Форум » Париж, лето 1793 » Утро трудного дня. Дом на Бас-де-Рампар, 17 июня ТРЕД СОХРАНЕН » Ответить

Утро трудного дня. Дом на Бас-де-Рампар, 17 июня ТРЕД СОХРАНЕН

Эро де Сешель: Рассвет застал их обоих нежащимися в постели - каждый получил свою законную долю удовольствия (и сказать так - не преувеличение, ибо их отношения с каждым днем становились почти супружеством, чтобы ни говорили те, для кого буква закона важнее), причем на сей раз не женщина побуждала мужчину к действию, а мужчина, обретший временно спокойствие духа, решил усладить свою избранницу одной из самых изысканных ласк. Часы только пробили семь, а Эро де Сешель уже сидел за столом, как всегда, тщательно одетый, но непривычно серьезный, будто ученик коллежа перед ответственным экзаменом. Ничто не должно было сегодня поколебать его собранность - день в Конвенте предстоял нелегкий. - Моя милая, мне будет не хватать вас, - сказал он, отодвигая тарелку с наспех приготовленным завтраком: рыбный пирог оказался не везде пропечен, и он не спеша вырезал эти кусочки, делая то же для Адель. - Простим гражданок, ведущих наше хозяйство, - вчерашнее позднее собрание их утомило. - Остатки пирога в конце концов были отданы Сюзетт. Отдав должное скупой на сей раз стряпне, он поспешил к зеркалу, у которого принялся чистить щеткой лацканы синего «официального» фрака. В нем он, кажется, выглядел скучнее обычного… но все равно великолепно. - Дорогая, вы одобряете мой выбор? - с улыбкой обратился Мари-Жан к Адель, встретившись с ней взглядом в зеркале.

Ответов - 14

Адель де Белльгард: Адель проснулась от движения мужчины, в чьих любящих объятьях она провела одну из самых восхитительных ночей своей жизни. Эро решил сегодня встать рано, и она лишь успела коснуться губами его спины и провести по ней рукой, прежде чем он поднялся с их ложа. Вновь опускаясь на подушки, она удовлетворённо улыбнулась и, сладко потянувшись, неожиданно для себя почувствовала, что по мере того, как она вспоминает волшебные мгновения прошедшей ночи, её щёчки покрывает румянец. Чем дольше они вместе, тем глубже становятся их чувства, тем роднее казался Сешель, и тем острее были ощущения от их близости, что она испытывала. Адель перевернулась на живот, наблюдая за любимым, оставаясь нагой. И лишь когда кухарка вплыла в комнату, неся завтрак, гражданка Белльгард соизволила прикрыть своё обнажённое тело белоснежной, измятой от недавних страстей, простынёй и, обернув ею свой стан, с неохотой поднялась. Пока Мари-Жан предусмотрительно вырезал недопеченные кусочки из рыбного пирога, она подошла к нему и поцеловала его в шею вблизи мочки уха. Откусив кусочек от совсем неаппетитно выглядевшей на сей раз выпечки, Адель кивнула в знак прощения гражданок, ведущих их хозяйство, и подумала, что если бы это случилось до революции, то она отчитала бы нерадивую кухарку. Оставив эти мысли при себе, она с неохотой доела возмутительный завтрак. Когда трапеза была завершена и довольная Сюзетт доедала остатки пирога, Эро подошёл к зеркалу, приводя в порядок свой фрак. Её любимый в любой из своих одежд был великолепен, но сегодня весь его вид говорил, что он предвкушает нелёгкий день для себя. Сердце Адель отчего-то защемило, но она нашла в себе силы одобряюще улыбнуться Мари-Жану: - Безусловно. Этот фрак как нельзя лучше подчёркивает Вашу фигуру и придаёт Вам строгости. В этих одеждах, мой дорогой, просто невозможно не услышать Вас и не внять Вашим словам.

Эро де Сешель: - Ах, моя прелесть, мне это нынче так нужно, - Эро слегка склонил голову набок и улыбнулся отражению Адель. - Эти пуговицы с позолотой мне поначалу не нравились, и я думал заказать их перешить, но теперь полагаю, что это наилучшее сочетание. - С этими словами Мари-Жан наконец отложил щетку и повернулся к возлюбленной. - Я буду скучать по вам, дорогая, и все время видеть лишь вас перед собою.

Адель де Белльгард: Женщина коснулась пуговицы фрака Мари-Жана, словно поправляя её. Проведя ладошкой по его груди, Адель дотронулась до его подбородка кончиками пальцев. - А я всей душой буду подле Вас. Сюзетт потёрлась о ноги Сешеля, как будто хотела уверить его в том же, что и хозяйка.

Эро де Сешель: - Обещаю пригласить вас в Конвент, когда будут ожидаться интересные речи, - не удержавшись, несколько опрометчиво пообещал Эро. - Сейчас же вам будет там скучно... Обсуждения и дискуссии, дискуссии и обсуждения... Все те же бриссотинцы, все та же Конституция, - он прижал ладонь Адель к щеке и подобно Сюзетт потерся о ее руку.

Адель де Белльгард: Адель лишь нежно улыбнулась на обещание Эро. Положив голову на грудь любимого, она вслушивалась в биение его сердца. - Для меня не может быть скукой ни Ваше детище, дорогой, ни обсуждения, с ним связанные. Сюзетт в попытке привлечь к себе внимание хозяев поднялась на задние лапки и, упираясь о ногу Сешеля, мяукнула.

Эро де Сешель: Не удержавшись, Эро взял кошку на руки, в последнее мгновение сообразив, что прижимать пушистый белый комок шерсти к синему фраку - занятие опасное. И передал кошку Адель, почесав Сюзетт между ушами. - Вы мое счастье, Адель. А я давно не радовал вас ужинами в компании или театром, и даже прогулка вчера не задалась, - Мари-Жан отчасти кокетничал, будучи уверен, что подруга не в обиде на него и что он не так уж ее забросил - и что Адель непременно захочет его разубедить.

Адель де Белльгард: Принимая из рук Мари-Жана кошку, Адель машинально её погладила и сняла с фрака Эро несколько белых волосков, оставленных любимицей. В ответ на слова мужчины щёчки гражданки Белльгард вспыхнули уже второй раз за это утро. - Но Вы, любовь моя, с лихвой компенсировали ночью и неудавшуюся прогулку, и отсутствие выходов в свет. И я впредь не буду в претензии, если Вы будете так восхитительно забывать меня радовать театрами и зваными ужинами.

Эро де Сешель: - В самом деле? - нежно прошептал ей на ушко Эро, старательно избегая прислоняться к Сюзетт. - Такая забывчивость по душе и мне, милая, однако обещаю, что постараюсь исправиться и радовать вас всем, чем только могу.

Адель де Белльгард: Дыхание Мари-Жана возбуждающе щекотало её щёку, и Адель закрыла на мгновение глаза, едва касаясь волосами на висках щеки Сешеля, наслаждаясь мимолётным удовольствием. Понимание, что такие моменты необходимо ценить и уметь наслаждаться ими, приходит к нам с годами, сквозь пройденное, потерянное и приобретенное. И женщина сейчас так остро это ощутила. В это время Сюзетт заметила залетевшую в окно бабочку и, навострив ушки, спрыгнула с рук хозяйки, помчавшись ловить пёструю гостью. - Я запомню Ваше обещание, милый, и стереть его из моей памяти теперь сможет лишь Ваша несравненная забывчивость.

Эро де Сешель: Воспользовавшись отсутствием кошки, Эро привлек подругу к себе и прижался поцелуем к ее губам, вовлекая в более страстные объятия - приятный десерт перед трудным днем. Жизнь подвижника была хороша всем, кроме того, что порой и он, богатый и успешный, не принадлежал сам себе - вот как сейчас, когда был не вправе провести это чудесное утро дома.

Адель де Белльгард: В отличие от возлюбленного гражданке Белльгард спешить было некуда, а посему она всем телом прижалась к мужчине и ответила ему на поцелуй со всем пылом своей натуры, окутывая партнёра своим теплом, запахом нероли и невероятной нежностью. Душа Адель пела, тело в приятной истоме задрожало мелкой дрожью возбуждения, и она с придыханием прошептала, отрывая уста от волшебных губ Эро: - Ах, дорогой...

Эро де Сешель: Эро с видимым сожалением оторвался от ее губ, не сразу разомкнув объятия и смотря в темные глаза, взиравших на него и с нежностью, и со страстью. Но видение Сен-Жюста, вновь отмечающего его опоздание, окончательно развеяло беззаботный настрой. - Моя прелесть, я должен идти, - прошептал он, проводя пальцем по ее губам. - Вы желаннее всех декретов, но примиритесь с вашей соперницей – Республикой, ибо мой сегодняшний долг ей еще не исполнен.

Адель де Белльгард: Адель улыбнулась Мари-Жану и ласково провела по его плечу. Отстранившись от любимого, она заметила ещё несколько белых волосков, оставленных Сюзетт. Взяв щётку, женщина не спеша провела ею по синей ткани на груди Эро. Затем, вновь отступив на шаг, полюбовавшись Сешелем, произнесла: - Вы великолепны, любовь моя. Ступайте же и покорите Республику, как покорили меня...

Эро де Сешель: - Лишь затем, чтобы положить потом Луну и звезды к вашим ногам, милая. Поборов искушение подшутить над Адель, примерив на нее свою шляпу, он натянул перчатки и взял трость. - До скорой встречи, не скучайте. Хлопнула дверь, и он почти сбежал по ступеням, решив пройтись пешком - благо, на сей раз Эро де Сешель никуда не опаздывал.



полная версия страницы