Форум » Кофейня » Кулуарные беседы + жирондисты » Ответить

Кулуарные беседы + жирондисты

Робеспьер: Необходимость назрела, граждане.

Ответов - 505, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Адель де Белльгард: Эро де Сешель - Любовь не судят, дорогой. Неужто Вы так переживаете из-за этих упрёков?

Лазар Карно: Софи Жарден В вопросе о добродетели мы с гражданином Эро практически сходимся, кроме некоторых мелких и несущественных пунктиков!

Софи Жарден: Лазар Карно , ну почему же мы этого не услышали от самого гражданина Сешеля?

Лазар Карно: Софи Жарден Возможно, он стесняется. Знаете, мы с ним оба из жирондистской фракции ушли, но в разное время. Сейчас мы снова в одном лагере.

Эро де Сешель: Софи Жарден Собственно, никого не слушайте, я совершенно неповторим.

Лазар Карно: Эро де Сешель Эро, ты прав, ты такой один! Конвент без тебя был бы унылым и скучным местом!

Софи Жарден: Лазар Карно пишет: Эро де Сешель Эро, ты прав, ты такой один! Конвент без тебя был бы унылым и скучным местом! Эро де Сешель , да вы душа компании!

Эро де Сешель: *самовлюбленно* Польщен столь лестной оценкой.

Лазар Карно: Эро де Сешель Мы все тебя любим, а в особенности - наш дорогой и любимый Макс...имильен Мари Изидор Робеспьер, которого мы тоже очень сильно любим

Софи Жарден: Лазар Карно пишет: Эро де Сешель Мы все тебя любим, а в особенности - наш дорогой и любимый Макс...имильен Мари Изидор Робеспьер, которого мы тоже очень сильно любим Это называется человеколюбием или как-то иначе?) Вы всегда о себе, гражданин Карно, говорите в множественном числе?

Эро де Сешель: *морщится, услышав обращение на "ты"*

Лазар Карно: Софи Жарден Не всегда. Когда речь идёт о предметах сугубо индивидуалистических, я применяю единственное число, а когда речь идёт о вещах общегражданских, общечеловеческих, я часто употребляю число множественное. В данном случае подразумеваются все, кто здесь имеется и постоянно обретается. Среди всех нас Эро выделяется по своему, его можно сравнить с бриллиантом особенной огранки, каковой у всех остальных, как, впрочем и у меня, не имеется. Каждый человек огранён по своему и каждый есть уникум. Укаждого есть своя формула, особенная. Вместе этиформулы, соединившись дают то, что мы называем человечеством, обществом, миром. Каждый в этом мире имеет свою функцию. Вот так же и Эро: у него своя функция, особенная. Его формула отличная от моей формулы. от формулы Робеспьера, от Вашей, от любой другой. К тому же, каждая формула состоит из... Однако, ладно... Думаю, что изложенная мною мысль вполне понятна. Человек - уникален, это банальнейшая мысль и старая, как мир. Это и есть объяснение, доказательства теоремы всеобщей любви (и нелюбви) к гражданину Эро. Хотя, если честно, это не теорема, а аксиома. Впрочем, это неважно. Эро де Сешель Вы чем-то недовльны, гражданин Эро де Сешель?

Эро де Сешель: Меня терзают дурные предчувствия из-за подобного внимания к моей персоне.

Лазар Карно: Эро де Сешель Эро, это всего лишь популярность и не более того! Просто всё дело в уникальности формулы, не более того!

Софи Жарден: Лазар Карно пишет: Укаждого есть своя формула, особенная. Вместе эти формулы, соединившись дают то, что мы называем человечеством, обществом, миром. Вы и здесь, как математик, мыслите, гражданин Карно.)

Адель де Белльгард: Лазар Карно , каждый мужчина уникален в своём роде. В каждом есть свой особенный шарм - как Вы уже говорили. "На каждый товар - свой купец!" Так что каждый из Вас великолепен. *поднимая бокал вина* - За Вас, дорогие мужчины!

Софи Жарден: Адель де Белльгард пишет: - За Вас, дорогие мужчины! Присоединяюсь!

Лазар Карно: Софи Жарден Математик - это диагноз! Адель де Белльгард Именно так!

Шарль Барбару: Граждане! *взволнованно* Нужна ваша помощь! Помогите назвать кошку правильным, революционным именем! Одноглазая полосатая трущобная, как многие наши лучшие люди!

Эбер: *незаметно заходя в помещение, становится возле стены и саркастически-довольно оглядывает Барбару* Простите, гражданин, кошку или кота?

Робеспьер: Шарль Барбару Назовите ее Луизон - в честь гильотины.

Шарль Барбару: Эбер Кошку, гражданин. Если бы кота - не беспокойтесь, ваше имя стояло бы первым в списке! Робеспьер *непроизвольно потер шею*

Эбер: Вы находите, что я похожу на кота? Оригинально... Даже ни одна женщина не называла меня столь ласково *хмыкнул*

Шарль Барбару: Эбер На трущобного, задирающего всех и питающему непреодолимую ненависть, замешанную на зависти, ко всем, устроившимся чуть лучше? Да.

Эбер: Шарль Барбару Я отличаюсь от описанного вами животного тем, что не имею зависти к другим... жирным котам, которые полагают, что устроились лучше, но не в курсе того, что излишний вес может серьезно навредить здоровью.

Шарль Барбару: Эбер Излишним весом вы считаете все, что больше минимума, необходимого для выживания?

Эбер: Шарль Барбару Все, что больше минимума? Пожалуй, да - когда у большинства даже минимума нет...Но, видите ли, когда уже мозги заплывают жиром - мысли превращаются в идеи о том, как бы насытиться еще больше...А жадность до добра еще никого не довела.

Шарль Барбару: Эбер Сочувствую вам, гражданин: у вас на редкость неприятный круг общения, раз вы считаете, что человек не способен остановиться и бросает все силы на достижение благ лично для себя. Скорее уж, думать только о собственном желудке будет тот, у кого этот желудок пуст!

Эбер: Шарль Барбару Я сейчас говорил об обжорстве. Больной этим недугом стремится переполнить желудок с большей поспешностью, чем голодный - наполнить.

Шарль Барбару: Эбер Действительно, об обжорстве. В котором вы подозреваете и огульно обвиняете всех, кто не находится в состоянии голодного истощения. Можно жить чуть лучше минимума, и при этом не скатываться в яростное стремление урвать еще, довольствуясь тем, что есть.

Эбер: Шарль Барбару *нецензурно выразившись в сторону* Видимо, гражданин Барбару, нам с вами не найти точек соприкосновения... Вы просили совета насчёт "революционного" имени для кошки? Что ж, по-моему предложение гражданина Робеспьера превосходно. Луизетта - очень красивое имя...

Шарль Барбару: Эбер Видимо, гражданин Эбер, вы хотите подтвердить теорию, что голод плохо влияет на фантазию и воображение: примите мои искреннейшие соболезнования в связи с гибелью в вас этих двух способностей.

Эбер: Шарль Барбару Может, оно и так, но, думаю, вам пора начать привыкать к этому имени... Чтобы, когда пойдете на встречу с другой Луизеттой, вам не было бы так непривычно думать о ней.

Шарль Барбару: Эбер Вы полагаете, опыт общения с кошкой поможет мне приручить другую Луизетту?

Эбер: Шарль Барбару Я просто пекусь о вашем настроении по пути к упомянутой другой Луизетте... Если у вас будет кошка с таким именем, вы к нему привыкнете и будете пободрее.

Шарль Барбару: Эбер Не беспокойтесь, мое настроение по пути к девушке не может быть печальным!

Эбер: Шарль Барбару Тогда мои тревоги тщетны, и я очень рад за вас *отворачиваясь к Робеспьеру* Робеспьер А у вас, гражданин Неподкупный, есть домашние животные?

Робеспьер: Эбер Конечно. У меня есть собака неопределенной породы. Но зато большая.

Эбер: *задумчиво* Я тоже хотел бы завести собаку, это самые замечательные животные...Умные и верные.

Адель де Белльгард: Эбер Хочешь друга - заведи собаку, хочешь собаку - женись



полная версия страницы