Форум » Кофейня » Представление. » Ответить

Представление.

Жильбер Дюшан: Добрый вечер, граждане. Как человек абсолютно новый, представляюсь приветствую участников игровых событий. Надеюсь в силу своих способностей участвовать и разнообразить события, так как с революционными перипетиями до известной степени знаком.

Ответов - 184, стр: 1 2 3 4 5 All

Робеспьер - младший: Очень рады видеть новое лицо, добро пожаловать, гражданин :) Чувствуйте себя как дома - жерминаль закончился, а термидор еще не наступил

Жильбер Дюшан: Благодарю, гражданин. Факт того, что термидор ещё не наступил, радует особенно. Как абсолютный новичок пока чувствую себя неуверенно и хотел бы понять, каким образом могу быть полезен делу Революции.

Беатрис Ларошдрагон: У вас такая человеколюбивая профессия, сударь, что вы найдете себе применение в любую эпоху, а уж в нынешние суровые времена - особенно.

Робеспьер: Мы сейчас сообща придумываем новый сюжет - о событиях в Нанте зимой 1793 года. Хотите принять участие? И если да, то на чьей стороне?

Эро де Сешель: Чудное время - зима 1793 года...

Жильбер Дюшан: Беатрис Ларошдрагон искренне надеюсь на это, сударыня, хотя мой нрав не всегда так же человеколюбив, как моя профессия, увы. Робеспьер да, безусловно, хочу. В силу убеждений, полагаю, изначально на стороне Республики, а дальше, наверное, возможны разные повороты сюжета?

Жильбер Дюшан: Эро де Сешель о, да, прекрасное время

Беатрис Ларошдрагон: Жильбер Дюшан Да, республиканцы обычно человеколюбивы избирательно Сюжета как такового пока нет, так что принимаются предложения.

Жильбер Дюшан: Беатрис Ларошдрагон разве может Республика выстоять без подобной избирательности? Я глубоко задумаюсь, перечитаю уже существующие обсуждения и попробую предложению высказать.

Беатрис Ларошдрагон: Жильбер Дюшан О да, если бы граждане республиканцы не действовали избирательно, Франция бы обезлюдела...

Жильбер Дюшан: Беатрис Ларошдрагон утратив при этом лучших своих сыновей и дочерей, безусловно.

Беатрис Ларошдрагон: Жильбер Дюшан А так хоть некоторые уцелеют...

Жильбер Дюшан: Беатрис Ларошдрагон те, кто верно служит Революции, обязательно.

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон *в тон* До поры до времени... *поцеловал ручку* Жильбер Дюшан Позвольте поинтересоваться, на какие темы вы предпочитаете рисовать? Когда меня посещает муза, я сочиняю стихи - сугубо частного характера, для друзей.

Беатрис Ларошдрагон: *наивно* А как отличить контрреволюционера от республиканца, сударь? Вижу, вы недурно в этом разбираетесь.

Жильбер Дюшан: Эро де Сешель предпочитаю небольшие портретные наброски углём. Мне никогда не хватает терпения, чтобы должным образом завершить работу. Беатрис Ларошдрагон я доверяюсь мнению революционных комиссаров и собственной подозрительности наблюдательности, сударыня.

Беатрис Ларошдрагон: Жильбер Дюшан Жильбер Дюшан пишет: я доверяюсь мнению революционных комиссаров Опасно, сударь - сегодня вы доверяете их мнению, а завтра их же ведут на эшафот как врагов народа. И как вы после этого выглядите в глазах патриотов?

Эро де Сешель: Жильбер Дюшан Ах да, всегда заманчиво завершить портрет дамы в тот же вечер, чтобы она не пожелала расстаться с автором, не отблагодарив его... Или же моя фантазия на этот раз подвела меня и я не прав?

Жильбер Дюшан: Беатрис Ларошдрагон но, сударыня, я всего лишь врач. На меня ли обращены глаза патриотов? Я не доносительствую, не решаю судеб, не восстаю. Я всего лишь лечу людей, что же меняет моё доверие чьему-либо мнению?

Жильбер Дюшан: Эро де Сешель не могу сказать, что совершенно не правы, но для меня, мрачного вдовца, ещё не забывшего свою потерю, рисование - скорее средство наблюдать за людьми и отражать их, чем приближаться к ним.

Беатрис Ларошдрагон: Жильбер Дюшан О, понимаю, единственный, кому вы присягнули - это Гиппократ...

Эро де Сешель: Беатрис Ларошдрагон Скажу вам по секрету, недавно пронесся слух, что Сен-Жюст планирует сочинить проект, выводящий нового основателя медицины, взамен старого. Боюсь, придется присягать по новой...

Эро де Сешель: Жильбер Дюшан Приношу извинения, если невольно вернул вас к печальным воспоминаниям. Я нахожу, что вовсе не создан для женитьбы.

Робеспьер: Эро де Сешель пишет: недавно пронесся слух Запущенный вами, Эро?

Эро де Сешель: Неподкупный, ваши подозрения безосновательны, как всегда: я не создаю слухи, я их развиваю. Что сделал и сейчас, ибо революционная пропаганда никогда не бывает лишней.

Робеспьер: Не вижу в данной пропаганде ничего революционного. Вы сбиваете с толку далекого от политики человека, простого врача, с честными глазами внушая ему явно бредовые мысли. А он поверит в ваши сказки и понесет их в свою секцию...

Эро де Сешель: Так вы хотите сказать, что в действительности этого проекта нет? Республике не помешал бы новый... апостол медицины.

Робеспьер: Если этот проект и существует, то только в вашей голове Эро. Рядом с другими столь же странными проектами.

Эро де Сешель: Быть может, врачу он покажется интереснее, чем вам.

Робеспьер: Если врач - разумный человек и хочет жить, он сделает вид, что ничего не услышал.

Лазар Карно: Салют и братство, гражданин! Лазар Карно, ответственный завсе вооружённыесилы Республики, Организатор Побед! :)

Жильбер Дюшан: Беатрис Ларошдрагон Вы абсолютно правы, сударыня. Врач служит лишь своему делу. Эро де Сешель воспоминания спят, Вы не потревожили их. А женитьба далеко не каждому способна принести счастье. Робеспьер врач, будучи склонен к естественным наукам, доверяет лишь проверенным фактам. Лазар Карно салют и братство, гражданин Карно. Такое знакомство - честь для меня.

Лазар Карно: Жильбер Дюшан Весьма польщён. Надеюсь увидеть в Вашем лице поборника прогресса и развития науки, ибо Вы врач и непосредственно связаны с естественными науками.

Элеонора Дюпле: Жильбер Дюшан Привет и братство, гражданин! Если у вас есть немного времени, не могли бы вы ответить мне на один вопрос? Дело в том, что естественные науки у меня не было возможности изучить, хотя, возможно, я бы этим заинтересовалась!.. Какую бы область вы мне порекомендовали?..

Жильбер Дюшан: Лазар Карно буду всемерно стремиться оправдать Ваши надежды, гражданин. Элеонора Дюпле привет и братство, гражданка. Для беседы с Вами я всегда найду время. Думаю, я рекомендовал бы Вам ботанику для начала. Она наглядна, её уже коснулось немало исследований, она отвечает при этом на многие вопросы науки.

Лазар Карно: Жильбер Дюшан Что ж, прекрасно, гражданин Дюшан!

Элеонора Дюпле: Жильбер Дюшан И эта наука очень полезна, насколько я могу судить... Я знаю, гражданин Дюшан, что самое хорошее средство от головной боли - лавандовый настой. Но, быть может, у вас есть свои рецепты? А кроме ботаники, мне весьма интересны биология и география... Что вы думаете об этом?

Жильбер Дюшан: Элеонора Дюпле Вы судите совершенно верно, гражданка. Что до рецептов, то они могут разниться, ведь важно, к кому мы их применяем. Иногда весьма полезен аромат можжевельника, в других случаях рекомендуют лимонный сок или даже кофе. Если же говорить о науках, то и биология, и география, бкзусловно, полезны нам. Однако биология - наука всеобъемлющая, и, возможно, именно с ботаники следовало бы начинать знакомство с ней. География, конечно, очень увлекательна, но я в изучении этой науки ограничиваюсь лишь описательными трудами путешественников, не имея возможности удовлетворять свою любознательность на практике.

Марк Рене д'Эспаньяк: Скажите, гражданин Дюшан, вхдит ли в число ваших навыков изготовление возбуждающих снадобий? Если вы понимаете, о чем я...

Жильбер Дюшан: Марк Рене д'Эспаньяк исключительно по необходимости и частной просьбе. В целом же такой способ зарабатывания на жизнь не считаю достойным профессионального врача.

Эро де Сешель: Марк Рене д'Эспаньяк Число ваших побед все равно не сравнится с моими, посему эти средства не окажут вам должную помощь - в каком бы направлении вы их не использовали. К тому же, это чревато отравлениями, насколько известно...

Элеонора Дюпле: Жильбер Дюшан *смутилась* Я и не вспомнила сейчас, что биология состоит из разных областей… Но я действительно хочу больше разбираться в науке, гражданин… Благодарю вас за советы. *отметила, что действительно, давно пора сделать Максимильену мешочек с можжевельником – можно положить его в изголовье кровати… Если он согласится. И обязательно нужно будет собрать для него гербарий – с теми растениями, которые напоминали бы ему об Аррасе… Улыбнулась и, вежливо склонив голову, отошла*

Марк Рене д'Эспаньяк: Эро де Сешель В отличие от вас я не веду счета своим победам, посему не могу оспорить ваше утверждение, хотя и сомневаюсь в его искренности. А употреблять эти средства я и не собирался - только продавать. Жильбер Дюшан Честные врачи в наше время? Вы шутите, должно быть?

Жильбер Дюшан: Элеонора Дюпле Гражданка, я всегда буду рад служить Вам своими советами *поклонился* Марк Рене д'Эспаньяк Ничуть. Не время отменяет честь, а потеря чести делает дурными времена.

Марк Рене д'Эспаньяк: Жильбер Дюшан *вздохнул, развел руками* Как скажете. Когда поймете, что на доходы от вашей практики невозможно прожить, - обращайтесь, вы знаете, как меня найти.

Жильбер Дюшан: Марк Рене д'Эспаньяк благодарю, я буду иметь в виду Ваше предложение.

Марк Рене д'Эспаньяк: Жильбер Дюшан КАк вы насторожены и недружелюбны. Наверное, и в Якобинском клубе бываете?

Кристоф Вайрэ: По давней привычке пришел знакомиться Привет и братство, граждане.

Жан-Батист Каррье: Здравствуйте и вам, коли не шутите.

Кристоф Вайрэ: Жан-Батист Каррье Шутить с комиссаром? Увольте, шутить с человеком, который находится при деле... )

Жан-Батист Каррье: Кристоф Вайрэ Да ладно вам, я ж не зверь какой. Можно и пошутить. Иногда. Очень редко.

Кристоф Вайрэ: Жан-Батист Каррье О, гражданин комиссар обладает чувством юмора?

Жан-Батист Каррье: Кристоф Вайрэ Желаете проверить?

Кристоф Вайрэ: Жан-Батист Каррье А почему бы нет? )

Жан-Батист Каррье: Кристоф Вайрэ Но как мы это сделаем? Вот в чем вопрос.

Кристоф Вайрэ: Жан-Батист Каррье Как вы воспринимаете розыгрыши?

Жан-Батист Каррье: Кристоф Вайрэ А что разыгрываем? Вашу жизнь? Я за! Смотря какие...

Кристоф Вайрэ: Жан-Батист Каррье Мне когда-то дали хороший совет - "Играя со смертью в поддавки, не делайте ставкой в этой игре свою жизнь..." Что вы, комиссар. Я честный республиканец, учу детишек грамоте... Патриотические.

Поль Бюсси: *задумался над тем, что патриотические розыгрыши - это весьма ново и интересно*

Жан-Батист Каррье: Кристоф Вайрэ Главное, чтобы они были не скучные.

Кристоф Вайрэ: Жан-Батист Каррье Вам понравится. Должно быть. Поль Бюсси *с оттенком патетики* Все, что делает истинный патриот... )

Беатрис Ларошдрагон: Патриотические розыгрыши? Это лотерея?

Жан-Батист Каррье: Кристоф Вайрэ Ну так начинайте ваши розыгрыши, мы ждем.

Кристоф Вайрэ: Беатрис Ларошдрагон Нет, мадемуазель, лотерея - это государственные розыгрыши) Жан-Батист Каррье Когда розыгрыш ждут, это уже не розыгрыш) Я подожду подходящего момента

Жан-Батист Каррье: Кристоф Вайрэ Как бы я не потерял терпение и не взял это дело в свои руки... Мои розыгрыши вам не понравятся.

Кристоф Вайрэ: Жан-Батист Каррье А вы попробуйте. Вдруг я войду во вкус...

Жан-Батист Каррье: Кристоф Вайрэ Вы уже написали завещание?

Кристоф Вайрэ: Жан-Батист Каррье Это вопрос или утверждение?

Поль Бюсси: Кристоф Вайрэ *шепотом* Это шутка, гражданин... Как говорится, раз-два, горе не беда, мало ли когда завещание может пригодиться.

Жан-Батист Каррье: Кристоф Вайрэ Мой помощник вам уже объяснил: это шутка была. Нравится? Думаю, нет.

Кристоф Вайрэ: Жан-Батист Каррье Не торопитесь с выводами... ) Поль Бюсси Благодарю, гражданин. Действительно. Не сомневаюсь, что Вы с комиссаром уже обзавелись?.. )

Жан-Батист Каррье: Кристоф Вайрэ Не обзавелись. Нам ни к чему.

Кристоф Вайрэ: Жан-Батист Каррье *тоном искреннего соболезнования* Надо же. Неужели некому завещать?..

Поль Бюсси: Кристоф Вайрэ Мне нечего завещать, гражданин, даже если бы я имел такое желание. Собственно, в моих планах на ближайший год лишь жениться.

Жан-Батист Каррье: Кристоф Вайрэ *беспечно* А зачем? Без нас сами разберутся.

Кристоф Вайрэ: Поль Бюсси О, разрешите Вас поздравить. Полагаю, Вы уже определились с невестой? Жан-Батист Каррье Да и с Вами тоже

Жан-Батист Каррье: Кристоф Вайрэ Ну пусть попробуют и с нами... Я что? Я разве против? Попытаться всегда можно.

Поль Бюсси: Кристоф Вайрэ *немного замечтался* Я надеюсь на ее благосклонность.

Кристоф Вайрэ: Поль Бюсси *понимающе* Надо же. А что, есть повод сомневаться? Жан-Батист Каррье Верно. А раз на раз не приходится, глядишь, и попытка окажется вполне удачной...)

Поль Бюсси: Кристоф Вайрэ Она очень мила, но легкомысленна, а у нас не получается сыграть свадьбу так быстро, как ей хотелось бы. *кашлянул, поняв, что разоткровенничался не в меру. Но с Каррье разве поговоришь о таком? Собственно, он его почти не знает. А этот похож на роялиста... Тьфу ты, что за жизнь*

Жан-Батист Каррье: Кристоф Вайрэ *развел руками* Значит, такова жизнь. Дело такое: либо ты, либо тебя.

Поль Бюсси: *вздохнул* О да. Дата в тему, граждане. Хотя мне о ней еще не полагается знать. http://www.republique.de/index.php Нынче 5 апреля.

Камиль Демулен: Поль Бюсси Да, это печальный день...

Робеспьер: Гражданин Бриссо, может, пообщаемся здесь немного? А то вы появляетесьна форуме исправно, но ничего не пишете.

Эро де Сешель: Да, в самом деле. Должен же я вспомнить того, кого в силу печальных обстоятельств был вынужден покинуть.

Жак-Пьер Бриссо: Давайте. Я тут изучаю сюжет игры, заглядываю в другие разделы. Мне очень понравилась тема ,,Ассоциативные иллюстрации" (не только картины, но и шутки). Большую часть тем пока ещё не оценил.

Эро де Сешель: О, "Ассоциативные иллюстрации" - прелестная тема, жаль, она нерегулярно пополняется. Как муза осенит. Сюжет игры предполагает ваше активное участие, и мы очень рады, что вы с нами. Собственно, со мной вы сейчас, мягко говоря, не в очень хороших отношениях, но еще недавно мы были соратниками, с вами и вашими коллегами. Ах, почему так все происходит?

Робеспьер: Жак-Пьер Бриссо Изучайте-изучайте. Меня просто испугало ваше молчание - может, что-то не так? Эро де Сешель У вас новый портрет? Мило отфотошоплено.

Эро де Сешель: Робеспьер Я тоже себе здесь очень нравлюсь. Заслуга Шарля, я лишь уменьшил портрет до желаемых мною размеров аватара.

Робеспьер: Барбару - мастер на все руки...

Шарль Барбару: И отчего мне ваша фраза, гражданин, кажется двусмысленной?

Робеспьер: *махнул рукой* Вам все кажется двусмысленным, что ни скажи.

Шарль Барбару: Все зависит от того, кто произносит фразу. Но все же благодарю вас за комплимент, гражданин Неподкупный. *иронично*

Робеспьер: Да пожалуйста, мне не жалко.

Эбер: О да, Максимильен, осторожней.. Еще немного - и Барбару украдет у вас репутацию всех подозревающего параноика. Только вы всех подозреваете в заговорах, а он в издевках.

Робеспьер: Эбер Не могу сказать, чтобы я так уж дорожил этой репутацией... Впрочем, сделаю вид, что не слышал. В двусмысленностях, Эбер! Это даже... интереснее.

Эбер: Робеспьер О да. Что это - живое воображение или комплекс неполноценности? *хихикнул* Шарль Барбару Кстати, Шарль, вы слышали? Неподкупному не жалко для вас комплиментов... В этом двусмысленность увидел даже я. Наверно, это заразно.

Робеспьер: Эбер Это просто испорченность, я полагаю.

Шарль Барбару: *сделал вид, что не слышал слов Робеспьера* Эбер Заразно, Жак. Лечитесь срочно! Единственное лекарство от подозрительности - вино. Поэтому. видимо, Максимильен такой подозрительный - увы, он отбрасывает этот эликсир...

Робеспьер: Вино лечит еще и от избытка интеллекта.

Эбер: Вы это к чему?

Робеспьер: К слову о целебных свойствах вина, перечислять которые взялся Шарль.

Эбер: Вы считаете, что интеллект может быть в избытке?

Робеспьер: Все на свете относительно. Может быть, обычная доза интеллелкта для меня станет избыточной для кого-то?

Эбер: *задумался, на чью же тупость намекает Максимильен*

Шарль Барбару: Робеспьер Завидуете? Можете не пить, Максимильен. Мне больше достанется. *демонстративно выпил еще вина*

Эро де Сешель: *неловко чувствуя себя в обществе Робеспьера, поднимается из-за стола* Любезные граждане, я все же схожу за конфетами сам. *слегка поклонился Неподкупному* Выберу для вас с апельсиновым суфле. Дорогая, не скучайте. *еще раз всем кланяется и исчезает за дверью, надеясь собраться с мыслями*

Адель де Белльгард: Эро де Сешель, без Вас каждое мгновение - вечность

Жак-Пьер Бриссо: Мари-Жан, вас смущает моё молчание? Хорошего представления не получилось, но это не беда. Мы с вами ещё поговорим; словесный поединок нам устраивать ни к чему, а поскольку монтаньяры и мои сторонники враждуют даже здесь, выказывать расположение ко мне опасно для вашей репутации.

Эро де Сешель: *незаметно вернувшись с жестяной коробкой шоколадных конфет* Моя репутация, Жак-Пьер... *открыл коробку* Порой думают, что я высказываю расположение столь многим, но на самом деле оно избирательно... *взял конфету* и зависит от многих моментов.

Шарль Барбару: Жак-Пьер Бриссо не все спорят, уважаемый Жак-Пьер. Некоторые просто дружески препираются по старой привычке.

Жак-Пьер Бриссо: Вот это другое дело.

Эро де Сешель: Жак-Пьер Бриссо *иронично* Право, как вы серьезны! Спор тоже может быть забавным.

Жак-Пьер Бриссо: Я этого не отрицаю. Если бы все говорили друг другу только комплименты, мир был бы менее совершенным. Но, увлекшись предметом спора, люди иногда перестают замечать, где игра, а где искренне сказанное слово. Я увлёкся, и это значит, что вы мне интересны.

Эро де Сешель: Ах, кто из нас не любит играть...

Шарль Барбару: Но разве спор - всего лишь игра? Под маской могут быть искреннее мнение, истинная позиция и весьма живые чувства. Тем и интересен спор, что это столкновение позиций, взглядов.

Робеспьер: Как здесь, однако, мирно и благостно...

Шарль Барбару: По сравнению с чем, уважаемый?

Робеспьер: Да хотя бы с Конвентом.

Эбер: О, Максимильен, вы чувствуете себя мирно и благостно в компании бриссотинцев и Эро? Это наводит на мысли... И в Конвенте их уже нет... *язвительно ухмыльнулся*

Шарль Барбару: Вот видите, не мы были причиной шумных споров и разногласий в Конвенте. *повернулся к Эберу* Зато я и мои товарищи не чувствуем себя мирно и благостно в компании гражданина Неподкупного.

Эбер: Возможно, именно поэтому в Конвенте вы уже не присутствуете...

Шарль Барбару: Жак, вы хотите и здесь устроить филиал Конвента? Пожалейте этот тихий заповедный уголок.

Эбер: Нет-нет, что вы *наигранно серьезно покачал головой*. Замолкаю.

Робеспьер: Эбер На какие же мысли вас это наводит? *очень вежливо*

Шарль Барбару: Робеспьер Вероятно, это наводит гражданина Эбера на мысли о том, как прекрасно было бы, если б в Конвенте остался он один.

Робеспьер: Шарль Барбару Хоть бы подумал, как он будет справляться в одиночестве.

Шарль Барбару: Робеспьер Вряд ли гражданин Эбер заглядывает так далеко в будущее...

Робеспьер: Шарль Барбару Тогда это безответственность.

Шарль Барбару: Робеспьер Не слишком ли вы суровы? Возможно, он надеется набрать себе помощников из молодых и горячих, наподобие Жерома Пикара.

Робеспьер: Шарль Барбару Вы ему сочувствуете, что ли? Тогда это просто ужас, и его надо поскорее остановить, пока он не довел до несчастья нашу бедную республику.

Шарль Барбару: Робеспьер Я не сочувствую никому, кроме нашей бедной Республики, которая стонет, пока у власти любители погромов и крови.

Эро де Сешель: Шарль Барбару И кого же вы причисляете к этим любителям? Я не люблю погромов - погромы это преступление против созданной гармонии.

Шарль Барбару: Эро де Сешель О, разумеется, Эро, вы не возьмете в руки булыжник - побоитесь ноготь сломать.

Эро де Сешель: Шарль Барбару Мои ногти подобны алмазу, Шарль, - они не ломаются.

Шарль Барбару: Эро де Сешель А я уж решил - такие же дорогие...

Эро де Сешель: Шарль Барбару Не дороже всей той помады, что вы тратите на свою прическу.

Шарль Барбару: Эро де Сешель Я же молчу про количество пудры на вашем парике и вашей же физиономии...

Эро де Сешель: Шарль Барбару Зная, что одно лицо не оценит моих усилий походить на него, я стремлюсь подражать добродетелям другого.

Шарль Барбару: Боюсь, ваши намеки слишком хорошо завуалированы.

Эро де Сешель: Пудру используют ныне умные государственные мужи, некоторые юнцы до нее просто не доросли. *посмотрел на ухоженный ноготь* Или же ленивы... Хотя почему-то предпочитают завиваться каждый день.

Эбер: Робеспьер *тоже вежливо* На мысли о том, гражданин, что вам очень приятно их общество. Не ожидал от Вас, честное слово. Шарль Барбару Интересное предположение, Шарль, но в Конвенте одному мне было бы очень уж тоскливо. Нету идиотов, над которыми можно поглумиться

Робеспьер: Эбер Позвольте полюбопытствовать, что вас навело на эту престранную мысль?

Эбер: Робеспьер Простая логика, гражданин. Из сказанного вами хочется сделать вывод то ли о том, что вы прекрасно себя чувствуете в такой компании, то ли о том, что вы и вовсе жалеете об ее отсутствии в Конвенте.

Робеспьер: Эбер Боюсь, логика вас подводит... *с прискорбием*

Шарль Барбару: Эбер Вы забыли о своих сторонниках, Жак. Или глумиться над ними вы опасаетесь?

Бертран Барер: Не сразу увидел эту тему. Какие эмоции, какие споры, какие лица. Я восхищен, граждане.

Эро де Сешель: Бертран Барер Благодарю, а мы (рискну говорить не только за себя) восхищены вами. Хотя вы и превращаете меня в кота.

Бертран Барер: Эро де Сешель Вы все еще сердитесь на меня за тот пустячок, Мари-Жан?

Валади: Здравствуйте, граждане и гражданки. Надеюсь, вы простите мне отсутствие аватара? Можете считать, что я под маской.

Эбер: Привет и братство, гражданин Валади... Маска все равно не укроет вашу бриссотинскую сущность, и, я полагаю, временное отсутствие аватара не страшно

Валади: Моя сущность не нуждается в прикрытии, гражданин Эбер, я ею горжусь, поэтому маску снял. А вот Вам бы прикрыться не помешало.

Эро де Сешель: Вот видите, гражданин Валади, на что я себя обрек, оставив вашу партию. Кстати, по какому из имен вас лучше называть?

Валади: На что же? *заподозрил издевку и обиделся*

Эро де Сешель: На непонимание своих лучших порывов, Годфруа! *иронично*

Эбер: Валади Вас что-то смущает? Эро де Сешель Порывы, значит...

Эро де Сешель: Эбер *кивнул* Именно, мои благородные порывы. *осмотрел стол - что осталось из угощения - и взял конфету*

Лазар Карно: Здравствуйте, гражданин Валади!

Валади: Эбер Меня смущаете Вы, только и всего. Эро де Сешель Порывы? Куда, к кому, зачем? Сколь загадочны Ваши речи! Лазар Карно Приветствую Вас, гражданин Карно! Как поживаете?

Лазар Карно: Валади Вполне неплохо, гражданин Валади! После того, как я удачно сменил партию... Что нужно для счастья простому депутату Конвента? Меня никто не трогает, я никого не трогаю, починяю примус занимаюсь своими делами. Недавно вот вернулся из поездки на фронт, очень много впечатлений. А как поживаете Вы? Я знаю, что Вашу партию разгромили, а всех лидеров посадили под домашний арест. Вы же, как я вижу, на свободе. Или я ошибся? Понимаю, как это тяжело расставаться с тёплым местом в Конвенте, но ничего не поделаешь, чем-то порою надо жертвовать... Или кем-то...

Эро де Сешель: Валади Мне и самому нравится моя загадочность. Что до порывов - они различаются от места и времени.

Валади: Лазар Карно Приятно знать, что Вы в добром здравии. Надеюсь, надолго. Бывает ведь так: сегодня ты покинул кого-то, завтра тебя. Но я надеюсь, что Вас сия чаша минует, и Вы дальше будете ездить на фронт и набираться там приятных впечатлений. Эро де Сешель Загадочность - прекрасное свойство женщин. В мужчинах оно удивляет, особенно в суровых монтаньярах.

Лазар Карно: Валади Я не волнуюсь за себя. Мне тут однажды, ещё при старом режиме, одна цыганка нагадала долгую и счастливую жизнь, кучу детей, а также то, что мне будет всегда сопутствовать удача. Я, знаете ли, учёный, человек рационалистическо-материалистического склада ума, к тому же это стандартный цыганский предсказателдьский набор. Но, знаете, очень хочется в это верить. Тем более. что удача. возможно, и правда сопутствует мне. Знаете, когда я водил солдат в атаку, то в нашу сторону прилетел снаряд. Много было погибших и покалеченных, а меня всего лишь обрызгало грязью и легко контузило. Так что верь-не верь... И, да, по секрету скажу, цыганка сказала, что я стану графом. Вот это, наверное, точно обман, ибо как я могу стать графом в республике. где все титулы отменены?

Валади: И это все, чего Вам хочется, гражданин Карно? Благополучие для себя и графский титул... А как же счастье человечества? Как же справедливость, долг и честь?

Эро де Сешель: Валади Согласен казаться менее суровым, чем гражданка Лакомб.

Лазар Карно: Валади Счастье человечества? Помилуйте, какое может быть всеобщее счастье! Человечество слишком велико, а я один. лучше уж добиться счастья для самого себя. Справедливость... Как не странно. все понимают её по-разному. Одни кричали, что казнить тирана - справедливо, другие - что несправедливо, а третьи просто молчали. Остаётся только честь, ибо у каждого она своя. правда. у некоторых индивидуумов рода человеческого. которые попадались мне на глаза, она отсутствовала как явление.

Валади: Эро де Сешель Это не трудно. Гражданка Лакомб просто ведьма. Лазар Карно Да... согласен... Мне кажется, сейчас я разговариваю как раз с таким человеком. А еще мундир носите. С таким характером Вам следовало бы стать лавочником.

Лазар Карно: Валади Ну, Вы меня обижаете. В конце концов, у меня есть Франция, моя Родина. Мне всё равно какая партия находится сейчас у власти, мне всё равно, кто сейчас председательствует в Конвенте или возглавляет Комитет общественного спасения, я считаю своим долгом защищать Францию от врагов, которые рвутся к Парижу, но которых наша армия из последних сил держит. Поэтому мне нет дела до партийных дрязг, нет дела до конвентских разборок, мне главное, чтобы в армию без перерыва шли поставки, чтобы солдаты были одеты, обуты и сыты, чтобы у каждого были ружья и патроны к ним, чтобы наша Родина была свободна. А насчёт лавочников Вы почти угадали... мои предки были мелкими торговцами в Бургундии, так что...

Валади: Лазар Карно Юмор в том, что при плохой, неумной власти поставки в армию идти не будут. Если доверить судьбу Франции кучке авантюристов и негодяев, то и армия рано или поздно развалится Зачем Вы вообще пошли в Конвент? Оставались бы военным инженером.

Лазар Карно: Валади Знаете, Валади, если не, то кто же тогда? В Конвент я пошёл потому, что народ доверился мне, и я просто не смог бы его обмануть. Мне не нравится нынешнее правительство, но я лучше буду рядом с ним, буду видеть, что делает власть и пытаться что-то делать, чем прозябать в бездействии. Они, когда-нибудь, сами пожелают принять мои услуги. Сейчас на грани катастрофы. Я помогу им, чтобы после того, как страна будет спасена от врагов, сделать всё, чтобы они уступили свою власть способным и компетентным людям. Я понимаю, как это наивно, может быть, но лучше что-то делать, чем не делать ничего.

Валади: *фыркнул* Лучше уж прозябать в бездействии, чем быть пособником преступников. Нынешняя "власть" не способна ни на что хорошее. А Вы третесь рядом. Как бы они и с Вами не расправились...

Лазар Карно: Валади Они не расправятся со мной до тех пор, пока я нужен им! Хотя, я не считаю, что служу преступникам, я служу Франции. Я глубоко презираю людей, которые попирают гражданские права и свободы. Вы посмотрите на эти ужасные гильотины, которые всем вселяют ужас одним своим видом!

Эро де Сешель: Лазар Карно Вы не считаете гильотину произведением инженерного искусства?

Лазар Карно: Эро де Сешель Оно бы очень сгодилось для разделывания овощей.

Валади: Для овощей возможно, но я лично не считаю себя овощем. Я решил, что если вдруг меня приговорят к смерти, то буду настаивать на расстреле. Ужасно не хочется умирать на машине-головорезке.

Лазар Карно: Поэтому я и хочу, чтобы эта машина больше никогда не срубала человеческих голов. В своё время гражданин Робеспьер произнёс очень хорошую речь в Конвенте против смертной казни. И что теперь? Он предал свои идеалы, он забыл про свои слова, он плюнул в лицо народу Франции. Сторонник гильотинирования говорят, что это гораздо лучше и гуманнее, что достаточно одной - двух секунд - и человек спокойно умирает, без мучений. Только вот меня это не убеждает. Когда человеку отрубают голову, тело его живёт ещё несколько мгновений и бьётся в конвульсиях, а это ужасно. Когда я был маленьким, меня очень потрясла сцена, когда один крестьянин забивал петуха. Он отрубил ему топором голову, а тот, без головы, перелетел через забор и пробежал некоторое расстояние. Это была жуткая сцена. Хотите верьте, хотите нет. Поэтому-то я и выступаю против смертной казни.

Валади: Какие ужасы Вы рассказываете! И все равно продолжаете служить Робеспьеру и его приспешникам, которые насаждают всюду гильотины. Глаза боятся, а руки делают, так это называется?

Лазар Карно: Я служу не ему, повторю, а Франции. Да, ради этого приходится пачкать руки в грязи. Когда-то Робеспьер был моим другом. Всеми своими силами я стараюсь дистанцироваться от злодеяний якобинцев. Однако, голос за казнь тирана я подал в своё время, ибо это был мой долг патриота. Впрочем, я уверен. что не один я такой, есть люди, которые мыслят сходно, они всеми силами борются за счастье Франции и её свободу. Какую бы цену им не пришлось за это платить...

Эро де Сешель: Ах, граждане, якобинцы только-только заняли полагающееся им место как люди решительные! Куда вы спешите?

Лазар Карно: Эро де Сешель Морально готовимся к будущему Термидору

Валади: Дьявольщина! Итерсен барахлил и пост не отправился, а я такой трахтат написал... Да?! А как же Марат, требующий 200 000 голов?! Он недостаточно решителен?

Лазар Карно: Таким "решительным", по моему мнению, вообще не место в Национальном конвенте Франции.

Эро де Сешель: Валади Word наше всё... Какие речи! Невольно задумаешься, насколько решителен ты сам.

Лазар Карно: Эро де Сешель Эро, тебя, решительно, не в чём упрекнуть!



полная версия страницы