Форум » Париж, лето 1793 » Допрос без пристрастия, Комитет общей безопасности ТРЕД СОХРАНЕН » Ответить

Допрос без пристрастия, Комитет общей безопасности ТРЕД СОХРАНЕН

Верховное Существо: Арестованного Жерома сначала разместили в наблюдательном комитете секции Пик, затем, уже под утро, по распоряжению кого-то свыше, отвезли во дворец Бриенна, где ныне размещался Комитет общей безопасности. Капрал, арестовавший юношу, мог гордиться собой: именно он доставил властям единственного свидетеля погрома. Правда, предполагаемого свидетеля (ибо Жером так ни в чем и не признался), но с поличным взять не удалось никого вообще. Раненый, всю ночь не спавший Жером сидел одиноко на стуле в пустой дворцовой комнате (откуда с неизвестной целью вынесли всю обстановку). Перемен в его судьбе пока не наблюдалось.

Ответов - 83, стр: 1 2 3 All

Жером: Жером, весь израненый, всю ночь провёл в тягостных размышлениях. Он был крайне раздасован тем, что потеряв самообладание, он поставил под угрозу свою жизнь. "Впрочем", - утешал себя Жером, - "Если бы они хотели меня убить, они бы это сделали там, у кабака." Жером открыл заплывшие глаза, и медленно поворачивая голову, осмотрел большое помещение, в котором находился. К его удивлению, комната оказалась совершенно пуста, если не считать его самого, сидящего на стуле, посреди неё. Стражи нигде не было. Он попытался осторожно расправить затекшие руки, и тут же дикая, острая боль пронзила его руки миллионом осколков. Жером охнул и отказался от этой попытки. Да и что мог сделать в подобном положении, не зная где находится и с кучей синяков и ран на теле? Жером вздохнул и смотрел в окно за тем, как начинается рассвет нового дня...

Дантон: Дантон резко распахнул дверь и непринужденно вошел, в сопровождении Эро. Прежде, чем поздороваться, он критически (но в целом дружелюбно) оглядел сидящего на стуле свидетеля. Мда. Истинный санкюлот, прямо-таки эталон санкюлотизма. Будь он чуть постарше - был бы живой персонаж всяких патриотических лубков. Синяки и ссадины в сочетании с настороженно-угрюмым выражением лица делали видок арестанта еще более выразительным. - Привет и братство, - снисходительно поздоровался Дантон, завершив осмотр.

Эро де Сешель: Эро расположился чуть поодаль, с долей любопытства изучая арестованного. Он также поприветствовал юношу, пока больше забавляясь мыслью о случившемся превращении потенциально скучного заседания в нечто авантюрное, нежели продумывая вопросы. Он любил импровизации, а кроме того, знал, что у Дантона всегда есть план.

Жером: Жером приподнял голову и с удивлением увидел, что перед ним стоит Дантон. А за ним расположился... Эро де Сешель? Вроде бы похож, но разглядеть его было трудно. -И тебе привет, - ответил Жером, настороженно разглядывая Дантона. Зачем они пришли? Наверняка, решили допросить его, о последних событиях... Жером как можно непринужденно смотрел на Дантона, хотя в душе у него было неспокойно...

Дантон: - А парнишка не из стеснительных, верно? - Дантон обернулся к Эро с улыбкой. Затем вновь обратился к Жерому: - Как тебя зовут и кто ты?

Жером: Первые же слова Дантона подтвердили мысли Жерома. -Меня зовут Жером, я свободный гражданин республики, которая, кстати, должна защищать меня а не пытаться убить! - Жером вызывающе смотрел на Дантона.

Дантон: Брови Дантона так и поползли вверх. Вы поглядите только на это чудо в перьях! - Это кто же тебя пытается убить, Жером? - спросил он. - И от чего или от кого тебя надо защищать? Ты парень не промах, сразу видно, сам себя защитишь в лучшем виде.

Жером: Жером уязвленный насмешками Дантона перешёл в наступление. -Ваши же жандармы! Вы видите как они меня отделали, прежде чем сюда притащить?! - о том, что ранения были получены еще до ареста, Жером скромно умолчал.

Дантон: - Жандармы? - переспросил Дантон, усмехнувшись. - Неужето? Наверное, ты оказался не в том месте не в тот час, парень.

Эро де Сешель: Поначалу не узнавший молодого человека по внешности, Мари-Жан узнал его по возмущенным восклицаниям и выступил вперед. - Юноша, не чаял увидеть вас в этом здании, - улыбнулся он. - Переход от слов к делу хорош, но только когда он продуман, не так ли? А вы же ничего не продумали, и посмотрите, чем все закончилось, - Эро покачал головой.

Жером: Услышав слова Сешеля, Жером вздрогнул. -Гражданин, Вы про что говорите? - и, повернувшись к Дантону, добавил: -Я оказался ночью около кабака, откуда меня и забрали ваши солдаты! Разве ночные прогулки - это уже преступление?

Дантон: Дантон не обратил внимания на слова Жерома, только отмахнулся нетерпеливо. - Что я слышу, Эро, - сказал он, - ты умудрился свести знакомство с этим юным патриотом?

Эро де Сешель: - В клубе, - кивнул Сешель. - Эбер нашел там своевременную поддержку. Юноша, не смущайтесь же, или вы против того, чтобы и гражданин Дантон восхитился вашим талантом оратора?

Жером: Жером пробормотал что-то сквозь зубы, отдаленно напоминающее "Нет", и отвернувшись, сделал вид, будто бы изучает трещины на полу.

Дантон: Дантон обошел стул, на котором сидел Жером, чтобы заглянуть допрашиваемому в лицо. - Послушай, - сказал он, - мы тебе не враги. Не надо обороняться, здесь никто не хочет тебе зла. Мы просто хотим узнать у тебя, что произошло вчера ночью. А потом отпустим тебя.

Жером: Жером уставился в лицо Дантона. -Извините, а вы глухотой не страдаете, нет? - Жером старался, чтобы его слова звучали как можно ироничней, - Я уже сказал вам, что был вчера в кабаке, и как только покинул его, ваши солдаты меня загребли сюда.

Дантон: Дантон был не из тех, кого сможно смутить или сбить с толку хамством. - Ты не понял, что я тебе сказал? - спросил он спокойно. - Хочешь выйти отсюда поскорее - рассказывай. Ни за что не поверю, что ты сначала буянил у якобинцев, а потом по чистейшей случайности оказался поблизости от того места, где происходили беспорядки.

Жером: -У каких это якобинцев, гражданин? Почему вы сидите тут и выдумываете то, чего не было?! - теперь Жером демонстратировал возмущение.

Эро де Сешель: - Юноша, нет ничего постыдного в том, что вы желали наставить нас на путь истинный, - саркастично откликнулся Эро. - Вы патриот и мы патриоты. Но, видите ли, вчера мы пропустили очень важное событие, занятые иными делами... Не соблаговолите ли исправить эту несправедливость? Я мог бы узнать все у Эбера, - рискнул он попробовать наугад, - но коли здесь оказались вы... Перст судьбы, не иначе.

Жером: Жером старательно демонстрировал равнодушие. -Я много чего желаю, гражданин, но к сожалению, всё это сбывается крайне редко.. К тому же, мне совершенно непонятно, что вы хотите узнать у меня, если сами что-то знаете, лично мне неизвестное?

Эро де Сешель: - Жером, уместно ли говорить с представителями народа и Комитета общественного спасения, как со врагами? - вновь заговорил Эро, бросая взгляд на Дантона. Молодой человек упорствовал, и, к своему удивлению, Мари-Жан не знал, как это объяснить - когда первоначальный страх должен был пройти. Неужели их подозрения насчет Эбера были верны, и юнец просто настолько предан ему, что дал обет молчания?

Жером: -С чего вы решили, что я говорю с вами, как с врагами? - Жером удивленно посмотрел на Сешеля, - Вы спросили, а я сказал то, что мне было известно. - Жером пожал плечами и замолчал.

Дантон: - Послушай, Жером, - снова заговорил Дантон сердечным тоном, - буду говорить с тобой как на духу: мы с гражданином Эро на твоей стороне, потому что мы патриоты, такие же, как ты, и федералистская сволочь нам не по нраву, правда же, Эро? - Жорж-Жак оглянулся на приятеля. призывая в свидетели. - Если ты думаешь, что я счастлив оттого, что они свободно разгуливают по улицам и устраивают ужины на украденные у народа деньги, то ты очень ошибаешься. Если бы погром увенчался успехом, я бы не пролил ни слезинки. Но! - Дантон выпрямился и заговорил зночительнее. - Республика облекла меня доверием, сделав председателем Комитета общественного спасения. Я должен следить за тем, чтобы законы соблюдались, потому что, если каждый гражданин будет считать себя вправе бегать по городу с дрекольем и громить чужие дома, - это будет анархия, тебе не кажется, Жером? Ты сам хотел бы жить в таком обществе, более напоминающем союз дикарей, нежели просвещенную республику?

Эро де Сешель: В ответ на взгляд Дантона Эро, увлеченный происходящим, кивнул, не слишком вдумываясь в сказанное, а потому совершенно искренне, но потом навострил уши и слушал, даже убрав с лица обычную благожелательную улыбку. Под стать Дантону, он обрел серьезность, отмечая достоинства подхода коллеги.

Жером: Да, если каждый начнёт бегать с вилами, начнётся неразбериха, согласен, - начал осторожно Жером, - Но почему тогда, скажите мне, вместо того, чтобы предпринимать какие-то активные действия, все якобы" ненавистники бриссотинцев" ни черта не делают, а только речи говорят? - Жером пристально смотрел на Дантона. "Если уж они решили узнать хоть что-то о погроме, то пускай они хотя бы расскажут, почему ничего не предпринимается против федералистов", - решил Жером.

Дантон: - А что мы должны делать, по-твоему? - спросил Дантон. - Бриссотинцев выперли из Конвента, разве тебе этого мало? Они никто, полные нули. Добивать их бессмысленно и жестоко, Жером.

Жером: -А зачем их добивать-то?? Достаточно сделать так, чтобы они жили не как короли, а как весь народ. И ели тоже самое.

Дантон: - Святая правда! - согласился Дантон (которые еще час назад ел завтрак - кофе со сливками и сахаром, свежая выпечка, масло, сыр и многое другое, за что юбой санкюлот по нынешним временам продал бы душу дьяволу) и тяжелой рукой хлопнул Жерома по плечу. - Но добиваться этого надо исключительно законными методами.

Эро де Сешель: - Не еда делает дух свободным, Жером, - добавил Эро. Речи Дантона насторожили Сешеля, хотя он и был в числе тех, кто знал его возможности, вкусы и, как надеялся, знал цели. - Вы слышали про вандейских селян, юноша? Они вкушают сухари и воду, но при этом пламенные роялисты, а гражданин Робеспьер, или гражданин Дантон, или я сытно ужинаем, являясь преданными слугами Республики.

Жером: Жером перекосился от боли, причённой рукой Дантона. -Ну а почему тогда, вы, которые поклялись защищать права народа, не добиваетесь этих "законых методов"? - слова Сешеля Жером просто проигнорировал.

Дантон: - Что?! - Дантон казался искренне, до глубины души возмущенным. - Знаешь, друг мой, это просто хамство с твоей стороны - заявлять такое в лицо двум людям, которые ночей не спят за трудами на благо республики! Мы делаем все возможное, чтобы обуздать эту федералистскую сволочь! И мы бы давно обуздали бы их, они сидели бы по домам и носу высунуть не смели, если бы козни оставшейся на свободе контры!

Жером: Жером хрипло рассмеялся. -Если вы так трудитесь на благо Республики, то откуда же у вас столько времени на общение со мной?

Эро де Сешель: - Мы стараемся успеть все, юный друг, - вновь вступил в разговор Эро. - Подумав, что разговор с тобой, - он наконец незаметно перешел на ты, - может быть очень важен, мы, не колеблясь, даже испросили у наших коллег разрешения временно покинуть утреннее заседание - к вопросам которого вернемся позднее, пожертвовав перерывом на обед. Кстати, вот и пример отношения депутатов к хлебу насущному, Жером. Республика превыше всего. В пылу вдохновения он даже не сообразил, что процитировал Сен-Жюста.

Жером: -Да, да... Ваши слова мне кажутся очень знакомыми. Но всё-таки, повторюсь, вы зря потеряли время, беседуя со мной непонятно о чём... - Жером устало вздохнул и повернулся в другую сторону.

Эро де Сешель: Эро начал отчаиваться, приходя в полнейшее недоумение из-за поведения арестованного. Юнец вконец обнаглел, решив поменяться с ними ролями, а Жоржа, похоже, это ничуть не задевает. Что ж, он больше не будет расстилаться перед этим мальчишкой - и черт с ними, со сведениями: не душить же сорванца, чтобы узнать правду. Тем более, что, быть может, второй молодой человек - постарше, но не менее несносный - все еще находится в Зеленой комнате. - Жорж, у меня действительно нет больше времени, - объявил он.

Жером: "Неужели...", - подумал Жером. -Думаю, теперь мне окажут помощь врача и доведут до моего дома, раз уж вы всё закончили?

Дантон: - Кто тебе сказал, чт мы закончили? - удивился Дантон. - Мы так и не услышали от тебя ничего дельного, приятель.

Эро де Сешель: Эро подарил Дантону многозначительный взгляд, но продолжать спор в присутствии мальчишки не стал, лишь прошелся по периметру комнаты. Он подозревал, что вторая часть беседы станет не намного результативнее первой. И из-за этого он так бездарно оскорбил патриотические порывы Сен-Жюста!

Жером: Жером в который уже раз, вздохнул. -Ну что вы хотите от меня услышать? Всё, что я знал, я уже рассказал. А вы сидите тут, непонятно о чём спрашиваете, и даже не потрудились предложить свою помощь раненому человеку! - Жером неожиданно для себя возвысил свой голос и посмотрел в глаза Дантону.

Дантон: Дантону тоже все это порядком надоело. - Значит, так, - он снова положил руку Жерому на плечо, - если хочешь пойти сейчас домой и получить помощь доктора... а также, может, немного деньжат - рассказывай про свои ночные приключения. Продолжишь валять дурочку - отправишься в тюрьму, я понятно излагаю?

Эро де Сешель: Эро испытал к Дантону невыразимую благодарность: тот озвучил мысли, давно пришедшие ему в голову, но сочтенные им недостаточно дипломатическими. Эро де Сешель предпочитал вести беседы иначе, но сейчас его проверенная тактика не действовала, а говорить по-санкюлотски... опускаться до этого он не желал.

Жером: -Любопытное предложение... - В голове Жером уже прокручивал варианты, каким образом рассказать как можно меньше информации, и получить то, что Дантон якобы обещал, - Что конкретно вас интересует по вчерашнему вечеру? Как я напился в баре, или как переругивался с жандармами?

Эро де Сешель: Эро вытащил из внутреннего кармана маленькую пилочку для ногтей. Его внутренняя досада на устройство этого мира и свою глупость должна была найти какой-то выход, и желательно эстетический и полезный (раз уж вина здесь не предлагают). - Нас интересует ровно столько, молодой человек, - сказал он, подпиливая ноготь, - чтобы мы сочли это заслуживающим предложенных благ. Уточню, что качество сведений не менее важно, чем их количество.

Жером: Жером хмыкнул. -Ну и как вы себе это представляете, гражданин?

Дантон: Дантон покачал головой и сунул руки поглубже в карманы. - Пойдем, Эро, нас действительно ждут дела, - сказал он. - А тебя, приятель, - обратился он к Жерому, - осмотрит тюремный врач. Надеюсь, он знает толк в своем деле.

Эро де Сешель: - Куда его направят этого юного последователя идей папаши Дюшена, Жорж? Консьержери, Сен-Лазар или Сен-Пелажи? - поинтересовался Эро так, словно Жерома тут уже не было. Никогда не испытывавший тяги к подобным беседам, он чувствовал себя глупо, но отчего-то тянул время.

Жером: "Ага, решили запугать", - понял Жером. Однако в тюрьму ему явно не хотелось. -Зачем сразу в тюрьму-то? Сами пообещали расспросить меня и отпустить, а тут уже "в тюрьму"...

Эро де Сешель: - Да как же тебя можно расспрашивать, о невозможный ты арестант, если ты ничего не говоришь? - полюбопытствовал Мари-Жан. - Пойми, что сказанное, в чем бы ты ни участвовал, не посадит тебя за решетку, а вот молчание… Как мы можем тебя отпустить, если не убедимся в том, что ты исправился? А лучшим подтверждением исправлению служит доверительная беседа, молодой человек.

Жером: -Ну хорошо... Если вы не против, давайте начнём сначала. - Жером выжидательно посмотрел на Сешеля, - Что конкретно вы хотите узнать?

Эро де Сешель: Эро выслушал этот вопрос с завидной невозмутимостью: он вновь обретал привычный иронично-спокойный настрой, и настрой не просто красноречивый, но и игривый. Достав из кармана жилета часы, он проговорил (надеясь, что Дантон не усомнится в его здравом рассудке публично): - Эти речи сейчас неуместны. У тебя две минуты, чтобы заинтересовать нас рассказом, - холодно начал он. - Потом мы уйдем. Отвечай же. Быстро. - И перевел взгляд на часы.

Дантон: "Про погром, про этот чертов погром!" - хотел нетерпеливо рявкнуть Дантон, но передумал. - Расскажи, как ты был в Якобинском клубе, - попросил он. - Кого слушал, с кем разговаривал, о чем?

Жером: -Ну как... - Жером пожал плечами, - пришёл послушать заседание, слушал как вначале, спорили Эбер и вы, - Жером кивнул на Сешеля, - А потом, когда вы почему-то стали защищать этих бриссотинцев, вскочил и потребовал, чтобы бриссотинцев действительно наказали, а не просто приставили к ним телохранителей. А вы, - Жером снова посмотрел на Сешеля, - вместо того, чтобы поддержать это предложение, раз уж вы тоже ненавидите бриссотинцев, продолжали свою глупую болтовню! - Жером со злостью взглянул на Сешеля и замолчал.

Эро де Сешель: Ах вот как, юноша, глупую болтовню? Оставалось сделать вид, что все в рассказе было сугубо полезным, и Эро, предпочтя не смотреть сейчас на Дантона, продолжил в прежнем духе: - Нам пока не интересно. Дальше. Где-то в глубине души появилась нехорошая мысль о возможном объяснении с коллегой - появилась и затухла, под гнетом прочих вопросов.

Жером: "А он мог бы и выразить своё волнение, пожалуй", - удивился Жером. -Дальше я продолжил слушать, как вы спорили с вашими коллегами и взывали к "гуманности и справедливости", - Жером едва заметно ухмыльнулся. "Надеюсь, Дантон заинтересуется твоей "гуманностью", чёрт бы тебя побрал", - мысленно выругался Жером, и продолжил, - Ну а потом, когда стало ясно, что болтовней они ничего не достигнут, подумал о том, что неплохо бы самому народу припугнуть бриссотинцев, раз уж депутаты не хотят этого делать. Думаю, вы поняли, что я имею в виду? - Жером посмотрел на Дантона и Сешеля, ожидаяих реакцию на услышанное.

Дантон: - Ты сам понял? - уточнил Дантон. - Никто тебе не подсказывал, а?

Жером: -В каком смысле, не подсказывал? - Жером непонимающе смотрел на Дантона, - Вы думаете, для того, чтобы собрать людей и напасть на жилой дом, нужно участие всей Коммуны?

Эро де Сешель: - Неверное предположение, - качнул головой Эро. - И неинтересное, - он взглянул на часы. - Тем хуже для тебя.

Дантон: - Да нет, почему же? - Дантон неожиданно вступился за Жерома. - Теперь мы знаем, что за этим делом стоит Коммуна. Ну конечно, не вся, какие-то определенные люди... ведь правда, Жером?

Жером: -Нуу... - протянул Жером, стараясь казаться смущенным, -Робеспьер и Сен-Жюст, были бы очень рады, если бы нападение не сорвалось...

Эро де Сешель: Удача была такой неслыханной, что в комнате повисла пауза. О том, почему Дантон не ринулся тут же в наступление, Эро предпочел не думать - надлежало ситуацией воспользоваться в полной мере. Собственно, он ни о чем особенно не успел подумать, когда проговорил: - Это уже интереснее, юноша. Но почему ты так решил?

Жером: Сейчас Жером был действительно удивлён. "Неужели под Робеспьера решили подкопаться?" -Робеспьер хоть и назвал наши, тогда еще только предполагаемые действия, "авантюрой", но почему-то не попытался остановить нас, хотя вполне мог бы.

Эро де Сешель: - Должно быть, гражданин Робеспьер не думал, что вы отважитесь на подобное, - ангельским тоном заметил Эро. «Феникс Конвента» в самом деле не слишком высоко оценивал таланты Неподкупного, и, следовательно, не опасался его. К тому же непосредственно с ним Мари-Жан не работал, и в новости, рассказанной Жеромом, его скорее заинтересовал Сен-Жюст. Наша деловая святость… Он вопросительно взглянул на Дантона, колеблясь, какую линию дальше избрать.

Дантон: Для Дантона услышанное отнюдь не явилось сюрпризом. В том, что Робеспьер знал о готовящихся событиях, он был уверен и без показаний сего сына освобожденного народа. Но доказать это будет трудно, особенно основываясь на слова Жерома, который никто и звать его никак. Чтобы выйти на Робеспьера и взять его за жабры, надо для начала поймать рыбку покрупнее. Поэтому Жорж-Жак, в отличие от Эро, никак не показал, что его впечатлило услышанное. - Кто помогал тебе? - спросил он. - Робеспьер прочел мораль, это он умеет. А кто организовывал это все? Некто из Коммуны, да?

Жером: -Если Робеспьер и сомневался в возможности нападения, то очень зря, - показалось, будто Жером несколько возмущён, - С оружием мне помогли несколько человек, которые имеют большое влияние среди таких же людей, как и они. Жаль, что они не смогли их заставить не напиваться, - с горечью произнёс Жером.

Эро де Сешель: - Хотя бы несколько имен, юноша, - предложил Мари-Жан, старательно вживаясь в избранную им роль. - Отвечай же.

Жером: -Имена?? Гражданин, простите, но вы хотя бы обдумываете свои слова, прежде чем их сказать? Каким я могу знать их имена, если при общении мы пользовались кличками, ну или прозвищами, называйте как хотите, не указывая своих настоящих имён?

Дантон: Дантон взял Эро за плечо. - Пойдем, - сказал он. - Я вижу, наш приятель снова настроился отнимать у нас время.

Эро де Сешель: Эро отчего-то не возразил - быть может потому, что внезапно почувствовал себя уставшим, изображая того, кем он не являлся. Или потому, что счел, что узнать им больше ничего не удастся. Кивнув, он своей легкой походкой направился с Дантоном к выходу.

Жером: Жером вскочил со всей прытью, на которую был способен в своём состоянии. -Стойте! А как же выполнение ваших обещаний?!

Эро де Сешель: - Право же, кто сказал тебе, что мы его не сдержим? - откликнулся Эро. - Но освободить кого-либо так быстро – повод для подозрений. К тому же твои показания могут нам еще понадобиться. Жорж, минуту… - позвав охранника, Мари-Жан при арестованном распорядился поместить Жерома в камеру, не вызывающую нареканий, и обеспечить всем, что тот попросит – включая визит врача. Как сообщил служитель порядка, Жерому Пикару надлежало отправиться в Консьержери.

Жером: -Ну хоть на этом спасибо, - проворчал Жером и проводил взглядом Сешеля.

Дантон: Дантон, нахмурившись, следил за Эро. Конечно, тот уже потерял всякий интерес к допросу и мечтал выпить кофе с Барером, и это было вполне понятно, Жор-Жак и сам устал колоть этого молодчика. Но начатое не следовало бросать на полпути. - Последний раз спрашиваю, дружок, - сказал Дантон. - Ответишь честно - пойдешь не в Консьержери, а домой. Кто из Коммуны участвовал во вчерашнем? И не надо мне заливать про клички, ради бога.

Эро де Сешель: Эро потребовалась вся его дипломатия, чтобы скрыть скуку; нацепив на лицо привычную улыбку, он, хвала богине Разума, через мгновение сообразил, что она неуместна, и замер с самым серьезным видом, избежав соблазна крутануться на каблуках и хлопнуть дверью с обратной стороны. Он, в отличие от известных личностей, уже не мальчишка и может держать себя в руках. Кажется, он даже не вздохнул, лишь нервно впился ногтями себе в ладонь, после начав поправлять широкий кружевной манжет.

Жером: Жером вздохнул, и прекрасно понимая, что отказ от дачи показаний грозит ему большими проблемами, произнёс: -Мне нечего сказать. Не забудьте пригласить врача.

Дантон: - Тогда удачи тебе, - пожелал Жорж-Жак, выпихивая Эро в двери и выходя следом. - А врач тебя ждет в тюрьме. Вот бессмысленное упрямство...

Эро де Сешель: - Жорж, я весьма благодарен тебе за изысканное развлечение, - сказал Мари-Жан с нескрываемым сарказмом, - позови, как решишь устроить очную ставку сего юноши с нашим Антуаном и его наставником. Рассмеявшись, он придирчиво начал поправлять костюм, всем видом показывая Дантону, что тот незримо нарушил великолепие его наряда своей богатырской хваткой.

Дантон: Жорж-Жак на состояние костюма Эро не обратил внимания. Более того, пребывая в состоянии озабоченности, он и шутку не оценил. - Это тебе не развлечение, ты что, до сих пор не понял? - нахмурился он, широко шагая по коридору. - Мне не нравится, что всякий сброд вроде этого мальца позволяет себе буянить на улицах. До тех пор, пока это продолжается, мы не можем жить и работать спокойно. В любой момент орущая и кидающаяся кирпичами толпа может появиться под твоими окнами или под моими, и что мы будем тогда делать, скажи, остроумный ты мой?

Эро де Сешель: - Если ты не забыл, мы недавно одержали верх, - Эро поморщился. Мысль о том, как именно это произошло, была ему неприятна. - И если я, по-твоему, излишне остроумен, то и я тебя не узнаю. Столько возиться с этим мальчишкой, позволяя ему уводить себя в сторону, вдобавок предоставив всю работу мне. Не переношу подобных сцен, - дипломат Мари-Жан позволял себе быть почти откровенным с ограниченным числом лиц, и Дантон был тем, кто относился к их числу.

Жером: Сумасшедшие, - покачал головой Жером. Наивно думать, будто он так легко выдаст своих союзников, пускай и бывших. Главное, чтобы они на очной ставке не проговорились.

Дантон: - Надо же, раз в жизни тебе пришлось поработать, боже ж ты мой! - вскричал Жорж-Жак, без малейшего, впрочем, сочувствия. - Да, представь себе, иногда приходится заниматься не тем, чем нравится. Я тоже не в восторге от нашего общения с тем парнем, но можешь ли ты предложить мне других свидетелей?

Эро де Сешель: - Полно, - праведно возмутился Мари-Жан, - моя миссия в Савойе уже ничего не значит? Очень часто мы с Симоном стояли перед преградой, но ни разу не сомневались в том, что эта миссия предначертана нам самим провидением. Я не знал иного отдыха, кроме как искать себе новое дело, позволяя редкие застолья лишь для налаживания связей! Вопросы снабжения без меня не были бы решены, влияние на состояние умов в том захолустье - моя заслуга… Доверенных лиц выбирал так же я, и успехами сие действо обязано большей частью мне, - Мари-Жан остановился.

Дантон: Дантон издевательски зааплодировал. - Ого! Доверенных лиц, говоришь, выбирал? Ну-ну. "Доверенные лица" у тебя - это те, кто будет за тебя работать, что ли? Посмеявшись, он оставил глумливый тон. - Ты меня не зли напоминаниями о Савойе, ваши с Симоном похождения до сих пор у меня вот здесь, - ребром ладони Жорж-Жак провел по горлу. - Ладно, пошли скорее, у меня много дел, а у Барера кофе остывает.

Эро де Сешель: Последний переход рассеял уже возникшие в голове Мари-Жана логические построения, убедительно доказывающие, что доверенные лица им просто необходимы, потому что... Нет, далее не следовал список со многими подпунктами, но он мог бы предъявить убедительные аргументы... Однако не стал, ибо это стало бы преступлением против времени и совести, пусть и не кристалльно чистой: шутки, порой почти издевки Дантона его всерьез не задевали. Эро полагал, что этим они должны быть благодарны общим привычкам и общему же чувству юмора (хотя он, несомненно, более одарен в последнем). - До встречи, Жорж, - с легким сердцем попрощался он, забыв о недавнем возмущенном тоне, и широкими грациозными шагами направился в комнату, отведенную для заседаний Комитета.



полная версия страницы