Форум » Париж, лето 1793 » Погром. 16 июня, вечер и ночь. ТРЕД СОХРАНЕН » Ответить

Погром. 16 июня, вечер и ночь. ТРЕД СОХРАНЕН

Камиль Демулен:

Ответов - 27

Камиль Демулен: Тени постепенно становились длиннее, и служанка вошла в нарядную гостиную с несколькими новыми не зажженными свечами в руках: заменить сгоревшие накануне ночью. Соскребая оплывший воск с подсвечников, женщина покачала головой. Хозяин с хозяйкой не считали денег. Хотя продукты на рынке становилось доставать все труднее, а до нового урожая еще далеко, они все время забывали тушить свечи на ночь, позволяя им догорать самостоятельно. А ведь одна свеча стоит как буханка хлеба... Клара работала в этом доме уже два года, и поэтому позволяла себе размышлять о хозяевах в такой снисходительной манере. А как же иначе, если оба они что дети малые, только успевай приглядывать, чтобы хозяйка не забывала оплачивать счета и следить за ребенком, а хозяин - вовремя ел и хоть иногда ложился спать раньше полуночи... Вот и сейчас, неслышно ступая по ковру, женщина с неодобрением поглядывала на сидящего на диване Демулена, который нервно листал какую-то книгу, не сколько читая, сколько задумчиво глядя сквозь неё. Что за глупая привычка...

Эбер: Сумерки медленно опускались на Париж. Вечер был теплым, но у Жака не получалось насладиться погодой. Не то чтобы он беспокоился... но сердце все равно стучалось чаще и громче обычного. Но эта легкая нервозность была скорее чем-то приятным, нежели смахивала на страх. Эбер довольно быстро и уверенно приближался к дому Камиля, но перед дверью им на миг овладела нерешительность... Совесть?... Жак удивленно улыбнулся - это чувство давно не посещало журналиста. Эбер вздохнул и загнал ее обратно в уголки подсознания; на лицо его вернулась привычная саркастическая ухмылка и, снова став собой и набравшись решительности, он негромко постучал в дверь.

Камиль Демулен: - К-клара, открой, - поднял голову Демулен. - Впрочем нет, я лучше сам... Небрежно уронив книгу на диван, Камиль направился к дверям. Вдруг посыльный, которого он ожидал с самого обеда, слишком громко скажет что-то лишнее в присутствии его домочадцев? Тем более, что из дверей столовой уже заинтересованно высунулась кудрявая головка жены. - Ах, это вы... - увидеть здесь Эбера собственной персоной он никак не ожидал и напрягся. Он же просил сохранить их договоренность в тайне ото всех, особенно от Люсиль, которую Демулен не хотел зря заставлять тревожиться.

Эбер: - Здравствуй, Камиль, - тихо сказал Эбер. - Не ожидал, как я вижу... - Жак слегка наклонил голову набок, как бы ненароком заглянув в дом. - Я подожду тебя здесь, ни к чему тревожить твоих домочадцев. - Эбер слегка отошел, давая понять, что не собирается нарушать покой дома Демуленов и, скрестив руки на груди, оперся о стену, отведя выжидающий и усталый за ночь и день взгляд куда-то вдаль.

Камиль Демулен: - Аа... Через две минуты я буду в вашем распоряжении. - так же тихо ответил Демулен и вернулся в квартиру. Дверь он закрывать не стал. - Дорогая, у меня возникло неотложное дело... Ложись спать без меня, я вернусь утром, - на ходу выпалил он, пресекая обеспокоенные распросы Люсиль. Надевая сюртук, он незаметно от жены сунут под полу пистолет. На этом сборы были завершены, и Камиль вышел на лесничную площадку, где поджидал его Эбер. - Мы можем идти, - сообщил он. Сердце быстро и взволнованно билось в груди, а ведь обещанная заварушка еще даже не началась!..

Эбер: Жак кивнул и довольно неспешно, вдыхая вечерний воздух, повел Демулена по улице. - Мы собираемся у Клуба Кордельеров, - сказал Эбер, чтобы разорвать тишину, которая почему-то казалась гнетущей. - Я думаю, основные силы уже собрались... План действий вам объяснит гражданин Пикар, молодой патриот, про которого я вам рассказывал сегодня.

Жером: Жером вышел из дома и осмотрелся по сторонам, но не заметив ничего подозрительного, пошел по улице, к клубу Кордельеров. "Странно..." - подумал Жером, - "Обычно шумная улица почти пуста, даже торговцев нет..." Он незаметно потрогал несколько выпирающий карман сюртука. Присутствие ножа хоть и действовало на него ободряюще, но он уже жалел, что не взял пистолетов - если на него сейчас нападут, он скорее всего даже не успеет убить кого-либо из напавших. "А почему на меня должен кто-то нападать?" - утешал себя Жером, - "Сам Робеспьер и вездесущий Сен-Жюст явно не против погромов, если кто-то и нападет, то только уже во время погрома" Жером хмыкнул. Эти "законодатели" наверняка и стрелять-то не умеют... Да и поймут они, что на них напали, если только помешать им "откушать". Жером презрительно плюнул. Он ненавидел этих предателей народа и страны, и мечтал, чтобы они все умерли в адских муках. "Если нам повезет, кого-то удаться пристрелить. Только бы они сопротивление оказали. Но они не посмеют, не посмеют..." Впереди показалось здание, в котором размещался Клуб. Неподалеку, с самым невинным видом, разгуливали десятка два людей. "Отлично. Самые нетерпеливые уже пришли. Подождем остальных." Жером подошел к высокому, грузному человеку и задал несколько вопросов и получив ответы, скромно отошел под большой старый дуб, откуда стал наблюдать за небольшой площадью перед Клубом. До назначенного сбора, еще оставалось много времени...

Камиль Демулен: - Сколько нас б-будет? - деловито поинтересовался Камиль. Прохожих на улице было не больше чем обычно в это время суток, и Демулен заподозрил было Эбера в жестоком розыгрыше.

Эбер: - Достаточно для нашего дела, - неопределенно ответил Жак, и на некоторое время установилось молчние. Эбер прибавил шагу... До Клуба оставалось совсем недалеко. - Мы почти пришли, коллега.

Камиль Демулен: Темная громада клуба Кордельеров снаружи казалась пустой и безжизненой. Но стоило временным союзникам войти в сад, со всех стророн их нетерпеливо окружили возбужденный санкюлоты. Практически все были вооружены. По всей видимости ждали только их, точнее ждали указаний. У многих в руках были факелы, по всей видимости предназначенные не только для освещения, но и для того, чтобы в любой момент пустить петуха в любой дом, на который указал бы главарь. - А ты неплохо подготовился, - с уважением шепнул Демулен Эберу. - Где же твой помощник?

Жером: Жером, сидя на скамейке под деревом в тене заснул. Его разбудил гул голосов санкюлотов, которые сосредоточились около кого-то или чего-то. Жером потянулся и с удивлением заметил, что вечер уже вступил в права, а на небе были видны звезды... Убедившись, что два пистолета по-прежнему заткнуты за пояс, Жером стал протискиваться сквозь толпу, пытаясь увидеть то, что привлекло внимание его сподвижников. Изумлению Жерома не было предела - на свободном от людей участке, стояли Эбер и Демулен и о чем-то говорили с санкюлотами. Придя в себя, Жером подошел к ним и поздоровался: -Здравствуйте, граждане! Зачем вы пришли? Будет слишком опасно, вам не место тут.

Эбер: - Добрый вечер, Жером, - Эбер проигнорировал последние слова Жерома. - Ты, должно быть, знаешь гражданина Демулена? Камиль, - Жак повернулся к журналисту. - Это гражданин Жером Пикар, - Эбер удовлетворенно осмотрел толпу санкюлотов. - О, Жером, вы оправдали мои надежды сверх меры... И... не пора ли дать излиться наконец народному гневу? - Эбер косо взглянул на Демулена, как бы взглядом предлагая ему взять инициативу в свои руки.

Камиль Демулен: - О да, - оживился Камиль, с наслаждением чувствуя приятную легкую взволнованность. Сегодня ночью он неплохо развлечется... Даже Эбер понял, что лучше Демулена никто не справится с толпой, с гордостью думал Камиль, перебирая в памяти адреса арестованных жирондистов. Кого ыб нвестить в первую очередь?.. Он легко вскочил на какую-то бочку и поднял руку, привлекая к себе внимание взволнованно галдящей толпы: - Собратья!.. - среди вооруженных чем попало мужчин секции кордельеров мелькнуло несколько заселенных чепцов, и Демулен поспешил поправиться - И доблестные патриотки!.. Сегодня мы накажем жирующих на наш счет федералистов! Воля народа превыше всего, народ сам накажет своих оскорбителей! Под одобрительный гул Камиль слез на землю. Пора было начинать. - Эбер, ты со мной?...

Эбер: На этот раз Жак не колебался - он заранее обдумал все. - Да, Камиль, - Эбер улыбнулся - не саркастично, издеваясь, как обычно, а широко и вполне искренне, подошел и, одобрительно хлопнув Демулена по плечу, громогласно обратился к народу. - Восстановим же справедливость, граждане! - Толпа зашевелилась, и Эбер, встав вместе с Камилем во главе грозного шествия, вытащил к себе Жерома и шепнул ему : - Не надо лишних вопросов, мы здесь и всё, - и добавил уже громче. - Жером, куда мы идем вначале?

Жером: Жером недовольно взглянул на Демулена - вечно он стремиться командовать всеми. Хотя в ораторском искусстве, увлекающем бешеную толпу, ему не откажешь.. -Думаю, для разогрева нашего войска, можно нагрянуть по нескольким адресам не слишком значительным людей, а затем, можно приступить и к их руководителям... Думаю, стоит для навестить господина Бюзо - по известным данным, он живет на широкую ногу, у него часто собираются большие компании его друзей, очень возможно, что мы застигнем их всем там... Пускай наглядно увидят, что бывает с разьяренным народом, - Жером усмехнулся и с нескрываемой гордостью посмотрел на свои "ударные" силы.

Камиль Демулен: Демулен кинвнул, он не имел ничего против этого плана. - Т-тогда выступаем? - он любовно погладил извлеченный из-за пояса пистолет. Хороший пистолет, не чета тем нескольким древним стволам, что он заметил у кое-кого из санкюлотов. Камиль последний раз брал в руки оружие около года назад, но пистолет все равно смотрелся в руке очень внушительно и он залюбовался собой. Жаль, что тут совсем нет знакомых, кроме Эбера. На долю мгновения в сердце вновь шевельнулась тревога. Как так вышло, что он оказался во главе отряда, который собрал его недруг?.. И вокруг нет ни одного знакомого лица. Но времени на размышления уже не оставалось. Призывно взмахнув пистолетом, Демулен бегом устремился к воротам. - За мной, друзья! Я укажу дорогу!

Эбер: Эбер чуть не прыснул со смеху, наблюдая пафосного Камиля, но (в который раз!) сдержался и лишь улыбнулся. Главное, что санкюлоты оценили искренность и выразительность своего оратора. Жак подумал, что у него получилось бы лучше, он так хорошо умеет заводить толпу... Но сейчас он совершенно не чувствовал ревности, а испытывал лишь удовлетворение. Главное, чтобы Камиль продолжал так же активно привлекать к себе внимение, подумал Эбер и скромно устремился за журналистом немного в сторонке, вдыхая наполненный яростью народа воздух.

Верховное Существо: "Бойцы" двинулись за Демуленом нестройной толпой, галдя и затягивая патриотические песни (каждая кучка санкюлотов - свою). Явно не все из них понимали, куда они идут и зачем, но настоение у всех было приподнятое - за годы революции уличные побоища стали любимым развлечением этих людей, и им было по большому счету все равно, кого громить, лишь бы громить.

Жером: Жером со вздохом последовал за ними. В первый раз закралось сомнение - а надо ли было все это устраивать? Глядя на этих орущих и беснующихся пьяных людей, все его надежды на то, что, что люди хотя бы сейчас не будут пить и буянить, были ошибочны. Алкоголь стал смыслом жизни для этих людей... Можно не сомневаться, что как только они ворвуться в первую квартиру, толпа сразу побежит искать вино... Да и как они будут сражаться, если на них нападут? Упадут в грязь или разбегуться, это точно.

Камиль Демулен: Слыша за спиной топот послушной толпы, Камиль задыхался от восторга. Он идут за ним! По его слову, как и четыре года назад! Демулен был в этот момент счастлив, он чувствовал себя всесильным, неуязвимым и бессметным. Он бежал по ночным улицам не чувствуя усталости, но путь оказался недолог: вот и нужный квартал... Он сбавил шаг, выравнивая дыхание.

Эбер: Эбер, тихо и не привлекая к себе внимания, отделился от толпы и остановился неподалеку от Камиля... Тот, видимо, был окрылен своим главенствованием над народной массой и вроде бы не заметил этого маленького маневра... Вечер совсем уже сгустился над Парижем, и, встав в тени какого-то дома, Жак застыл и пронаблюдал нестройную толпу, прошедшую мимо него и его не заметившую. Эбер видел уже совсем недалеко дом Бюзо. Журналист занял очень удобное положение - его никто не видел в густом полумраке, да еще издалека, но самому Жаку было весьма удобно наблюдать за процессом. Пусть издалека и мало что видно, разве что общую картину, но зато в безопасности... И он будет в курсе всего, что произойдет... Эбер скрестил руки на груди и остался стоять неподвижным, как статуя. Толпа патриотов отдалялась от него, стремясь поскорее свершить справделивость... хотя правильней было бы сказать "весело провести время"... Но народ не видел разницы, значит и Жаку будет все равно.

Камиль Демулен: Дождавшись, когда подоспеют отставшие, Демулен указал на нужный дом: - Это здесь! Друзья, ваши обидчики скрываются здесь! - В квартире Бюзо уютно светилось несколько окон, и за шторами передвигались какие-то тени. Ошибиться Камиль не опасался. Ему однажды доводилось бывать в этом доме, и он запомнил расположение комнат. Это было весьма кстати: значит хозяин не один, и мысль о том, что презренные оскорбители народа так безмятежно и беззаботно приводят свои вечера, должна была вызвать в головах санкюлотов из секции Кордельеров именно те мыслительные процессы, которые и были нужны Камилю.

Жером: Жером вздохнул. Все шло не так как он хотел. Вместо того, чтобы тихо окружить дом с ничего не подозревающими людьми, они устроили представление с факелами. Удивительно, что они еще не убежали - при обходе он заметил в задней части дома неприметную маленькую дверь, через которую, тем не менее, можно было преспокойно уйти. Жестом подозвав пару санкюлотов со ржавыми вилами, Жером приказал оставаться им здесь и направился быстрым шагом к Эберу: -Гражданин! Демулен всегда лезет вперед? Он мечтает получить пулю в живот или подсвечником по голове?

Эбер: Эбер вздрогнул от неожиданности, он никак не ожидал, что Жером заметит то, что он попытался скрыться в тени... Надо же, юноша оказался очень зорким и внимательным - ни Демулен, ни огромная толпа не заметили Жака, а Жером, видимо, замечает все... - Он взрослый человек, Жером, - спокойно ответил Эбер, нервно взглянув на вилы санкюлотов, подошедших с Пикаром. - У него есть своя голова на плечах, не будем же думать за него... Однако вашему воинству вас немного не хватает. Доведите дело до конца, - Эбер кивком указал на толпу, начавшую уже громить дом. На самом деле большинство были настолько увлечены процессом, что не заметили исчезновения Жерома, благо Демулен старался на славу, но некоторые люди оборачивались в сторону своего второго лидера, а Эбер очень не хотел привлекать внимание в свою сторону.

Жером: Жером улыбнулся. Ну хоть кто-то в эту ночь был застигнут врасплох. -Да, разумеется я сейчас помогу им, хотя на мой взгляд, им покажется, будто бы я им мешаю веселиться. Но вам все-таки не мешало бы подойти поближе - я опасаюсь, что толпа может заняться самосудом, над Бюзо и его гостями.

Эбер: Жак собрал весь свой талант лицемера, уверенно выпрямился, сощурил глаза и улыбнулся. - Не думаю, Жером, что меня они послушают больше, чем Демулена - он уже завладел их настроением, - сказал Эбер почти мягко. - Но вас они хорошо знают, верят вам, и именно вы еще можете сыграть сейчас какую-то роль. Между тем, пока мы тут разговариваем, Камиль уже в доме вместе с толпой... Вам следует поторопиться... Демулен и большая часть народа и вправду уже были в доме, и оставалось только догадываться, что там сейчас происходит. Санкюлоты, подошедшие с Жеромом, нервно топтались на месте, поглядывая на Пикара - им явно хотелось присоединиться к своим товарищам. Юноша оказался слишком настойчивым, это напрягало Эбера, но он не показывал виду. Давай, Жером... Ты же не идиот... Иди и не дай свершиться самосуду.

Жером: -Вы правы. Я постараюсь спасти от растерзания врагов страны сейчас, лишь затем, чтобы помочь им подняться на гильотину, - Жером нервно посмотрел на Эбера и через секунду побежал в дом.



полная версия страницы