Форум » Вандея, зима 1793 года » Глава 4. Штаб Каррье. Беседа по душам (вечер дня первого) » Ответить

Глава 4. Штаб Каррье. Беседа по душам (вечер дня первого)

Поль Бюсси: Штаб Каррье, вечер. После возвращения Каррье и Дюшана с заседания трибунала.

Ответов - 25

Поль Бюсси: ...Отдав наконец бумаги Каррье, Бюсси с чувством выполненного долга оставил его изучать список (или не изучать, в зависимости от планов и настроения Жана-Батиста – впрочем, он все больше начинал думать, что у того вообще нет выстроенного плана) и устало прислонился к стене в одном из многочисленных ответвлений коридора. Пожалуй, следует переговорить с Дюшаном о последних событиях. Сам Бюсси ловил себя на мысли, что не испытывает ни малейшего желания узнавать подробности о визите в трибунал: его больше заботило то, разделяет ли кто-то его недоумение происходящим. Прерывая шорохом мысли комиссара, рядом прошмыгнула мышь. Упитанную гостью даже удалось рассмотреть. Дорогие свечи из запасов бывшего хозяина особняка израсходовали еще не все, и он оказался рядом с одним из последних канделябров, чье содержимое соответствовало по качеству оправе.

Жильбер Дюшан: Как Дюшан и предполагал, визит в трибунал отнюдь не был приятным времяпрепровождением и оставил весьма безрадостный осадок в душе. Доктор понимал необходимость Республики бороться с врагами, помнил о своей должности при комиссаре Каррье, но от тяжёлых чувств и мыслей это не избавляло. Тяжёлое чувство и какое-то недоумение вообще настойчиво не отпускали Дюшана. Сочтя этот не самый простой день законченным, Жильбер направлялся в свою комнату полутёмными коридорами ещё недавно роскошного дома и постепенно приходил к выводу, что необходимо с кем-то обсудить свои смутные мысли. Повернув за угол очередного коридора, Дюшан увидел у стены фигуру, в которой узнал Поля Бюсси. - Поль, - доктор улыбнулся, не скрывая своей радости. - Рад вас видеть. Как прошёл ваш день?

Поль Бюсси: - Не могу убедить себя, что он прошел хорошо, - откликнулся комиссар. - Сказать по правде, наше пребывание здесь виделось мне иначе. Кто бы мог подумать, что до сих пор мы не решим вопрос даже с реквизициями.

Жильбер Дюшан: Чуть нахмурившись, Дюшан взглянул на Бюсси. - Поль, - негромко сказал доктор. - Прости, но ты выглядишь усталым. Как врач я прописываю тебе отдых и дружескую беседу, а как друг готов её поддержать. Могу я пригласить тебя к себе? Мы поговорим, мне бы тоже хотелось поделиться с тобой своими мыслями. Жильбер полувопросительно посмотрел на Бюсси, ожидая его ответа и делая шаг по направлению к своей комнате.

Поль Бюсси: - Разве что недолго, Жильбер, - стараясь не думать о том, что ему вскоре предстоит покинуть этот пусть уже и не слишком уютный, но все же, что уже хорошо, отапливаемый особняк, Поль последовал за доктором.

Жильбер Дюшан: - Конечно, Поль, - Дюшан кивнул. - Просто передохнёшь немного, и мы поговорим. Добравшись до своей комнаты, Дюшан, как любезный хозяин, пропустил Поля вперёд, придвинул ему единственное кресло, а сам сел на стул у окна. - Поль... - Жильбер замялся. - Позволь вопрос. Если наше пребывание здесь виделось тебе иначе, то что именно тебя тревожит?

Поль Бюсси: К удивлению Бюсси, на этот вопрос ему удалось ответить с величайшей легкостью: - Я не в силах уразуметь, Жильбер, чем занят здесь Каррье и занят ли он чем-то вообще. Или он полагает, что новые люди в муниципалитете и есть решение проблемы? Город необходимо приводить в порядок.

Жильбер Дюшан: Дюшан, в задумчивости скрестив руки на груди, взглянул на Бюсси. Он не вполне хорошо понимал происходящее, однако ощущал некую смутную тревогу, которую Поль сейчас лишь подогрел. - Я хотел бы отвечать тебе должным образом, Поль, и очень жалею сейчас, что так мало смыслю в политике. Каким изначально тебе виделось верное развитие событий?

Поль Бюсси: - Я полагал, что мы наладим поставки продовольствия. Возьмем у богатых то, что для них излишне, а голодающим может спасти жизнь, приведем в порядок дороги... Нужны дрова и вода. Что делает Жан-Батист? Он занимается лишь управлением, а я не могу с чистой совестью смотреть в глаза людям, благонадежность которых я проверяю.

Жильбер Дюшан: Дюшан, хмурился, слушая Поля, пытался разобраться в том, что тот говорил. Потом, вздохнув, стал отвечать. - Ты, конечно, прав, Поль, - задумчиво произнёс он. - Такие поставки городу, тем более северному, необходимы, но... Ведь если не будет должного управления, не воплотятся и эти наши благие порывы? Разве Жан-Батист не поэтому столь много внимания уделяет управлению? Жильбер взглянул на собеседника вопросительно, с некоторым сомнением.

Поль Бюсси: Поль внимательно изучал свои сапоги, потом перевел взгляд на свечи на столе. - У меня дурные предчувствия, - наконец проговорил он. - Я... не чувствую, Жильбер, что управляю ситуацией, все словно ускользает из рук. Должно быть, ремесло врача легче, - он слабо улыбнулся, - результаты видны сразу.

Жильбер Дюшан: Дюшана смотрел на Поля и чувствовал, что здесь в своём роде необходима врачебная помощь. - Я не верю в предчувствия, Поль, - мягко сказал Жильбер. - Но верю в человеческий разум. Иногда достаточно понаблюдать внимательно за тем, что от тебя ускользнуло, чтобы понять его и, выбрав момент, взять дело в свои руки. Дюшана улыбнулся собеседнику, потом, подумав, склонился к своим ещё неразобранным вещам и достал походную флягу. - Может, вина, Поль? Правда, нелучшего качества.

Поль Бюсси: - Боюсь, вино сослужит мне сейчас дурную службу, - Бюсси качнул головой. - Если ты не желаешь, чтобы я заснул в этом кресле, предложи мне его по возвращении.

Жильбер Дюшан: Улыбнувшись задумчиво, Жильбер качнул флягой, вздохнул. - Жаль. Но ты прав, конечно, Поль. Он пересёк комнату и убрал флягу обратно, потом снова взглянул на своего гостя. - Поль, скажу, как врач тебе стоило бы больше отдыхать, несмотря ни на какие заботы. Или хотя бы больше спать.

Поль Бюсси: Если бы голова у Поля была более свежая, он бы отозвался на этот совет более возмущенно, а так просто пробурчал: - Когда, интересно мне знать. Жан-Батист не желает утруждать себя мелочами, по его мнению, великодушно поручая все мне. Вот у кого точно есть время на выпивку, а уж насчет иных удовольствий... - Бюсси вздохнул. - Софи может быть спокойна - тут поневоле сделаешься монахом.

Жильбер Дюшан: - Попытайся раньше ложится, - сказал Дюшан. - Сон в тёмное, раннее время - почти панацея. Жну-Батисту и самому не помешал бы подобный режим. Жильбер помолчал потм вскинул глаза на Поля. - Софи? Жена?

Поль Бюсси: - Невеста, - не смог сдержать улыбку Бюсси. - Я думаю вскоре жениться. Видел бы ты ее, Жильбер! Порой мне кажется, что такой ангел не должен ступать по земле.

Жильбер Дюшан: Жильбер встретился с Полем глазами и, увидев его просветлевший взгляд, не сдержал ответной улыбки. Воспоминание о Катрин налетело и исчезло, как холодный, но краткий порыв ветра. - Расскажи мне о ней, Поль, - негромко попросил Дюшан, удобнее устраиваясь в кресле. - Я бы хотел, чтобы ваша свадьба состоялась вскоре и была весёлой...

Поль Бюсси: - Ей двадцать, она хороша собой, любезна и весела… - Ну как тут подобрать нужные слова? Как описать такое прелестное создание? Поль помолчал и продолжил: - Мы познакомились совершенно случайно, я пришел к ней в дом, сопровождая друга. И с той поры вот уже полгода бываю там то раз, а то и два в неделю, и приходил бы чаще, если бы мог. Что особенно мне по душе, Жильбер, она не чужда политики, и я чувствую, что женюсь не только на красавице, но и на умнице.

Жильбер Дюшан: Всё с той же едва заметной улыбкой Жильбер слушал, как Поль говорит о невесте и радовался теплу его тона и слов, так будто речь шла о счастье близкого друга. - Нельзя сказать, что понимаешь кого-то не зная его беду или счастье достаточно, - медленно проговорил Дюшан: - Но осмелюсь сказать, что всё же понимаю тебя, Поль. Хорошо, когда случайные встречи оказываются такими радостными, найти в будущей жене и ум, и красоту - найти гармонию. Так было и со мной когда-то...

Поль Бюсси: Бюсси счел, что может позволить себе еще несколько минут разговора. Оказывается, за эти дни он успел отвыкнуть от подобных бесед по душам. Дюшана разговорить было нелегко - собственно, он и сейчас удивлялся установившемуся между ними доверию, Каррье же во многом оставался для него загадкой. Зачастую взрывной и грубый, иногда он мог быть почти добродушным. Но самое главное, что по прошествии этих двух недель Поль так и не мог понять, почему сюда прислали именно его. - Было? - уточнил он.

Жильбер Дюшан: Ушедший было в воспоминания Жильбер вскинул на Поля глаза, улыбнулся рассеянной и немного печальной улыбкой. - Было... - он кивнул. - Я... был женат совсем недолго, Поль. Катрин умерла три года назад, и наш едва родившийся сын вместе с ней... Повисшее молчание показалось тягостным самому Дюшану, и он поспешил его развеять. - Теперь я вспоминаю то, что было, Поль, и мне отрадно тебя слушать, - Жильбер улыбнулся собеседнику с той открытостью, которую выказывал не так уж часто.

Поль Бюсси: - И все же лучше бы я не произносил этих слов, - комиссар через силу вернулся к действительности. - Софи… Мы еще не говорили о ребенке, хотя я видел, как она нянчится с детьми… она будет чудесной матерью. - Он потер виски. - Определенно это знак того, что мне пора идти… Ты хотел разогнать мои мрачные мысли, и если я передал тебе часть меланхолии, мне нет прощения, - Бюсси поднялся с кресла.

Жильбер Дюшан: - Я надеюсь, Поль, ты будешь счастлив и как муж, и как отец, - с мягкой улыбкой сказал Дюшан. - Если пора, то могу лишь пожелать тебе удачи. И не тревожься: мы, медики, настоящие вороны, нас невозможно повергнуть в меланхолию никакими средствами.

Поль Бюсси: Бюсси улыбнулся коллеге, понемногу становящимся другом, и вышел из комнаты, оставляя Дюшана наедине с его воспоминаниями. Доктору предстояла очередная ночь в одиночестве, ему - более чем в беспокойной компании.



полная версия страницы