Форум » Вандея, зима 1793 года » Глава 5. Обыск в доме мэра (ночь дня первого) » Ответить

Глава 5. Обыск в доме мэра (ночь дня первого)

Жюли Дебриер: Дом мэра.

Ответов - 108, стр: 1 2 3 All

Поль Бюсси: - Я советую вам предъявить доказательства того, что речь действительно идет о четверти часа. В противном случае... - Поль намеренно сделал паузу и после обратился к главному заинтересованному лицу: - Вы понимаете, что отсутствие свидетельства о благонадежности есть признак не добропорядочного гражданина. Даже если эти граждане уверят меня, что знают вас...

Валентин Леруж: Валентин посмотрел на комиссара взглядом загнанного в ловушку зверя. Неприятность грозила придти с самой неожиданной стороны- не от рук неизвестных грабителей, а в лице простого стража порядка. Леруж безуспешно рылся в карманах, чувствуя, что нервное напряжение грозит стать критическим. Неожиданно молодого человека осенило: а что, если драгоценный документ выпал, и сейчас лежит где-то в доме у мэтра Дебриера? -Могу ли я отлучиться на несколько минут, гражданин комиссар?- спросил Валентин, стараясь не показывать своего волнения, хотя сердце колотилось с бешеной скоростью.

Поль Бюсси: - Я сделаю вид, что не слышал этого, если вы зададите иной, правильный вопрос, - предложил Бюсси.

Валентин Леруж: -Я хочу,- Леруж судорожно сглотнул,- я хотел бы посмотреть, не осталось ли моё свидетельство о благонадёжности в комнате, из которой я вышел. Я клянусь, что этот документ я всегда ношу с собой. Видя, что он говорит недостаточно убедительно, Валентин поспешил добавить: -Если Вы мне не доверяете, то Вы можете отправить со мной одного из Ваших товарищей, чтобы быть уверенным в том, что я не сбегу. Хотя, поверьте, я сейчас не в том состоянии, чтобы бегать,- произнёс молодой человек, приложив руку к противно ноющей ране.

Поль Бюсси: Рассудив, что если бы свидетельство действительно отсутствовало, юноша вряд ли пошел бы на такую увертку, комиссар наградил Леружа хмурым взглядом и согласился: - Пойдемте со мной. Гвардейцы же прошли в библиотеку, где начали перетряхивать книги. Действовали они аккуратно, ибо, наверное, ни что на свете не могло убедить их сейчас, что и этот мэр - "подозрительный".

Жюли Дебриер: Но для господина Дебриера это было чересчур: - Это... это полный беспридел! В моем лице вы оскорбляете всех добропорядочных горожан! - потуже затягивая пояс на халате возмутился мэр. - Немедленно велите своим людям прекратить! Будьте уверены, ваше начальство очень скоро узнает о подобном неуважении! Дебриер гневно потрясал скомканным ордером на обыск. Парижанин на его месте обмирал бы от страха, но в Нанте еще не привыкли к методам республиканского правительства. Казнь короля и расправы над аристократией казалась слишком далекими и как будто ненастоящими.

Поль Бюсси: Бюсси ответил только: - Гражданин, советую вам быть осмотрительнее, - и прошел в комнату за Леружем.

Эмиль де Сертен: *** На улице Эмиль и его спутник нетерпеливо ожидали развития событий. Но время шло, но из дома больше никто не выходил. Пару раз Сертену показалось, что в окнах мелькает свет, но после дом снова погружался во тьму. - Странно... Как ты думаешь, что там происходит? - поинтересовался Эмиль, не отрывая взгляда от дома.

Леон де Ренар: -Неприятности, - ответил Леон, не задумываясь. Что еще может проиходить в окруженном синими доме?

Эмиль де Сертен: - Ты полагаешь, что обитатели дома в опасности? - заволновался граф. Вряд ли, конечно, синие причинят вред Жюли в присутствии мужа и слуг, но все равно...

Леон де Ренар: -Да, - зашептал в ответ Леон, - и мы с тобой тоже. Пошли отсюда, пока не поздно!

Эмиль де Сертен: - Но там Жюли! Дама, что может нам помочь, - поспешно пояснил он. - Я не могу уйти, не убедившись, что ей ничего не угрожает. - Граф быстро прикинул расстояние от их нынешненго укрытия до дома. - подберемся поближе, я должен знать, что там происходит!

Леон де Ренар: Леон вздрогнул. -Ты с ума сошел! Хочешь, чтобы тебя схватили?!

Эмиль де Сертен: - И это говорит человек, умеющий скрываться в лесах, - не поверил Эмиль. - Если хочешь, можешь остаться здесь и дожидаться меня. С этими словами граф осторожно, стараясь не выходить на открытые пространства, приблизился дому. Запрягнуть на какой-то ящих и заглянуть в окно было минутным делом.

Леон де Ренар: Леон хотел удержать Эмиля, но побоялся привлечь внимание синих к их возне. С бьющимся сердцем, вжавшись в стену он наблюдал за приятелем, ожидая что его вот-вот схватят. Он бы убежал, но не хватало смелости даже пошевелиться. "Безумец! - думал он. - Погубит нас обоих!"

Валентин Леруж: В доме Валентин не помнил, как он добрался до комнаты- страх туманил сознание, и только усилия воли не давали Леружу окончательно свалиться в обморок. Комиссар следовал за незваным гостем мэтра Дебриера, не отставая ни на секунду, и молодой человек понимал, что его положение становится довольно серьёзным. Подъём по лестнице длился недолго, но Валентину он показался едва ли не вечностью. Внизу осталась Жюли, а вместе с ней- надежды на спокойное завершение трудного дня. Что его ожидало впереди, раненый не знал. Однако судьба оказалась к нему неожиданно благосклонна- перешагнув порог комнаты, Леруж обнаружил на полу аккуратно свёрнутый лист бумаги, который он, собственно, и искал. Юноша попытался нагнуться, чтобы поднять свидетельство о благонадёжности, но сильная боль в ране не позволила осуществить это движение. -Гражданин комиссар,- слабым голосом сказал Леруж,- я прошу прощения за то, что не могу лично дать Вам свой документ. Но и прятать его от Вас я не намеревался,- Валентин указал взглядом на белеющий листок бумаги.

Поль Бюсси: Бюсси поднял документ и быстро пробежал его глазами. Все было в порядке. - Знаете, гражданин Леруж, - сказал он, передавая свидетельство, - в моей работе полезно исходить из того, что тебе всегда лгут. Тогда слова рассматриваются не как доказательство, а как набор фактов, которые надо лишь принять во внимание и на их основе делать выводы. Не скажу, что мне это по душе, но с каждым днем я все больше убеждаюсь в правоте сего метода. Как вы понимаете, задерживать я вас более не стану, но все-таки ответьте: как вы получили это ранение?

Жюли Дебриер: *** На первом этаже Следом за мужем в библиотеку проследовала и мадам. При виде солдат, бесцеремонно роющихся в книгах, Жюли всплеснула руками. Мадам Дебриер еще плохо умела читать, и потому относилась к книгам с почтительным благоговением, как к святыне. Вдруг один из них случайно выронил книгу. - Прекратите! - закричала молодая женщина. И, не смотря на предостерегающее движение мужа, бросилась к ближайшему гвардейцу с намерением отобрать томик Руссо. Солдат никак не ожидал "нападения" и почти машинально вскинул руку. Жюли покачнулась и с испуганным вскриком упала на пол, задев плечом маленький столик. С грохотом посыпались книги.

Поль Бюсси: Поль вскинул голову. - Черт побери, что там происходит? Юноша, вынужден вас оставить. Валентин, следующий ход - ваш, я пока не ушел.

Валентин Леруж: Валентин не успел открыть рот, дабы пуститься в долгое повествование о своих сегодняшних заключениях, как вдруг снизу раздался шум. Леруж отреагировал более эмоционально, чем гражданин Бюсси: юноша рванулся к двери, но проклятая рана вновь напомнила о себе, и незваный гость мэра со стоном опёрся о полку камина. -Гражданин комиссар,- сказал Валентин, понимая, что ещё один спуск по лестнице ему не по силам,- прошу Вас, идите скорее вниз и посмотрите, что там творится. Я надеюсь, что мадам... то есть гражданин Дебриер с семьёй в безопасности. А потом я расскажу Вам о том, как получил свою рану. Идите, пожалуйста, вдруг случилось что-то серьёзное? При одной мысли о нежно любимой Жюли на щеках молодого человека выступила краска, заметная, несмотря на потерю крови. Если бы Леруж мог сейчас нормально передвигаться, он был бы уже рядом с мадам Дебриер, но обстоятельства распорядились иначе.

Поль Бюсси: Коротко кивнув, Бюсси покинул комнату и быстро сбежал по лестнице. Когда он вошел в библиотеку, помощь мадам Дебриер уже не требовалась, но встретили его крайне нелюбезно. Если нужно что-то иное, я подредактирую. Более подробно описывать сцену не стал, не зная, какие соображения на счет своего состояния у хозяйки.

Эмиль де Сертен: Позабыв про обыск, жандармы и муж кинулись к женщине. Жюли не могла вымолвить ни слова, только судорожно хватала ртом воздух, пока её поднимали с пола и усаживали на диван. Больше всех сконфузился виновник происшествия, особенно когда мэр, убедившись что Жюли жива, гневно обрушился на жандарма. Мадам Дебриер запоздало разрыдалась. - Месье, - мэтр Дебриер очень мрачно обернулся к вошедшему в комнату комиссара, - это произвол! *** На улице Эмиль с тысячью предосторожностей зглянул в окно, кажется библиотека... И там слонялись жандармы. Сертен силился получше рассмотреть, чем они, занимаются, когда боковым зрением уловил новое движение в углу комнаты. На середину комнаты выбежала Жюли. Кажется она что-то крикнула, но через стекло Эмиль не разобрал слов. Граф напрягал зрение, то все равно не понял как это произошло - в следующую секунду Жюли лежала на полу. Граф сам едва сдержал гневный крик. Как эта тварь посмела поднять руку на женщину! На Жюли! Дрожащей рукой он начал нащупывать под полой сюртука пистолет. Еще реплика-две по желанию участников, и я начинаю стрелять через стекло.

Поль Бюсси: - Произвол - что? - уточнил Бюсси, давая понять, что возникшую проблему он рассмотрит, но подобные восклицания ни к чему не приведут. - Гражданка, вам дурно? - Он подошел к Жюли и, бросив взгляд на мужа, взял ее за руку, пытаясь нащупать пульс. Договорились.

Эмиль де Сертен: - На меня напали в моем собственном доме! - всхлипывала Жюли. Все горести, страхи и треволнения этого дня слились воедино, мадам Дебриер едва сдерживалась, чтобы не совершить какого-нибудь опрометчивого поступка... *** На улице. Взбешенный Эмиль вытащил пистолет. Проклятье, все столпились вокруг Жюли, и он бы не рискнул стрелять в ударившего её синего без риска задеть женщину. Но нет, вот виновник отступил на несколько шагов (он намеревался сходить на кухню за стаканом воды для супруги мэра). Граф понимал что страшно рискует, но давно сдерживаемая ненависть требовала немедленного выхода. Локтем выбив стекло, граф стремительно просунул в образовавшуюся дыру руку с пистолетом и нажал на курок. Смотреть, попал он или нет - уже не было времени, но граф надеялся на свою меткость. Эмиль резво соскочил с бочонка на котором стоял, и бросился бежать к укрытию, где дожидался его Леон.

Леон де Ренар: Тишину ночи огласил сначала вон разбитого стекла, затем - грохот выстрела. Встревоженный Леон высунулся из-за забора, от испуга едва не потеря последнюю осторожность. Ну да, так и есть - это Эмиль натворил дел. Вот он несется к укрытию, и, конечно же, синие сейчас его выследят. Леон начал тихо отползать, решив, что им с Эмилем лучше отдходить по одиночке.

Эмиль де Сертен: Но Эмиль даже не заметил этого маневра. В два пряжка он был уже рядом и схватил приятеля на локоть. - Бежим отсюда! Но эту тварь я, кажется, убил...

Верховное Существо: Но окружавшие дом солдаты не теряли времени. Конечно, неожиданный выстрел поверг их в растерянность (вооруженного сопротивления они никак не ждали), но один из них заметил Эмиля, шмыгнувшего в укрытие. - Братцы! Быстрее! Вон он побежал!

Леон де Ренар: - О Боже! - Леон кинулся бежать. Прятаться больше не было смысла, теперь все зависело от быстроты ног. Солдаты меж тем разделились: двое выбежали со двора мэра через калитку, а двое перепрыгнули через забор с противоположной стороны. Леон заметался, не зная, куда деваться. Впереди лежала улица - прямая как стрела. Вдруг синие будут стрелять ему вслед?

Жюли Дебриер: *** В доме. На ковер дождем посыпались осколки стекла и почти сразу же грянул выстрел. Сидевшая лицом к окну Жюли оцепенела. Не только от страха, но и потому, что узнала на секунду мелькнувший силуэт стрелявшего... - Моя рука! - гвардеец, тот самый, что толкнул мадам Дебриер, схватился за плечо и привалился к стене.

Поль Бюсси: * * * …Ничего подобного он не ожидал, но для бывшего клерка реакция Поля оказалась неплохой, и, бросив второму гвардейцу «Вы отвечаете за порядок здесь», он выхватил пистолет и метнулся во двор. Увы, ночь оказалась ненадежным союзником – вначале призванная помочь им, сейчас она помогала их врагам. - Франсуа, Жозеф! – окликнул он тех своих людей, чьи имена помнил.

Верховное Существо: Солдаты тем временем топтались за невысоким ажурным заборчиком, окружавшим дом мэра, не решаясь продвинуться дальше, в темноту улиц. Им пришло в голову, что, хотя стрелял один человек, где-нибудь в засаде врагов может несколько. Не исключено, что даже больше, чем самих гвардейцев. Поэтому появление Бюсси они восприняли с радостью: хоть кто-то подскажет, что теперь делать, и в случае чего возьмет ответственность на себя. - Здесь, гражданин комиссар! - откликнулись четыре глотки, и солдаты по одному вернулись во двор.

Поль Бюсси: - Кто-нибудь заметил, сколько всего было нападавших? - быстро спросил Бюсси. - И в каком направлении они скрылись? Донельзя глупый вопрос, выругался он про себя. Если бы видели - то уже преследовали бы, а не ждали его.

Валентин Леруж: Шум и звуки выстрелов, доносившиеся снизу, быстро вывели Леружа из состояния оцепенения, в которое он погрузился после ухода комиссара. Страж порядка произвёл на Валентина благоприятное впечатление, показавшись человеком, на которого можно было положиться. Юноша полагал, что его новый знакомый не причинит вреда ни гражданину Дебриеру, ни его жене. Но, судя по всему, на первом этаже происходило что-то серьёзное. Держась за стену, раненый добрался до двери и прислушался. Где-то внизу раздавались крики и топот, это говорило о том, что кто-то из обитателей дома наверняка активно сопротивляется обыску. Прозвучавшие ранее выстрелы навели Валентина на мысль о том, что кто-то пустил в ход оружие, и в перестрелке (не дай Бог!) будет ранена Жюли. Тревога за любимую женщину придала Леружу сил, которых, впрочем, хватило только на то, чтобы кое-как доковылять до дверей библиотеки, идя прямо на звук. Остановившись на пороге, юноша заглянул в комнату. Дым от недавнего выстрела сильно ухудшал видимость, но всё же можно было различить сидевшую у окна стройную женскую фигуру. Поза мадам Дебриер была напряжённой, но раненой Жюли, скорее всего, не являлась. -Мэтр Дебриер, всё в порядке?- выдавил из себя Валентин, заходя в библиотеку.

Жюли Дебриер: - Я... - Жюли встрепенулась. Оттолкнув оказавшегося у неё на пути супруга, женщина бросилась в сторону дверей. Скорей, на улицу! Там господин граф. Ах, что будет если его схватят?.. Но в дверном проеме стоял Валентин. Побоявшись нечаянно толкнуть раненого и причинить ему боль, она остановилась. - Я в порядке. Ах, дайте же мне пройти! Глаза молодой женщины лихорадочно горели. Но совсем забыть об обязанносях хозяйки она не могла. - Катрин, - окрикнула она заполошно голосившую на кухне служанку, - позаботьтесь о втором раненом госпо... гражданине. *** На улице Эмиль было бросился бежать, но, не слыша за спиной шагов Леона, обернулся. Так и есть, де Ренар где-то отстал и потерялся! Проклиная все на свете, граф замер в нерешительности. Рискнуть вернуться немного назад или нет? Ночную темноту прорезали звуки голосов. К счастью, немногочисленных... Кажется, сейчас начнется облава...

Верховное Существо: На улице. - Один, гражданин комиссар! - доложил один солдат. - Двое! - тут же уточнил второй. На него тут же накинулись: - Дурень! Где ты второго видел? - А во-он там, - гвардеец указал в торону убежища Эмиля. - Видите тень? К стене жмется. Только один ли он там?..

Поль Бюсси: Впервые ему в голову пришла мысль о ловушке. Заманить несколько человек в одно и то же место... Нет, это уже слишком, даже если вероятность обыска и допускали, то не могли же знать о времени, на которое он назначен! Тем более этот выстрел... Более чем неразумно. Он будет вынужден арестовать мэра, а по-хорошему следовало бы арестовать всех в этом доме - вдруг кто-то из служанок крутит роман с вандейцем? Но более всего это походило на то, что мэтра Дебриера решили защитить те... кого защищал он? Поль горько усмехнулся такой наивности. Хорошая услуга, нечего сказать! И защита от чего? Выходит, в доме в самом деле есть нечто важное? Нужно будет проверить все. Задумавшись, он не сразу заметил, что его ответа ждут уже сравнительно давно. - Один или не один, - проговорил Поль, - это нам и придется выяснить. Разделитесь по обе стороны улицы. Я пойду с Франсуа... и... - Да как же его зовут?

Верховное Существо: Так как комиссар не назвал второго имени, гвардейцы двинулись к убежищу предполагаемого врага вторем, а рядом с Бюсси остался только Франсуа - маленький рябоватый парнишка, судорожно сжимающий мушкетик. Франсуа не был местным уроженцем. Он жил себе в Кале, когда его призвали в армию и отправили в Вандею. Произошло это совсем недавно, Франсуа не успел застать кампании в разгаре, но наслушался рассказов бывалых и знал, в частности, о зверствах вандейцев по отношению к солдатам республики. А что, если их всех сейчас возьмут в плен? Франсуа умоляюще покосился на комиссара, надеясь, что тот все же отменит приказ.

Поль Бюсси: - Идем же, - повторил Бюсси, раздражаясь и на себя, и на гвардейцев, вместе взятых. Чертовски неудачный день! А Каррье с Дюшаном, наверное, преспокойно спят. Может, ему вообще не возвращаться, кто заметит его отсутствие? Но природный оптимизм все же взял верх, и Поль со свойственным его жизнелюбием заметил мысленно, что "подозрительный" на важном посту скорее всего выявлен, что их сейчас пятеро и, если врагов республики все же не отряд, их удастся захватить, а если много - по крайней мере, они сумеют отбиться. А вернувшись, можно будет выпить горячего кофе и, кто знает, может быть даже принять ванну - полухолодную, разумеется, во имя экономии дров. Про прошествии недели слуга республики разве не заслужил хотя бы этой милости? Пока он размышлял, Франсуа, проявив чудеса отваги, ушел на несколько шагов вперед. Бюсси догнал его и пошел чуть впереди, держа палец на спусковом крючке. Убивать он никого пока не собирался, а думал ограничиться арестом, чтобы виновные смогли дать необходимую информацию и предстать перед трибуналом.

Валентин Леруж: В доме -Жюли,- лихорадочно зашептал Валентин,- какое счастье, что Вы не ранены! Я так волновался, так переживал за Вас, ведь я слышал, что кто-то здесь стрелял. Но я был уверен, что Господь убережёт Вас от беды... Леруж говорил бы ещё и ещё, воспользовавшись тем, что судьба дала ему возможность побыть рядом с нежно любимой им женщиной, но неожиданно юноша заметил тревогу на лице мадам Дебриер. Жюли, по-видимому, куда-то спешила, поэтому влюблённый решил не мешать ей и отодвинулся в сторону. Однако запас сил, отведённых раненому на сегодня, подошёл к концу, и неосторожное движение вызвало острый приступ боли. Валентин вскрикнул и медленно сполз на пол, так и не дождавшись спешившей с кухни Катрин.

Леон де Ренар: На улице. Леон продолжал прятаться в тени забора, надеясь, что синие его не заметили. Он видел, как несколько солдат вышли со двора, но затем вернулись, когда их позвал какой-то человек, появившийся на крыльце. Он не носил формы, но, судя по всему, был у синих главным. Правильнее было бы рискнуть - пока синие совещались, тихонько отплзти от забора и нырнуть в ереулок, куда ушел Эмиль. Может быть, они бы не заметили... Но у Леона не хватило смелости совершить этот маневр, и он продолжал прятаться - до тех пор, пока не увидел, как синие разделились на двер группы, и сомнений уже не осталось: они идут именно к нему.



полная версия страницы