеспьер Но как вы не понимаете, все зависит от того круга, где ты находишься! Новые люди, новые знакомства - это в высшей степени интересно и маняще!

Лазар Карно: Знаем мы вас! Эх, гражданин де Сешель, вам бы в армию! *измеряет взглядом фигуру Эро* И мундирчик вам пошьём... модный...

Робеспьер: Эро де Сешель Вот, вас уже зовут в армию. Рядовым. Почему бы и нет? Новые люди, новые знакомства...

Лазар Карно: И нескучная жизнь... А также возможность отличиться, проявить героизм....

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Что - то я никак не пойму... Меня вы осуждаете за любовь в браке, гражданку Белльгард - за любовь вне брака...

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Вас я осуждаю за любовь ДО брака, так будет точнее.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Это была не любовь, а глубокое уважение!

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Вы тем самым наносите оскорбление самому слову "уважение".

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Вы, наверное, в душе магометанин. Вам хотелось бы нарядить всех женщин в паранджу и запретить им открывать рот в присутствии мужчин - а то как бы чего не вышло...

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Ничего подобного. На мужчин я тоже с удовольствием надел бы паранджу и запретил раскрывать рот. Я лишь осуждаю безнравственность.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Вы бы еще инквизицию отдельный Трибунал по вопросам нравственности учредили.

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Я сам себе трибуал по вопросам нравственности.

Эро де Сешель: Лазар Карно, Робеспьер По моему мнению, каждый должен быть на своем месте. Кто - воевать, кто - заниматься законотворчеством. Соединение и того, и другого, обычно свидетельствует о непродуманности целей.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Если вы сами себе трибунал, зачем же вы судите других?

Робеспьер: Эро де Сешель Вот сейчас вы явно не на своем месте, может, в армии вы найдете себя? Беатрис Ларошдрагон Потому что с собой я уже разобрался.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Очевидно, это был первый и последний оправдательный приговор в вашей практике

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Откуда у вас такая уверенность в том, что он был оправдательным? Известно ли вам, сколько мне приходилось бороться с собой?

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер А, вы осудили себя на исправительные работы?

Эро де Сешель: Робеспьер Я стараюсь действовать так, как мне велит моя революционная совесть, учитывая при этом пожелания и решения коллег. Здесь я более нужен; если мои действия по какой-то причине неугодны, я всегда это учитываю.

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Я осудил себя на повсеместное искоренение зла и порока. Эро де Сешель Кто же эти коллеги, чьи пожелания и решения вы якобы учитываете?

Эро де Сешель: Робеспьер *слегка склонил голову* Всех, с кем Республика поручает мне сотрудничать в ее интересах.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Как вы жестоки к самому себе, что и говорить о бедном, несчастном пороке...

Робеспьер: Эро де Сешель Большинство из тех, кто имел несчасье с вами сотрудничать, вспоминают этот опыт без большого энтузиазма. Тот же Антуан, например. Беатрис Ларошдрагон Не вижу необходимость жалеть порок.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер А милосердие не есть добродетель?

Лазар Карно: Эро де Сешель Ничего, ничего, посмотрим, что вы скажете месяца через два... Если, конечно, васнеубьют...

Робеспьер: Беатрис Ларошдрагон Бывает разное милосердие. Милосердие к варагм означает жестокость к невинным жертвам, поэтому оно опасно.

Эро де Сешель: Лазар Карно Ах нет, я лучше поеду еще в одну миссию.

Беатрис Ларошдрагон: Робеспьер Хм, если я сочувствую пороку, то я жестока к его жертвам?

Робеспьер: Эро де Сешель ...И в новой миссии опять будете отпускать на свободу всех заключенных из тюрем? Беатрис Ларошдрагон Безуслвно. Потому что сочувствием вы поощряете порок.

Эро де Сешель: Робеспьер Ловлю вас на слове, я никогда не отпускал всех заключенных. А в Савойе я проявил себя прекрасным организатором. Но это было несколько раньше...

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Как это в Библии? "Подкрепите меня яблоками", ибо гражданин Робеспьер меня истомил. У вас нету, случайно, апельсина?

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Увы, больше нет! Но я могу заказать для вас вина. Какое вино вы предпочитаете?

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Я предпочитаю воду...

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Тогда кофе? Уверен, и граждане Робеспьер и Карно не будут против. *не дожидаясь ответа, заказал кофе* Мадам, вы так требовательны! Речи Робеспьера для вас утомительны, мои шутки вызывают у вас осуждение...

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Я избалована хорошими ораторами, гражданин Робеспьер же несколько однообразен, а вы... немного навязчивы.

Робеспьер: Эро де Сешель Эро де Сешель пишет: я никогда не отпускал всех заключенных Наверное, оставили нескольких патриотов, по ошибке попавших за решетку?

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон У этого "хорошего оратора" нет ни капли искренности...

Беатрис Ларошдрагон: Эро де Сешель Я исключительно о фигурах речи

Эро де Сешель: Робеспьер Почему не допустите мысль, что как раз их я и решил отпустить, убедившись в их невиновности? Беатрис Ларошдрагон Видите ли, мадам... Я не могу позволить себе многого в данном обществе... Это было бы неблагоразумно.

Элеонора Дюпле: Беатрис Ларошдрагон Могу я спросить... почему вы считаете, что гражданин Робеспьер, по-вашему, "несколько однообразен"?

Робеспьер: Эро де Сешель Потому что вы отпускали в основном аристократов, особенно тех из них, кто был связан с вами в прошлом.

Эро де Сешель: Робеспьер Я альтруист и считал это своим священным долгом.

Лазар Карно: Эро де Сешель Уж нет! Теперь вам от меня так просто уже не отделаться! Авыпущенных аристократов республика вам припомнит!

Робеспьер: Эро де Сешель Странный альтруизм, распространяющийся исключтельно на ваших светских знакомцев.

Эро де Сешель: Лазар Карно Согласен быть сочтенным за призрак. Обратите внимание на мой профиль в лунном свете. Робеспьер Но… но позвольте, иных у меня почти и нет! Если не говорить о дорогих моему сердцу коллегах-республиканцах.

Эро де Сешель: Лазар Карно Согласен быть сочтенным за призрак. Обратите внимание на мой профиль в лунном свете. Робеспьер Но… но позвольте, иных у меня почти и нет! Если не говорить о дорогих моему сердцу коллегах-республиканцах.

Робеспьер: Эро де Сешель А вам не приходило в голову, что из тюрьмы надлежит выпускать невиновных, а не тех, кто имел счастье быть знакомым с вами?

Лазар Карно: Эро де Сешель Обязательно обращу. А то что выпризрак, то это очень даже хорошо. Вы будете нашим главным оружием в борьбе с интервентами. Таксказать, смоете свою вину перед Республикой. По моему, подобные действия гражданина де Сешеля называются "злоупотребление должностным положением" и являются серьёзным преступлением, за что караются по закону. Макс, я прав?

Эро де Сешель: Робеспьер Вы поистине лишите меня сна! У меня не может быть столько виновных знакомых. По крайней мере половина из них должна быть невиновна.

Лазар Карно: Эро де Сешель Они виновны хотя бы потому, что они - ВАШИ знакомые!

Эро де Сешель: Лазар Карно У вас странная логика, дорогой генерал. Освобождая их, я занимал весьма высокое положение, находясь отнюдь не в тюрьме. Следовательно, в этом можно усмотреть некую мудрость и волю провидения.

Лазар Карно: Эро де Сешель Не знаю, не знаю! Я могу только сказать, что это злостное, очень злостное использование служебного положения. И всё.

Робеспьер: Эро де Сешель Вы отождествляете себя с провидением?

Эро де Сешель: Робеспьер Порой, прослеживая ход событий, я склоняюсь к мысли, что в этом нельзя увидеть ничто иное, кроме воли судьбы. Но отождествлять себя с провидением? Нет, я не такой безумец.

Лазар Карно: Лично в моём сознании, гражданин де Сешель отождествляется не иначе как с контрой, коей и имеет честь являться!

Робеспьер: Эро де Сешель То есть, вы хотите сказать, что вы - всего лишь игрушка упомянутого проведения и лишены свободы воли?

Эро де Сешель: Робеспьер Порой не под силу открыть то, что тебя угнетает! Но моя жизнь претерпевала такие повороты, что поневоле приходят мысли о воле судьбы. Почему мне кажется, что я на приеме в Шератоне?

Робеспьер: Эро де Сешель Это попытка избежать суда? Я, мол, не виноват, это все судьба... Представьте себя в Революционном трибунале, если вам так больше нравится.

Эро де Сешель: Робеспьер Все мои трудности из-за Вольтера и Руссо, смотрите мою подпись.

Робеспьер: Эро де Сешель Скорее, из-за одного лишь Вольтера. Руссо вы определенно читали недостаточно внимательно.

Эро де Сешель: Робеспьер Я оставляю лавры более добросовестного читателя Руссо вам.

Робеспьер: Эро де Сешель И в этом вы совершенно правы. Вам Руссо не понять...

Эро де Сешель: Робеспьер Я порой ловлю его на противоречиях! Вот это, например: "Воздержанность и труд - вот два истинных врача человека: труд обостряет его аппетит, а воздержанность мешает злоупотреблять им" и "Трудись для того, чтобы наслаждаться".

Робеспьер: Эро де Сешель Это все оттого, что вы пытаетесь подойти к нему с позиции интеллекта вместо того, чтобы воспринимать сердцем.

Эро де Сешель: Робеспьер Вы, верно, хотели выразиться наоборот? *от удивления чуть не выронил чашку с кофе, поданную служанкой и, чтобы скрыть неловкость, приобнял девицу - мол, ничего непредвиденного*

Беатрис Ларошдрагон: *достает листок бумаги и ставит на нем галочку всякий раз, как Робеспьер произносит слово "добродетель", чтобы потом предъявить Элеоноре*

Элеонора Дюпле: Беатрис, простите, что отрываю вас... Вы не ответили... Вы что-то пишете?

Беатрис Ларошдрагон: Элеонора Дюпле Собираю улики, чтобы мои утверждения об однообразности гражданина Робеспьера не были голословными.

Элеонора Дюпле: Беатрис Ларошдрагон То, о чем вы говорите, – это не однообразие, это свидетельство постоянства и верности своим принципам. Максимильен очень хороший рассказчик и интересный собеседник.

Беатрис Ларошдрагон: Элеонора Дюпле Очевидно, я просто не способна оценить эти качества в полной мере.

Элеонора Дюпле: Беатрис Ларошдрагон Почему же, Беатрис? Вы слышали разговор о Руссо? Он говорил, что царство женщины – есть царство нежности, тонкости и терпимости. Мне вы представляетесь вполне такой... Конечно, в такое время любая гражданка должна быть еще и сильной... Чтобы помогать тому, кто ей дорог, а не тянуть его на дно...

Робеспьер: Эро де Сешель Я хотел выразиться именно так, как выразился. Уверяю вас, я не испытываю проблем с речью. Элеонора Дюпле Опять вы уделяете слишком много внимания этой несчастной, пропащей особе...

Беатрис Ларошдрагон: Элеонора Дюпле Руссо, возможно, именно так и считал, но беседы с гражданином Робеспьером засьавляют меня усомниться в том, что он сам разделяет эти взгляды.

Элеонора Дюпле: Робеспьер Беатрис мне кажется вовсе не плохим человеком... Я стараюсь разъяснить ваши взгляды, мой друг. Беатрис Ларошдрагон Уверена, вы заблуждаетесь... Что именно вы подразумеваете?

Робеспьер: Элеонора Дюпле Я благодарен вам, дорогая, за то, что вы пытаетесь примирить эту жензину со мной, но есть очерствевшие сердца... они безнадежны, увы.

Элеонора Дюпле: Робеспьер Прошу, не тревожьтесь... Вы будете кофе? *подвинула чашку* Холодный кофе не такой вкусный.

Лазар Карно: К сожалению, не могу ничего сказать, ибо Руссо и Вольтера я не читал практически. Я больше по другой части литературу. Но, насколько я помню, Вольтер писал в "Кандиде" - "Каждый должен возделывать свой сад". Пожалуй это, да ещё высказывания про Бога и церковь, вот всё, что я знаю из Вольтера. А с Руссо ещё сложнее.

Робеспьер: Элеонора Дюпле Как я могу не тревожиться, если вы общаетесь с дурными людьми? *сделал глоток кфе* благодарю вас. Лазар Карно А еще считаешь себя поэтом, Лазар...

Элеонора Дюпле: Вас огорчает то, что я иногда беседую с Беатрис?

Лазар Карно: Робеспьер Да какой уж там поэт! Как будто сам не знаешь! Всё же я больше по поэзии математических формул! Вот она настоящяя моя поэзия! Знаешь, Макс, люблю иногда для разминки умственной деятельности решаю в уме алгебраические уравнения! Хорошая штука, знаешь ли!

Робеспьер: Элеонора Дюпле Меня это скорее тревожит. Она может дурно на вас повлиять.

Элеонора Дюпле: Робеспьер Нет... *покачала головой* Я вполне убеждена в том, что говорю и что думаю, Максимильен.

Робеспьер: Элеонора Дюпле Но вы так невинны, порочной женщине легко вас ввести в заблуждение.

Элеонора Дюпле: Робеспьер Есть люди, которым свойственно менять свое мнение под влиянием обстоятельств или красноречия... мне не хотелось бы показаться самоуверенной, но я совсем не такова! Не забывайте, мой друг, я не все время нахожусь дома, и мне приходится слышать разные вещи. Хотя я замечала, что в моем присутствии люди часто не говорят то, о чем они, вероятно, могут думать...

Робеспьер: Элеонора Дюпле И все же представьте себе реакцию вашей матушки, если бы она узнала, что вы беседуете с подобной особой.

Элеонора Дюпле: Робеспьер Я бы постаралась ей объяснить... Она всегда была благожелательна к людям.

Робеспьер: Элеонора Дюпле Благожелательна, но не беспечна.

Элеонора Дюпле: Робеспьер И я вовсе не беспечна и не легковерна... Право же, мне совсем не хотелось встревожить вас своим спокойным отношением к этому разговору. Если вы полагаете, что лучше его не вести...

Робеспьер: Элеонора Дюпле Я беспокоюсь лишь о вас.

Элеонора Дюпле: Робеспьер *смущенно улыбнулась* Полагаю, что было бы неразумным не принять во внимание ваше мнение.

Робеспьер: Элеонора Дюпле Я очень надеюсь, что вы все-таки примете его во внимание.

Элеонора Дюпле: Робеспьер *успокаивающе дотронулась до руки Робеспьера* Хорошо, Максимильен, я и не думала не соглашаться сейчас с вами. Я полагала, что мое желание объяснить, в меру моих сил, вашу точку зрения не выходит за пределы благоразумия, но... Если вы придаете этому столь большое значение, значит, это и в самом деле важно.

Робеспьер: Элеонора Дюпле Если бы я не боялся за ваш и ваш душевный покой, я не придавал бы этому такого значения, уверяю вас.

Элеонора Дюпле: Робеспьер *мягко* Обо мне вы можете быть спокойны, Максимильен. Однако же я приму ваш совет – вы знаете много больше меня и всегда желаете лишь добра...

Робеспьер: Элеонора Дюпле C вами всегда так легко договориться, Элеонора.

Элеонора Дюпле: Робеспьер Мне напротив казалось, что я излишне спорила с вами, ведь я в самом деле надеялась переубедить мою собеседницу…

Эро де Сешель: Робеспьер пишет: Я хотел выразиться именно так, как выразился. Уверяю вас, я не испытываю проблем с речью. *обдумав мысль и возвращаясь к разговору; несколько неуверен* Я полагал, что "воспринимать сердцем" для вас сродни безрассудству. Можете ли вы сказать, что это не так?

Робеспьер: Эро де Сешель Это вовсе не безрассудство, а естественная для всякого порядочного человека чувствительность и душевная тонкость.

Эро де Сешель: Робеспьер Я нахожу Руссо великим человеком, отметьте, я заблуждался больше по поводу вашего восприятия сего автора. Но разрешение этого заблуждения столь приятно, что я не рискую пробовать его оспаривать.

Эро де Сешель: Робеспьер Вы так серьезно настроены! А я между тем - весьма творческая натура.

Робеспьер: Эро де Сешель Вот и занимались бы творчеством, а не серьезными делами.

Эро де Сешель: Робеспьер Но как же веления сердца?

Робеспьер: Эро де Сешель Вы хотите сказать, что вас веление сердца влечет в политику?

Эро де Сешель: Робеспьер О, безусловно! Великое время, в котором люди могут вершить великие дела! Новые идеи... как я мог остаться в стороне?

Робеспьер: Эро де Сешель Вот именно. Не вам судить о моем восприятии Жан-Жака, осмелюсь сказать.

Робеспьер: Эро де Сешель Видимо, ваше сердце ошибалось.

Эро де Сешель: Робеспьер Право, если перевести нашу беседу на язык карт, вы бьете все мои козыри! Я решил быть с вами откровенным, и что слышу в ответ?

Робеспьер: Эро де Сешель Я не верю в вашу откровенность. Разве вы еще не поняли?

Лазар Карно: Он что-то замышляет или же преследует свои тёмные цели!

Эро де Сешель: Робеспьер И присутствие прелестных дам не смягчит ваше сердце?

Робеспьер: Эро де Сешель Какое отношение вы имеете к прелестным дамам, а они - к вам?

Эро де Сешель: *допил оставшуюся половину кофе разом и уныло подумал, что сейчас не помешало бы что-то покрепче* Робеспьер Ах, все в этом мире имеет к чему-то отношение! Я не потерял надежду на свидание и ваше понимание, вы тоже надеетесь на что-то, раз ведете данный разговор.

Робеспьер: Эро де Сешель В отношении вас я ни на что не надеюсь. Данный разговор - лишь упражнение для ума, не более.

Эро де Сешель: Робеспьер Что ж, рад, что мое общество, по крайнее мере, вам интересно и занимательно. Занимая с пользой ваше время, я тем самым приношу пользу Республике.

Робеспьер: Эро де Сешель Скорее, вы отвлекаете меня от работы.

Эро де Сешель: Робеспьер Я же сказал, что приношу пользу Республике. Со всем уважением, быть может, вы сами отвлекаетесь?

Робеспьер: Эро де Сешель На кого же я отвлекаюсь? на вас, разумеется, и ваши софизмы.

Лазар Карно: Эро де Сешель Гражданин, не отвлекайте Макса от работы, иначе это может расцениваться, как явные контрреволюционные действия, напрвленные на парализацию работы Республики!

Эро де Сешель: Робеспьер Это напоминает мне давнее выражение "ты виноват уж тем, что хочется мне кушать". Как человек сильной воли, вы легко избежали бы сего соблазна, если бы сочли его не стоящим вашего внимания.

Робеспьер: Эро де Сешель Нол не могу же я не отвечать вам, если вы со мной разгвоариваете. Это было бы невежливо.

Эро де Сешель: Робеспьер Было бы чудесно не отступать от этого принципа на судебных процессах, причем касательно обеих сторон.

Робеспьер: Эро де Сешель Было бы чудесно, не спорю. Я против всяческих отступлений от этого священного - не побоюсь этого слова - принципа.

Эро де Сешель: Робеспьер И олицетворяет этот священный принцип добродетельный Судия. *улыбнулся* Да станет все тайное явным!

Робеспьер: Эро де Сешель Оно станет, станет... Уже становится.

Эро де Сешель: Робеспьер *поморщился; после паузы* ...Жаль, что здесь не подают апельсинов. Если я найду все же еще несколько, вам прислать их в Тюильри или на Сент-Оноре?

Робеспьер: Эро де Сешель Благодарю, я еще не пришел в себя после предыдущего угощения.

Эро де Сешель: *нервно откинулся на спинку стула* Робеспьер Позвольте, это же глупость!

Робеспьер: Эро де Сешель Что?.. Как вы... Что вы имеете в виду?

Эро де Сешель: Робеспьер Ваша шутка насчет самочувствия. Я не думал, что у вас столь шутливый нрав. Полагаю, для Робеспьера это несерьезно, а подошло, скорее бы, мне. *обмахнулся платком* Давайте уговоримся на том, что плохо себя чувствовать буду я - за вас, а вы съедите угощение без всяких последствий. Это хорошее самовнушение.

Робеспьер: Эро де Сешель Я легко могу сделать так, чтобы вы плохо себя чувствовали и без всяких угощений, но не вижу в том смысла, признаться.

Эро де Сешель: Робеспьер Право, что я такого сказал! Смысла нет, и нет смысла в том, чтобы отказываться от подарка. Я все-таки пришлю вам апельсинов, а далее поступайте согласно вашему внутреннему голосу.

Робеспьер: Эро де Сешель Право, к чему переводить ценный продукт?

Эро де Сешель: Робеспьер Я придерживаюсь того правила, что на каждого зверя - свой ловец, и наоборот. Мне любопытно сделать такой подарок именно вам, потому что вы его оцените.

Робеспьер: Эро де Сешель Такого рода диверсии должен ценивать прокурор, а не я.

Эро де Сешель: Робеспьер Позвольте, какая диверсия? Жест щедрости и братства.

Робеспьер: Эро де Сешель Апельсин был отравлен. Но я еще жив, и вы решили продолжить начатое.

Эро де Сешель: Робеспьер Даже если сия дикая мысль посетила бы меня, я бы счел ее недостойной, могу вас уверить.

Робеспьер: Эро де Сешель А мне кажется, этот план как раз в вашем духе.

Лазар Карно: Именно! Отравить Макса через его любимое кушанье!

Эро де Сешель: Робеспьер Вы можете представить меня отравителем? Лазар Карно Это недостойно меня.

Лазар Карно: Эро де Сешель Вы так в этому верены, гражданин де Сешель? На лицо контрреволюционный заговор. Попытка отравить одного из руководителей республики. А что Вы планировали сделать дальше? Признайтесь, я не Фукье, статью Вам не пришью!

Луи Антуан Сен-Жюст: Эро де Сешель *с сомнением* Разве есть вера вашему слову, слову бывшего аристократа? Лучше признайтесь, что попытка отравления не удалась. Как хорошо, что в прекрасной Франции не знают страшной отравы под названием Pomme d'Оr . Говорят, что враги одного английского политика с помощью этого яда отправили несчастного на тот свет. Специально закупили большую партию этого злодейского овоща, наняли специального повора, кто согласился с риском для жизни готовить смертельное блюдо... Правда, для этого потребовалось несколько месяцем и очень много салата из этого растения... Но, вне всякого сомнения, смерть наступила именно от этой отравы.

Робеспьер: Эро де Сешель Легко! Элементарно! Луи Антуан Сен-Жюст Вот именно, Антуан. А если мы обратимся к античным примерам, разве не гласит легенда, что Августа отравили, намазав ядом плод инжира, висевший прямо на ветке?

Лазар Карно: У него же на лице написано "Отравитель и контра"! И приписка - "Агент Питта с ..... г."

Эро де Сешель: Луи Антуан Сен-Жюст Вы почтили нас своим присутствием, но что за упрек! У вас хорошее воображение и при этом не делающие вам чести мысли.

Луи Антуан Сен-Жюст: Робеспьер *горестно покачав головой* Вот так, от рук коварных врагов погибали лучшие люди. Божественного Августа отравили фигами, Клавдия - грибами... Никому нельзя верить, нельзя принимать пищу из рук самых близких людей - всюду обман и преступления.

Робеспьер: Луи Антуан Сен-Жюст Я бы не назвал римских тиранов "лучшими людьми". Но их пример - нам наука.

Луи Антуан Сен-Жюст: Робеспьер Но они были достойными правителями, мудрыми и справедливыми. Хотя вся добродетель Рима и умерла вместе с республикой...

Робеспьер: Луи Антуан Сен-Жюст Однако они правили единолично.

Эро де Сешель: Луи Антуан Сен-Жюст Вы любите историю, это так похвально. Не правда ли, это очень познавательная наука? Вне сомнения, вы уделяете большое внимание самообразованию.

Робеспьер: Эро де Сешель Оставьте Антуана в покое, далось вам его образование!

Эро де Сешель: Робеспьер Что вы, он так забавно ведет себя, когда речь заходит об этом вопросе. Оставить Антуана в покое значило бы лишить себя определенной доли развлечения.

Робеспьер: Эро де Сешель А что бы вы сказали, если бы Антуан начал в свою очередь развлекаться за ваш счет?

Эро де Сешель: Робеспьер Антуан? У него нет моей фантазии, кроме того, он весь поглощен насущными делами. Не переживайте за него, Неподкупный, я весьма уважительно отношусь к золотому правилу человечества.

Робеспьер: Эро де Сешель Фантазии у него, может, меньше, чем у вас, но влияния больше. Задумайтесь над этим.

Эро де Сешель: Робеспьер Вы слишком серьезны, неужели вы никогда никого не разыгрывали?

Робеспьер: Эро де Сешель Разыгрывали. Я не оставался в долгу.

Эро де Сешель: Робеспьер Прекрасно, у Антуана будет повод пополнить свои знания, чтобы укорить меня потом досадным незнанием какой-либо основы основ. Я люблю розыгрыши... Знаете, на балах раньше были прелестные игры, сейчас все слишком серьезны. А ведь даже в революцию люди нуждаются в шутках.

Робеспьер: Эро де Сешель Прав был Антуан, когда называл вас шутом в частной жизни.

Эро де Сешель: Робеспьер Прелестный отзыв, иного я и не ожидал. А как насчет жизни политической?

Робеспьер: Эро де Сешель В Конвенте вы серьезны... хотя от этого не становитесь менее смешны.

Эро де Сешель: Робеспьер Очевидно, серьезность идет лишь избранным, в то время как чувство юмора красит всех.

Робеспьер: Эро де Сешель Я бы сказал, ровно наоборот. Шутники редко бывают достойными людьми. Я просто ни одного не знаю.

Лазар Карно: Эро де Сешель Хотя я сам испытываю неприязнь к гражданину Сен-Жюсту, который, да простятся мне эти слова, мало понимает в военном деле, но сейчася бы хотел выступить в его защиту, ибо надеюсь, что он, в силу своего возраста, сможет отличиться в другой области, к которой он более расположен. В данный момент, я не могу допустить раздоров в наших рядах. Я помогаю Максу сделать так, чтобы их небыло, ибо это сильно может помешать нам в победе над контрреволюцией.

Луи Антуан Сен-Жюст: C чего вы взяли, любезный Эро, что я вообще намерен вас развлекать? У меня есть дела и поважнее. А вы развлекайтесь в обществе Адель... пока можете.

Эро де Сешель: Лазар Карно Ах, ну что вы, какие раздоры! Антуан вне сомнения понимает и ценит мой юмор. Луи Антуан Сен-Жюст Дорогой Антуан, сие утверждение первым высказал Робеспьер, очевидно, в качестве примера действия законов справедливости. Адель! И еще... *замолчал, отвлекшись на приятные размышления*

Лазар Карно: Эро де Сешель Сомневаюсь....

Эро де Сешель: Робеспьер У вашего брата, насколько я слышал, неплохое чувство юмора.

Робеспьер: Эро де Сешель Это все слышали. Н именно слышали от кого-то, а не наблюдали самолично.

Эро де Сешель: Робеспьер Но дыма без огня не бывает. Или вы полагаете, что так действует, простите, некий контраст между вами?

Робеспьер: Эро де Сешель Я думаю, что это просто попытка расколоть нашу семью, противопоставив моего брата мне.

Эро де Сешель: Робеспьер Чья же попытка, не могу не спросить?

Робеспьер: Эро де Сешель Наших врагов, естественно.

Эро де Сешель: Робеспьер Вы сами, следовательно, считаете, что ваш брат шутить не любит?

Робеспьер: Эро де Сешель Может, и любит, но определенно не умеет.

Эро де Сешель: Робеспьер Тем не менее его любовь к юмору не делает его недостойным человеком?

Робеспьер: Эро де Сешель Разумеется, он достойный человек, он же мой брат!

Эро де Сешель: Робеспьер Прекрасная логика. Мне нужно было посвататься к вашей сестре. Я более выгодная партия, чем Фуше.

Элеонора Дюпле: По-моему, Огюстену всегда очень мило удаются шутки…

Робеспьер: Эро де Сешель Мое мнение: Шарлотте лучше оставаться девицей, чем выходить за Фуше или за вас. Элеонора Дюпле Видимо, я отсутствовал, когда они ему удавались.

Элеонора Дюпле: Робеспьер Не всегда, Максимильен! И я уверена, что и вы расположены к шутке, просто соответствующие минуты выдаются реже, чем хотелось бы...

Лазар Карно: Эро де Сешель Я уверен, что Вам лучше поискать себе невесту в другом месте. Найдите себе, скажем, дочь успешного торговца или ремесленника, это было для Вас лучшей партией.

Эро де Сешель: Лазар Карно Увы, мне графиня все ж милее...

Лазар Карно: Эро де Сешель Ах, гражданин де Сешель, вы не исправимая контра! Как сейчас говорят, "горбатого гильотина исправит"!

Эро де Сешель: Лазар Карно Сердцу не прикажешь. Я полюбил Адель не за ее титул - что титулы! Титулы важны для людей неисправимо тщеславных и либо непривычным к ним, либо занимающих слишком высокое положение, чтобы спуститься с небес на землю. Я не отношусь ни к тем, ни к другим, а потому свободен в выборе.

Лазар Карно: Эро де Сешель Во всяком случае, эта любовь вам только усугубит жизнь! Полюбить вам лучше девушку из третьего сословия - другое дело. Вы законченный аристократ и контрреволюционер! *строго, подражая прокурору Фукье* И вообще, гражданин де Сешель, историярасценит так, что меня будут почитать, любить и уважать после смерти, а вас... Вас просто забудут! И всё! Даже могила Ваша будет неизвестна, неизвестно будет, где Ваше тело.

Робеспьер: Лазар Карно Моя могила, строго говоря, тоже будет неизвестно где, Лазар.

Лазар Карно: Робеспьер Да что могила, от тебя хоть имя останется, Макс! И люди будут тебя помнить вечно! Твои дела останутся в веках.

Эро де Сешель: Лазар Карно С чего вдруг вы думаете о смерти? Робеспьер Как вы считаете, я бы мог полюбить девушку из третьего сословия? Не моя вина, что у меня определенный круг знакомств!

Робеспьер: Эро де Сешель Я думаю, что вы вообще не могли бы никого полюбить.

Эро де Сешель: Робеспьер Мне отказали в политическом таланте, а теперь и в способности испытывать нежные чувства? Это слишком даже для шутки. Уж не переносите ли вы часть своих качеств на меня?

Робеспьер: Эро де Сешель Эро, когда я вдруг решу, что разделяю какие-то личные качества с вами, - я покончу с собой!

Лазар Карно: Эро де Сешель Человек смертен. И всякое, знаете ли, может случиться. Memento mori, говорили древние. Вот представьте себе, умираете вы, а в жизни ничего стоящего не сделали - дерево не посадили, дом не построили, сына не воспитали. Это значит жизнь прошла зря.

Эро де Сешель: Робеспьер Право, как же я до сих пор жив? Лазар Карно Создание республики - создание и того, и другого, и третьего. Мы высаживаем ростки нового, выстраиваем для них надежное здание законодательства и содействуем новой жизни.

Робеспьер: Эро де Сешель Я тоже все время задаюсь этим вопросом.

Эро де Сешель: Робеспьер Я подразумевал собственные способности к выживанию.

Робеспьер: Эро де Сешель Я говорю о них же. Меня они прямо-таки поражают.

Лазар Карно: Эро де Сешель Только вот не надо отговариваться! Как это вы создали республику, мне интересно? По мне так Вы пришли уже на всё готовенькое, извините меня! Посему, гражданин де Сешель, лопату в руки и идите сажать деревья! Дом, разумеется, тоже придётся строить самому! Ручками.

Эро де Сешель: Робеспьер Я стараюсь. У меня разнообразные таланты. Лазар Карно *с уместной долей патетики* Ужели? О Камиль, мой бедный друг, тоже, верно, говорят за спиной и о тебе, если позволяют себе утверждать подобное об Эро де Сешеле!

Робеспьер: Эро де Сешель Ваши таланты разнообразны, но все в равной степени вредоносны.

Эро де Сешель: Робеспьер У медали всегда две стороны.

Робеспьер: Эро де Сешель Одна - плохая, а вторая - еще хуже?

Эро де Сешель: Робеспьер Это, видимо, особенная медаль, известная вам одному. Я же предпочитаю иную систему категорий.

Робеспьер: Эро де Сешель Какую же?

Эро де Сешель: Робеспьер Мы говорили об апельсинах, поговорим теперь о лимонах. Апельсины весьма услаждают вкус, лимоны - нет. Однако лимоны можно посыпать сахаром или сделать из них сладкий и изысканный напиток.

Робеспьер: Эро де Сешель Продолжая аналогию: если вас, скажем, физически ликвидировать, вы станете очень даже милы. Я верно понял вашу мысль?



полная версия страницы