Форум » Вандея, зима 1793 года » Глава 2. Парижский комиссар и его приближенные » Ответить

Глава 2. Парижский комиссар и его приближенные

Жан-Батист Каррье: Муниципалитет Нанта разместил прибывшего из Парижа комиссара Конвента и его присных в реквизированном особняке кого-то из городских патрициев (несколько лет назад утекшего в эмиграцию) с превосходно сохранившимся элегантным убранством. Гражданин Каррье, однако же, не обратил ни малейшего внимания на роскошь обстановки. С таким же равнодушием он остановился бы и где-нибудь на постоялом дворе. Впрочем, уже на второй день пребывания в нем комиссара особняк и начал напоминать постоялый двор, причем не самый преуспевающий: штофные обои обдирались шпорами, драгоценные люстры и зеркала разбивались, обивка мебели словно сама собой расползалась, и из-под нее лез конский волос, паркет был исцарапан сапогами и деревянными санкюлотскими сабо... В такой обстановке Каррье валялся на диване в малой гостиной (которую облобовал для спанья, потому что спальня ему по непонятным причинам не подходила). Несмотря на поздний час, он только что проснулся: накануне у него опять страшно болела голова. Приподнявшись на локте, он сквозь легкий туман в глазах - который всегда оставался после очередного приспуа мигрени - оглядывал разгромленную комнату, припоминая, что было вчера и запланирвано на сегодня.

Ответов - 69, стр: 1 2 All

Жильбер Дюшан: Дюшан сосредоточенно слушал разговор, стараясь ничего не пропустить и переводя взгляд с Бюсси на Каррье и обратно. То, что говорил Поль настораживало, уж очень напоминало какое-то неумелое отвлечение внимания. Однако предложение Каррье послать к чёрту отношения с мэром Нанта откровенно встревожило Жильбера. Не слишком ли радикальный шаг? Да и стоит ли сразу пугать честных граждан недоверием и повышенным вниманием? - Жан-Батист, Поль... - осторожно заговорил Дюшан, искоса взглянув на Бюсси: - Мне кажется, стоит действовать аккуратно в этом деле. Не надо сразу пугать мэра или его жену большим обыском, но пристальное наблюдение за их домом может пригодиться.

Поль Бюсси: Вот тут Поль засомневался. Каррье был опытен, Каррье был предприимчив... но вот уже второму человеку его нынешнее решение кажется преждевременным. Конечно, он может повести себя с гражданкой Дебриер предельно галантно, частично искупив этим унизительность действий... В конце концов, Жан-Батист, который призывает его "не расшаркиваться", не будет знать о том, как именно проходил обыск. Или все же пока просто установить наблюдение за домом? Бюсси ничего не ответил, вновь выигрывая время для размышлений, и налил себе воды из графина.

Жан-Батист Каррье: -Я что-то не понял... - Каррье говорил так, как будто совершенно искренне задумался над данным вопрос. - Кто из нас, ребята, представитель народа в Нанте и кто здесь решает?

Поль Бюсси: - Представитель народа также нуждается в советах, Жан, - миролюбиво ответил Бюсси. - Разве твоим желанием не было обсудить все с нами? Полагаю, за эти дни ты мог убедиться в справедливости наших мнений.

Жан-Батист Каррье: -Я обсудил, и я с вами не согласен, - легко отозвался Каррье. - Поль, обыщи дом этой бабенки, о которой ты мне говорил, и забудь о существовании на этом свете ее мужа, тебе ясно?

Поль Бюсси: По мнению Поля, к Жюли никак не подходило определение "бабенка", но это было частностью, не имеющей к делу никакого отношения. Ну, почти никакого. - Ясно, - коротко ответил он, досадуя, что завел этот разговор за столом.

Жан-Батист Каррье: -Вот и хорошо, что ясно, - Каррье одобрительно кивнул. - Меньше рассуждений и больше дела, друзья, и мы с вами сработаемся.

Жильбер Дюшан: Идея забыть о существовании мэра Нанта, высказанная даже представителем народа, каковым Каррье, безусловно являлся, разумной Дюшану не показалось. Но и спорить сейчас с комиссаром оно посчитал тактически неверным. "В конце концов, что я понимаю в политике? Обыск не налёт, а Бюсси не выглядит неотёсанным солдафоном, всё можно обставить по-разному". Мельком взглянув на Бюсси, Дюшан улыбнулся обоим комиссарам, надеясь, что улыбка выйдет нейтрально-дружеской.

Поль Бюсси: Бюсси между тем думал. - С твоего разрешения, я все же еще порассуждаю, Жан-Батист. Ночной обыск представляется мне предпочтительнее всего - если совесть граждан нечиста, так проще всего застать их врасплох. Что до мэра - если он решит устроить скандал, разбираться с ним придется тебе: вряд ли почтенный гражданин удовлетворится моим объяснением. Тактично дать понять, мол, "сам нарываешься - сам и будешь разбираться" - целое искусство. Поль не относился к тем, кто сваливает ответственность на других, однако самоуверенность Каррье ему сейчас не нравилась. Но то того, что Дюшан, похоже, с ним солидарен, становилось легче.

Жан-Батист Каррье: В ответ на предложение провести обыск ночью Каррье одобрительно кивнул. В Париже очные обыски были зарещены, что его несказанно печалило, но здесь-то, в Нанте, он, слава богу, сам решает, в какое время суток можно нагрянуть к мирным гражданам с визитом дружбы. Намек же Бюсси на то, что мэр может начать возмущаться, позабавил его до глубины души. Ну-ну, пускай попробует, задница у него не казеная. - Я с удовольствием пообщаюсь с мэром, Поль, - пообещал комиссар, ухмыльнувшись. - Пусть только сунется.

Поль Бюсси: - Что ж, - Бюсси поднялся из-за стола, - за мной еще сводный список задержанных и причин их ареста. Вечером я смогу его предоставить.

Жан-Батист Каррье: -Работай, - разрешил Каррье, потянувшись на стуле. - А я сейчас... что там у меня запланировано на сегодня?..

Поль Бюсси: - Сперва скажи наконец, твой секретарь Жильбер или я, - уже собравшийся уходить Поль оперся рукой об стол. Он шутил, но все же... все же Жан-Батист мог изобразить побольше заинтересованности. Тьфу, черт, то есть не изобразить, а... Да кто его разберет, как он вообще работает и когда... У Дюшана, наверное, больше времени наблюдать за ним.

Жан-Батист Каррье: -Да мне все равно, кто из вас мой секретарь, - Каррье продолжал покуривать трубку. - Если хочешь, ты будь.

Поль Бюсси: - Почту за честь, все равно вожусь с бумагами, - беззлобно полуогрызнулся-полупошутил Бюсси. - Рецепты же оставим профессионалу, да, Жильбер?

Жильбер Дюшан: Дюшан с улыбкой кивнул Бюсси. - Что ж, пожалуй, именно так, Поль. Как профессионал в своём деле могу обещать строгое соответствие рецептов врачебной необходимости, а как гражданин готов служить республики в том виде, в каком это потребуется, - договорив, доктор повернулся к Каррье: - Жан-Батист, есть ко мне какие-то распоряжения или требования?

Жан-Батист Каррье: -Дебе, доктор, предстоит меня развлекать, - Каррье подмигнул Дюшану. - Я, как и ты, не представляю, чем мне заняться. Поищем дело вместе?

Жильбер Дюшан: - Развлекать? - Дюшан любезно, хоть и с лёгким недоумением улыбнулся Каррье. Как и чем развлекать подобного Жану-Батисту человека доктор представлял очень плохо, но отчего бы и не поискать занятие совместно? - Конечно, Жан-Батист. Ты предполагаешь заняться делами или последовать моей утренней рекомендации и отправиться на прогулку?

Поль Бюсси: «Развлекать?» - мысленно задал себе тот же вопрос Бюсси. Постойте, он что, один занимается здесь делами? Или Каррье берется лишь за то, что ему интересно? Что же его должно занять в подобном случае – обходы, корпение над бумагами или обустройство города? - Замечу, что у нас нет сейчас времени для прогулок, - возразил он.

Жан-Батист Каррье: Каррье угрюмо поглядел на Бюсси. Конечно, неплохо иметь столь делового помощника, да чего уж там - без него комиссар как без рук. Но не слишком ли много себе себе позволяет этот субъект? - Мы займемся делами, Жильбер, - объявил Каррье с неохотой, лобавив про себя: "Надо только решить, какими именно".

Жильбер Дюшан: Дюшан бросил на Бюсси быстрый взгляд. С одной стороны, Поль был прав: дела превыше всего. С другой - не следует забывать о врачебных рекомендациях, особенно когда речь идёт о столь сложном пациенте, как Каррье. Подобная прогулка весьма условно относилась к развлечениям, но чуть нахмурившийся Дюшан оставил при себе врачебную проповедь, не желая зарабатывать репутацию "клистирной трубки", как окрестили многих его коллег. - Конечно, Жан-Батист, - он всё также любезно кивнул Каррье, который, похоже, не пришёл в восторг от перспективы заниматься делами. - Тогда какими именно, и в чём состоят мои обязанности?

Жан-Батист Каррье: -Поприсутствуем на заседании революционного трибунала, - решил Каррье. - Посмотрим, как они тут справляются.

Поль Бюсси: Комиссару подумалось, что трибунал – задача не первоочередная, его самого гораздо больше беспокоили хозяйственные вопросы, насколько бывший клерк в них разбирался. Но возражать второй раз он не стал, и просто не уходил, слушая разговор.

Жильбер Дюшан: Революционный трибунал - дело важное и необходимое республике, но мысль присутствовать на его заседании показалась Дюшану не слишком приятной, к тому же смысла в своём пребывании там он не видел. Решив для себя, что смысл в своеобразном сопровождении пациента, доктор кивнул головой. - Как скажешь, Жан-Батист. Когда выходим?

Жан-Батист Каррье: -Да прям сейчас, - решил Каррье, выбивая трубку прямо о стену. Встал, оправил одежду и накинул сюртук. - Я лично готов.

Поль Бюсси: - Встретимся вечером, - кивнул Бюсси, сбрасывая какое-то оцепенение. Уже неделя прошла, а Каррье относится ко всему словно играючи.

Жильбер Дюшан: Дюшан проводил взглядом вылетевший из трубки пепел, посмотрел в некотором замешательстве на Каррье и тоже поднялся. - Что ж, я тебя не задержу, Жан-Батист, - сказал доктор, разглаживая несуществуюшие складки на сюртуке. - Идём. Поль, рад был встрече, до вечера.

Жан-Батист Каррье: На ходу повязывая на пояс шарф, Карье подмигнул Бюсси: -Соскучишься тут над бумажками, Поль, - присоединяйся к нам.

Поль Бюсси: - У меня давняя практика, - отшутился Бюсси. - До скорого свидания, граждане. И вышел из гостиной, чувствуя, как вновь нарастает раздражение из-за шуточек Каррье.



полная версия страницы