Форум » Вандея, зима 1793 года » Найденный предлог, или Беседа о брате. Утро дня второго. » Ответить

Найденный предлог, или Беседа о брате. Утро дня второго.

Роксанн: Роксанн бесшумно вышла из своей комнаты. Дом будто вымер… Вчера она ушла из гостиной рано, но не спала всю ночь. Часа в три вернулся Анри. Он точно слышала их разговор с Жераром. При воспоминании о нём Роксанн вздрогнула. Братья совсем не ладят… Анри. О Боже! Что с ним стало! Он так говорил с братом… Всё это страшно. Как можно назвать брата предателем? И это её добрый, заботливый Анри, ещё три года назад помогавший ей изучать географию? Проклятая политика! Девушка едва удержалась, чтобы не всхлипнуть. Что же делать теперь? Отец не доволен Жаком с его революцией. Братья не ладят. Да, это слишком мягко сказано, они едва терпят друг друга. И самой ей ни сегодня, так завтра придётся выбирать чью-то сторону… И как бы она ни сопротивлялась, убеждая себя в обратном, идеи Жерара с каждым днём казались ей логичнее и рациональнее. Кутаясь в теплую шаль, когда-то принадлежавшую её матери, Роксанн шла вдоль стены к лестнице. «Они никогда не ссорились так сильно,» - думала она. Что-то вот-вот должно произойти… Жерар вчера закричал, что если бы не он, их бы давно арестовали с их аристократичными повадками. Она тогда так испугалась. Да, да, так и сказал «повадками». Роксанн судорожно выдохнула. - Это всё глупость! – едва слышным шепотом бормотала она. И почему-то сразу подумалось, что брат прав… Вокруг творятся такие ужасы, что даже страшно подумать, что будет с ними, если их семья попадёт под подозрение! Ступенька скрипнула, Роксанн вздрогнула и точно проснулась. Нужно же что-то делать! Девушка подхватила подол ночного платья и поспешила обратно в комнату, уже не заботясь о производимом шуме. Умывшись и надев тёмно-синее платье, она рассеянно оглядывалась по сторонам в поиске предлога для встречи с мэтром Вайрэ. Солнце уже поднялось высоко, и из окна было видно лишь залитые его лучами крыши домов. По улицам сновали люди с корзинами, изредка проезжали экипажи. Из окна ей все казалось сегодня почти сказочным... будто все в порядке. Роксанн невольно залюбовалась и подошла к окну поближе. Она уже почти замечталась и оперлась локтями на письменный стол, как вдруг на глаза ей попалось недописанное письмо к сестре, которое она никак не могла закончить. Несколько мгновений подумав, Роксанн радостно схватила его и почти бегом спустилась вниз. Дом неспешно просыпался, повсюду слышалась возня. Роксанн застала отца в гостиной. Он был уже одет и явно не в духе. Видимо вчерашняя ссора Анри и Жерара его тоже не порадовала. Услышав, что она собирается к гражданину Вайрэ, чтобы тот посоветовал как закончить письмо, он фыркнул, но препятствовать не стал. И вот уже она сворачивала налево от собора, быстрым шагом, направляясь к дому Кристофа Вайрэ. Последнее время в разговорах Анри всё чаще и чаще упоминал имя школьного учителя. Казалось, что тот имеет большое влияние на её брата, и кому как не гражданину Вайрэ образумить Анри? Он ввязался в нечто опасное, Роксанн точно это знала!

Ответов - 24

Роксанн: Девушка резко остановилась, увидев перед собой дверь в самый последний момент. Несколько секунд она колебалась. Не повредит ли это брату?.. Затаив дыхание и покрепче сжав в руке письмо, она тихонько постучала в дверь.

Кристоф Вайрэ: Кристоф никого не ждал. Вчерашняя беседа с мадам Дебриер и ее постояльцем изрядно его позабавила, и он какое-то время даже думал об этом юнце, пока не отвлекся на более насущные дела. Вывод, к которому пришел вандеец, был прост – долго «кузену» не продержаться. А значит... Пусть как можно меньше дел связывает его, Кристофа, и этого молодого человека. ...Негромкий стук в дверь Вайрэ едва не проигнорировал, занятый сочинением письма в Шатийон. Невероятно скучное по форме, оно было достаточно насыщенным по содержанию, хоть и выглядело как пространные рассуждения на тему, как долго продлится продовольственный кризис и как полезен отдых в деревне в столь смутное время. Бумага получилась настолько занудной, что Кристоф бросил ее на столе, не опасаясь, что гость случайно прочитает послание. За эпистолярное обсуждение цен на хлеб пока не казнят. Не спрашивая, кто там, «учитель» приоткрыл дверь и наткнулся на робкий взгляд соседки. Удивленно приподняв бровь, Кристоф знаком пригласил ее войти. - Доброе утро. Рад видеть, мадемуазель. Надеюсь, не случилось ничего плохого, что заставило бы вас выбраться из дома так рано?

Роксанн: Девушка немного смутилась. Неужто так рано? Она совершенно забыла о времени. Он мог ещё отдыхать... Но Анри! Анри! Это не может ждать! Вечером он снова исчезнет. А она совсем не знает, что ей делать! - Доброе утро, мэтр Вайрэ. Я прошу прощения... Надеюсь, не потревожила Вас столь ранним визитом. Ничего особенного не произошло... - Роксанн улыбнулась. - По правде говоря, я надеялась, что Вы поможете мне с вот этим, - как можно более беззаботным тоном ответила она и показала незаконченное письмо, которое до сих пор сжимала в руке. Я совсем замучилась, никак не могу его завершить.

Кристоф Вайрэ: - Надо же, я как раз занимался примерно тем же... - Кристоф закрыл за девушкой дверь и пригласил ее в гостиную. - Выбирайте любой стул, какой понравится. Чаю, кофе?

Роксанн: - Я бы с удовольствием выпила кофе, если это Вас не затруднит, мэтр Вайрэ, - улыбнулась Роксанн, усаживаясь на стул. "Это письмо... И с чего я взяла, что учитель, никоим образом не относящийся ко всей этой политике, поможет моему брату? - думала она. - Нет, Анри последнее время всё чаще упоминает имя этого человека. Это ведь не просто так. Кажется, мэтр Вайрэ имеет на него большое влияние, - возражала Роксанн сама себе. - И всё же..."

Кристоф Вайрэ: Прислуга появлялась в этом доме дважды в неделю - Кристоф готов был пойти на жертвы и готовить самостоятельно, но мыть в доме полы... Для него это было слишком. Вот и сейчас Вайрэ лично отправился на кухню и занялся приготовлением бодрящего напитка. То, что нынче в Нанте звалось гордым званием "кофе", Кристоф пить решительно не мог и не хотел, но подозревал, что рано или поздно придется. Поток контрабанды иссяк, последние запасы подходили к концу, но все же это был настоящий кофе, а не смесь из жженых желудей, поэтому Вайрэ с чистой совестью поставил чашку перед гостьей и уселся напротив. К кофе он мог предложить только варенье и тонко нарезанный хлеб, но по его мнению, для раннего времени такое угощение вполне годилось. - По-моему, вы чем-то взволнованы, - нейтрально заметил учитель, грея ладони о свою чашку.

Роксанн: Роксанн с удовольствием вдохнула приятный аромат кофе. Последнее время его было невозможно отыскать во Франции. Да что вспоминать о кофе, когда проблемы были даже с мукой! Девушка с наслаждением сделала глоток. Но слова Вайрэ заставили её едва заметно вздрогнуть. Неужели по ней так заметно? - У Вас превосходный кофе! - искренне заметила Роксанн, стараясь перевести тему, чтобы хотябы на пару секунд отложить разговор. - Знаете, - несколько натянуто улыбнулась мадемуазель Легрис, - он мне напоминает детство. Мама всегда пила кофе после завтрака. Да-да, Мари играла на клавесине, а мы с Анри должны были по первым нотам отгадать, какая это мелодия... А теперь матушки нет, Мари далеко, а Анри... Анри, он тоже далёк от меня...

Кристоф Вайрэ: Вайрэ со сдержанной улыбкой устроился на стуле поудобнее и приготовился слушать. Утро в компании приятной молодой девушки обещало быть куда приятнее, чем то же утро в полном одиночестве. Детство так детство, чего уж там – все мы были в нежном возрасте, и пусть первым бросит камень тот, кто ни разу не вспоминал его с легкой ностальгией. А уж события, происходящие теперь в Вандее – да что там в Вандее, во всей Франции, - у кого угодно вызовут желание вернуться в мирные светлые времена, так что Кристоф свою гостью хорошо понимал. - Вы не столь уж отдалились от детства, мадемуазель, - все с той же улыбкой констатировал «учитель». – Надеюсь, мои слова не задели вашей гордости. Но вы... Вы грустите, верно? Честное слово, досадно видеть печаль на девичьем лице.

Роксанн: - Да, я была ребенком совсем-совсем недавно, - засмеялась Роксанн, решив, что вышло глупо, наивно и в самом деле почти по-детски. Но детство всё же прошло, вернее, внезапно было оборвано чередой событий, которые иначе как трагичными девушка назвать не могла. - Грущу? Ах... Да всё пустяки. Никак не могу закончить письмо сестре. Раньше мне так помогали подсказки Анри! То уместная шутка, мэтр, то цитата из книги…... А теперь... - будто обдумывая следующую фразу, Легрис сделала небольшую паузу. - Теперь он не думает нb о чём, кроме политики, - последние слова прозвучали несколько мрачно, и Роксанн поспешила улыбнуться, - Мари и так хватает поводов для беспокойства, не думаю, что ей будет приятно читать о том, как её брат упорно ищет неприятности.

Кристоф Вайрэ: «Ах вот оно что... Анри», - подумал учитель, подвигая к своей гостье блюдце с вареньем. - Попробуйте, прошу. Я не люблю сладкое, будет жаль, если пропадет. – Кристоф обозначил улыбку, размышляя над словами девушки. – Должно быть, вы очень любите своего брата. «Какая славная. Право, жаль ее впутывать во все это, но... Если мне не изменяет память, она де Легрис, и значит, детство для нее действительно закончено... Этой злосчастной приставки перед фамилией сейчас не прощают никому.»

Роксанн: - Благодарю Вас, - аккуратно намазывая на ломтик хлеба варенье, отозвалась мадемуазель де Легрис. Она в самом деле любит сладкое... "Действительно, как ребёнок... - думала девушка. - Эта детскость меня когда-нибудь погубит". - Да, но я люблю и Жерара, моего второго брата. А они заставляют меня выбирать между ними... - Роксанн едва заметно вздохнула и сделала глоток кофе. - В нашей жизни стало слишком много политики. Анри, вы знаете его... Он много говорит о Вас последнее время, - девушка смутилась своей ломаной, нестройной речи, - Анри не создан для политики, он слишком чувствителен. И если Жерара захватила революция... Я боюсь, что Анри ввязался во что-то опасное. Он не думает о практической пользе, о безопасности, - девушка покачала головой и умолкла, боясь, что сказала лишнее. Но мэтр Вайрэ не похож на человека, способного предать.

Кристоф Вайрэ: «Анри слишком много болтает», сумрачно отметил про себя Кристоф. - Сегодня ночью где-то по соседству стреляли. Анри был дома? – напрямую поинтересовался «учитель». Посетившая его мысль сделала кофе куда более горьким, чем он был на самом деле – уж не Легрис ли ввязался в перестрелку? Только этого не хватало.

Роксанн: Роксанн вздрогнула. Выстрелы... Она слышала их. Но из-за ночной ссоры не придала им особого значения. Последние годы перестрелки не редкость в этих местах. Но при чём же тут выстрелы? И как они связаны с её братом? Неужто всё так серьёзно? Во что же впутался Анри? - Да, он был дома всю ночь... - Девушка пристально смотрела на учителя. - Вы находите положение Анри настолько опасным, что эти выстрелы могли бы каким-то образом быть с ним связаны? Легрис чувствовала, что сказала больше, чем нужно. А если она ошиблась, и весь этот разговор только повредит её брату? Но нельзя же все оставить так, как теперь!

Кристоф Вайрэ: - Ни в коем случае, - Кристоф покачал головой. – Я просто допускаю, что Анри мог выйти посмотреть... Вайрэ заметил взгляд девушки, и понял, что ее нужно успокоить – так или иначе. - Я обязательно поговорю с ним, - отставной гусар ласково накрыл пальцы девушки своей ладонью. – Вам не нужно за него беспокоиться, Роксанн. Я постараюсь убедить его... «Меньше болтать». - Полагаю, он меня послушает.

Роксанн: - О, я буду вам бесконечно благодарна! - радостно воскликнула Легрис. - Вы даже не представляете, как много это значит для нашей семьи. И всё же... - Неуверенно начала Роксанн и замолчала. Что-то тут было не так... Отчего всё так же тяжело на душе? Зачем мэтру Вайрэ знать, выходил Анри смотреть, кто стреляет, или нет? Ей стало страшно. Девушка покачала головой. Глупости! Анри несомненно прислушается к мэтру мэтру Вайрэ! Но... "Сейчас или никогда", - решила она. Легрис почувствовала, как леденеют и без того холодные пальцы и сердце бьётся так, что, кажется, она вот-вот лишится чувств. - Вы... Вы могли бы исполнить ещё одну мою просьбу? - Девушка с надеждой посмотрела на учителя.

Кристоф Вайрэ: Вайрэ приподнял бровь, рассматривая девушку с мягким дружелюбием. - Что угодно, мадемуазель. Гостья казалась взволнованной, и он не стал отказывать себе в удовольствии погреть ее пальцы в своих ладонях.

Роксанн: Тепло от ладони мэтра Вайрэ успокаивало. И сердце уже не так сильно билось. Но в горле всё равно встал колючий комок, мешавший выговорить хоть слово. Легрис сделала глубокий вздох. Нужно постараться сообщить голосу хоть чуточку твёрдости. - Я хочу знать кое-что... - уверенно начала она, но голос всё же дрогнул. - Только обещайте, что ответите, ничего не утаив от меня. Это чрезвычайно важно.

Кристоф Вайрэ: - Обещаю, что отвечу, - едва заметно улыбнулся Кристоф. Неужели Анри что-то рассказал сестре, и теперь она желает выяснить все подробности? Да ну, так далеко его безрассудство зайти не могло. Но девушка обеспокоена - настолько, что явилась к нему с утра, отговорившись письмом, и теперь требует честных ответов...

Роксанн: Как страшно будет услышать ответ. И ещё страшнее не знать его. В голове пусто. Это ведь не вежливо - спрашивать напрямую... Или нет? Спинка стула утекает куда-то назад. Мягкий тёплый аромат. Должно быть, кофе... Так бывает во сне. Тихий звон в ушах. И комната будто расплывается по краям. Чей-то голос издалека. Странный, знакомый голос. Мой голос... - Что происходит с Анри? Он так доверяет Вам... Вы должны знать.

Кристоф Вайрэ: Неизвестно откуда возникшее желание собственноручно набить подчиненному... лицо... стало вдруг невероятно острым, и Кристоф прикрыл глаза, чтобы не выдать свои истинные чувства. Довел сестру, надо же. «Славная ты девочка, жаль, что так все обернулось». - Анри наверняка увлекся какой-то идеей, - мягко начал Вайрэ. – Я постараюсь сделать это увлечение не таким сильным. Иначе у Анри действительно могут быть неприятности, а мне бы этого не хотелось – он неплохой человек. Кроме того, ваше беспокойство тоже не доставляет мне никакого удовольствия, и я хотел бы вам помочь... Чем смогу. Надеюсь, вы правы, и мое влияние на вашего брата, действительное или мнимое, позволит мне изменить ситуацию к лучшему.

Роксанн: Подавив тяжёлый вздох, Роксанн благодарно улыбнулась. Она так и не услышит правды. Но напряжение и ужас отступили. Неужто она так боялась эту правду услышать, что рада затянувшейся неизвестности? В любом случае, больше ей ничего узнать не удастся... Сейчас... Что ж, остаётся надеяться на то, что мэтр Вайрэ сможет повлиять на Анри, и тот откажется от своих опасных затей, каковыми бы они ни были. Но опускать руки нельзя всё равно. Она узнает больше из наблюдений, нежели из расспросов. Улыбка Роксанн стала веселее. - Да, верно, это увлечение, - согласилась Легрис, уже начавшая продумывать коварный план. - Я очень надеюсь на Вас. Только... Не будьте к Анри слишком суровы. Он так много всего пережил. Ему очень сложно перестраиваться и оставлять свои увлечения... Я не знаю, что связывает вас, но ему действительно важно ваше мнение.

Кристоф Вайрэ: - Разве могу я быть суровым? - мягко улыбнулся Лу-Гару, не бравший пленных иначе, как для допроса. - Милая Роксанн, право же, вам не о чем беспокоиться. Позвольте, я решу этот вопрос. А вы не откажете мне сегодня вечером в небольшой прогулке?

Роксанн: - Конечно! Разве я могу отказать, когда Вы с таким благородством и пониманием отнеслись к моей просьбе? – Легрис просияла. Значит, время есть до вечера. Да, впереди ещё целый день! Нужно будет только разобраться с обедом... Ей уже хотелось бежать и что-то делать, она еще не вполне знала, что именно, но была полна решимости совершить нечто очень важное. Так хочется ребенку, наслушавшемуся рассказов о героях, броситься за порог на встречу чудесным приключениям и подвигам... Изменить мир, сделав его счастливее. Ну, например, сделать так, чтобы никто не голодал, и все питались одними лишь сладостями... - И всё же не рассказывайте Анри, что это я просила Вас... Он не поймёт...

Кристоф Вайрэ: Кристоф с шутливой таинственностью понизил голос: - Это будет наш секрет. А я, в свою очередь, попрошу не затевать пока разговоров с Анри на волнующую вас тему. Как только я увижу его, а я надеюсь, что это произойдет достаточно скоро, я выполню свое обещание. В планы Вайрэ на день входило многое. В частности, он собирался выяснить, что за стрельба произошла ночью неподалеку, что слышно о результатах проверки документов и не схвачен ли кто-нибудь из подполья. Встреча с Анри и без просьбы Роксанн входила в список необходимых дел.



полная версия страницы