Форум » Париж, лето 1793 » Ужин в узком кругу ТРЕД СОХРАНЕН » Ответить

Ужин в узком кругу ТРЕД СОХРАНЕН

Пьер Верньо: Это было сумасшествие, но сумасшествие веселое: появиться с друзьями в ложе Театра Республики, невозмутимо смотреть комедию, словно не замечая, что весь зал пялится на не сцену, а на тебя, потом пройти за кулисы, в забитую поклонниками уборную мадемуазель Кандель, и на глазах у этих хлыщей увезти актрису к себе на ужин, втихомолку потешаясь над вытянутыми рожами других претендентов на ту же честь. Одно было огорчительно: не все друзья согласились участвовать в этой авантюре. Хотя Верньо разослал приглашения в театр и на ужин всем, откликнулись только Барбару (которого упрашивать вообще не пришлось) и Бюзо, а остальные ответили взволнованными посланиями, уговаривая не сходить с ума и не напрашиваться на новые неприятности. Актрисы и фигурантки Театра Республики, которые в прежние времена с огромным удовольствием украшали собой ужины у Верньо (составляя изысканный цветник, в центре которого всегда была Амели), тоже отнеслись к приглашению настороженно. Только Николетт Жоли приняла приглашение. Ну что ж, будет ужин в интимном кругу. Так, пожалуй, даже лучше. Верньо не любил шумные многолюдные сборища. Не смутило его и отсутствие прислуги в квартире на улице Клиши: все разбежались за две недели, прошедшие со дня ареста хозяина. Последним попросил расчет камердинер, и произошло это буквально вчера. Впрочем, надо отдать ему должное, бедняга сбежал не от страха, а от непосильной работы, свалившейся на него после дезертирства остальных. Чтобы организовать этот ужин, пришлось обратиться в ресторан "Гранд-Отель" с просьбой прислать не только кушанья, но и нескольких лакеев, которые серверовали бы стол и прислуживали гостям. Из театра прибыли в двух наемных экипажах: арестанты с конвоем и две актрисы. Конвой оставили в прихожей, впрочем, Верньо великодушно позволил им позаимствовать стулья из гостиной, а гостей пригласил в столовую. После театрального приключения он был в приподнятом настроении, смеялся и подшучивал над Амели: - Дорогая, надеюсь, вы простите нас за то, что мы похитили у вас вашу верную публику. Все лорнеты были устремлены на нас. Говорили только о нас. Я, право же, чувствовал себя юной актрисой, которой дали первый бенефис. Так и хотелось встать и начать делать реверансы.

Ответов - 373, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Шарль Барбару: Шарль пошевелил пальцами, дернул на пробу запястья. - Пьер, вы никогда не были моряком или рыбаком? - съязвил он. - Где вы научились вязать такие крепкие узлы? Боже, Амели... вы так считаете? Что ж, для того, чтобы радовать ваш взор, я готов носить этот наряд чаще. Впервые за вечер Барбару ощутил себя немного неуверенно. Конечно, вокруг были друзья, но все же... он отмахнулся от этих мыслей и попытался понять, чем же были связаны его руки. - Не мучайте мое сердце, оно в последнее время совсем не знает, что ему делать. Ответьте, что это?

Пьер Верньо: Замечание Амели заставило Верно расхохотаться. - Это просто Барбару - мечта монтаньяров: слепой и со связаннными руками. Хотя... для полного превращения в мечту монтаньяров ему надо еще заткнуть рот. И можно предъявлять в Конвенте со словами: "Полюбуйтесь, мы встали на путь исправления"... И пусть конвентская тема наведет вас на верную догадку, Шарль. Ну же, вы ведь сообразительный юноша, просто выпили немного.

Шарль Барбару: - Не превращайте меня в символ, гражданин Верньо! - в шутку нахмурился Барбару. - Я еще слишком молод для этого! Так... - Шарль изловчился и поймал пальцами кончик перевязи. - О, Пьер, я польщен! Вы не пожалели на меня такую ценную для вас вещь!


Франсуа Бюзо: - Да, - согласился Бюзо, - Робеспьер и его друзья многое бы отдали за то,чтобы видеть вас в эту минуту. Вы покорили бы их суровые сердца. Извинившись, он на минуту вернулся из гостиной в столовую, чтобы прополоскать рот розовой водой. Франсуа довольно ухмыльнулся. Он не будет облегчать милейшему Шарло работу, благоухая хорошим шампанским. Следовало бы принять еще кой-какие меры предосторожности, но это чуть погодя.

Шарль Барбару: - В таком случае, я был бы рад повязке на глазах, чтобы лишний раз не смотреть на Робеспьера, - отозвался Шарль. - И, пожалуй, вы льстите гражданину Неподкупному, утверждая, что у него и его приспешников есть сердца.

Амели Кандель: - Граждане, ну как можно говорить сейчас о политике! - полушутливо возмутилась Амели. - Тогда следующее задание от нас с Николетт будем еще более трудным. Верньо развеселился, увлеченный затеей, и это согревало ей сердце.

Пьер Верньо: - От этой вещи сейчас никакого проку, одни воспоминания, и то не самые веселые, - вздохнул Верньо, жестом подзывая всех участников игры занять свои места. - Прошу прощения, моя волшебница, разговор о политике завел я. Более этого не повторится, клянусь!

Шарль Барбару: Барбару невольно напрягся. Дуэль и задание развлекли всех, и теперь сердце билось быстрее, как перед ответственным выступлением или дракой. Он облизнул пересохшие губы. - Приступаем? Кто первый осмелится? Смотрите, я связан и безопасен! - шутливо проговорил Шарль, пряча волнение.

Маска1: Секундное замешательство, и первый из участников под сдавленное хихиканье остальных потянулся к Шарлю через диван. Гм. Даже связанного Барбару нельзя было назвать безопасным, и требовалось собраться с силами, чтобы коснуться отчетливым поцелуем свежих ярких губ молодого человека.

Шарль Барбару: Барбару приложил все усилия, чтобы произвести впечатление на неизвестного - или неизвестную. Робкое прикосновение. Даже слишком. Кто? Шарль мысленно вздохнул, признаваясь себе, что задание выпало совсем не легкое. Ну что ж. Остается методом исключения. Вряд ли это Амели: гражданка Кандель девушка смелая. Николетт? Возможно. Нет, не стоит гадать. Лучше сравнить с остальными...

маска 2: После того, как закончился поцелуй первого игрока, к делу приступила маска под номером два. Этот человек слегка перегнулся через диван, приподнялся, и оставил на губах Барбару короткий поцелуй, при этом приоткрыв губы (по своей привычке). Затем второй участник вернулся на свое место, не издав при этом ни единого постороннего звука

Шарль Барбару: Барбару увлекся. Несмотря на риск того, что целуемый - или целующий, если быть честным с самим собой, - может оказаться Франсуа или Пьером, Шарль позволил себе получить удовольствие от процесса, тем более, что второй целующий был гораздо смелее, хоть и торопился покончить побыстрее со своей обязанностью. Отчего же? Можно предположить, что это кто-то из приятелей, но, кажется, губы слишком мягкие. Или кажется? Барбару пошевелил руками, изнывая от невозможности сжульничать.

Маска 3: Поцелуй третьего участника был почти невинным и не слишком долгим, хотя губы Барбару оказались столь нежными и теплыми, что его невольно захотелось продлить. И все же "маска" вскоре выпрямилась, оставляя молодого человека наедине с его догадками.

Шарль Барбару: Шарль вздохнул. Третий неизвестный целоваться умел и любил, но слишком торопливо отодвинулся. Кто же у нас такой осторожный? Барбару улыбнулся. Развлечение ему нравилось, оно заставляло забыть на время обо всем. И все же, раньше он считал, что способен отличить людей друг от друга по манере целоваться. Теперь же молодой человек не был в этом так уверен. Повязка ли тому виной, или просто две актрисы в компании - это слишком много на бедного меня? - подумал он.

Маска 4: Щеки Барбару коснулось теплое дыхание - это последний участник бесшумно приблизился к дивану. Еще одно мгновение - и Маска коснулась губ связанного поцелуем. Настойчиво, быть может даже слишком требовательно и многообещающе, чем предполагает легкомысленная, но невинная салонная забава. Маска медленно подалась назад, будто неохотно разрывая поцелуй.

Шарль Барбару: Барбару с неохотой отпустил этого последнего. С другой стороны, каждый последующий был смелее предыдущего... кажется. Шарль усмехнулся. Интересно, куда зашла бы забава, если бы они решили пройти по второму кругу? Нет, все же последний участник заслуживал приза за свое искусство в поцелуях! - Итак, граждане, освобождайте меня! - воскликнул Барбару. Руки уже затекли в неудобном положении, что слегка раздражало и отвлекало молодого человека. - Я выпью бокал шампанского, с вашего позволения, и тогда попробую назвать каждого.

Пьер Верньо: Верньо выбрался из-за дивана и развязал Шарлю руки. - Вы свободны, - констатировал он. - Но на вашем месте я не пил бы больше никогда: вас целовали такие уста, что стирать их прикосновения шампанским просто грешно.

Шарль Барбару: Барбару непроизвольно потер запястья, сдернул с глаз повязку, слепо щурясь: свет больно ударил по глазам. Следовало озвучить свои догадки, но все мучения несчастного были в том, что он весьма слабо догадывался, кто есть кто, и слегка опасался дружеских подначек. - Я полагаю, первым рискнул Франсуа, - начал Шарль нерешительно. - Затем - Николетт. Амели, признайтесь, вы были третьей? Пьер, неужели это вы подошли последним? Впрочем, вы все слишком хорошо целуетесь, чтобы я мог определить!

Амели Кандель: Амели вновь села на кушетку, положив ноги в изящных туфельках на бархатную подушку с кистями - заменявшую собой скамеечку для той же цели. - Третьей, любезный Шарль. Неужели я так плохо сыграла невинность? - пошутила она.

Шарль Барбару: - О нет, Амели! Вы были бесподобны. Только присущая вам скромность натолкнула меня на такую мысль... - Барбару вежливо отвесил легкий полупоклон.

Амели Кандель: - Не оправдывайтесь, - Амели раскрыла веер, - у вас для этого слишком лукавые глаза. Что ж, меня вы угадали... Пьер, вы думаете признаваться?

Пьер Верньо: Верньо не выдержал и расхохотался, позабавленный предположением Барбару. - Однако, Шарль, вы мне льстите! Вернее, льстите моему умению целоваться. Нет, до последнего участника мне далеко как до луны.

Николетт Жоли: - Как Вы угадали, Шарль? - удивлённо сказала Николетт, - да, я действительно была второй. Должна признаться, я нарочно была сдержанной, чтобы немного Вас запутать. Однако соблазн задержаться подольше был велик. И, боюсь, не только у меня, - шутливо сказала актриса, едва заметно подмигнув Барбару.

Шарль Барбару: - Я посчитал, Николетт, что вы не станете так быстро сбегать, как первая Маска, и быть настолько властной, как последняя, - улыбнулся Барбару и повернулся, слегка смущенный, к Верньо. Он был изрядно раздосадован тем, что легко определил девушек, а вот друзей умудрился перепутать. С другой стороны, - мысленно усмехнулся молодой человек, - с этой позиции оценивать Верньо и Бюзо мне еще не приходилось. Жизнь преподносит сюрпризы. - Я действовал методом исключения, Пьер, и тут наш дорогой Франсуа меня удивил. Право же, мне весьма неловко за свою ошибку. Надеюсь, друзья, вы простите меня за это, - рассмеялся Шарль.

Франсуа Бюзо: - Я ведь очень страрался остаться неузнанным, - принялся оправдываться покрасневший Бюзо. - Для этого и приложил все усилия. Но я все рано я не верил до конца, что сумею так хорошо запутать следы. Он чувствовал себя несколько странно и неловко. Черт попутал его так перестараться с поцелуем. И все-таки даже в рамках игрового задания было приятно снова почувствовать чьи-то теплые и влажные губы. К тому же целовать Барбару оказалось на удивление легко приятно. Он подавил легкий вздох.

Шарль Барбару: - Да, Франсуа, и вам это удалось! Следы вы запутали блестяще, признаю. Однако же, дорогой мой, вы жестоки: лишать красавиц такого удовольствия может только очень жестокий человек. Барбару налил себе шампанского, не желая трезветь. На трезвую голову эти забавы были бы слишком фривольны, и неловкость стала бы только сильнее.

Франсуа Бюзо: - Вам лучше знать вкусы красавиц, - отшутился Франсуа, - Но вы мне слишком льстите. Легкомысленный Барбару после придуманного Амели хадания выглядел утомленным и даже немного смущенным, и Бюзо испытывал смесь сомнения и азарта. Сможет ли он сам выдержать это не совсем приличное испытание?.. Помня о том, что через несколько минут ему предстоит оказаться на его месте, с завязанными глазами и скрученными за спиной руками, Бюзо торопливыми глотками пил шампанское.

Шарль Барбару: - Конечно, льщу, - согласился Барбару, - но только самую малость. Допивайте шампанское, Франсуа, и занимайте мое место. Я хочу отыграться!

Амели Кандель: - Франсуа поступает мудро, - откликнулась Амели, - ибо... - Вновь сев за клавесин, она напела нехитрый куплет: Дивный нектар, чудной силой ты рассей дум мрачных рой, пусть в виденьях образ милый счастье мне несёт с собой... Засмеявшись, Амели вернулась к Верньо. - Чудесный вечер, правда, мой дорогой?

Пьер Верньо: Шапанское ли подействовало или легкомысленная атмосфера, но Верньо осмелился, не смущаясь присутствием друзей, положить руку на стянутую корсетом талию Амели и легонько притянуть ее к себе. - О да. Можете считать это пиром во время чумы, но давно мне не было так весело.

Шарль Барбару: - Иногда стоит пировать, невзирая на времена, Пьер. Кто скажет, когда еще удастся устроить такой чудесный ужин? - Барбару посмотрел в окно, но быстро отмахнулся от ненужных мыслей. - Но давайте же продолжим!

Амели Кандель: - Друг мой, есть ли смысл грустить, когда обстоятельства грустны и без нас? - улыбнулась ему Амели и быстро перебрала пальцами жабо его сорочки. - Вам идет быть без галстука... И я счастлива, что вам хорошо. - Она помолчала. - Но кто же приготовит к испытанию Франсуа?

Пьер Верньо: - Я предлагаю нам остаться при нашем старом разделении труда, дорогая, - отвтил Верньо. - Вы завяжете глаза, а я - руки. В случае с Шарлем наш альянс справился неплохо.

Амели Кандель: - Ах, хорошо!.. - Амели огляделась. - Шарль, куда вы бросили галстук Пьера? Или вы думаете поисками создать нам дополнительные трудности?

Шарль Барбару: Барбару оглянулся в поискал куска шелка, которым были завязаны его глаза, и в конце концов смущенно вытащил измятый галстук из собственного кармана. - Простите меня, Пьер, я в тот момент был слегка не в себе, искусство Франсуа окончательно меня добило, - улыбнулся он.

Франсуа Бюзо: Бюзо сам покорно занял место рядом с диваном, будто невзначай запоминая, кто в какой части комнаты находится. Если внимательно прислушиваться к шагам, кога они будут по очереди к нему подходить... - О нет, я достаточно трезв, чтобы со всей ответственностью подойти к выполнению задания... - Он еще раз бысто оглядел присутствующих.

Амели Кандель: - Нет-нет, так не годится! Что за взгляды? - Амели ловко завязала ему глаза и, крепко взяв за руки, закружила по комнате. - Кто-то, поддержите же нас!.. - весело воскликнула она и резко остановилась, чувствуя, как все плывет перед глазами.

Пьер Верньо: Верньо подхватил Бюзо, давая Амели передохнуть. - Стойте смирно, Франсуа, - велел он, разворачивая Бюзо к себе спиной и принимаясь связывать ему руки.

Шарль Барбару: Барбару искренне развлекался, наблюдая за связыванием своего друга. Когда глаза Франсуа были завязаны, Шарль наклонился к Николетт и шепотом ее попросил: - Вы не одолжите мне свой надушенный платок?

Франсуа Бюзо: Франсуа недовольно скривил губы: его коварный план был раскрыт. Шелковая ткань совершенно не пропускала света. Полностью перестав ориентироваться в пространстве, Бюзо чувствовал себя не слишком уютно. - Пьер, вам придется отвести меня к дивану, сам я его не найду. Ах, вы вяжете мне руки так, будто преступнику перед гильотиной...



полная версия страницы