Форум » Париж, лето 1793 » Возвращение домой, 17-е июня » Ответить

Возвращение домой, 17-е июня

Шарль Барбару: Очутившись дома, в знакомых стенах, Барбару немного успокоился и более трезво посмотрел и на ночное происшествие, и на утренние события. Разумеется, он по-прежнему считал свое поведение единственно разумным, и жалел лишь о том, что удар Леграну был слабее, чем хотелось бы. Мари, перепугавшаяся до полусмерти, когда увидела "салатницу" у дверей, подала чай. Руки у нее дрожали так, что чашка вызванивала какую-то странную мелодию о блюдце, а ложка, разумеется, упала на пол. Барбару улыбнулся. - Накорми моего Цербера, у него была невеселая ночь. И надо перешить пуговицы... - Шарль сбросил сюртук, отдавая его Мари, и критически оглядел полуоторванные кружевные манжеты на сорочке, - и посмотри, что можно сделать с этим. Молодой человек не спеша переоделся в домашний халат, сменив и сорочку, игнорируя негромкое ворчание служанки "Опять подрались? Ну что ж такое-то, а? У себя в Конвенте дрались, под замок вас посадили - все равно деретесь... лучше б женились, вот точно говорю!" Барбару было невыносимо скучно. Деятельный от природы, он не мог усидеть на месте. Даже утренние событие лишь ненадолго развлекли его, разбудив в нем жажду именно деятельности, не просто ужинов с красивыми девушками. Но что мог он? Надо было бы найти Сешеля, как пообещал сгоряча Бриссо, но вряд ли его пустят в Конвент, да еще и позволят вытащить Эро с его место и стукнуть о стенку, вытряхивая все сведения. Нет, действовать надо тоньше - но как именно "тоньше" Барбару еще не придумал. Он подошел к книжной полке и надолго погрузился в размышления, бездумно водя пальцем по корешкам.

Ответов - 8

Жак-Пьер Бриссо: Бриссо, открыв некрашеную деревянную дверь, переступил порог своего жилища. Следом за ним в мансарду молча вошёл конвоир. Жак сменил обувь и ушёл за перегородку, а солдат, заперев дверь, сел рядом с ней на стул и поставил ружье в угол. Бывший депутат, шагая вдоль кровати от окна к стене и обратно, вновь и вновь перебирал в памяти услышанное и увиденное сегодня утром. Он досадовал на себя за то, что не сумел переубедить Леграна, а перед ним в мыслях в который раз вставал неугомонный марселец. Жак-Пьер чувствовал настоятельную потребность продолжить прерванный лейтенантом важный разговор. Однако приходилось учитывать, что после ужасно проведённой ночи бывшим коллегам нужен отдых; к тому же, после стольких часов взаперти, теперь, едва вернувшись с улицы, снова куда-то спешить? А время не ждёт. Как же быть? Дождаться вечера? Поколебавшись минут пятнадцать, Бриссо, сопровождаемый конвоиром, вопреки обыкновению, сам отправился в кафе, располагавшееся через улицу, чтобы пообедать. Посетители то и дело посматривали на него, пока он ел и невольно вслушивался в то, что говорили кругом. Расплатившись за суп и котлеты с овощами, Бриссо вышел, чтобы идти домой, но вдруг остановился. Перед ним проехал экипаж. ,,К Барбару! - подумал он. - Возможно, я не застану его, возможно, у него будет кто-нибудь и мы не сможем поговорить о деле, но всё ж это лучше, чем, оставаясь дома, бездействовать". И Жак поспешно направился к ближайшему незанятому фиакру.

Шарль Барбару: Книги не давали ответа на важнейший вопрос "Что делать?", и Шарль, раздраженно оставив их, отошел к столу. Налил себе вина, выпил залпом бокал - и отставил в сторону. Пить тоже не хотелось. Николетт была на репетиции, да и сейчас Барбару не слишком желал ее видеть. Подойдя к буфету, Шарль достал еще одну бутылку вина и вышел в прихожую, подозвав служанку и велев упаковать в корзину и доставить Бюзо - он хотел было написать записку, приложив ее к подарку, но рука дрогнула, на бумаге расплылось пятно и под насмешливым (как ему показалось) взглядом охранника Барбару порвал несчастную бумажку в клочья. - Передайте на словах, что это от Барбару в знак признательности, - бросил он, разворачиваясь и уходя в гостиную. Вновь подойдя к книгам, Шарль взял одну и направился к креслу возле окна, раскрыв наугад и выхватив взглядом несколько строчек: Вопреки здравому смыслу, народ всегда встает на защиту того, что несет ему беды. Так случается на выборах в народном собрании: стоит переменчивой волне популярности откатиться, и мы начинаем удивляться, каким образом проскочили в преторы те люди, за которых мы сами только что проголосовали. * Барбару в бешенстве отшвырнул книгу, которая угодила точно в раскрытое, по счастью, окно. Спохватившись, молодой человек стремительно подошел к окну и выглянул в него, пытаясь разглядеть выброшенное в порыве раздражения, - выглянул как раз вовремя, чтобы увидеть остановившийся у дома фиакр, из которого выбрался... - Жак-Пьер! - Марселец высунулся из окна. - Не будете ли вы столь любезны подобрать книгу неподалеку от вас? Я ее уронил случайно... * Сенека, "О блаженной жизни"

Жак-Пьер Бриссо: Прохожие подняли головы, а Бриссо, узнав голос, оглянулся. В пяти шагах от него на мостовой лежал том. Бывший депутат наклонился за ним и через две с половиной минуты, входя в переднюю, вручил книгу владельцу. Кожаный корешок пострадал, но следов дорожной пыли на обложке не было. - Шарль, я вас не сильно побеспокоил своим приходом? - спросил Бриссо, чувствуя, что за спиной остановился конвоир.

Шарль Барбару: - Ничуть! - живо возразил Барбару. - Вы очень вовремя, я рад вас видеть. Верите ли, все валится из рук... Шарль, спохватившись, умолк и некоторое время молча стоял перед Бриссо, машинально смахивая несуществующую пыль с книги. Но молчать долго он не умел. - Я скажу подать кофе и чего-нибудь легкого, хотите вина? А вы, гражданин... - Барбару повернулся к охраннику Бриссо, - если пройдете на кухню, обнаружите там своего товарища и хороший обед.

Жак-Пьер Бриссо: Солдат, в это самое время жалевший, что он не в казармах, перевёл взгляд с приоткрытого платяного шкафа на хозяина квартиры. - Да, кофе выпью с удовольствием, - отозвался Жак. - Я тоже рад возможности побеседовать с вами. Бриссо направился в гостиную. Конвоир, видя, что в передней остался он один, не преминул воспользоваться предложением Барбару и, недоверчиво оглянувшись, ушёл на кухню.

Шарль Барбару: Отдав необходимые распоряжения насчет кофе, Барбару стремительно прошел в гостиную и почти упал в кресло, жестом предложив Бриссо располагаться поудобнее. Гостиная в большей степени отображала состояние хозяина квартиры: открытые дверцы буфета, недопитый чай, открытая бутылка и бокал с остатками вина, раскрытые книги... - Как Верньо? Вы уезжали вместе, если не ошибаюсь? Бедняга совсем потерял желание сражаться и отстаивать свои права, - заговорил Барбару, рассеянно постукивая пальцами по подлокотнику кресла. - Он предложил неплохую идею, осталось лишь исполнить ее.

Жак-Пьер Бриссо: - Да, мы ехали вместе, - сказал Бриссо, спокойно садясь в кресло, – и даже обсудили наши теперешние возможности. Очень надеюсь, что ко времени вызова нас в Революционный трибунал Пьер всё же придёт в себя настолько, что сможет достойно отвечать на обвинения.

Шарль Барбару: - Хотел бы я быть в этом уверенным, - пробормотал Барбару. - Впрочем, что значит "достойно"? Сумеем ли мы оправдаться? Молодой человек бросил взгляд на двери и добавил чуть тише: - Дадут ли шанс оправдаться? Они не смогли законным образом вывести нас из Конвента, пришлось устраивать беспорядки. Не думаю, что нам дадут возможность вывернуться и вернуть себе свои права. Стадо трусов и шакалов, послушно бегущее за жаждущими власти! - Шарль в порыве ярости ударил кулаком о стол. - Им не нужна свобода, они не знают, что такое истинное братство, и к чему им равенство? Они хотят власти! Барбару откинулся в кресле, прикрыв глаза и тяжело дыша, пытаясь успокоиться и взять себя в руки.



полная версия страницы