Форум » Париж, лето 1793 » Закулисные интриги, театр Республики, 17 июня, первая половина дня ТРЕД СОХРАНЕН » Ответить

Закулисные интриги, театр Республики, 17 июня, первая половина дня ТРЕД СОХРАНЕН

Софи Жарден: Проведя прошедший день в горестных раздумьях и мыслях о мести Шарлю Барбару, Софи Жарден уверенным шагом шла по коридору театра Республики. Желание не показаться уязвленной перед своей соперницей, миловидной юной актрисой Николетт Жоли, дало Софи силы прийти на репетицию. Женщина мысленно готовилась к встрече с Жоли, ведь отказаться от их общей гримерной значило бы признание себя побежденной и обиженной. Обида, конечно, была, но кому какое дело до ее чувств и мыслей! Софи, повернув за угол, впереди себя увидела ненавистную актрису. Уверенно улыбнувшись, женщина ускорила шаг. - Доброе утро, Николетт, - поздоровалась Жарден, поравнявшись с девушкой. - Вы неважно выглядите...

Ответов - 20

Николетт Жоли: Мимоходом брошенные слова Софи слегка обидели Николетт, но она не показала этого, а лишь улыбнулась легкой многозначительной улыбкой: - Иногда цветущий вид дамы - прямое свидетельство тому, что ей не с кем разделить свое одиночество, и все время она может потратить исключительно на себя

Софи Жарден: - Женщине никогда не стоит забывать о своей персоне, - заметила Софи, неторопливо снимая перчатки. - Ведь мужчинам нравится женское совершенство, а наши специальные ошибки их умиляют. Жарден рукой слегка коснулась украшенной садовой красной розочкой брошки-триколор на своем платье.

Николетт Жоли: Николетт рассмеялась. - Софи, перестаньте ревновать. Я понимаю, Шарля забыть нелегко, но что ж тут поделать? - она легкомысленно пожала плечами. - Если вас что-то не устраивает, поменяйтесь с кем-нибудь гримеркой. Я не возражаю. - Девушка весело сощурилась, подходя к зеркалу и рассматривая свое отражение. - Ах, как вы были мелки с вашей шляпкой и ее белым пером...

Софи Жарден: - Милая Николетт, в моих речах нет ни слова ревности, - Софи зашла вслед за девушкой в гримерную и, сверкнув глазами после услышанных слов, продолжила дружеским тоном: - Воспринимайте их как совет от старшей подруги. Подойдя к своему столу, Жарден положила на него перчатки и села на стул перед зеркалом. Взяв в руки веер, актриса расправила его и вновь заговорила: - Николетт, с чего вы взяли, что я вдруг захочу поменять гримерную? - Софи, любуясь собой в зеркале, состроила удивленное личико. - Ведь нас объединяет не только эта комнатка, но мы и играем в одних спектаклях, любим нашу новую Францию и... - женщина повернулась к собеседнице, продолжая играть пальчиками с веером, - и вам достаются надоевшие мне любовники. Впредь так и будет. Николетт, я вам обещаю, - Софи улыбнулась и протянула руку собеседнице, но продолжила, горестно вздохнув: - Николетт, как мне будет вас жаль, если Шарль выберет все-таки милого Франсуа...

Николетт Жоли: - Вы хотели сказать, Софи, что, увидев меня, ваши любовники будут вас бросать и кидаться к моим ногам? Ах, оставьте их себе, мне вполне достаточно моего Шарля. – Николетт засмеялась, глядя на соперницу. – Софи, вы протягиваете руку, репетируя роль нищенки при Старом режиме? Какой-то новый спектакль? Девушка прошла к своему столику и присела за него, разглядывая свое отражение. Вид усталый, конечно. Надо больше спать. А, посплю днем! А ночью... милый, милый Шарль... и, может быть, придет Франсуа? Ах, как они были нежны и заботливы... Жоли принялась расстегивать на себе платье, собираясь переодеться в более подходящее для репетиции. - Шарль уже сделал свой выбор, смиритесь, моя дорогая. Раньше Николетт никогда бы не назвала так Жарден, но теперь ее уверенность в себе росла с каждым поцелуем, каждым прикосновением милого ее сердцу Барбару. И пусть он не был больше депутатом, ах, какое это имело значение? Он был ее, он любил ее – Николетт не сомневалась в этом ни на секунду, - и, конечно же, она любила его, всем сердцем, всей душой.

Софи Жарден: Софи Жарден рассмеялась. - Милое дитя, я поведаю вам правду и одну маленькую истину – отношения с Шарлем разорвала я. И в мире, в который вы пытаетесь ступать неуверенными шагами, такое возможно, что женщина может отвергнуть надоевшего ей любовника, - артистка подмигнула девушке и, повернувшись снова к зеркалу, самодовольно улыбнулась своему отражению. Сравнение ее с нищенкой обидело Софи, а ведь она протянула руку, как знак дружбы. Хотя женская дружба и изменчива… - Николетт, а вы, вероятно, и сказки со счастливым концом любите? – артистка улыбнулась. – Раз – да, то, думаю, завершение отношений с врагом Республики на гильотине покажется вам более романтичным, чем «они дожили до старости лет…» Жарден продолжила наблюдать в зеркале за своей собеседницей

Николетт Жоли: - Наверное все любят сказки со счастливым концом, - вздохнула Николетт. - Но жизнь такова, что отучает в них верить довольно скоро. Да и в гильотине тоже мало романтики. Собственные слова опечалили Николетт и она постаралась улыбнуться, хоть и через силу, не желая показывать Софи своего настроения.

Софи Жарден: Софи улыбнулась, наблюдая за реакцией своей собеседницы. Она получила, что хотела, соперница в этой маленькой битве была повержена. О чем свидетельствовала жалкое подобие улыбки на милом личике Николетт Жоли. Немного подумав, Софи решила не продолжать унижать юную актрису. Пусть для начала та наберется снова сил. - Увы, да, - закончила словесную дуэль Софи и, покинув свое место, направилась в другой конец гримерной переодеться в рабочее платье.

Амели Кандель: * * * Поскольку тема «Утро у Бюзо» для меня скоро завершится, решила ответить здесь, чтобы возобновить отыгрыш… В том, что два вечера, проведенных ею и Николетт в обществе бывших депутатов Конвента, дали самую богатую пищу для домыслов, Амели Кандель не сомневалась. Это было ясно уже по тому, какими взглядами провожали ее и на ступенях крыльца, и когда она шла к гримерной Николетт, намереваясь поговорить со своей подопечной после сумбурного расставания. Не подозревая о присутствии иной особы, она отворила дверь – и не сочла нужным сдержать насмешливо-снисходительной улыбки: - Вам уже лучше, гражданка Жарден?

Софи Жарден: Софи подняла голову и, увидев в дверях ведущую актрису Театра Республики, наигранно улыбнулась. - Добрый день, Амели. К чему такая официальность? - удивленно поинтересовалась Жарден, продолжая застегивать платье. - Амели, а вы выглядите более цветуще, чем наша милая Николетт. Видимо, мастерство совмещать времяпровождение с любимым мужчиной и уход за своей персоной совершенствуется с годами... Сделав акцент на слове "любимый", артистка кинула мимолетный взгляд в сторону Николетт и улыбнулась.

Амели Кандель: Амели изобразила удивление. - Не хотите ли сказать, душечка, – это обращение устроит вас? – что овладели им лучше меня, так как имели для этого лишний год? Но, право, тогда я не понимаю вашего поступка по отношению к гражданину Барбару – отвергнув любовь этого живого Антиноя, вы должны немедленно подурнеть… - Она покачала головой и ободрительно улыбнулась Николетт, которой, как она подозревала, уже досталось от пылкой соперницы. Впрочем, определение «соперница» едва ли было применимо к настоящей ситуации в силу утраченного статуса Софи.

Николетт Жоли: Николетт благодарно улыбнулась Амели - кажется это была первая исренняя, не наигранная ее улыбка за этот день Она хоть не подавала виду, но присутствие Софи раздражало ее, а слова задевали. И тем ценнее казалась ей поддержка старшей подруги.

Софи Жарден: Софи Жарден поморщила носик. - Амели, я и не подозревала, что мы настолько близкие подруги, - актриса подошла к Кандель и, сделав пригласительный жест рукой, улыбнулась. – Присаживайся, милая Амели. Но сравнение Шарля с античным Антиноем не столь справедливо. Согласись - все-таки и я не Адриан… Софи обворожительно улыбнулась и поправила платок на груди.

Амели Кандель: Оставшись стоять, Кандель поинтересовалась: - Несправедливо? Вы претендуете на большее, Софи? Довольно странное заявление для той, что оставляет друга сердца в самый тяжелый для него момент. Кому вы подарите себя теперь? Дантону? Или Фабру?

Софи Жарден: - Амели, вы меня обижаете, - Софи Жарден надула губки, но, пройдя за спиной собеседницы, встала напротив своего зеркала и продолжила: - Амели, вы слишком серьезно относитесь к отношениям с мужчинами… Софи повернула голову и, поправив прядь волос, улыбнулась. - Лучше быть «подругой сердца», чем наоборот. Подумайте, Амели, об этом. Тогда расставание с гражданином Верньо не будет таким мучительным для вас. Ведь никакие отношения не вечны… - она многозначительно посмотрела на собеседницу.

Амели Кандель: - Дорогая Софи, вы, должно быть, крайне низкого мнения о своих талантах, если заранее настроены на проигрыш, - Амели подошла к Николетт. - Теперь я не удивлена вашей утренней ретирадой, - добавила она, подкалывая в прическу уже расчесанные душистые пряди волос юной актрисы.

Николетт Жоли: Николетт с благодарностью взглянула на Кандель. Препирательства с Софи были утомительны. - Спасибо, Амели, - прошептала она, ловя руку подруги и прижимая к себе, и добавила уже громче, - я думаю, Софи достаточно хороша для Марата. Не его ли подругой она хочет стать? Пока мы скромно избираем себе в друзья людей пусть не популярных сейчас, но смелых и благородных.

Софи Жарден: Софи улыбнулась, глядя на своих собеседниц в зеркале. - Николетт, мне приятны ваши слова о моей привлекательности. Вы считаете, что я достаточно хороша для Марата? – молодая женщина рассмеялась. – Я ценю ваше мнение, милая Николетт. С ведущей же актрисой Жарден ссориться не собиралась. Амели ей не нравилась. Жарден всегда немного завидовала успеху удачливой Кандель и втайне мечтала, что когда-нибудь займет почетное место ведущей актрисы Театра Республики. Поэтому на слова Амели Софи, улыбаясь, ответила: - Амели, смотрите на жизнь философски.

Амели Кандель: Амели собралась было ответить, но в гримерную осторожно заглянул старенький суфлер, напомнив о том, что репетиция вот-вот начнется. Парой ловких движений она подколола последний локон Николетт и надела ей бархотку на шею. - Полагаю, нам следует поторопиться, - заметила Кандель, подумав, что переодеваться не станет - пусть сочтут ее капризом. От платья, казалось, еще пахло лавандой, что так любил Пьер - пусть этот аромат останется с ней подольше.

Софи Жарден: Первой уходить из гримерки Софи не торопилась. А то этот уход Амели и Николетт смогли бы истолковать, как побег с поля боя, чего так боялась молодая женщина. - Соглашусь с Амели, - Софи кивнула и, взяв со стола флакончик с розовой водой, намочила указательный пальчик ароматной жидкостью и провела им за ушком.



полная версия страницы