Форум » Париж, лето 1793 » У Бюзо. Погром, продолжение. 16 июня, вечер ТРЕД СОХРАНЕН » Ответить

У Бюзо. Погром, продолжение. 16 июня, вечер ТРЕД СОХРАНЕН

Франсуа Бюзо:

Ответов - 194, стр: 1 2 3 4 5 All

Шарль Барбару: Услышав выкрики неизвестного из-за двери, Барбару не стал дожидаться ответа Леграна. Все и так было предельно ясно. Шарль прижался лбом к прохладной стене. Умирать не хотелось... но что он может против толпы? Что они впятером с солдатами могут? Ни один из его друзей, бывших сегодня здесь, не был силен в драках: наоборот, они не одобряли горячность Барбару и его склонность порой почесать кулаки в Конвенте. Что же делать? Шарль выпрямился, постоял немного в коридоре, прислушиваясь к звукам за дверью. Колебания солдат не ускользнули от него, надежда на подопечных Леграна начала таять. Надо было найти Бюзо: возможно, у него завалялся пистолет или шпага. Надежды на это было мало, и все же это было лучше, чем просто сдаться.

Верховное Существо: - С врагами республики будет разбираться Конвент! - прокличал лейтанант Легран, не отпирая двери. - Разойдитесь добром, граждане! Я не потерплю здесь беспорядков!

Пьер Верньо: Взяв Амели за руку, Верньо повел ее за собой в хозяйскую спальню, располагавшуюся дальше по коридору. Кивком головы он попросил Николетт следовать за ними. - Мы не сделали ничего дурного, - повторил он за возлюбленной. - По крайней мере, вы, Амели. Господи, это я навлек на вас несчастье! И так скоро!

Амели Кандель: - Не имеет значения... - прошептала Кандель, почти бессознательно идя туда, где, как надеялся Пьер, они с Николетт найдут укрытие, но у порога спальни порывисто обняла Верньо. - Пьер, милый, я не виню вас ни в чем и ни о чем не жалею... Завтра все выяснится... Республика не может не защитить вас в том положении, в котором вы оказались по вине своей или кого-то другого... - Она быстро поцеловала его и слегка оттолкнула, упершись ладонями в грудь. - Идите, друг мой, а я буду вспоминать те минуты, что мы разделили... и буду молиться о вас.

Франсуа Бюзо: Бюзо озирался по сторонам и заламывал руки. Бежать было некуда, прятаться - бесполезно. Внимание Франсуа привлек поблескивающий на столе ножик для фруктов, но он тут же с досадой тряхнул рголовой. Положение становилось все более безвыходным. Ах, почему он не был столь предусмотрителен, чтобы держать дома флакончик с ядом? Всяко лучше, чем быть забитым камнями...

Камиль Демулен: Тем временем санкюлоты благополучно выломали замок. Еще один удар - и дверь в прихожую широко распахнулась. С грозными криками горожане рванулись внутрь, вольно или невольно выталкивая вперед Демулена. Старясь не спускать глаз с вооруженных гвардейцев, Камиль прижал к груди свой пистолет: - Граждане, если вы п-патриоты, п-присоединяйтесь к нам! Воля народа... ох! - это рвущийся в гостиную санкюлот грубо толкнул предводителя, - священна!..

Амели Кандель: ...Уже прикрывая дверь, Амели услышала грохот и гомон и, догадавшись о произошедшем, в ужасе потянула Верньо к себе: - Милый друг, останьтесь!.. Я не хочу отпускать вас туда...

Николетт Жоли: Николетт с жалостью и тревогой смотрела на Амели, вцепившуюся в руку своего возлюбленного. Она подошла к ней, взяла за руку и легко потянула в комнату. - Амели, все что мы сейчас можем сделать, это ждать. Будьте благоразумны, нас ведь просили укрыться.

Амели Кандель: Амели отступила на шаг, не веря тому, что происходит. Все это разительно отличалось от прошлого вечера. Всего лишь вчера... Закрыв и заперев дверь, за которой остался Верньо, она бессильно прислонилась к ней. - Пьер, мой Пьер... Она помнила и о других, но все ее переживания слились сейчас в этой почти беззвучной жалобе. К кому? Богу?

Николетт Жоли: Николетт подошла к Амели и обняла ее. - Амели. Все будет хорошо, все обязательно уладится, вот увидишь. Там ведь солдаты, этот смешной лейтенант, там Шарль, в конце концов! Они не допустят, чтобы с кем-то из нас случилось что-то плохое

Амели Кандель: - Дитя мое, сколь похвально ваше самообладание... - Кандель провела рукой по волосам девушки, прислушиваясь к тому, что происходило в квартире. - Всем сердцем я желаю, чтобы вы оказались правы.

Жером: Жером взбежал по лестнице и проталкнувшись сквозь людей влетел в комнату. -Назад! Никого не трогать! С ними будем разбираться не мы, а Коммуна!

Шарль Барбару: Барбару от дверей в гостиную холодно смотрел на ворвавшихся. Раньше у него не было личных счетов к Демулену, но теперь, пожалуй... Шарль криво усмехнулся. Как будто у него будет шанс отомстить за это вторжение... вперед, расталкивая всех и похожий на недоощипанного куренка, вылетел какой-то парнишка, размахивающий руками и орущий, чтобы никого не трогали. Усмешка Барбару стала шире. Какая потрясающая наивность. Сейчас мальчишку стукнут чем-нибудь тяжелым, чтобы не мешал изъявлению народного гнева. Отряхнув с волос невесть как угодившую туда побелку, марселец нарочито неторопливым шагов направился к Леграну и солдатам. - Гражданин Демулен, вас ли я вижу во главе этой... толпы? Что же, у Коммуны возникли претензии к нам, ведущим мирный образ жизни и не нарущающим условия домашнего ареста? - Шарль был готов взорваться, хоть и старался не показать своих эмоций.

Николетт Жоли: - Я бы тоже желала оказаться правой, - вздохнула Николетт. - А что до моего самообладания - не столь уж оно и велико как вы думаете, Амели, просто сейчас нам не остается ничего другого, кроме как держаться, и молить Бога, чтобы всё обошлось.

Амели Кандель: Слова не давали облегчения; слишком взволнованная, чтобы оставаться неподвижной, Амели прошлась по спальне, присев на минуту в кресло в углу, но почти тут же встала, вновь прислоняясь к двери. - Тише... - прошептала она.

Верховное Существо: - Исчезните сейчас же! - заорал на Барбару лейтенант Легран, у которого уже сдавали нервы. Интересно, этот тип хоть иногда думает, что делает? Стоять у всех на виду и провоцировать и без того недружелюбную толпу... Может, ему просто жить надоело? Тогда пусть так и скажет, его одного прекрасно можно выдать санкюлотам, и все будут удовлетворены. - Вам ваш товарищ дело говорит, - лейтенант кивнул на Жерома, теперь уже обращаясь к санкюлотам. - Что делать с врагами республики, решать не вам. А я, - он попытался, насколько мог, расправить плечи, - отвечаю за них и предупреждаю: пока я здесь, ни один волос с их голов не упадет. Если что, у нас есть оружие, не забывайте.

Камиль Демулен: Демулен нетерпеливо взмахнул пистолетом. - Народ сам покарает своих оскорбителей, но не тронет невиновных.

Шарль Барбару: Оскорбленный до глубины души, Барбару вернулся в гостиную. Увидев отчаяние в глазах Бюзо, он медленно подошел к приятелю. - Успокойтесь, Франсуа. Если они прорвутся, Луве нас прикроет, а за это время мы успеем спастись. Не так ли, Жан-Батист? Вы же пожертвуете собой ради нас? Шарль понимал, что несет чушь, но не мог остановиться. Ему казалось, что за затылок легли ледяные пальцы, вымораживая, лишая способности трезво мыслить и что-то предпринимать. Оставалось только ждать: еще раз нарываться на грубость от Леграна не хотелось, тем более, в глубине души Барбару понимал оправданность этой грубости.

Франсуа Бюзо: Совершенно позабыв о присутствии Луве о том, что в одну дверь в любой момент может войти уведший женщин Верньо, а в другую - ворваться толпа, он вцепился в Барбару. Исходящее от него живое тепло действовало ободряюще, а ведь через несколько минут они все погибнут, и погибнут страшно. Крепко обняв Шарля, Бюзо так и замер. Все мысли куда-то исчезли, звенящая пустота в голове была защитой от давящего ужаса.

Шарль Барбару: Обняв прижавшегося Бюзо и успокаивающе коснувшись губами его лба, Барбару почувствовал, что спокойствие почти вернулось к нему. - Я глупо пошутил, Франсуа. Мы обязательно выберемся из этого. И я даже не буду вас некоторое время поддразнивать, - негромко произнес Шарль, не заботясь о том, что подумает Луве. Если тот вздумает хоть что-то сказать, он лично кинет его толпе в качестве откупа.

Жером: Жером подошёл к Демулену. -Гражданин, карать должен не сам народ, а его представители, и притом, законным путем. Никому не нужно повторение столь недавних событий.

Жан-Батист Луве: - Если вы, двое, хотите умереть так, - промолвил Луве, вскинув бровь, - будьте готовы к тому, что потомки поймут вас превратно. Подойдя к дверному проему (но ни в коем случе не высовываясь!), он прислушался к гомону в прихожей. Кажется, среди разгневанного народа нашелся глас разума, что внушало надежду. - Кто это там такой... заикающийся, но, без сомнения, революцонный? - пробормотал Луве. - Неужто Демулен, или мне мерещится?

Шарль Барбару: - Я вас убью, Луве!.. - Барбару дернулся было в сторону Жан-Батиста, намереваясь придушить его собственными руками, а еще лучше - вытолкнуть в коридор, сказав, что вот он, виновник всего! Но высвободиться из отчаянных объятий Бюзо было не так просто, и марселец с досадой осознал, что единственным оружием против этого мерзкого сплетника Луве остаются слова, которые сейчас не слишком шли на ум. - Потомки увидят в этом лишь крепкую дружбу и попытку защитить друг друга, что, разумеется, недоступно вашему извращенному разуму! И - да, там действительно Демулен, - добавил Шарль не слишком последовательно. Тесные объятия Франсуа весьма отвлекали, окончательно не позволяя сосредоточиться. Но если умирать - то лучше так, а если выживут... кто вспомнит об этой маленькой слабости двух друзей?

Пьер Верньо: Полный тревоги за Амели, за себя, за всех, полный страха и стыда за этот страх, Верньо проскользнул обратно в гостиную и устало опустился в кресло. - Я смертельно устал, - простонал он, ни к кому конкретно не обращаясь. - Боже мой, Боже мой, когда же все это кончится?

Шарль Барбару: - Без сомнений, Пьер, однажды это все-таки кончится, - с мрачноватой усмешкой отозвался Барбару. - Надеюсь, это кончится хорошо для нас. Насколько я мог заметить, ваш лейтенант Легран не горит желанием отдавать нас толпе, видимо, справедливо опасаясь, что его командиры не оценят такого... следования за народом.

Франсуа Бюзо: Неохотно разжав объятия, Бюзо отступил на несколько шагов и без сил рухнул на диван. Предательски дрожащие руки он спрятал в широких рукавах своего халата. Как странно все это было. Четверо напряженно сосредоточившихся мужчин, ожидающих расправы. Оружия нет, закон им сейчас не защита... Разве этого они ждали в награду, когда добивались для себя и потомков свободы, равенства и братства? Франсуа снова взглянул на Барбару. Наплевать на приличия, и в последние минуты своего земного пути еще раз прижаться к негаданно-нежданно случившемуся любовнику? Но нет, не стоит... - Друзья, давайте разопьем еще одну бутылку. Мы как раз успеем это сделать. Происходящее в прихожей Бюзо не занимало. Какое имеет значение небольшая запинка? Пришедшие за их головами о чем-то спорили с охраной, но Франсуа не питал никаких иллюзий. Это лишь минутная отсрочка.

Камиль Демулен: *** Камиль с удивлением узнал в поборнике законности того самого юношу, которого час назад представил ему Эбер. Представил как своего человека, надежного и посвященного в делали предстоящей операции. И тем неожиданнее была такая перемена в поведении. Провокация?.. Измена?.. Измена! - Это сообщник федералистов! - Демулен призывал в свидетели пришедших с ним патриотов. - Братья, этот человек пришел сюда вместе с нами, пришел как друг, но сейчас хочет п-предать народ! - глаза Демлена азартно сверкнули.

Жером: Жером в шоке уставился на Демулена. Жером не ожидал, что такие слова когда-либо прозвучат в его адрес. -Гражданин, вы тоже пьяны, да? Как вы смеете говорить такое в адрес доброго патриота?! - Жером просто взорвался. Взяв в руку нож он подошёл вплотную к Демулену и свирепо уставившись в его лицо произнес: -Скажите, что вы пошутили и извинитесь, или вам будет хуже! Думаете, если один раз выпендрились и повели за собой пьяную толпу, можете говорить все, что хотите?!

Амели Кандель: *** Время шло, и вместе с его течением нарастало беспокойство. Амели дотронулась до дверной ручки, подняв взгляд на бело-золотую преграду, призванную стать им защитой. Если сюда в самом деле ворвутся... Вынув шпильки из прически, она подошла к туалетному столику и, никак не реагируя на удивленный взгляд Николетт, заколола поудобнее волосы, после чего принялась изучать содержимое ящичков. - Ах, здесь ничего нет... Духи... - Амели и сама не знала, что хотела найти. Хоть что-то, что могло бы послужить оружием. Отчаявшись в этом намерении, она посмотрела на подругу. - Нужно запереться лучше, Николетт. Как вам кажется, этот стул подойдет? - Она указала на нечто изящное лирообразное по форме и обитое вышитой тканью. Стул не надежнее двери, но, право, они же в спальне, а не в деревенском доме!

Жан-Батист Луве: Луве ничего не ответил, только смерил Барбару долгим, полным иронии взглядом и обезоруживающе улыбнулся. - Без паники, - обратился он к Верньо преувеличенно бодрым тоном. - Прислушайтесь: добрые санкюлоты перессорились... Должно быть,не поделили добычу.

Верховное Существо: Надо же, сопляк оказался умнее взрослого дяди. - Уведи их отсюда, парень, - сказал лейтенант Легран, дружески подмигнув Жерому. - У тебя, вижу, есть котелок на плечах. Я буду вынужден сделать кое-в-ком дырку, если вы не очистите помещение. - С этими словами лейтенант медленно поднял дуло ружья. Жест был рискованный, потому что мог только раззадорить уличных "бойцов", но в затянувшемся напряжении приходилось рисковать - это лейтенант чувствовал нутром.

Николетт Жоли: - Я думаю, что подойдет, - кивнула подруге Николетт. - По крайней мере пытаться защитить себя достойнее чем сидеть и умирать от страха, - она ободряюще посмотрела на Амели.

Камиль Демулен: Замешкавшаяся было толпа грозно колыхнулась. Предательство получило наглядное подтверждение - один вожак угрожает оружием другому... Демулен не успел ничего ответить свихнувшемуся мальчишке, как вперед бросилось сразу несколько человек. Небольшие размеры лестничной площадки и прихожей не позволяли санкюлотам в полной мере воспользоваться своим численным превосходством. Четверо набросились на гвардейца с ружьем и его товарищей, еще один патриот ловко ударил гражданина Пикара по голове черенком лопаты. Опомнившийся Демулен внес и свою лепту в происходящее, саданув нахального щенка кулаком под ребра. Пускать в ход пистолет он не стал, жаль тратить патрон на несостоявшегося предателя.

Верховное Существо: Лейтенант Легран зажмурился на мгновение. В такой передряге ему еще не приходилось бывать. Всегда он был вместе с народом, но так, чтобы народ против него... Он мыслено отвесил себе затрещину. Нельзя бояться! Испугаешься, сдашься бросишь ружье - и тебя же растерзают первого. И лейтенант, еще раз крикнув: "Стоя-ять!!!", взвел курок. Но крик ни на кого не подействовал, и, поняв, что осталось последнее средство, лейтенант выстрелил. Стрелял он не глядя, снова зажмурившись в страхе, но выстрел прогремел оглушительно, запах пороха ударил в нос и, главное, один из санкюлотов, нетрезвый дядя, вооруженный черенком от лопаты, повалился на наборный паркет. Ворвавшиеся беспорядочно отхлынули на исходные позиции. Воцарилась зловещая тишина, после выстрела показавшаяся особенно пронзительной.

Камиль Демулен: Демулен едва удержался от вскрика, когда прямо на него повалилось мертвое тело. Он с изумлением уставился на труп человека, который всего несколько мгновений назад бросился ему на помощь. Охрана, оказывается, намерена выполнить свою угрозу... Товарищи погибшего, как и Демулен, чуть притихли. На лестнице тоже услышали выстрел и напор желающих протиснуться к прихожую сразу ослаб. Своя шкура дороже удовольствия поиздеваться над проклятыми федералистами.

Франсуа Бюзо: *** Выстрел не мог не привлечь внимания и осажденных тоже. Бюзо вскочил на ноги и напряженно замер. - Что там случилось? Кто стрелял, охрана или пришельцы? - шепотом поинтересовался он в пространство. В двери гостиной пока никто не вламывался, это самую малость обнадеживало.

Шарль Барбару: Услышав выстрел, Барбару вздрогнул. Как бы там ни было, сейчас будет ясно, переживут ли они эту ночь... удивительно, но Шарлю даже не хотелось больше выкидывать Луве к толпе или из окна. Барбару краем глаза заметил движение Бюзо и повернулся к нему: - Франсуа, сидите. Я сам посмотрю. Молодой человек тихонько выглянул в прихожую. Бледный лейтенант Легран сжимал ружье, не менее бледный Камиль Демулен смотрел на кого-то лежащего. Толпа не напирала, и Барбару ощутил проблеск надежды. Тщательно закрыв дверь, Шарль обессиленно прижался к ней спиной. - Кажется, дорогие мои, у нас есть шанс. Он прошел к столу, ободряще улыбнулся Верньо, и налил вина в бокалы. Взяв два, Барбару подошел к Бюзо и вложил бокал в дрожащую руку собрата по несчастью. - Пейте, Франсуа... - Шарль запнулся, поймав ироничный взгляд Луве, и замолчал, вместо слов просто положив руку на плечо Бюзо.

Амели Кандель: *** Амели подпирала дверь стулом, когда звук выстрела заставил ее испуганно отшатнуться. - Боже, да что же там происходит? - Она медленно отошла к стене и замерла. Шелест платья, тиканье часов... Тишина здесь, у них, была почти невыносимой.

Жером: В голове звенело, но Жером все-таки нашел в себе силы прокричать: -Безумные люди! Если вы ни во что не ставите свою нацию, и нападаете на того, кого вы сами выбрали своим предводителем, так хоть во имя своего достоинства, не смейте причинять вред безоружным людям! Затем он на несколько минут потерял сознание.

Пьер Верньо: Верньо, не обращая внимания на наполненный бокал, нервно сплетал и расплетал пальцы. - В кого стреляли, Шарль? - спросил он. - Вы видели? Есть ли жертвы?



полная версия страницы