Форум » Париж, лето 1793 » Ужин в узком кругу ТРЕД СОХРАНЕН » Ответить

Ужин в узком кругу ТРЕД СОХРАНЕН

Пьер Верньо: Это было сумасшествие, но сумасшествие веселое: появиться с друзьями в ложе Театра Республики, невозмутимо смотреть комедию, словно не замечая, что весь зал пялится на не сцену, а на тебя, потом пройти за кулисы, в забитую поклонниками уборную мадемуазель Кандель, и на глазах у этих хлыщей увезти актрису к себе на ужин, втихомолку потешаясь над вытянутыми рожами других претендентов на ту же честь. Одно было огорчительно: не все друзья согласились участвовать в этой авантюре. Хотя Верньо разослал приглашения в театр и на ужин всем, откликнулись только Барбару (которого упрашивать вообще не пришлось) и Бюзо, а остальные ответили взволнованными посланиями, уговаривая не сходить с ума и не напрашиваться на новые неприятности. Актрисы и фигурантки Театра Республики, которые в прежние времена с огромным удовольствием украшали собой ужины у Верньо (составляя изысканный цветник, в центре которого всегда была Амели), тоже отнеслись к приглашению настороженно. Только Николетт Жоли приняла приглашение. Ну что ж, будет ужин в интимном кругу. Так, пожалуй, даже лучше. Верньо не любил шумные многолюдные сборища. Не смутило его и отсутствие прислуги в квартире на улице Клиши: все разбежались за две недели, прошедшие со дня ареста хозяина. Последним попросил расчет камердинер, и произошло это буквально вчера. Впрочем, надо отдать ему должное, бедняга сбежал не от страха, а от непосильной работы, свалившейся на него после дезертирства остальных. Чтобы организовать этот ужин, пришлось обратиться в ресторан "Гранд-Отель" с просьбой прислать не только кушанья, но и нескольких лакеев, которые серверовали бы стол и прислуживали гостям. Из театра прибыли в двух наемных экипажах: арестанты с конвоем и две актрисы. Конвой оставили в прихожей, впрочем, Верньо великодушно позволил им позаимствовать стулья из гостиной, а гостей пригласил в столовую. После театрального приключения он был в приподнятом настроении, смеялся и подшучивал над Амели: - Дорогая, надеюсь, вы простите нас за то, что мы похитили у вас вашу верную публику. Все лорнеты были устремлены на нас. Говорили только о нас. Я, право же, чувствовал себя юной актрисой, которой дали первый бенефис. Так и хотелось встать и начать делать реверансы.

Ответов - 373, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Франсуа Бюзо: - Сопротивления, я полагаю, бесполезно? - Франсуа откинулся на спинку кресла, внимательно следя, не капнет ли с ложечки подтаявшее мороженое на его кюлоты и чулки.

Николетт Жоли: - Абсолютно бесполезно, - отрезала Николетт, сдвинув брови и сдерживая смех, не вязавшийся с её "грозным" образом. - Доедайте мороженое, Франсуа, и загадывайте желание. Да, и не забудьте назвать того... или ту, кто будет Вашей жертвой. Ну же, улыбнитесь и присоединяйтесь к нам! Не предавайтесь грустным воспоминаниям хотя бы сегодня, - умоляющим тоном протянула актриса.

Пьер Верньо: - Шарль! - взмолился Верньо. - Заставьте же его съесть это проклятое мороженое! Я не могу провести весь вечер с ложкой у его рта!

Франсуа Бюзо: - Ах, оставьте! - Бюзо сильнее вжался в спинку кресла. - Мне что-то совсем не хочется мороженого, - пожаловался он, продолжая опасливо коситься на содержимое наставленных на него ложечек. - Оно уже растаяло.

Амели Кандель: - Вы демон-искуситель, милый, - Амели ела мороженое и любовалась своим избранником. - И лишь кокетничаете, что не справитесь сами. Отдайте это мороженое мне, а для Франсуа возьмите новую порцию. - Кандель протянула Верньо вазочку. - И я буду милосердной, пусть Шарль вам поможет.

Пьер Верньо: - Я особенно люблю в вас, дорогая, то, что вы не капризны в отличие от некоторых, - Верньо поднес к губам Амели ложечку мороженого, заботливо прикрывая ее салфеткой, чтобы не капнуть на платье избранницы. - Хотя считается, что капризы пристали как раз слабому полу.

Амели Кандель: - Тогда мне просто необходимо покапризничать... хотя бы сегодня, чтобы вы узнали меня и такой, - шепнула Амели, с удовольствием угостившись мороженым.

Пьер Верньо: - Я уверен, - ответил Пьер также шепотом, - что даже ваши капризы будут мне в радость и совсем не покажутся таковыми...

Амели Кандель: Кандель нежно сжала его руку и лукаво взглянула на остальных. - Ну так что же? Она сама не заметила, как расположилась ближе к Верньо, и ее локоны, казалось, вот-вот коснутся его плеча.

Шарль Барбару: Барбару с улыбкой смотрел на разворачивающееся представление, играя бокалом шампанского. Ужин проходил так весело и беззаботно, словно снова вернулись прежние времена, когда они с удовольствием оплачивали капризы красавиц актрис, заваливали их цветами и куда более ценными подарками, стараясь перещеголять друг друга. Шарль поиграл в задумчивости бокалом, отбрасывая лишние сейчас мысли, и присоединился к друзьям: - Ну что, Пьер, возьмемся вдвоем за этого упрямца, раз уж милые дамы позволяют нам это отступление от правил? Я его придержу, а вы кормите, затем поменяемся и он должен будет сказать, из чьих рук ему понравилось больше!

Пьер Верньо: Верньо, наслаждавшемуся близостью Амели, ее теплом и запахом духов, вблизи казавшимся еще тоньше, все же пришлось отодвинуться о подруги сердца - ради компании, жаждавшей развлечений. Дразнить капризного, нервного Бюзо всегда было истинным удовольствием - разумеется, только в шутку, так, что и сам он против воли смеялся над своей досадой. Вот и сейчас Верньо взял большую столовую ложку, которую забыли убрать со стола при перемене блюд, и от души зачерпнул мороженого. - Готовы, Шарль?

Шарль Барбару: - Готов! - отозвался Барбару, отставляя бокал и поднимаясь на ноги. Он встал за спинкой стула Бюзо и положил руки ему на плечи, удерживая на месте. - Давайте, Франсуа, открывайте рот! Не упрямтесь, не стоит, нас больше. К тому же, вы огорчите дам... - Шарль повернул голову к Пьеру и чуть заметно подмигнул.

Франсуа Бюзо: - О нет! - Бюзо повел плечами, стараясь сбросить руки приятеля, но от держал крепко. - Но господа, - взмолился он, невольно заглатывая при виде здоровенного куска ванильного мороженого, - не будете же вы делать это насильно?..

Николетт Жоли: Николетт наблюдала за происходящим, доедая мороженое из своей вазочки. Прием пищи почти закончился, однако веселье продолжалось. Девушка искренне веселилась, глядя на попытки Верньо и Барбару накормить и развеселить меланхоличного Бюзо. Однако, глядя на Верньо, актриса догадывалась, что ему, скорее всего, больше хочется уединиться с Амели. Николетт понимала это желание, и немного сожалела, что в ближайшем будущем компания, скорее всего, разделится на две части. Хотя еще оставалась надежда на то, что игра в желания объединит всех сидящих за столом

Пьер Верньо: Верньо принялся отечески увещевать жертву: - Мы вовсе не хотим делать это насильно, Франсуа. Напротив, мы уповаем, что вы проявите сознательность и откроете рот сами... О, смотрите, мороженое уже тает. Ешьте быстрее, или оно закапает ваш красивый жилет. На краю ложки в самом деле повисла, готовясь сорваться, большая персиковая капля.

Шарль Барбару: Барбару загляделся на Николетт, и не сразу успел отреагировать на попытки приятеля сбросить его руки. Он покачнулся, толкнув Верньо плечом, и огромная капля устремилась на кюлоты несчастного Бюзо.

Пьер Верньо: Верньо от неожиданности выронил из рук ложку - и тоже на Бюзо. Он тут же смутился почти до слез. - О, Франсуа, прошу прощения! Я, кажется, действительно слишком много выпил сегодня. Позвольте, я принесу воды оттереть пятно.

Шарль Барбару: - Франсуа, простите нас! - Барбару присоединился к извинениям друга, сделав очень виноватое лицо, больше из уважения к Верньо, нежели потому, что и впрямь чувствовал свою вину.

Франсуа Бюзо: Бюзо горестно взвыл: - Мой костюм! Я так и знал, что мне следовало остаться сегодня дома... - Но при взгляде на сконфуженного Пьера чуть смягчился. - Не корите себя так, все уже случилось. Он замер, старясь не шевелиться, чтобы пятно из мороженого не расползалось еще больше. Но Верньо, кажется, собирался убиваться и дальше, и Франсуа добавил: - К тому же виноват в этом происшествии Шарль.

Амели Кандель: Амели подала Бюзо салфетку, скорее развеселившись итогом этой затеи, нежели огорчившись из-за случившегося. - Прошу вас... Право же, примите и мои извинения.

Шарль Барбару: - Я? - потрясенно промолвил Барбару, разом теряя виноватый вид. - Почему всегда виноват я? Все, Франсуа, я требую от вас сатисфакции! Оружие - бокал шампанского, место - здесь, время - сейчас! То есть сразу после того, как я принесу салфетку и избавлю вас от последствий нашей с Пьером неловкости, - добавил он, взяв со стола упомянутую салфетку и оглядываясь в поисках воды. - К тому же, Франсуа, если кто и виноват, то это вы. Не стоило сопротивляться, мы же не разбойники какие-нибудь!

Пьер Верньо: Верньо протянул Барбару пустое ведерко, в котором некогда охлаждалось вино. Лед растаял на жаре, и теперь на дне серебряной посудины скопилось достаточно воды, чтобы если не постирать кюлоты Бюзо полностью, то хоть придать им свежий вид.

Франсуа Бюзо: Бюзо очень медленно и осторожно выпрямил пострадавшую ногу с таким страдальческим видом, будто на ней по меньшей мере красовалась открытая рана. - Вам хорошо говорить, - прошептал он, не отрывая взгляда от злосчастного пятна. - Но одно неверное движение, и мои панталоны будут погублены навек. - поданную Амели салфетку он нервно комкал в руках. - Ах, поспешите же...

Шарль Барбару: - Никогда б не подумал, что заделаюсь прачкой нашего драгоценного Франсуа! - проворчал Барбару, опускаясь на колено и смачивая салфетку. Он ворчал больше для виду, развлекаясь самой ситуацией. - Не вздумайте дернуть коленом, Франсуа, иначе вы рискуете попасть по моему носу и погубить свою одежду окончательно. Шарль промокнул персиковое пятно салфеткой.

Франсуа Бюзо: - Аккуратнее, - тут же велел ему Бюзо, - вы только размазываете мороженое. Внимание друзей, готовых окружить его такой заботой, было приятно. Что, конечно же, не умаляло его душевных мук. - Иначе все будет бесполезно, - вздохнул он.

Шарль Барбару: - Я сначала снимаю излишки! - огрызнулся Барбару, испытывая искушение просто вылить воду на Бюзо. - Если вы не станете двигать ногой, все будет хорошо!

Франсуа Бюзо: Бюзо насторожено фыркнул, но все же послушно замер, предоставляя Барбару возможность снять мороженое салфеткой. Увы, на колене продолжало красоваться большое пятно.

Шарль Барбару: Барбару мысленно выругался. Бюзо бывал порой невыносим, но Бюзо, влюбленный неудачно, был непереносим вдвойне. - Дорогой Франсуа, я делаю все возможное для спасения ваших кюлот и вашей репутации, - проворчал Шарль, снова обмакивая салфетку в воду и принимаясь оттирать пятно еще усерднее.

Франсуа Бюзо: - А при чем тут моя репутация? - удивился Бюзо. В такую жару талая вода приятно холодила кожу. - Вам ли не знать, что последние полгода я, по известным вам причинам, - Франсуа снова помрачнел, - вынужденно добродетелен как еще никогда в жизни.

Шарль Барбару: - Об этом я и говорю, Франсуа, - усмехнулся Барбару, откладывая салфетку. - Вы чересчур добродетельны в последнее время, настолько, что это пугает меня. Но забудьте об этом. Кажется, удалось отчистить.

Амели Кандель: - Браво, Шарль! - Амели зааплодировала. - Пятно повержено. В отличие от вашей добродетельности, Франсуа, в чем вы только что признались. Сердце всегда зовет к любви, а несбывшиеся грезы против всех законов природы заточают его в башню со множеством замков. Я поцеловала бы вас, чтобы рассеять колдовство... но мой Пьер будет недоволен, - вновь кокетливо добавила она. - Ибо он хочет, чтобы целовали только его, хотя порой сам жаден на поцелуи. Николетт, желаете поцеловать Франсуа?

Франсуа Бюзо: На колене еще оставалось большое влажное пятно, и Бюзо капризно насупился, придирчиво разглядывая следы происшествия. - Шарль, вы были очень любезны... Что же до вашего великодушного предложения, милая Амели... Право же, я не могу принять от вас или от Николлет такое лекарство. Я обещал одной особе... - Франсуа возвел взгляд к потолку, - что буду верен ей, что не взгляну ни на одну женщину. Пусть даже злая судьба разлучила нас, быть может уже навек. Так что я уступаю свою долю поцелуев Шарлю. Он заслужил их, так самоотверженно спасая мой костюм. От мыслей о не случившемся личном счастье сердце вновь болезненно сжалось. Франсуа постарался легкомысленно улыбнуться, чтобы зря не тревожить друзей.

Николетт Жоли: Франсуа, несомненно, был отличным другом, но недостаточно хорошим актёром. Николетт уловила в его улыбке оттенок грусти, который вряд ли смог бы скрыть и более талантливый лицедей. Девушка подавила вздох - определённо, сегодня не самый лучший день для гражданина Бюзо. Все попытки так или иначе его расшевелить оканчивались полным провалом. Оставалось надеяться, что время излечит сердечную рану одного из жирондистов. - Я не смею отказываться от предложенной мне чести, - сказала мадемуазель Жоли, приподнявшись со стула и слегка придвинувшись к Барбару, - а Вам, Франсуа, я желаю, чтобы Ваша тоска исчезла так же легко, как пятно с Вашей одежды.

Пьер Верньо: Верньо поймал себя на том, что наблюдает за этой сценой с каким-то странным, смешанным чувством. -Браво, Шарль! - провозгласил он, когда пятно сошло. - Вас изгнали из Конвента, но без работы вы не останетесь - в случае чего, устроитесь прачкой. Помнится, вы вызвали Франсуа на дуэль... - он достал бутылку шампанского и принялся наполнять бокалы. - Есть ли желающие стать секундантами?

Шарль Барбару: - Прачкой? - Барбару вскинул бровь. - Увы, я полагаю, меня на работу прачкой возьмет лишь кто-то из наших товарищей, и то разве что тот, у кого в доме нет красавицы-жены или подруги. Разве вы, дорогой Пьер, рискнули бы таким образом? - Шарль перевел взгляд с Верньо на Амели и обратно и рассмеялся. - Секундантами придется стать прекрасным девушкам. Не звать же ради этого наших отважных охранников?

Франсуа Бюзо: Шампанское поможет забыться... И Франсуа охотно потянулся за бокалом. - В таком случае я назначаю секундантом вас. Будете считать, сколько сможет выпить Шарль. Но как будет определен победитель? Пить, покойно сидя за столом, может любой...

Николетт Жоли: - В секунданты нас с Амели? Возможно, - сказала Николетт, все еще стоя. - Но тогда нам нужен еще и врач, который будет исцелять дуэлянтов завтра утром. А без врача дуэль - не дуэль. Девушка улыбнулась, одновременно решая задачу: стоит ли ждать поцелуя, который вроде бы должен был состояться, или лучше не навязывать свое общество постороннему, в сущности, человеку. Разумнее всего было действовать по обстоятельствам, поэтому актриса решила подождать и посмотреть, к чему пойдет дело. И для начала она вернулась на свое место.

Амели Кандель: - Назначим задание? - предложила Амели, бросив на девушку внимательный взгляд. - Кто его выполнит, тот и победитель. Николетт говорила об игре в желания - сыграем чуть по-другому? Пьер, налейте и мне еще шампанского... Здесь жарко, - Верньо досталось несколько освежающих взмахов веера.

Пьер Верньо: Верньо с готовностью наполнил бокал Амели. Налил он и Николетт, чтобы девушка не оставалась в одиночестве. - Вы желаете остаться за столом, дорогая? - спросил он. - Или, может, перейдем в гостиную, там мягкие диваны и нам всем будет удобно.

Амели Кандель: - Замечательное предложение, милый, - улыбнулась Амели и, взяв бокал, поднялась со стула. - Граждане, вы составите компанию хозяину дома и дамам? Возьмите кто-нибудь с собой шербет и напитки, с ними будет веселее.



полная версия страницы