Форум » Париж, лето 1793 » Квартира Барбару, ночь с 15 на 16 июня ТРЕД СОХРАНЕН » Ответить

Квартира Барбару, ночь с 15 на 16 июня ТРЕД СОХРАНЕН

Шарль Барбару: Прогулка по городу выветрила из Барбару остатки хмеля, и он, поглядывая на своих спутников, понемногу начал размышлять, как лучше обставить все, чтобы Бюзо не остался в одиночестве. Конвой бросал на Шарля хмурые взгляды, явно не одобряя такой активности подопечного, но прекращать развлечение не входило в планы марсельца. Добравшись до места своего обитания, Барбару церемонно распахнул двери: - Прошу! Слуги давно сбежали, только кухарка все еще держалась за своего хозяина, не желая лишаться стабильной и высокой платы. - Мари, подай нам легкий десерт, - попросил Шарль, выглянувшую на звук его голоса кухарку, прислуживавшую ему в последнее время за столом и убиравшую в доме. – И шампанское, одну из тех двух бутылок, что прислали недавно. Мари исчезла за дверьми, и Барбару повернулся к конвою. - Граждане, надеюсь, вас устроит приемная? Мари принесет вам пива. Не дожидаясь ответа, он обратился к друзьям: - Идемте же! Выпьем еще шампанского, друзья мои! Я хочу сегодня забыть обо всем в вашем обществе.

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 All

Франсуа Бюзо: Франсуа и Николетт последовали за хозяином дома в гостиную. Бюзо все еще ощущал выпитый недавно коньяк, и поэтому особенно следил за своем поведением, опасаясь совершить какую-нибудь глупость. Он старался идти как можно более прямо, аккуратно ставя ноги за ступени лестницы, не вертеть головой по сторонам и главное... главное молчать! Лишь оказавшись в полутемной комнате (Мари еще не успела зажечь свечи), он с облегченным вздохом уселся в кресло. Вроде бы спутники не заметили его состояния. Он немного переведет дух, и снова сможет пить наравне с ними - лишат себя возможности попробовать столь нахваливаемого Шарлем вина он решительно не мог. - Я дано не был у вас в гостях, - заметил Бюзо.

Шарль Барбару: - Да, Франсуа, и я должен бы вдоволь пообижаться на вас за это, но, пожалуй, прощу. На первый раз, конечно. - Барбару замолчал, когда Мари внесла поднос, уставленный десятком вазочек с разнообразными десертами, и бутылку вина. Девушка зажгла свечи, разом прогоняя двусмысленный полумрак, царивший в гостиной, и удалилась. Барбару открыл вино, разливая его по бокалам, и поднес Бюзо и Николетт. - За дружбу, мои дорогие! Только она поддерживает нас порой, когда весь остальной мир хмур и неприветлив.

Франсуа Бюзо: - За дружбу, - улыбнулся Бюзо. Покусанные Николетт губы слегка защипало от соприкосновением с вином, и он поспешил промокнуть их салфеткой. - И в первую очередь за таких внимательных друзей, как вы... Бюзо запнулся, размышляя, не прозвучали ли последняя фраза чересчур двусмысленно. Проклятый коньяк! И он подбодрил себя еще одним глотком вина.

Шарль Барбару: Шарль усмехнулся, уловив двусмысленность, но не стал заострять на ней внимание, надеясь, что Бюзо позабудет о неловкости. - Внимание - это самое малое, что могут подарить друзья, не так ли? Пейте, Франсуа, и если вы скажете, что вино плохое - вы перестанете быть моим другом!

Франсуа Бюзо: - О нет, вино просто превосходно! - поспешил заверить его Бюзо. Ссориться с хозяином дома даже в шутку не хотелось. - Вы мастер добывать где-то такие сокровища, в наше-то голодное время.

Шарль Барбару: - Даже в наше голодное и лишенное блеска время можно добыть уникальные вещи, дорогой Франсуа. Если, конечно знать, где именно, и иметь нужную репутацию: не слишком безупречную, чтобы не отпугнуть, и достаточно солидную, чтобы с вами имели дело. - Барбару улыбнулся не без самодовольства. - Как вам понравилась наша игра у Пьера? Довольно необычно, не правда ли? И захватывающе.

Франсуа Бюзо: - Да. Конечно. Очень.. - снова заволновался Франсуа. - Амели постаралась на славу, придумывая для нас состязание... Никогда в жизнине играл ни во что подобное, - честно признался он.

Шарль Барбару: - Никогда? - Барбару не счел нужным скрывать свое удивление. - Ну что же вы, это же весьма распространненая забава! Надеюсь, хоть в жмурки вы играли? - он подлил другу еще вина, не забыв и о Николетт, пока что тихо сидевшей и слушавшей их разговор.

Франсуа Бюзо: - В жмурки? - изумился Франсуа. - Конечно.... Но почему вы спрашивает. Уж не предлагаете ли вы продолжить начатые у Пьера развлечения? Так мы скоро начнем играть в прятки... - он чокнулся бокалом с Барбару.

Шарль Барбару: - А почему бы и нет? Франсуа, раз уж мы начали дурачиться, все трое, отчего бы не продолжить? Конечно, в компании Пьера и Амели было бы забавнее, но тут ничего не поделать. Места нам хватит, а милая Николетт, кажется, уже заскучала без развлечений в нашей с вами компании.

Франсуа Бюзо: Бюзо качал головой, но то ли сказывалось выпитое, то ли ему действительно понравилась эта идея. - Тогда внесу предложение. Мы не будем играть в этой комнате, здесь слишком много острых углов и бьющихся предметов, - он кивнул на стоящую на столике вазу. Может быть у вас в доме найдется боле безопасное помещение?

Шарль Барбару: - Разумеется, найдется! - Барбару с обычной своей горячностью ухватился за идею. - Рядом малая гостиная, я ей почти не пользуюсь - для больших компаний она маловата, а вдвоем... лучше быть в спальне, не так ли? Но для игры она подойдет как нельзя лучше. В ней только два дивана и столик, все вазы я распорядился убрать еще месяца два назад... - Барбару вздохнул. - Хотел ее переделать. Но пойдемте же!

Франсуа Бюзо: - Пойдемте, - поддержал идею Франсуа. - Я просто обязан взять реванш после своей досадной ошибки с масками! - пообещал он. Ведь игра в жмурки, в отличие от предыдущей, совершенно невинна и ничем не грозит репутации, размышлял он, направляясь вслед за Шарлем в другую комнату. Милая Николетт, когда сможете выбраться в сеть - присоединяйтесь к нам, ждем с нетерпением!

Шарль Барбару: Шарль мысленно засмеялся. Бюзо явно переоценивал невинность игры в жмурки, но это же делало ситуацию проще. Ах, мадам Ролан, что же вы сделали с Франсуа? - Захватите свечи, друзья! - Барбару поставил канделябр на стол и оглядел полутемное помещение. Вполне подойдет. В дверном проеме замаячила фигура гвардейца, и Шарль поморщился. Надо еще придумать, как заставить охрану не вмешиваться.

Франсуа Бюзо: Бюзо, с еще одним массивным подсвечником в руках, проследовал за Барбару. На обоях заметались причудливые изломанные тени. - Иду-иду. - Он водрузил свою ношу на стол. Проследив за взглядом Шарля, он развел руками. - Что будем делать с нашими сопровождающими?..

Шарль Барбару: - Попросим подождать нас в приемной, - пожал плечами Барбару. - Или же пусть смотрят: мы не замышляем ничего противозаконного, только невинную и легкую игру. Оставлю вас ненадолго, Франсуа: поищу подходящий шарф, чтобы завязать глаза. Молодой человек прошел в гардеробную, взял первый попавшийся черный шелковый шарф из тех, что были в моде не так давно, и вернулся к Бюзо. - Кто первым окажется в положении несчастного слепого? - шутливо произнес Барбару, обращаясь к Франсуа и появившейся на пороге Николетт.

Франсуа Бюзо: - В прошлый раз первым были вы, теперь мой черед, - Бюзо взял из рук Шарля кусок шелка и самостоятельно завязал себе глаза. - Только напомните мне правила игры?..

Шарль Барбару: - Правила просты, мой дорогой Франсуа! Вы пытаетесь поймать нас в этой комнате, не подглядывая, а мы - улизнуть от вас, смехом, шумом и шутками подбрасывая вам подсказки. - Барбару отступил на пару шагов назад, опасаясь хитрости со стороны Бюзо. - После того, как вы поймаете кого-то, пойманный выполняет ваше желание и занимает ваше место. Все просто, друг мой!

Франсуа Бюзо: Все действительно казалось предельно просто. Бюзо демонстративно потер руки "Ну-Ну, ничего сложного...": - Тогда я считаю до трех... Спасайтесь бегством, Шарль! - Он прислушался, стараясь по скрипу половиц определить, куда отступит приятель и где зашуршит платье Николетт.

Шарль Барбару: Барбару, усмехнувшись, тихо снял обувь, отбросив ее к стене. Теперь он мог передвигаться почти бесшумно - в отличие от Николетт, которую молодой человек предполагал на роль первой "жертвы". Шарль встал за одним из двух диванов, готовый поднырнуть под руку Бюзо, если тот приблизится.

Франсуа Бюзо: Услышав глухой удар об стену, Франсуа вздрогнул и было метнулся в ту сторону. Но тут же сообразил, что это отвлекающий маневр. Хмыкнув, он широка расставил руки в стороны и медленно двинулся по периметру комнаты, чутко прислушиваясь к малейшему звуку...

Николетт Жоли: Николетт не обратила внимания на хитрость Барбару, и, соответственно, не взяла его принцип на вооружение, оставшись в туфлях на высоком каблуке. Девушка, все еще гордившаяся тем, что смогла запутать Бюзо в предыдущем состязании, рассчитывала на свою ловкость, а так же на то, что изрядно подвыпивший Франсуа не разберет, откуда доносится веселыий смех. - Я готова поспорить, что Вы попадетесь первым, Шарль, - с шуточным вызом сказала Николетт на ухо Барбару, - предлагаю даже заключить пари. Ваши условия?

Франсуа Бюзо: Различив этот тихий шепот, Бюзо тут же быстро двинулся в нужном направлении. Помещение было совсем небольшим, так что спрятаться игрокам тут решительно негде. Остается загнать кого-то из них в угол и поймать.

Шарль Барбару: - Пари? С удовольствием. Если вы попадаетесь первой, я получу эту ленту с ваших волос. А если я попадусь... что тогда? - Говоря это, Барбару перемещался по комнате, не упуская из виду Бюзо.

Николетт Жоли: - А если выиграю я, то Вы самолично повяжете мою ленту Франсуа, - хихикнула Николетт, на всякий случай уворачиваясь от оказавшегося поблизости Бюзо. - Полагаю, такое наказание Вас устроит?

Шарль Барбару: - Повязать вашу ленту Франсуа? - Шарль споткнулся и едва не угодил в руки Бюзо. - Вы жестоки, Николетт! Но я согласен, и знайте, что я жертвую собой...

Николетт Жоли: - Мы посмотрим, кто из нас пожертвует собой, Шарль, - сказала мадемуазель Жоли, отступая в угол, - у вас больше шансов на победу. Но если мне повезёт, то знайте, что у меня ещё есть парочка шуток в запасе. Увлёкшись разговором, девушка не заметила крохотной выбоинки на гладком полу. Неожиданно каблук левой туфли Николетт попал в щербинку, и актриса едва удержалась на ногах. Но шороху получилось много.

Франсуа Бюзо: - О чем это вы шепчитесь? - подозрительно осведомился Бюзо, снова хватая руками воздух. Голоса, смешки и легкий звук шагов то слышались совсем рядом, но в следующее мгновение отдалялись.

Шарль Барбару: Барбару подхватил покачнувшуюся девушку, осторожно придержав ее за талию . - Осторожнее, Николетт! Я не прощу себе, если вы пострадаете!

Франсуа Бюзо: Но было поздно. Рискуя натолкнуться на мебель, Бюзо неожиданно бросился в ту сторону, где раздавались голоса. И в следующее мгновение уже крепко держал в объятиях обоих. - Кажется, я кого-то поймал... - констатировал он, сдерживая улыбку.

Шарль Барбару: Барбару постарался спрятать досаду от того, как глупо он попался. - Ну что ж, Николетт... придется вам пожертвовать две ленточки, одну мне, другую - для Франсуа, - проговорил он, улыбнувшись. - Друг мой, вам повезло поймать нас обоих. Снимите же с глаз повязку и взгляните на свою добычу! Каким будет ваше желание, Франсуа?

Франсуа Бюзо: Бюзо не замедлил сдернуть с глаз кусок шелка и с удовольствием оглядел свой улов. Выбрать желание... В первый момент разгоряченного игрой Бюзо посетила масса весьма дерзких проектов. Может попросить Николетт подарить ему не ленту, а подвязку?.. Глаза Франсуа хитро блеснули, и он открыл было рот... Но привычное воспоминание о Манон тут же заставило его смущенно покраснеть. Он не должен так себя вести... руки сами разжались, выпуская Шарля и Николетт которых он, оказывается, все это время продолжал держать в объятиях сам того не замечая. Бюзо хотелось развлечься, но долг честного человека требовал сохранят верность прекрасной госпоже Ролан даже в таких мелочах. Бюзо с сожалением отступил назад. - С меня достанет вашей ленты, Николетт, - торопливо объявил он. ну вот и все, желание использовано. Он вздохнул с облегчением и затаенной досадой на свое стесненное положение.

Шарль Барбару: Шарль огорченно вздохнул. Увидев, как заблестели глаза друга, он понадеялся, что тот оставит грустные мысли и верность мадам Ролан, но, видимо, слишком глубоко его отравила эта влюбленность. И все же тот факт, что Бюзо не торопился разрывать случайных объятий, оставлял надежду прогнать тоску Франсуа. - Вы еще не загадали желание мне, друг мой, - мягко напомнил Барбару.

Франсуа Бюзо: - Ах, оставьте же меня! - Неожиданно возвысил голос Бюзо и отпрянув в сторону. - Я не могу! Как вы не понимаете?! Я не могу развлекаться, пока, пока... Вы сами знаете почему. Я и так сегодня вечером был непростительно легкомысленным, и нет мне за это прощения! Франсуа заломил руки. Затравленно оглядевшись по сторонам, он бросился куда-то в угол, как оказалось к выходу из комнаты. Широко распахнув дубовые двустворчатые двери (скажем откровенно, сделав это излишне театрально), он обернулся уже стоя в темном дверном проеме. - Прошу простить меня, я должен вас сейчас покинуть! - не дожидаясь ответа, он выбежал прочь... Чтобы через несколько секунд со смущенным видом вернуться обратно. - Прошу прощения, я перепутал двери и вторгся в вашу спальную, Шарль... Он деловито устремился к еще одной двери напротив...

Шарль Барбару: Барбару стремительно шагнул навстречу, перехватывая Бюзо. - Полноте, друг мой. Ваше поведение было в рамках приличий. И я никуда не отпущу вас в таком состоянии! И неужели вы захотите нанести оскорбление Николетт, бросив ее со мной наедине?

Франсуа Бюзо: Но Франсуа заупрямился и начал вырываться. - Как можно! Если Николетт что-то угрожает, я могу забрать с собой и проводить до дома... Ах, отпустите же меня... - с этими словами он печально уткнулся носом в плечо Барбару.

Шарль Барбару: Мысленно вознеся не слишком цензурную молитву всем святым, Шарль успокаивающе погладил друга по спине, не спеша отпускать куда-либо. - Франсуа, ну что вы, что может угрожать девушке в моем доме? Я не чудовище, вы меня с кем-то путаете... - говоря это, Барбару ненавязчиво подталкивал друга к дивану, взглядом умоляя Николетт налить еще вина и поднести этому влюбленному придурку. - Перестаньте. Лучше скажите, отчего вы так смутились при виде моей спальни? У меня плохой вкус?

Франсуа Бюзо: Позволив усадить себя на диван, Бюзо чуть перевел дух. Похоже, здесь решительно не собирались уважать его разбитое сердце, и спорить об этом с Шарлем бесполезно. - Я же искал выход, а вовсе не вашу опочивальню... - вдруг Франсуа поразила страшная догадка. - Надеюсь, вы не подумали ничего такого?.. - прошептал он. - Право же, я без всякого умысла попал туда...

Шарль Барбару: Разумеется, Бюзо ждал сочувствия и утешения, но Шарль не выдержал и засмеялся. - Боже, Франсуа... вы полагаете меня настолько испорченным? Я всего лишь осведомился, как вам нравится мой вкус. Никаких двойных смыслов, мой дорогой. Возьмите пирожное: такие создает только моя Мари, одна во всем Париже - вы нигде не найдете пирожного воздушней и вкуснее. Разве есть оскорбление вашей любви в том, что вы съедите десерт? - Барбару привстал, дотягиваясь до блюда с пирожными, переставил его поближе и забрался на диван с ногами, не желая искать обувь.

Франсуа Бюзо: Раздумчиво покосившись на приятеля (шутит он или насмехается над его чистой и святой любовью?..), Франсуа взял предложенное пирожное. Нежные взбитые сливки тут же брызнули во все стороны. Пробормотав что-то о своей неловкости, он торопливо облизал пальцы.

Николетт Жоли: - А к пирожному очень подойдет это вино, - сказала актриса, протягивая бокал мрачному Бюзо. - Франсуа, послушайте Шарля, и хотя бы ненадолго забудьте о Вашей печали. Часто бывает, что проблемы, которые кажутся неразрешимыми вечером, к утру теряют свою сложность. Помните об этом, и я уверена, что у Вас все будет хорошо. А пока, граждане, - прибавила девушка, обращаясь к обоим жирондистам, - время исполнять обещанное. Вот мои ленты, держите их. Теперь очередь за Вами, Шарль. Помните, что я Вам загадала?

Шарль Барбару: Барбару, успевший позабыть о пари, усмехнулся, принимая ленту. - Повязать ее Франсуа. И куда прикажете? - Шарль оценивающе поглядел на измазанного в взбитых сливках друга, облизывающего пальцы. - Дорогой мой, возьмите платок!

Николетт Жоли: - Мне кажется, что лучше всего будет украсить лентой шею нашего дорогого Франсуа, - протянула Николетт, отметив, что Бюзо, кажется, отвлёкся от своей печали, поедая пирожные. - Впрочем, Шарль, если у Вас есть свои идеи, то не буду Вам препятствовать. Но мне кажется, что лента на шее вполне подойдёт нашему другу - с ней он будет похож на верного пуделя, скорбящего по своей хозяйке, - с заговорщицким прибавила актриса, снизив голос на два тона.

Шарль Барбару: - Шею? Как будет угодно, прекрасная Николетт! Но позволю себе заметить, - Барбару понизил голос, - наш друг не пудель. Шарль засмеялся, подбираясь с лентой к Бюзо. - Франсуа, отвлекитесь от пирожного и подставляйте шею! Я не мастер вывязывать банты, но сейчас готов постараться!

Франсуа Бюзо: Франсуа с сожалением отложил обратно на блюдо недоеденное пирожное. - Носить ленту дамы всегда большая честь, - улыбнулся он наклоняясь к Барбару и подставляя ему шею. Чтобы Шарлю было удобнее повязывать ленточку, он снял шейный платок и расстегнул ворот сорочки. Воздух приятно холодил кожу, когда он торжественно склонил голову, будто представленный к рыцарскому званию.

Шарль Барбару: Барбару с не менее торжественным выражением лица старательно повязал ленточку на шею друга, вывязал роскошный бант и с удовлетворением поглядел на дело рук своих. - Совсем другой вид, - улыбнулся он. - Ваше пирожное, Франсуа. Не правда ли, великолепное? Если не считать взбитых сливок на пальцах, - засмеялся Шарль.

Франсуа Бюзо: Бюзо подошел к висящему на стене большому зеркалу и придирчиво осмотрел свое отражение. Бант на шее выглядел непривычно, но весьма недурно. - Вам завидно, что все пирожные достались мне? - он демонстративно облизнул перемазанные пальцы. - Надо быть расторопнее, друг мой!

Шарль Барбару: - Мы введем новую моду - бант на шее! Как думаете, скоро ли эта мода захватит Париж? - Барбару откинулся на спинку дивана, прикрыв глаза и ощутив, что все же слегка захмелел. Безумный вечер, и такой приятный...

Франсуа Бюзо: Бюзо тоже уселся на самый краешек дивана. - О нет, подобные банты уже носит наш общий друг, мэтр Антуан. - Франсуа чуть поморщился, при воспоминании и торопливо слизнул остатки крема. - Но готов поклясться, что его скучные однотонные шейные платки ничто по сравнению с этим совершенством... - продолжал он, вытирая руки салфеткой. - Кстати, Шарль, вы можете работать не только прачкой, но и камердинером.... Завязывать и развязывать галстуки.

Шарль Барбару: - Какой у меня прекрасный выбор! Франсуа, вы уже готовы взять меня к себе камердинером? - Барбару наклонился к Николетт и шепнул: - Только посмотрите на этого экономного человека! Он же наверняка не станет платить мне, сказав, что вместо этого готов меня кормить. Он выпрямился, посмотрев на Бюзо невинным взглядом. - Но я боюсь предположить, дорогой мой, кем можете трудиться вы! Определенно, вы слишком вкусно едите десерт.

Франсуа Бюзо: - Ах, я, право, тоже в сомнениях. Никак не могу выбрать занятие себе по душе. Жаль, что нет такой профессии, чтобы можно только есть десерты и сидеть на таком вот покойном диване. - Франсуа тоже откинулся на спинку креста и с блаженным вздохом вытянул ноги. Он начал понемногу расслабляться.

Шарль Барбару: - Отчего же нет? - лукаво улыбнулся Шарль. - Разве мало вечеров мы провели за десертом и беседой, когда были депутатами Конвента? Может быть, все еще вернется.

Франсуа Бюзо: - Не напоминайте, - Франсуа качнул головой. - Но, я вижу, милая Николетт совсем заскучала?

Николетт Жоли: - Ах нет, я вовсе не заскучала, Франсуа, - откликнулась Николетт, - знаете, мне даже пришла в голову идея, кем бы Вы смогли работать, чтобы можно было есть пирожные и при этом ничего не делать. Есть у нас в театре одна постановка, в которой действие начинается с того, что один герой умирает на званом ужине, отравившись пирожным. Вот кого Вы смогли бы сыграть, гражданин Бюзо. Что скажете, Франсуа? Думаю, Вам пришлись бы по вкусу эклеры с фальшивым ядом. Они уж точно лучше, чем яд с фальшивыми эклерами.

Шарль Барбару: - Николетт! - с упреком воскликнул Барбару, изображая праведное возмущение. - Вы намекаете, что эти пирожные отравлены? Разве я мог бы отравить своего друга и такую прелестную девушку, как вы? Нет, вы разбили мне сердце...

Франсуа Бюзо: - Я бы предпочел "Британика", - Бюзо поправил бант на шее. - Там герой тоже умирает на пиру, и умирает из-за зависти и страха захватившего власть тирана. Это было бы более символично, я полагаю.

Шарль Барбару: - Вы затронули чересчур мрачную тему, дорогие мои. - Барбару посмотрел в окно и ощутил, что время уже идет к утру, а планы на эту ночь у него были куда более приятными и менее приличными, чем неспешная беседа о театре. - Николетт, разве нет сейчас более игривой постановки? Вокруг столько горя и несчастий, что хочется забыться на время от всего этого.

Франсуа Бюзо: Бюзо тоже шевельнулся. Постепенно начинала сказываться усталость после долгого дня, застолья и вина. А они все еще сидят в гостиной... Он оценивающе взглянул на юную актрису. О нет, мадам Ролан всецело царила в его сердце. Но раз уж он позволил втянуть себя в эту игру с поцелуями, желаниями и игрой в жмурки, придется идти и дальше. А ведь малышка смела: знала куда едет ночью после ужина, но все так же непринужденна и весела как птичка.

Шарль Барбару: - Ах, Франсуа... - От Барбару не укрылся оценивающий взгляд приятеля на девушку, и он рискнул. - Раньше актрисы слыли самими искусными в поцелуях, а теперь, кажется, это мы с вами. Что же делается с миром? Николетт, скажите, кто лучше целуется: я или Франсуа? - Шарль осторожно накрыл руку девушки ладонью.

Франсуа Бюзо: - Каждый из нас мог бы задать остальным такой вопрос, - обиделся Франсуа, подсаживаясь к Николетт с другой стороны. - Каждый из нас знает другого на вкус.

Николетт Жоли: - О, господа, вы, право, задаёте слишком жестокие вопросы, - картинно закатила глаза Николетт, - право, мне очень сложно сделать выбор. Вы, Шарль, эмоциональнее, Вы, Франсуа, нежнее. Поэтому с моей стороны лучше всего будет провозгласить ничью, - с этими словами девушка сжала руки обоих жирондистов. - Однако у нас пустые бокалы, поэтому позвольте мне исправить это досадное упущение.

Шарль Барбару: - Нет-нет, позвольте это сделать мне! - Барбару поспешно наполнил бокалы заново и огляделся. - Но здесь чертовски неуютно. Может быть, перейдем в спальню, которую столь любезно нам открыл Франсуа? Не примите за нескромный намек, там всего лишь намного удобнее беседовать втроем за бокальчиком шампанского. Шарль поднялся, отвесил шутливый поклон и направился к спальне. В дверях он обернулся. - Франсуа, вы совершенно правы. Здесь все знают друг друга на вкус. Хорошо, вы сами напросились! Поинтересуюсь у вас: кто лучше целуется, я или Николетт?

Николетт Жоли: Не будучи по складу характера стеснительной, Николетт охотно приняла предложение Барбару переместиться в спальню. Однако девушка задержалась, пытаясь разгладить складки на подоле платья, образовавшиеся после сидения на диване. Увлекшись своим делом, актриса не слышала, о чем говорят двое друзей.

Франсуа Бюзо: - Право же, - Бюзо густо покраснел и поспешно забрал из рук Шарля бокал, - вы мастер задавать нескромные вопросы. Вы же знаете, что я участвовал в этой игре в поцелуи не по своей воле! Как вы можете теперь спрашивать меня об этом? Он насупился, отвернулся и торопливо провел рукой по губам, будто желая стереть саму память о сегодняшней игре, которая теперь с кажой минутой начинала казаться ему все более и более непристойной. Не дожидаясь ответа, Бюзо с видом оскорбленной невинности проскользнул мимо Барбару в спальню.

Шарль Барбару: Барбару рассмеялся, следуя за другом и прихватив с собой канделябр. - Николетт, вы прекрасны в любом виде. Идите же к нам! - Шарль опустился на кровать, усаживаясь поудобнее, и выжидающе посмотрел на друга. - Франсуа, не вздумайте смущаться. В этой игре вы были великолепны, я даже жалел, что мои руки были связаны.

Франсуа Бюзо: Бюзо пробормотал что-то неразборчивое. Усевшись на противоположной стороне постели, он уткнулся в недопитый бокал, искоса поглядывая на Николетт. Тут все было просто и понятно. Красивая актриса может оказаться в доме у холостого мужчины лишь по одной причине. А вот веселые шуточки Барбару его тревожили и выбивали из колеи: ну почему тот все время напоминает об этой злосчастной игре в поцелуи?.. Чувствуя, что снова заливается краской, Франсуа поджал губы.

Шарль Барбару: - Перестаньте краснеть, Франсуа, смущение вам не идет, - продолжил было Барбару подшучивать над другом, но, заметив, что тот всерьез смутился, умолк и пересел ближе. - Ну же, дорогой мой, допивайте шампанское, я налью вам еще. Забудьте сегодня обо всем, прошу вас, - Шарль осторожно сжал свободную руку Бюзо, забираясь холодными пальцами под рукав, - просто будьте собой, тем Франсуа, которого я знаю... - Барбару обернулся к дверям. - Николетт, здесь темно без вашей ослепительной улыбки! Присоединяйтесь!

Николетт Жоли: - Я уже иду, - подала голос Николетт, махнув рукой на помятое платье - в конце концов, без утюга его всё равно не привести в порядок. Поправив чуть сползшую с плеч косынку, актриса двинулась по направлению к спальне, откуда доносились голоса двух друзей. Обрадовавшись тому, что в комнате царит полумрак, а, следовательно, мелкие недостатки её туалета не будут заметны, девушка присела на кровать с таким расчётом, чтобы находиться примерно на одинаковом расстоянии и от Барбару, и от Бюзо. - Должна признать, что с бокалом в руке и бантом на шее Вы смотритесь весьма интересно, Франсуа, - сказала Николетт. - А Вам, Шарль, очень идут роль гостеприимного хозяина и вот эта бутылка в руке. Право, мне даже жаль, что я не рисую, и не могу сделать карандашный набросок на память о сегодняшнем вечере.

Шарль Барбару: - Жаль, что вы не рисуете, но в этот вечер отбросим официальность и стремление все запечатлеть иначе, кроме как в памяти. - Барбару убрал руку от Бюзо и поставил бутылку на пол, поворачиваясь к Николетт. - Милая моя, вам не жарко? Июнь выдался необычайно теплым, не находите? - Шарль расстегнул сюртук и небрежно уронил его на пол. - Франсуа, отбросьте стеснительность и последуйте моему примеру, долой официальность! Мы не в Конвенте, к счастью. Николетт, помогите мне избавить этого скромного и стыдливого человека от лишней одежды! - Барбару со смехом потянулся к сюртуку Бюзо. - Только не развязывайте бант!

Николетт Жоли: - Вы позволите мне расстегнуть Ваш сюртук, Франсуа? - спросила Николетт, протягивая руки к пуговицам с выгравированным узором. - Или Вы предпочтете, чтобы это сделал Шарль? - усмехнулась актриса, на миг бросив взгляд в сторону Барбару.

Шарль Барбару: - Не спрашивайте у него, Николетт, иначе нам опять придется ловить нашего Франсуа у дверей! - рассмеялся Барбару, услышав вопрос мадемуазель Жоли. - Ах, Николетт, спросили бы вы об этом меня...

Николетт Жоли: - Я полагаю, Шарль, что у Вас больше сил, чем у Франсуа, который большую их часть растратил на меланхолию, - засмеялась Николетт, - однако мы можем найти компромисс. Сначала мы с Вами снимаем сюртук с Франсуа, потом я и Франсуа примемся за Вас. А потом кто-нибудь из вас поможет мне избавиться от этого, - актриса дернула за кончик косынки, частично прикрывающей плечи и грудь.

Шарль Барбару: - Мне нравится ваше предложение... - протянул Барбару, еле сдерживая довольную ухмылку. - Но кое в чем оно не совсем справедливо, я ведь уже в более раздетом состоянии, чем наш дорогой Франсуа или чем вы.

Николетт Жоли: - Однако мы вполне можем исправить эту несправедливость, - сказала Николетт, доставая из кармана монету, и протягивая ее Барбару, - итак, если выпадет цифра то снимается моя косынка. Венок - мы стягиваем сюртук с Франсуа. Бросайте монету, Шарль.

Шарль Барбару: Барбару подбросил монетку, не слишком загадывая, что выпадет: оба варианта устраивали его в равной степени. Монета, сверкнув, упала на кровать, немедленно затерявшись в складках покрывала. - Кажется, был венок... - растерянно пробормотал Шарль, ища монетку. - Вернемся к предыдущему предложению, моя милая? Орел и решка во Франции в 1793? :)

Франсуа Бюзо: Бюзо поспешно одергивал манжеты, стараясь полностью спрятать в них ладони - прикосновение похладных пальцев Барберу продолжало гореть на коже. Что за напасть?.. Одако предложение снять сюртук звучало куда более угрожающе, и он тут же обеими руками схватился за свой воротник. - Быть может сперва мы поможем даме? - поспешно предложил он, жалея о том, что шейный платок остался в гостиной, и на шее у него один лишь бант. Он на всякий случай прикрыл горло ладонью. Но, быть может, увлекшись процессом о нем забудут и он сможет улизнуть?..

Шарль Барбару: - Только после того, как мы с дамой поможем вам, - притворно сурово отрезал Барбару, принимаясь за сюртук Бюзо. - Если не хотите лишиться пуговиц, в ваших интересах не сопротивляться, Франсуа! - Шарль нарочно задевал руки Бюзо, с удовлетворением расшалившегося мальчишки отмечая реакцию на свои прикосновения. - Николетт, помогите же мне с этим упрямцем!

Франсуа Бюзо: На несколько мгновений Бюзо замер в растерянности и даже не противился. Ведь все это шутка, правда? Однако когда сюртук был расстегнут и Барбару на удивление ловко и проворно сдернул его с плеч, Франсуа спохватился и принялся вырываться, все больше запутываясь в рукавах сюртука. - Ах, оставьте же меня! Вы с ума сошли! - Он старался отстраниться от Шарля, который, по мнению Бюзо, вел себя ужасно нескромно и вообще сидел слишком близко.

Шарль Барбару: Барбару обхватил приятеля за плечи, помогая выпутаться и тихо шепнул ему на ухо: - Перестаньте, мой дорогой. Смиритесь: до утра я вас никуда не отпущу. Во-первых, это слишком опасно, во-вторых, нам без вас будет скучно и грустно, и в-третьих... - Шарль почти высвободил руки Бюзо из упрямой одежды, не желавшей покидать хозяина, но не торопился отодвигаться, - в-третьих, я не хочу, чтобы вы покидали нас. Вы рискнете нанести мне оскорбление своим уходом, или же выпьете еще шампанского? Барбару незаметно поглаживал руки Франсуа, забираясь пальцами под рубашку. Он чувствовал себя уязвленным: Шарль не привык, чтобы объект его внимания испуганно сбегал. Впрочем... - Николетт, позвольте мне помочь вам! - Барбару резким движением убрал руки от Бюзо и повернулся к девушке, но, не удержав равновесия - разумеется совершенно "случайно"! - растянулся на кровати, ткнувшись губами в колени актрисы. - Простите меня, о Николетт! - Шарль немедленно изобразил глубочайшее раскаяние, прижав руки к груди и глядя прямо в глаза мадемуазель Жоли, но не торопясь подниматься. Он протянул руку и ловко распутал узелок косынки, потянув ее с плеч девушки. - У вас очаровательные плечи, прекраснейшие в Париже. И вы их скрывали? Жестокая!

Николетт Жоли: - О, я всего лишь решила приберечь кое-что на потом, - улыбнулась Николетт, окончательно сбрасывая ставший ненужным предмет одежды, - думаю, что в самом начале нашего дружеского застолья излишняя открытость во всех смыслах этого слова была бы лишней. И я не думаю, чтобы отсутствие моей косынки помогло в конкурсе Вам или Франсуа. Зато сейчас я даже благодарна Вам за то, что Вы меня освободили от лишней вещи. Мне даже стало легче дышать, а раньше я страдала от жары, - добавила актриса с некоторой томностью и повернулась, чтобы лучше видеть собеседника. - Теперь очередь за Вами, Шарль, - сказала Николетт, поводя полуоткрытыми плечами,- итак, от какого предмета одежды Вы готовы избавиться на этот раз? Франсуа, готовьтесь к битве - я чувствую, что наш друг так легко не покорится.

Шарль Барбару: - На ваш выбор, милая Николетт, - рассмеялся Барбару, откровенно любуясь девушкой. - Огласите свой приговор! Вот только я не обещаю быть очень послушным, хоть сопротивляться вашим рукам - что может быть слаще и приятней?

Франсуа Бюзо: Бюзо взволнованно и негодующе засопел: да как может Шарль решать за него, уходить ему или оставаться? Разумеется, после всех этих пошлых намеков он немедленно уйдет... Но сперва отомстит молодому нахалу за то неловкое положение, в которое он его поставил. Как недавно он стирал с губ следы поцелуев, так и теперь руки Франсуа сами тянулись к тем участкам кожи на запястьях, до которых случайно или нарочито - не важно - дотрагивался Барбару. Поймав себя на этом занятии, Бюзо тряхнул головой и в свою очередь ухватил за плечи растянувшегося на постели приятеля. - Вы так заботливо помогаете избавиться от душной одежды нам с мадемуазель, что мы просто не вправе не оказать такую же слугу и вам, - мстительно заявил Барбару, прикинув, что, совместными усилиями его и Николетт, Шарль вынужден будет разрастаться не с одним, а с двумя предметами гардероба.

Шарль Барбару: Барбару рассмеялся, в шутку пытаясь высвободиться. - Ну вот, я в ваших руках. И что вы желаете с меня снять, Франсуа? Торопитесь, иначе милая Николетт вас опередит!

Франсуа Бюзо: - Я хотел бы заполучить вашу сорочку. - Бюзо потянул Шарля за плечо, чтобы тот перевернулся на спину. - По мысли Франсуа это пожелание вынудило бы Шарля расстегнуть жилет с полусотней крохотных пуговиц, а значит еще один балл в их с Николетт пользу. Это маленькое мошенничество показалось Бюзо очень удачным. Пусть Шарль поплатится за свою двусмысленную выходку с сюртуком самого Бюзо.

Шарль Барбару: Барбару опрокинулся на спину, повинуясь рукам друга, удобно пристроив затылок на колени мадемуазель Жоли. - Николетт, милая.. - Шарль расстегнул верхние пуговицы жилета и мысленно выругался: их было много и они были мелкие, - вы не хотите помочь мне? Немного, совсем чуть-чуть... я мечтаю, чтобы ваши нежные тонкие пальчики коснулись меня... точнее, этих милых пуговиц, избавив меня от шелкового плена жилета! Барбару с трудом удерживался от хихиканья, предвкушая разочарование Бюзо.

Франсуа Бюзо: Если Бюзо и почувствовал укол досады, то виду не подал. Он поудобнее уселся на кровати с другой стороны от Барбару, готовясь в случае необходимости предупредить и предотвратить новые каверзы с его стороны. - Ну хорошо, я готов подождать.

Шарль Барбару: Барбару приподнялся на локте, заглядывая в лицо Николетт, и расстегнул еще пару пуговиц. Впрочем, десятка четыре остались застегнутыми... - Франсуа, вы удивительно добры сегодня! - язвительно отозвался он на слова Бюзо. - Право, я поражен...

Франсуа Бюзо: - Но не слишком долго, - предупредил его Бюзо. - В случае необходимости я охотно окажу Николетт посильную помощь. В подтверждение своих слов он быстро протянул руку, и наугад расстегнул еще несколько пуговок на груди Барбару. После чего отвесил легкий полупоклон Николетт. - Милая гражданка Жоли, приступайте же, я сгораю от нетерпения. - Бюзо имел ввиду, что ему не терпится поскорее вогнать Шарля в краску, застав его лишиться сорочки. Полюбовавшись тогда на его смущение, он намеревался тут же покинуть спальню и вернуться в свой пустой дом, где его ждала лишь маленькая миниатюра милой Манон.

Николетт Жоли: Николетт, приподнявшись, наблюдала за весёлой вознёй двух друзей, одновременно прикидывая, с каким предметом одежды придётся скоро расстаться ей самой. С одной стороны, девушке хотелось подольше растянуть игру, для начала сбросив чулки-подвзяки, с другой - атмосфера безобидного поначалу развлечения становилась всё более пикантной, и актриса чувствовала, что такой мелочью как чулки, ей не отделаться. Впрочем, вино и события сегодняшнего вечера сделали своё дело, и никакой стыдливости Николетт не ощущала. - Сейчас, сейчас, - зашевелилась мадемуазель Жоли, вставая на колени, чтобы было удобнее смотреть в лицо Барбару. - Ну, Шарль, держитесь - с этими словами девушка принялась медленно расстёгивать оставшиеся пуговицы на жилете жирондиста, стараясь между делом успеть захватить несколько пуговиц на белой рубашке. Если Бюзо хотел заставить друга смутиться, то Николетт решила сравнять счёт - ведь даже оставшись без жилета, Шарль был бы более одет, чем его собеседница. А поэтому актриса вела не совсем честную игру, при этом забыв о том, что, лёжа на кровати, Барбару будет удобно наблюдать за полуоткрытыми плечами и грудью той, которая усердно стаскивала с него жилет.

Шарль Барбару: Барбару развлекался. Он не чувствовал ни малейшего смущения, раздеваемый руками друга и красивой девушки, скорее наоборот: наконец-то вечер зашел в ту сторону, в которой он всегда ощущал себя как рыба в воде. Подождав, пока все пуговицы будут расстегнуты, Шарль со вздохом, приподнялся на локтях, жалея о том, что покидает столь удобную "подушку" и позволяя стащить с себя весьма лишний сейчас предмет одежды. - Милая моя, вы справились так быстро, что я полон искушения попросить вас застегнуть мой жилет и расстегнуть снова... - разумеется, молодой человек не оставил без внимания теперь не скрытую косынкой грудь красавицы, но увлекаться было рано. Он сел на кровати, повернувшись к Бюзо. - Ваша очередь, Франсуа. И осторожнее - ваши пальцы кажутся ледяными. - Барбару ободряюще улыбнулся ему, прикидывая, как бы поудобнее вцепиться в жилет Бюзо и избавить от него застенчивого приятеля.

Франсуа Бюзо: Франсуа тоже не замечал на лице Барбару признаков смущения и душевных мук. И это было обидно. Он неторопливо взялся за край его сорочки, выдергивая её из-за пояса. Тонкая батистовая ткань была почти неощутима в руках... - Вы боитесь холода? - с невинным видом уточнил Бюзо, запуская ладонь в образовавшуюся прореху и прижимая ладонь к спине Барбару.

Шарль Барбару: Удержаться от совершенно неподобающего взвизга было весьма непросто, да и действия Бюзо были неожиданы. Барбару вздрогнул, дернулся, пытаясь увернуться от холодной ладони, бокал шампанского, отставленный им в сторону, качнулся и немного вина выплеснулось на многострадальные кюлоты Бюзо, лишь слегка в стороне от того места, куда ранее падало мороженое. - Простите, Франсуа... - почти с искренним сожалением произнес Барбару, старательно сдерживая смех. - Я готов поклясться, что это не было нарочно.

Франсуа Бюзо: Потерпевший негодующе взвыл, выпустил Барбару и вскочил на ноги, с огорчением разглядывая свои многострадальные кюлоты. - Три тысячи чертей, Шарль! Вам, боюсь, придется снова поработать прачкой... Не могу же я идти домой в таком виде?.. - Франсуа пытался отряхнуться.

Шарль Барбару: - Увы, Франсуа, я могу всего лишь предложить вам завернуться в простынь, пока Мари отстирает ваши кюлоты. Действительно, не идти же вам домой в таком виде! - Барбару спрятал усмешку за бокалом.

Франсуа Бюзо: - Только при условии, что она отстирает и погладит их поскорее! - Расстроенный Бюзо осторожно уселся обратно на кровать. - Но вы, я погляжу, все еще в рубашке. С этими словами он снова потянулся к Барбару.

Шарль Барбару: - Конечно, она сделает это быстро! Еще до утра они будут в вашем распоряжении, - успокоил друга Барбару, одним глотком допил шампанское и поставил пустой бокал на пол. - Я в вашем распоряжении, Франсуа. И не торопитесь: ночь длинна...

Франсуа Бюзо: - Так долго? Тогда я буду вынужден просить вас одолжить мне на один день что-нибудь из вашего гардероба, - ледяным тоном сообщил Бюзо, расстегивая пуговицы сорочки на груди Барбару. Когда с ними было покончено он, стараясь не дотрагиваться до живого тела, принялся аккуратно распутывать тесемку возле воротника. Но этот несносный тип все еще даже не думал смущаться и этим доставить удовольствие Бюзо! Запыхтев от досады, Франсуа вынужден был пойти на жертвы. Манон этого не одобрила бы, но молодого нахала нужно было как-то приструнить. Бюзо будто случайно провел рукой по шее Барбару. Его пальцы были уже не такими холодными.

Шарль Барбару: Барбару вздрогнул от прикосновения. Месть Бюзо? Или Франсуа осмелел? Кто же знал, что для того, чтобы лишить Бюзо стеснительности, надо вылить на него шампанское! Шарль усмехнулся и поймал руку приятеля. - Вы снимаете с меня сорочку, Франсуа, или перепутали кожу с тканью? Не думал, что моя кожа на ощупь напоминает батист.

Франсуа Бюзо: Бюзо поспешно отдернул руку. - Снимаю, конечно, - буркнул он покраснев. Пресекая дальнейшие препирательства, он потянул за край сорочки, сдергивая её через голову Шарля.

Шарль Барбару: - Так гораздо лучше, - удовлетворенно кивнул Барбару, усмехнувшись. - Но вы двое чересчур одеты по сравнению со мной! От вас, Франсуа, я желаю получить... что бы вы подумали? Тоже сорочку! Николетт, я не настолько жесток, и довольствуюсь вашим чулком.

Франсуа Бюзо: Франсуа со вздохом положил на стул добытую с такими муками сорочку. - Может быть я сейчас выйду из игры и уеду домой? - забеспокоился он, на всякий случай одергивая манжеты. Мокрое пятно на колене неприятно холодило. Но на улице темно, он потерпит час, пока доберется домой.

Шарль Барбару: - Франсуа... - Барбару с улыбкой посмотрел на него. - Я прошу вас: останьтесь. Не стану приводить доводов, просто прошу, как ваш друг и товарищ по несчастью - не уезжайте. И снимите уже ваши несчастные кюлоты, чем раньше Мари их постирает, тем раньше они высохнут!

Франсуа Бюзо: - Я останусь, - вздохнул Бюзо, но переодеваться не буду. Достав платок, он принялся сосредоточенно проскакивать пятно на колене... Кажется, Барбару забыл о том, что только что потребовал с него сорочку. Это хорошо. Может Шарль и дальше не вспомнит?..

Шарль Барбару: - Николетт, вы только взгляните на этого упрямца! - эмоционально воскликнул Барбару. - Дайте сюда платок, Франсуа, у меня уже есть опыт в чистке ваших кюлот. - Шарль выхватил платок из рук Бюзо, склонившись над коленом друга. - И не забудьте: как только я отчищу вас, мы продолжаем. Наша Николетт еще слишком одета!

Франсуа Бюзо: Франсуа не торопился уже привычно вытянуть ногу, подставляя её Барбару. В тусклом свете уже изрядно оплывший свечей полуобнаженный Шарль выглядел как-то особенно непристойно и Бюзо поспешно отвел взгляд. Видимо, его все же не отпустят. Франсуа в панике сцепил пальцы. Что же делать? Он забрался на кровать с ногами и начал незаметно отползать в дальний её угол. - Не смею вас так утруждать...

Шарль Барбару: - В самом деле? - Барбару улыбнулся, перемещаясь по кровати вслед за Бюзо. - Как пожелаете. Но я все еще желаю заполучить вашу сорочку, и можете не надеяться, что я забуду! Ну же, Франсуа... пока я не передумал и не пожелал заполучить ваши кюлоты.

Франсуа Бюзо: Бюзо уже уперся спиной в изголовье кровати, отступать дальше было некуда. - Шарль, не приближайтесь! - предупредил он чуть дрогнувшем голосом. - Это... это неприлично!

Шарль Барбару: - Вы правы, Франсуа. Ужасно неприлично. Ужасно неприлично заставлять Николетт ждать. - Барбару протянул руку, расстегивая жилет и потянул его с плеч Бюзо. - Сейчас я заполучу желаемое, и оставлю вас в покое - на некоторое время, разумеется!

Франсуа Бюзо: Бюзо дернулся и завозился в своем углу. Надо бы представить, что его раздевает камердинер... Но вызвать в мозгу спасительный образ не удавалось. Почувствовав руку Шарля у себя на плече, он начал вырываться: - Пустите! Я не хочу. - Он сделал попытку оттолкнуть Барбару, однако вместо этого сам потерял равновесие и навзничь растянулся на подушках, глухо стукнувшись плечом о спинку кровати.

Шарль Барбару: Барбару на секунду растерялся при виде такой реакции. - Вы чертовски неосторожны, - он бережно провел по ушибленному месту, сдвигая сорочку, и прижимаясь губами к плечу Бюзо, - я не хотел бы видеть на вас синяки. По крайней мере, оставленные бездушной кроватью.

Франсуа Бюзо: Бюзо от неожиданности замер и даже не сразу начал возмущаться. - Если бы не наши доблестные стражи за порогом, я бы сейчас позвал на помощь, так и знайте! - прошептал он. Волосы Барбару щекотали шею, а прикосновение губ было непростительно приятным.

Шарль Барбару: - Позвали бы на помощь? - Барбару скользнул губами по шее друга, нетерпеливо расстегивая на нем сорочку. - Зачем? Неужели я внушаю вам страх? - Шарль вытащил сорочку из штанов, потянул аккуратно, стараясь не задеть ушибленное плечо. - Снимайте, мой дорогой. В этом нет ничего плохого. И не зовите охрану - это зрелище не для них.

Франсуа Бюзо: - Учтите, я терплю все это только из-за нежелания привлекать внимание охраны! - еще раз напомнил Бюзо, выпутываясь из сорочки. На пару секунд ткань закрыла лицо, но после сразу стало легче дышать. Все-таки вечер был очень душным... Франсуа повел плечами и небрежно пригладил волосы на затылке Барбару. Вот ведь юный нахал... Опуская руку, он случайно задел рукой мокрую штанину и досадливо скривился.

Шарль Барбару: - Конечно, Франсуа, конечно, - рассмеялся Шарль, восторженно оглаживая плечи приятеля. - Не хотите все же снять кюлоты? Вам должно быть чертовски неудобно в мокром. - Барбару спустился ладонями по груди Бюзо, берясь за тугие неудобные пуговицы кюлот. - И не зовите на помощь охрану, вы испортите репутацию нам обоим.

Франсуа Бюзо: Из Барбару вышел бы отличный камердинер. Бюзо откинулся на подушку, позволяя тому возиться с пуговицами. - Пожалуй... - ведь от мокрых штанов и правда лучше бы избавиться, уговаривал он себя. Простудиться летом трудно, но нет ничего невозможного...

Шарль Барбару: - Вот так гораздо лучше, о мой благоразумный друг! - смеясь, Шарль справился с пуговицами кюлот и потянул их прочь, словно ненароком проведя ногтями по бедру Бюзо. Щадя стыдливость друга, Барбару отбросил покрывало и вытянул простынь, укрывая Франсуа до пояса. - Так гораздо лучше, разве вы не согласны? - спросил он, поигрывая кончиками пальцев по коже.

Франсуа Бюзо: - Лучше, - Бюзо чуть морщился от прикосновений, он с детства не любил щекотки. Улучив момент, он перехватил ладонь Шарля и прижал её к себе сквозь простыню. Щекотка прекратилась. Запоздало сообразив, что из всех троих он первым оказался полностью раздетым, тогда как собирался скорейшим образом покинуть этот дом, Бюзо снова забеспокоился. - Я полежу немного, пока Мари приведет в порядок мою одежду...

Николетт Жоли: Николетт от души смеялась, глядя на успешные попытки Шарля раздесть своего слишком застенчивого друга. Оба жирондиста сейчас напоминали расшалившихся мальчишек, но никак не серьёзных политиков. Особенно комично выглядел Франсуа, цепляющийся за простыню. - Дорогой мой Шарль, Вы - настоящий змей-искуситель, - сказала девушка, подмигивая Барбару. - Вижу, что одного праведника Вы уже почти совратили с пути истинного. Теперь же, насколько я понимаю, пришла моя очередь попасть в лапы злого духа. Ну что же, я готова к этому нелёгкому испытанию.

Шарль Барбару: Барбару улыбнулся, когда Франсуа прижал его руку к себе, вряд ли осознавая, насколько приятен был этот жест и каким искушением было провести ладонью, слегка нажимая, дразня беднягу и побуждая к менее приличным развлечениям... но Бюзо придется немного подождать. В таком виде он уже не сбежит. Шарль переместился на кровати, перебравшись через друга, и взял Николетт за руку, не слишком уже стесняясь: девушка знала, зачем едет с ними. - Ах, милая Николетт... вы называете меня злым духом? Но разве я зол? - Барбару поднес руку актрисы к губам, целуя, и тут же отпустил. - Я всего лишь поражен вашей красотой... Он положил руку на колено Николетт, провел раскрытой ладонью вверх, слегка задирая платье. - Давайте избавим вас от этой тяжелой и ненужной ткани, без сомнения, красивой, но скрывающей вашу собственную красоту.

Франсуа Бюзо: Когда Барбару отвлекся, Бюзо испытал легкую досаду. В конце-концов, его вынудили раздеться и теперь бросают на произвол судьбы?.. Целомудренно придерживая свою простыню, он подполз поближе к Николетт и Шарлю. - Шарль прав, только избавившись от одежды понимаешь, насколько она мешала в такую жару. - Облокотившись на плечо Барбару, свободной рукой он провел по спине девушки, нащупывая шнуровку корсажа. - Позвольте вам помочь...

Шарль Барбару: - Надеюсь, вдвоем мы быстро избавим красавицу от мучений пребывания в этом узком и тяжелом наряде, Франсуа, - свободной рукой Шарль приобнял приятеля за талию, придерживая его. - И прослывем спасителями. А разве спасителям не положен законный поцелуй спасенной?

Николетт Жоли: - Вы не спасители, граждане, вы искусители, - засмеялась Николетт, заведя руку за спину, чтобы помочь Бюзо справиться с застёжками. - А посему мне кажется, что одного поцелуя вам будет мало, это вы делаете вид, что готовы им удовольствоваться. Особенно это касается Вас, Шарль, по глазам вижу. Девушка повела плечами, высвобождаясь из тесного платья и ожидая, пока Франсуа справится с оставшимися крючками. Разгорячившись, актриса решила позволить себе ещё немного вольностей. - Шарль, не смотрите на меня так, лучше помогите Вашему другу. Иначе приз достанется только ему. Если Вы, конечно, не вздумаете взять аванс самостоятельно.

Шарль Барбару: Барбару рассмеялся. - Вы предлагаете мне соблазнительнейшие вещи, милая Николетт! Но я не был бы собой, если бы не взял свой приз сам. - Он сдвинул платье, обнажая чудную ножку, и прижался к ней губами. - Франсуа, спасайте даму скорее, летние ночи слишком коротки, а мои кюлоты становятся неудобно тесны, когда столь прекрасная девушка получает свободу от оков ткани. Рука, лежавшая на талии Бюзо, скользнула под простынь, дразня, и тут же вернулась на место. Одна свеча затрещала, разгорелась сильнее и погасла.

Франсуа Бюзо: Прикосновения приятеля самым неожиданным образом волновали больше, нежели вид полуодетой красавицы. Будто случайно вновь удержав его руку на месте и даже чуть сдвигая в нужном направлении, Франсуа наклонился вперед, дерзко касаясь губами нежно белеющего в полутьме плеча Николлет. Расстегнутый корсаж сползал в сторону, открывая вид, достояный кисти Давида... - Кажется, свечи вот-вот догорят, - озабоченно посетовал Франсуа. Будто в подтверждение его словам притухло и замигало пламя еще одного огарка. В комнате сразу стало намного темнее. Но это и к лучшему. Им уже не впервой искать чужие губы на ощупь. Не имеет значения чьи...



полная версия страницы