Форум » Вандея, зима 1793 года » Глава 3. Однополчане (вечер-ночь дня 1) » Ответить

Глава 3. Однополчане (вечер-ночь дня 1)

Эмиль де Сертен:

Ответов - 64, стр: 1 2 All

Эмиль де Сертен: Жюли вернулась в гостиную, оба молчали. Молодая женщина отводила взгляд, она была растеряна и напугана. Эмиль поднялся с места и нервно потер подбородок. - Не волнуйся, они больше не вернутся, - сказал он, стараясь чтобы в голосе звучало побольше уверенности. - Они ничего не заподозрили, иначе бы мы сейчас не разговаривали. Мадам Дебриер только вздохнула, а Сертен вновь подумал, что надо все же искать другое пристанище. Новый глава здешних республиканцев... как его? Каррье, кажется? Времени зря не терял. Едва приехав в город - сразу устроил массовую проверку документов. Что же будет завтра? - Я, пожалуй, пройдусь по городу, - заявил он. - Надо приглядеться... Я буду осторожен и никто меня не узнает, - граф взмахом руки пресек готовые сорваться с губ хозяйки дома слова.

Леон де Ренар: ...Добраться до Нанта удалось без приключений, хотя документов не было ни у отца, ни у сына де Ренар. Но мужчине с маленьким мальчиком удавалось сойти за мирного обывателя, гораздо легче, чем если бы Леон был в одиночестве. Он плохо представлял себе, что будет делать, когда доберется до Нанта, и, когда наконец достиг цели, совершенно растерялся. К счастью, на окраине города после давешнего штурма стояли пустые полуразрушенные дома. Леон облюбовал один, наиболее пригодный для жилья, с целым камином. Это пришлось кстати: Виктор был весь в жару и не мог идти дальше. Оставив мальчика в этом временном пристанище, Леон отправился в город. Надо было найти работу, какую угодно, хоть самую черную. Но он не решался постучаться ни в одну дверь.

Эмиль де Сертен: Купаясь в старый, но еще крепкий плащ, которым снабдила его мадам Дебриер, де Сертен медленно шел по улицам Нанта. Как изменился город за последние месяцы! Не только жители, но и зданий казались помрачневшими, угрюмо отгораживались от мира наглухо закрытыми ставнями. Многие жома и вовсе казались брошенными. Интересно, куда ушли хозяева? В республиканскую армию, или в лет, к партизанам-вандейцам?

Леон де Ренар: Леон с завистью уставился на идущего ему навстречу прохожего в теплом плаще: сам-то он дрожал от холода в оставшихся еще от прошлой жизни обносках. И... что-то в лице счастливого обладателя плаща показалось ему знакомым. Сначала Леон не поверил своим глазам. Потом в испуге поднял воротник повыше и кинулся в ближайший переулок. Меньше всего на свете ему хотелось сейчас встречаться с призраками из прошлой жизни. Не хватало еще, чтобы бывший граф де Сертен донес на бывшего товарища по борьбе властям! Кто знает, на чьей он теперь стороне, если так спокойно и непринужденно, имея самый благополучный вид, разгуливает по Нанту?

Эмиль де Сертен: Поглощенный своими мыслями де Сертен ни за что не обратил бы внимания на бредущего ему навстречу человека, если бы тот внезапно не шарахнулся в сторону. Эмиль машинально оглянулся назад, но кроме них двоих в узком переулке никого не было. Прохожий испугался его? Или это шпион? Незнакомец стремительно скрылся за углом, но что-то в его облике показалось Сертену смутно знакомым. - Сударь?..

Леон де Ренар: Леон ускорил шаг, делая вид, что не услышал. Он понял, что бывший однополчанин обращается к нему, но понадеялся, что граф де Сертен, не видя реакции, решит, будто обознался, изабудет об этой встрече.

Эмиль де Сертен: Однако Эмиль проявил настойчивость. В два прыжка догнав незнакомца, он коснулся его плеча. - Прошу прощения, возможно я обознался... Уж лучше выслушать поток брани от потревоженного горожанина, но быть абсолютно уверенным, что это не один из боевых товарищей, как показалось ему на какой-то краткий миг.

Леон де Ренар: Леон затравленно обернулся, не зная, что делать. Лучше всего было бы блефовать: дескать, кто вы, гражданин, что вам нужно? Но он не был уверен, что блеф подействует.

Эмиль де Сертен: - Леон! - обрадовался де Сертен, не замечая испуганного взгляда своего знакомца. - Ты ли это? Вот уж не ожидал встретить тебя здесь. В переулке они были одни, так что бывший граф мог не таиться и говорить свободно.

Леон де Ренар: -Эмиль? - проговорил Леон, сохраняя настороженный и недоверчивый вид. - Да, в самом деле, какая неожиданная встреча... Ты что делаешь в Нанте?

Эмиль де Сертен: - Я тут по делу. - Сертен неопределенно возвел очи горе. Вдаваться в детали стоя посреди пускай даже совсем пустынной улицы не хотелось. - Но ты... Какими судьбами? Где... наши? От взгляда графа не укрылось, что собеседник как будто не рад встрече.

Леон де Ренар: -Я тоже по делу, - Леон решил проигнорировать вопрос о "наших", к тому же, она понятия не имел, где они. - По правде, я... хотел бы поселиться здесь. Вот, хожу, присматриваюсь...

Эмиль де Сертен: - Ты ушел из отряда и хочешь вернуться к мирной жизни? - де Сертен чуть нахмурился. На его памяти такого в рядах солдат короля не случалось. Как говорили древние, ушедшие в леса партизаны возвращались домой со щитом или на щите, третьего не дано.

Леон де Ренар: - Какой отряд? Его более не существует! - оскорбился Леон. Кажется, он в самом деле не давал повода обвинять себя в дезертирстве.

Эмиль де Сертен: - Ты хочешь сказать... Что никого не осталось?

Леон де Ренар: -Разве ты не был в Ле Мане и не видел, что с нами сталось? - тихо спросил Леон.

Эмиль де Сертен: - Видел, - вздохнул Эмиль. - Поэтому приходится теперь действовать в одиночку. Мне повезло, я встретил в этом городе друзей... Или по крайней мере сочувствующих. Все боятся, Леон, город задыхается от страха. Говоря это, граф украдкой разглядывал потрепанного и обносившегося сотоварища. Видимо, и он хлебнул лиха за эти недели...

Леон де Ренар: Леон вздохнул. Эмиль ни капельки не изменился. Как можно действовать в обидочку против всей военной махины "синих", когда даже армия Ларошжаклена не справилась с ними? Однако бывший граф сказал, что ему удалось найти в Нанте друзей. Может, эти друзья помогут и Леону? Хотя бы временно предоставят кров... - Может быть, - проговорил он, - твои "срчувствующие" согласятся немного посочувствовать и мне? Признаться, я в ужасном положении, мой друг. Ни еды, ни денег, ни даже крова. Мой сын - ты ведь помнишь Виктора? - болен. Я не представляю себе, что мне делать.

Эмиль де Сертен: Эмиль нахмурился. - Несчастья преследуют нас. Но это ничего, скоро ерспублике настанет конец - это безумие, когда бывшие чиновники возгравили страну, не может продлиться долго... Я не знаю... Моя... квартирохозяйка добрая жещина, надеюсь она согласится помочь чем-нибудь... Но просить у неё крова я бы не советовал. Сегодня утром была проверка документов. Я чудом спасся. И солдаты могут eotdğzsvj e m.bğ. cçdğzğ/ Поэтому я я сам ищу убежище. Но в остальном...

Леон де Ренар: -Что же делать? - растерялся Леон. - Я... мне неловко просить, но мне не помешало бы немного денег. Я остался без единого су, - в подтверждение он вывернул дырявые карманы.

Эмиль де Сертен: Граф размышлял. Оставить старого товарища в таком положении он не мог, а коли мадам Дебриер помогла ему, поможет и его другу. О том, что в отличие от Леона он сам был для Жюли не совсем чужим чловеком, де Сертен не подумал. Феодальаня привычка - вассал служит сюзерену не смотря ни на что, никуда не исчезла даже после нескольких месяцев скитанйи по лесам. - Пойдем, - Он потянул де Ренала за локоть. - Дождемся темноты, и тогда мы сможем незамеченными подойти к дому. Приходить раньше слишком опасно. Я надеюсь, мадам Жюли нам не откажет.

Леон де Ренар: -Куда ты меня тащишь? - насторожился Леон. Он, конечно, был рад, что нашел в Нанте старого знакомого, который вроде бы не отказался помочь ему, но подозревал, что от этой встречи ему будет не только польза, но и вред. Он хотел остаться в Нанте мирным обывателем, жить тихо и незаметно, и ему не хотелось, чтобы Эмиль вновь втянул его в какое-нибудь контрреволюционное предприятие.

Эмиль де Сертен: - Я хочу познакомить тебя с одной очаровательной женщиной, - усмехнулся граф. Но, видя недоверчивую гримасу на лице собеседника, добавил уже чуть серьезнее. - В приютившем меня доме, смею надеяться, не откажут и моему старому другу. Сейчас еще рано туда идти, поэтому предлагаю осмотреться в городе. Это может пригодиться нам в будущем...

Леон де Ренар: -Зачем? - продолжал упираться Леон. Подозрение, что его втягивают в какую-то авантюру, усиливалось.

Эмиль де Сертен: - Мы же должны знать местность как свои пять пальцев, - Эмиль незаметно подталкивал сотоварища к выходу из переулка, тем самым лишая его возможность спешно откланяться и сбежать.

Леон де Ренар: Леон и не собирался сбегать, ведь Эмиль пообещал ему помощь. Но он боялся, как бы не пришлось покупать эту помощь слишком дорогой ценой. - Зачем нам местность?

Эмиль де Сертен: - Послушай, друг, об этом не следует говорить посреди улицы. Если мы найдем укромный уголок, я расскажу тебе кое-что.

Леон де Ренар: Леон скорбно вздохнул, плотнее запахиваясь в свой драный плащ. - Ну что ж, пойдем.

Эмиль де Сертен: - Пойдем. - увлекая де Ренара за собой, Эмиль пересек улицу и направился к примеченному незадолго до того запущенному саду. - Вот тут можно поговорить без риска быть услышанными... Что ты знаешь о человека по имени Каррье?

Леон де Ренар: -Ничего, - честно признался Леон, который в самом деле никогда не слышал этого имени.

Эмиль де Сертен: Эмиль чуть заметно огорчился. - Жаль... Это главный здешний палач... То есть глава республиканского правительства. Я бы хотел узнать о нем побольше...

Леон де Ренар: -Я не интересуюсь республиканским правительством, - Леон поморщился, словно от дурного запаха. - Зачем тебе этот тип?

Эмиль де Сертен: - Я хочу разузнать о нем как можно больше, - повторил Эмиль. - Я должен его остановить, а для этого следует быть в курсе всех его дел...

Леон де Ренар: -Что? - Леон сначала вытаращился на приятеля в изумлении, затем рассмеялся. Такой вздорный план - это было слишком даже для такого безумца, как Эмиль. - Что ты хочешь сделать?!

Эмиль де Сертен: - Помнишь старую присказку? "Держи друзей рядом. А врагов - еще ближе". Я должен изучить его повадки, узнать, где он бывает... бывает без охраны.

Леон де Ренар: Леон смотрел на Эмиля долгим взглядом. -Ты сумасшедший, - выговорил он наконец. - Выбрось это из головы.

Эмиль де Сертен: - Отчего же? - Эмиль прислонился к старой яблоне. В этом году никто не убирал урожай (видимо, хозяева бросили дом еще летом), и подгнившие и подмороженные плоды до сих пор валялись на земле. - Революционной гидре нужно отрубить голову. Хотя бы одну из голов.

Леон де Ренар: -Ты в самом деле надеешься на это? - спросил леон каким-то тусклым голосом. - Очнись. Все кончено, мы проиграли.

Эмиль де Сертен: - Проиграли? - возмутился де Сертен. - Да, король зверски убит, но есть дофин... есть другие и потомки Людовика Святого...Проигрывает тот, кто сдается. В наших же силах наступить революции на горло. Я не верю, что честных французов меньше, чем этих оборванцев, возомнивших себя хозяевами Франции...

Леон де Ренар: Леон кинулся на дружка, одной рукой схватив его за плечо, другой зажав рот. -Безумец, ты погубишь нас обоих! - зашептал он.

Эмиль де Сертен: От неожиданности Сертен даже пошатнулся, но тут же перехватил запястью Леона. - Что на тебя нашло? Или... - он схватил его крепче, - ты теперь сочувствуешь этим выскочкам?..

Леон де Ренар: -Я просто хочу жить, - в отчаянии ответил Леон. - Как ты не понимаешь? Просто жить. И чтобы жил Виктор.

Эмиль де Сертен: - Чтобы жили мы и жили наши дети - сейчас надо затянуть пояса и побороть революцию, - напомнил Эмиль. - Оглядить по сторонам, она получает все больше и бльше приверженцев... Надо спешить, пока республиканцы не вошли во вкус власти и не стали слишком сильны.

Леон де Ренар: -Если это называется "не слишком сильны", - Леон с тоской повел рукой, призывая Эмиля оглядеться по сторонам, - то что тогда сила? Я еще раз говорю тебе: все кончено. Ты просто погубишь себя, если будешь продолжать эту игру.

Эмиль де Сертен: - Мне не нравится то, что ты говоришь. - Граф тряхнул приятеля за плечи. - Проигранная битва это еще не проигранная война. Но если мне удастся добраться до этого типа, до Каррье, нашим друзьям будет куда легче перебить его растерявшихся приспешников.

Леон де Ренар: Леон только вздохнул. Господи, как наивен этот человек! Ну что ж, неудивительно: семьи у него нет, ответственности за ближних он не ощущает, может позволить себе героизм самого безрассудного толка... Обвини меня в трусости :) Энергичнее :)

Эмиль де Сертен: - Мне не хочется верить, что ты стал предателем. И ты так и не ответил на вопрос о том, не перешел ли ты на сторону революции... Ты предан королю? Угу. :)

Леон де Ренар: -Что за чушь? - поморщился Леон. - Какому королю, Эмиль? Его нет. Жесче давай.

Эмиль де Сертен: - Ты все еще увиливаешь от ответа, - меланхолично заметил граф, наступая на Леона и притискивая его спиной к покосившейся стене какого-то сарая. - Ты хорошо притворялся другом, но все же шпион этих долгоштанных из тебя никакой. Подумать только, до чего может опуститься благородный человек... Предать память всех своих благородных предков. Ну же? Граф с некоторым сожаление подумал, что если Леон и вправду сейчас запаникует, выдаст себя и его придется убить... это будет досадно.

Леон де Ренар: Леон слегка испугался. Дело приняло непредвиденный оборот, Эмиль стал каким-то... агрессивным. -О чем ты говоришь?.. - пробормотал он нервном, отступая.

Эмиль де Сертен: Граф же все больше и больше убеждался в собственной правоте. - О предательстве.

Леон де Ренар: -Ты не смеешь так говорить! - возмутился Леон, весь вспыхнув. - Благоразумие - это еще не предательство!

Эмиль де Сертен: - Ах вот как? Теперь трусость и измена королю называется благоразумием? - Граф возделывался в лицо Леона. Тот никогда не был героической натурой, но предательства он все же не ожидал...

Леон де Ренар: -Вы не смеете со мной так говорить! - повторил Леон, переходя отнегодования на официальный тон. - Вы... Он был искренне возмущен. Но что он мог? Не вызывать же графа на дуэль!

Эмиль де Сертен: - Не смею? - Эмиль рассердился. - Трус, предатель! Неужели шпион Каррье не понимает, что сейчас Эмиль может и должен его убить, чтобы тот не донес?..

Леон де Ренар: -Я такой же солдат короля, как и вы, сударь! - заявил Леон и тут же, вспомнив, где он находится, поспешно зажал себе рот рукой и нерво огляделся по сторонам.

Эмиль де Сертен: - Тогда что означают тво... ваши слова о том, что мы проиграли? - холодно осведомился де Сертен, все так же прижимая Леона к стене.

Леон де Ренар: - Всего лишь действительное положение вещей, - отвечал леон уже куда менее уверенно. - И отпустите меня, сделайте одолжение.

Эмиль де Сертен: - Это слова отступника, - покачал головой Эмиль. - но ты уверяешь меня в обратном. Докажи мне, что я могу тебе верить. Но все же выпустил воротник Ренара.

Леон де Ренар: -Несколько месяцев мы с тобой сражались бок о бок! - оскорбленно напомнил Леон. - Какие еще тебе нужны доказательства?

Эмиль де Сертен: - В нынешние времена все так быстро меняется, - усмехнулся Эмиль. - не успеешь оглянуться, как друг стал врагом, а враг - другом... - секунду помолчав, Сертен перешел на деловой тон. - Ты поможешь меня уничтожить главаря здешнх республиканских разбойников. Тогда я поверю, что ты с нами.

Леон де Ренар: Леон глянул на него высокомерно и уже хотел послать к черту. В самом деле, кто такой граф де Сертен, чтобы устраивать ему подобные проверки? Как он смеет? Но тут же Леон вспомнил, что Эмиль обещал помочь. Свести его с какой-то доброй женщиной... Если они поссорятся сейчас, Леон останется в незнакомом городе один с больным ребенком на руках. Нет, нельзя... -Я же вовсе не отказываюсь... - проговорил он, глядя в сторону.

Эмиль де Сертен: Граф хмурился, но все же недоверчиво кивнул. Ему не нравились метания Леона, вспышки бурного возмущения пополам с упадническими настроениями... Но выбирать не приходилось, ему нужен был хоть такой помощник. - Посмотрим... - За обретенным соратником первое время придется внимательно присматривать. - Пойдем же, до темноты еще несколько часов, мы успеем сделать круг по городу и явиться в дому милой горожанки как раз когдаf стемнеет.

Леон де Ренар: -Пойдем... - согласился Леон, стараясь одриться. Он вспомнил о Викторе, который до сих пор ждал его один в забошенном доме на окраине, и хотел было сообщить об эом Эмилю и попросить разрешения хотя бы повидать сына, но потом решил, что лучше будет не заикаться об этом. Как бы снова не обвинили в предательстве и забвении идеалов...



полная версия страницы