Форум » Париж, лето 1793 » Квартира Барбару, ночь с 15 на 16 июня ТРЕД СОХРАНЕН » Ответить

Квартира Барбару, ночь с 15 на 16 июня ТРЕД СОХРАНЕН

Шарль Барбару: Прогулка по городу выветрила из Барбару остатки хмеля, и он, поглядывая на своих спутников, понемногу начал размышлять, как лучше обставить все, чтобы Бюзо не остался в одиночестве. Конвой бросал на Шарля хмурые взгляды, явно не одобряя такой активности подопечного, но прекращать развлечение не входило в планы марсельца. Добравшись до места своего обитания, Барбару церемонно распахнул двери: - Прошу! Слуги давно сбежали, только кухарка все еще держалась за своего хозяина, не желая лишаться стабильной и высокой платы. - Мари, подай нам легкий десерт, - попросил Шарль, выглянувшую на звук его голоса кухарку, прислуживавшую ему в последнее время за столом и убиравшую в доме. – И шампанское, одну из тех двух бутылок, что прислали недавно. Мари исчезла за дверьми, и Барбару повернулся к конвою. - Граждане, надеюсь, вас устроит приемная? Мари принесет вам пива. Не дожидаясь ответа, он обратился к друзьям: - Идемте же! Выпьем еще шампанского, друзья мои! Я хочу сегодня забыть обо всем в вашем обществе.

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 All

Николетт Жоли: - А к пирожному очень подойдет это вино, - сказала актриса, протягивая бокал мрачному Бюзо. - Франсуа, послушайте Шарля, и хотя бы ненадолго забудьте о Вашей печали. Часто бывает, что проблемы, которые кажутся неразрешимыми вечером, к утру теряют свою сложность. Помните об этом, и я уверена, что у Вас все будет хорошо. А пока, граждане, - прибавила девушка, обращаясь к обоим жирондистам, - время исполнять обещанное. Вот мои ленты, держите их. Теперь очередь за Вами, Шарль. Помните, что я Вам загадала?

Шарль Барбару: Барбару, успевший позабыть о пари, усмехнулся, принимая ленту. - Повязать ее Франсуа. И куда прикажете? - Шарль оценивающе поглядел на измазанного в взбитых сливках друга, облизывающего пальцы. - Дорогой мой, возьмите платок!

Николетт Жоли: - Мне кажется, что лучше всего будет украсить лентой шею нашего дорогого Франсуа, - протянула Николетт, отметив, что Бюзо, кажется, отвлёкся от своей печали, поедая пирожные. - Впрочем, Шарль, если у Вас есть свои идеи, то не буду Вам препятствовать. Но мне кажется, что лента на шее вполне подойдёт нашему другу - с ней он будет похож на верного пуделя, скорбящего по своей хозяйке, - с заговорщицким прибавила актриса, снизив голос на два тона.

Шарль Барбару: - Шею? Как будет угодно, прекрасная Николетт! Но позволю себе заметить, - Барбару понизил голос, - наш друг не пудель. Шарль засмеялся, подбираясь с лентой к Бюзо. - Франсуа, отвлекитесь от пирожного и подставляйте шею! Я не мастер вывязывать банты, но сейчас готов постараться!

Франсуа Бюзо: Франсуа с сожалением отложил обратно на блюдо недоеденное пирожное. - Носить ленту дамы всегда большая честь, - улыбнулся он наклоняясь к Барбару и подставляя ему шею. Чтобы Шарлю было удобнее повязывать ленточку, он снял шейный платок и расстегнул ворот сорочки. Воздух приятно холодил кожу, когда он торжественно склонил голову, будто представленный к рыцарскому званию.

Шарль Барбару: Барбару с не менее торжественным выражением лица старательно повязал ленточку на шею друга, вывязал роскошный бант и с удовлетворением поглядел на дело рук своих. - Совсем другой вид, - улыбнулся он. - Ваше пирожное, Франсуа. Не правда ли, великолепное? Если не считать взбитых сливок на пальцах, - засмеялся Шарль.

Франсуа Бюзо: Бюзо подошел к висящему на стене большому зеркалу и придирчиво осмотрел свое отражение. Бант на шее выглядел непривычно, но весьма недурно. - Вам завидно, что все пирожные достались мне? - он демонстративно облизнул перемазанные пальцы. - Надо быть расторопнее, друг мой!

Шарль Барбару: - Мы введем новую моду - бант на шее! Как думаете, скоро ли эта мода захватит Париж? - Барбару откинулся на спинку дивана, прикрыв глаза и ощутив, что все же слегка захмелел. Безумный вечер, и такой приятный...

Франсуа Бюзо: Бюзо тоже уселся на самый краешек дивана. - О нет, подобные банты уже носит наш общий друг, мэтр Антуан. - Франсуа чуть поморщился, при воспоминании и торопливо слизнул остатки крема. - Но готов поклясться, что его скучные однотонные шейные платки ничто по сравнению с этим совершенством... - продолжал он, вытирая руки салфеткой. - Кстати, Шарль, вы можете работать не только прачкой, но и камердинером.... Завязывать и развязывать галстуки.

Шарль Барбару: - Какой у меня прекрасный выбор! Франсуа, вы уже готовы взять меня к себе камердинером? - Барбару наклонился к Николетт и шепнул: - Только посмотрите на этого экономного человека! Он же наверняка не станет платить мне, сказав, что вместо этого готов меня кормить. Он выпрямился, посмотрев на Бюзо невинным взглядом. - Но я боюсь предположить, дорогой мой, кем можете трудиться вы! Определенно, вы слишком вкусно едите десерт.

Франсуа Бюзо: - Ах, я, право, тоже в сомнениях. Никак не могу выбрать занятие себе по душе. Жаль, что нет такой профессии, чтобы можно только есть десерты и сидеть на таком вот покойном диване. - Франсуа тоже откинулся на спинку креста и с блаженным вздохом вытянул ноги. Он начал понемногу расслабляться.

Шарль Барбару: - Отчего же нет? - лукаво улыбнулся Шарль. - Разве мало вечеров мы провели за десертом и беседой, когда были депутатами Конвента? Может быть, все еще вернется.

Франсуа Бюзо: - Не напоминайте, - Франсуа качнул головой. - Но, я вижу, милая Николетт совсем заскучала?

Николетт Жоли: - Ах нет, я вовсе не заскучала, Франсуа, - откликнулась Николетт, - знаете, мне даже пришла в голову идея, кем бы Вы смогли работать, чтобы можно было есть пирожные и при этом ничего не делать. Есть у нас в театре одна постановка, в которой действие начинается с того, что один герой умирает на званом ужине, отравившись пирожным. Вот кого Вы смогли бы сыграть, гражданин Бюзо. Что скажете, Франсуа? Думаю, Вам пришлись бы по вкусу эклеры с фальшивым ядом. Они уж точно лучше, чем яд с фальшивыми эклерами.

Шарль Барбару: - Николетт! - с упреком воскликнул Барбару, изображая праведное возмущение. - Вы намекаете, что эти пирожные отравлены? Разве я мог бы отравить своего друга и такую прелестную девушку, как вы? Нет, вы разбили мне сердце...

Франсуа Бюзо: - Я бы предпочел "Британика", - Бюзо поправил бант на шее. - Там герой тоже умирает на пиру, и умирает из-за зависти и страха захватившего власть тирана. Это было бы более символично, я полагаю.

Шарль Барбару: - Вы затронули чересчур мрачную тему, дорогие мои. - Барбару посмотрел в окно и ощутил, что время уже идет к утру, а планы на эту ночь у него были куда более приятными и менее приличными, чем неспешная беседа о театре. - Николетт, разве нет сейчас более игривой постановки? Вокруг столько горя и несчастий, что хочется забыться на время от всего этого.

Франсуа Бюзо: Бюзо тоже шевельнулся. Постепенно начинала сказываться усталость после долгого дня, застолья и вина. А они все еще сидят в гостиной... Он оценивающе взглянул на юную актрису. О нет, мадам Ролан всецело царила в его сердце. Но раз уж он позволил втянуть себя в эту игру с поцелуями, желаниями и игрой в жмурки, придется идти и дальше. А ведь малышка смела: знала куда едет ночью после ужина, но все так же непринужденна и весела как птичка.

Шарль Барбару: - Ах, Франсуа... - От Барбару не укрылся оценивающий взгляд приятеля на девушку, и он рискнул. - Раньше актрисы слыли самими искусными в поцелуях, а теперь, кажется, это мы с вами. Что же делается с миром? Николетт, скажите, кто лучше целуется: я или Франсуа? - Шарль осторожно накрыл руку девушки ладонью.

Франсуа Бюзо: - Каждый из нас мог бы задать остальным такой вопрос, - обиделся Франсуа, подсаживаясь к Николетт с другой стороны. - Каждый из нас знает другого на вкус.

Николетт Жоли: - О, господа, вы, право, задаёте слишком жестокие вопросы, - картинно закатила глаза Николетт, - право, мне очень сложно сделать выбор. Вы, Шарль, эмоциональнее, Вы, Франсуа, нежнее. Поэтому с моей стороны лучше всего будет провозгласить ничью, - с этими словами девушка сжала руки обоих жирондистов. - Однако у нас пустые бокалы, поэтому позвольте мне исправить это досадное упущение.

Шарль Барбару: - Нет-нет, позвольте это сделать мне! - Барбару поспешно наполнил бокалы заново и огляделся. - Но здесь чертовски неуютно. Может быть, перейдем в спальню, которую столь любезно нам открыл Франсуа? Не примите за нескромный намек, там всего лишь намного удобнее беседовать втроем за бокальчиком шампанского. Шарль поднялся, отвесил шутливый поклон и направился к спальне. В дверях он обернулся. - Франсуа, вы совершенно правы. Здесь все знают друг друга на вкус. Хорошо, вы сами напросились! Поинтересуюсь у вас: кто лучше целуется, я или Николетт?

Николетт Жоли: Не будучи по складу характера стеснительной, Николетт охотно приняла предложение Барбару переместиться в спальню. Однако девушка задержалась, пытаясь разгладить складки на подоле платья, образовавшиеся после сидения на диване. Увлекшись своим делом, актриса не слышала, о чем говорят двое друзей.

Франсуа Бюзо: - Право же, - Бюзо густо покраснел и поспешно забрал из рук Шарля бокал, - вы мастер задавать нескромные вопросы. Вы же знаете, что я участвовал в этой игре в поцелуи не по своей воле! Как вы можете теперь спрашивать меня об этом? Он насупился, отвернулся и торопливо провел рукой по губам, будто желая стереть саму память о сегодняшней игре, которая теперь с кажой минутой начинала казаться ему все более и более непристойной. Не дожидаясь ответа, Бюзо с видом оскорбленной невинности проскользнул мимо Барбару в спальню.

Шарль Барбару: Барбару рассмеялся, следуя за другом и прихватив с собой канделябр. - Николетт, вы прекрасны в любом виде. Идите же к нам! - Шарль опустился на кровать, усаживаясь поудобнее, и выжидающе посмотрел на друга. - Франсуа, не вздумайте смущаться. В этой игре вы были великолепны, я даже жалел, что мои руки были связаны.

Франсуа Бюзо: Бюзо пробормотал что-то неразборчивое. Усевшись на противоположной стороне постели, он уткнулся в недопитый бокал, искоса поглядывая на Николетт. Тут все было просто и понятно. Красивая актриса может оказаться в доме у холостого мужчины лишь по одной причине. А вот веселые шуточки Барбару его тревожили и выбивали из колеи: ну почему тот все время напоминает об этой злосчастной игре в поцелуи?.. Чувствуя, что снова заливается краской, Франсуа поджал губы.

Шарль Барбару: - Перестаньте краснеть, Франсуа, смущение вам не идет, - продолжил было Барбару подшучивать над другом, но, заметив, что тот всерьез смутился, умолк и пересел ближе. - Ну же, дорогой мой, допивайте шампанское, я налью вам еще. Забудьте сегодня обо всем, прошу вас, - Шарль осторожно сжал свободную руку Бюзо, забираясь холодными пальцами под рукав, - просто будьте собой, тем Франсуа, которого я знаю... - Барбару обернулся к дверям. - Николетт, здесь темно без вашей ослепительной улыбки! Присоединяйтесь!

Николетт Жоли: - Я уже иду, - подала голос Николетт, махнув рукой на помятое платье - в конце концов, без утюга его всё равно не привести в порядок. Поправив чуть сползшую с плеч косынку, актриса двинулась по направлению к спальне, откуда доносились голоса двух друзей. Обрадовавшись тому, что в комнате царит полумрак, а, следовательно, мелкие недостатки её туалета не будут заметны, девушка присела на кровать с таким расчётом, чтобы находиться примерно на одинаковом расстоянии и от Барбару, и от Бюзо. - Должна признать, что с бокалом в руке и бантом на шее Вы смотритесь весьма интересно, Франсуа, - сказала Николетт. - А Вам, Шарль, очень идут роль гостеприимного хозяина и вот эта бутылка в руке. Право, мне даже жаль, что я не рисую, и не могу сделать карандашный набросок на память о сегодняшнем вечере.

Шарль Барбару: - Жаль, что вы не рисуете, но в этот вечер отбросим официальность и стремление все запечатлеть иначе, кроме как в памяти. - Барбару убрал руку от Бюзо и поставил бутылку на пол, поворачиваясь к Николетт. - Милая моя, вам не жарко? Июнь выдался необычайно теплым, не находите? - Шарль расстегнул сюртук и небрежно уронил его на пол. - Франсуа, отбросьте стеснительность и последуйте моему примеру, долой официальность! Мы не в Конвенте, к счастью. Николетт, помогите мне избавить этого скромного и стыдливого человека от лишней одежды! - Барбару со смехом потянулся к сюртуку Бюзо. - Только не развязывайте бант!

Николетт Жоли: - Вы позволите мне расстегнуть Ваш сюртук, Франсуа? - спросила Николетт, протягивая руки к пуговицам с выгравированным узором. - Или Вы предпочтете, чтобы это сделал Шарль? - усмехнулась актриса, на миг бросив взгляд в сторону Барбару.

Шарль Барбару: - Не спрашивайте у него, Николетт, иначе нам опять придется ловить нашего Франсуа у дверей! - рассмеялся Барбару, услышав вопрос мадемуазель Жоли. - Ах, Николетт, спросили бы вы об этом меня...

Николетт Жоли: - Я полагаю, Шарль, что у Вас больше сил, чем у Франсуа, который большую их часть растратил на меланхолию, - засмеялась Николетт, - однако мы можем найти компромисс. Сначала мы с Вами снимаем сюртук с Франсуа, потом я и Франсуа примемся за Вас. А потом кто-нибудь из вас поможет мне избавиться от этого, - актриса дернула за кончик косынки, частично прикрывающей плечи и грудь.

Шарль Барбару: - Мне нравится ваше предложение... - протянул Барбару, еле сдерживая довольную ухмылку. - Но кое в чем оно не совсем справедливо, я ведь уже в более раздетом состоянии, чем наш дорогой Франсуа или чем вы.

Николетт Жоли: - Однако мы вполне можем исправить эту несправедливость, - сказала Николетт, доставая из кармана монету, и протягивая ее Барбару, - итак, если выпадет цифра то снимается моя косынка. Венок - мы стягиваем сюртук с Франсуа. Бросайте монету, Шарль.

Шарль Барбару: Барбару подбросил монетку, не слишком загадывая, что выпадет: оба варианта устраивали его в равной степени. Монета, сверкнув, упала на кровать, немедленно затерявшись в складках покрывала. - Кажется, был венок... - растерянно пробормотал Шарль, ища монетку. - Вернемся к предыдущему предложению, моя милая? Орел и решка во Франции в 1793? :)

Франсуа Бюзо: Бюзо поспешно одергивал манжеты, стараясь полностью спрятать в них ладони - прикосновение похладных пальцев Барберу продолжало гореть на коже. Что за напасть?.. Одако предложение снять сюртук звучало куда более угрожающе, и он тут же обеими руками схватился за свой воротник. - Быть может сперва мы поможем даме? - поспешно предложил он, жалея о том, что шейный платок остался в гостиной, и на шее у него один лишь бант. Он на всякий случай прикрыл горло ладонью. Но, быть может, увлекшись процессом о нем забудут и он сможет улизнуть?..

Шарль Барбару: - Только после того, как мы с дамой поможем вам, - притворно сурово отрезал Барбару, принимаясь за сюртук Бюзо. - Если не хотите лишиться пуговиц, в ваших интересах не сопротивляться, Франсуа! - Шарль нарочно задевал руки Бюзо, с удовлетворением расшалившегося мальчишки отмечая реакцию на свои прикосновения. - Николетт, помогите же мне с этим упрямцем!

Франсуа Бюзо: На несколько мгновений Бюзо замер в растерянности и даже не противился. Ведь все это шутка, правда? Однако когда сюртук был расстегнут и Барбару на удивление ловко и проворно сдернул его с плеч, Франсуа спохватился и принялся вырываться, все больше запутываясь в рукавах сюртука. - Ах, оставьте же меня! Вы с ума сошли! - Он старался отстраниться от Шарля, который, по мнению Бюзо, вел себя ужасно нескромно и вообще сидел слишком близко.

Шарль Барбару: Барбару обхватил приятеля за плечи, помогая выпутаться и тихо шепнул ему на ухо: - Перестаньте, мой дорогой. Смиритесь: до утра я вас никуда не отпущу. Во-первых, это слишком опасно, во-вторых, нам без вас будет скучно и грустно, и в-третьих... - Шарль почти высвободил руки Бюзо из упрямой одежды, не желавшей покидать хозяина, но не торопился отодвигаться, - в-третьих, я не хочу, чтобы вы покидали нас. Вы рискнете нанести мне оскорбление своим уходом, или же выпьете еще шампанского? Барбару незаметно поглаживал руки Франсуа, забираясь пальцами под рубашку. Он чувствовал себя уязвленным: Шарль не привык, чтобы объект его внимания испуганно сбегал. Впрочем... - Николетт, позвольте мне помочь вам! - Барбару резким движением убрал руки от Бюзо и повернулся к девушке, но, не удержав равновесия - разумеется совершенно "случайно"! - растянулся на кровати, ткнувшись губами в колени актрисы. - Простите меня, о Николетт! - Шарль немедленно изобразил глубочайшее раскаяние, прижав руки к груди и глядя прямо в глаза мадемуазель Жоли, но не торопясь подниматься. Он протянул руку и ловко распутал узелок косынки, потянув ее с плеч девушки. - У вас очаровательные плечи, прекраснейшие в Париже. И вы их скрывали? Жестокая!

Николетт Жоли: - О, я всего лишь решила приберечь кое-что на потом, - улыбнулась Николетт, окончательно сбрасывая ставший ненужным предмет одежды, - думаю, что в самом начале нашего дружеского застолья излишняя открытость во всех смыслах этого слова была бы лишней. И я не думаю, чтобы отсутствие моей косынки помогло в конкурсе Вам или Франсуа. Зато сейчас я даже благодарна Вам за то, что Вы меня освободили от лишней вещи. Мне даже стало легче дышать, а раньше я страдала от жары, - добавила актриса с некоторой томностью и повернулась, чтобы лучше видеть собеседника. - Теперь очередь за Вами, Шарль, - сказала Николетт, поводя полуоткрытыми плечами,- итак, от какого предмета одежды Вы готовы избавиться на этот раз? Франсуа, готовьтесь к битве - я чувствую, что наш друг так легко не покорится.



полная версия страницы