Форум » Париж, лето 1793 » Неизбежное продолжение. У Бюзо, вечер 17го. ТРЕД СОХРАНЕН » Ответить

Неизбежное продолжение. У Бюзо, вечер 17го. ТРЕД СОХРАНЕН

Франсуа Бюзо:

Ответов - 59, стр: 1 2 All

Франсуа Бюзо: Все утро и часть дня Франсуа провел в горестном оцепенении. Разбитое стекло и вырванную из переть дверь заменили уже к обеду, но всем этим пришлось заниматься недовольно ворчащему охраннику. Бюзо полностью переложил на его плечи решение всех вопросов с плотником, а сам мучительно перебирал в памяти события последних дней. Предполагал ли он когда-либо сидя в Конвенте, что этот путь окончится от так? Что он станет узником в собственной квартире, изгоем в собственной горячо любимой республике? Когда чуть позже принесли корзину с вином, она пришлась очень кстати. Пройти в свой собственный буфет за спиртным Франсуа не догадался, но подарок воспринял как знак свыше. Но узнав имя отправителя тут же пришел в ужас. Не это ли горькая насмешка? О Барбару и своем позоре за это утро Франсуа так же успел подумать. А если уж совсем точно, посвятил обдумыванию этого предмета значительно больше времени, нежели вчерашнему нападению. Вчера, случись что, он имел шансы погибнуть с честью в неравном бою, а вот ночь, проведенная с Шарлем и Николетт в каноны благородства никак не укладывалась. Горестно всхлипнув, Бюзо хотел было запустить издевательский подарок любовника (при мысли о том, что он теперь должен именовать Барбару именно так, Франсуа чуть не хватил удар) в только что починное окно, но практичность взяла верх. Вино из запасов Барбару славилось на весь Париж, и страдальчески всхлипывающий Бюзо принялся отхлебывать прямо из горлышка - от огорчений у него не хватало сил сходить в буфетную за бокалом.

Шарль Барбару: После разговора с Бриссо Шарль ощущал настоятельную необходимость расслабиться - Жак-Пьер говорил умные и правильные вещи, но... больное самолюбие марсельца, и без того изрядно потрепанное в последнее время, было окончательно уязвлено. Он чувствовал себя нашкодившим мальчишкой перед спокойным, уверенным Бриссо, и чувство это Барбару совсем не нравилось. Он привык совсем к другому... надо было срочно что-то делать, и, желательно, что-то, что будет одновременно приятным и полезным. Например, навестить Бюзо, и... Встряхнувшись, Шарль прихватил еще три бутылки, сочтя, что этого хватит, положил их в корзину и крикнул Мари, чтобы принесла горячей воды: следовало привести себя в порядок на тот случай, если все пойдет хорошо и у Франсуа он задержится до утра. Через час сияющий и довольный собой Барбару постучался в свежеповешенные двери квартиры Бюзо, игнорируя мрачного охранника, не выспавшегося из-за ночных событий.

Франсуа Бюзо: Хозяин дома на голоса в прихожей не отреагировал, в очередной раз предоставив своему конвоиру выполнять обязанности мажордома. Тот недоверчиво покосился на Барбару, пробормотал что-то на счет того, что де, одного пустит. Но если следом в этом доме опять начнут собираться все те же лица что и накануне - всех выставит вот именем Республики. Хватит с честного служивого прошлой ночки, провоцировать новые погромы он не собирается. И только после этой проповеди Барбару все же был допущен в гостиную. При появлении визитера Бюзо вздрогнул, заморгал и смущенно задвинул под кресло пустую бутылку. Он и не заметил, как успел выпить всё до дна. Только Шарля ему сейчас не хватало, при всех его горестях... - Ты что-то забыл утром? - Франсуа сдержанно кивнул не вставая с кресла. Что-то подсказывало ему, что делать этого не следовало. Он старался говорить непринужденно, но прозвучало это почти испугано.

Шарль Барбару: Шарль едва сдерживался, чтобы сначала - не врезать охраннику Бюзо, а затем - чтобы не расхохотаться. Судя по виду Франсуа и по обращению на "ты", тот вполне смирился с ролью любовника, что не могло не забавлять Барбару, помнившего, как Бюзо страдал по этому поводу. - Не считая того, что я забыл здесь тебя, - Шарль решил последовать примеру Франсуа и отбросить официальность, - я решил заглянуть и выпить с тобой бутылочку-другую. Но вижу, тебе уже и так хорошо. Марселец поставил принесенную с собой корзинку на пол и достал бутылки. Ловко вскрыв одну из них, он огляделся в поисках бокала. - Тебя определенно надо развеселить. Хочешь новые сплетни Парижа? Кстати, ко мне заглядывал сегодня Бриссо и пытался воспитывать. Представляешь? Воспитывать. Меня!

Франсуа Бюзо: Опасное "ты" Бюзо произнес случайно, и теперь досадовал на свою оплошность, но было поздно. - Вовсе не обязательно было спешиться сюда чтобы развлекать меня, я вовсе не скучаю, - поспешил заверить он Барбару. Он встал было с кресла, чтобы принести гостю бокал, но потолок предупреждающе покачнулся, и благоразумно вняв намеку организма Франсуа уселся обратно. - Фужер можешь взять в соседней комнате, в буфете... Жалоба Шарля на Бриссо сочувствия не вызвала. Напротив, он был рад, что нашелся среди них хоть один здравомыслящий человек, взявший на себя труд немного поубавить пыл Барбару... Однако по жизнерадостной физиономии Шарля нельзя было сказать, что тот сильно удручен выговором. - Только не надо сплетен про вчера. Если я услышу еще хоть одну ужасную байку про нас, - я не выдержу. - Бюзо демонстративно зажал ужи ладонями.

Шарль Барбару: Марселец засмеялся. - О нас? Нет, Франсуа, баек о нас с тобой я еще не слышал. А должен был? Ты кому-то поплакался на свою горькую и незавидную судьбу, приведшую тебя в мою постель и заставившую там проявлять чудеса гибкости? Барбару критически оглядел злосчастного своего любовника и хмыкнул. Сходив в соседнюю комнату, он разыскал два бокала, размерами устроивших его. Вновь вернувшись к Бюзо, Шарль разлил вино и протянул один бокал Франсуа: - Выпьем за нас, а там можешь снова валяться в кресле, сколько влезет. Я хотел с тобой поговорить... если ты в состоянии. Шарлю доставляло истинное удовольствие поддразнивать Бюзо, видя, как он остро реагирует на шутки.

Франсуа Бюзо: Бюзо покраснел, принял бокал, но пить не стал и отставил его на подлокотник креста. - Как можно шутить такими вещами? - возмутился он. Обиженный Франсуа весьма сомневался, что Барбару пришел действительно по делу. - И тост "за нас" я считаю не совсем удобным, - продолжал хозяин квартиры. - Неужели ты думаешь, что я еще раз соглашусь?.. Он неопределенно взмахнул рукой.

Шарль Барбару: Барбару хмыкнул в ответ, мысленно отозвавшись "А куда ты денешься?" но вслух не произнеся этой фразы, за которой, разумеется, неминуемо последовала бы истерика. - Как хочешь, - пожал он плечами, делая глоток. - Что ты собираешься делать? В ближайшие дни? Я все думаю о предложении Пьера. И оно кажется мне наиболее разумным.

Франсуа Бюзо: Бюзо не сразу сообразил, что имеет ввиду Шарль. - Ты про побег из Парижа? - невольно улыбнулся он. - Но так бывает только в романах.

Шарль Барбару: Барбару невесело усмехнулся и сел напротив Франсуа. - Роман? Возможно. Мне вот кажется, что я в дурном сне. - Шарль протянул руку, накрывая ладонь Бюзо своей. - Тем не менее, я серьезен. Если удастся поднять департаменты... - он качнул головой. - Или хотя бы мы останемся живы. Я собираюсь убраться из Парижа как можно быстрее. Весь вопрос в том, ты со мной или нет. - Барбару чуть сжал пальцы друга, ожидая ответа. Сейчас совершенно безумный план казался выполнимым и единственно подходящим.

Франсуа Бюзо: Бюзо поспешно выдернул ладонь из-под пальцев Барбару, при этом стоящий на поручне кресла непочатый бокал был сбит локтем и со звоном разлетелся на куски при ударе о пол. Но Франсуа даже ухом не повел. - При чем тут я? Ты волен спасаться самостоятельно. Стремительные перепады в настроении Барбару как всегда оставались для Франсуа загадкой и изрядно сбивали его с толку. То он отпускает непристойные шутки, то на полном серьезе говорит о фантастическом по дерзости предприятии, предлагая ему присоединиться таким тоном, как разговаривают с робкой девицей, что никак не решится бежать с любовником из родительского дома. Последняя аналогия заставила Бюзо возмущенно фыркнуть. - Никуда я не поеду, - отрезал он.

Шарль Барбару: Барбару пожал плечами. - Жаль. Хорошее было вино, - произнес он и отпил из своего бокала. - Я не думал, что ты склонен к самоубийству, Франсуа. А оставаться в Париже - самоубийство чистой воды. Послушай... - Шарль решил сменить тактику. - Ты мне нужен. Тот, на кого я могу положиться... "Или хотя бы лечь, когда захочется сбросить напряжение," - мысленно добавил Барбару.

Франсуа Бюзо: Но Бюзо недоверчиво глядел на собеседника. - Лучше умереть, чем жить вот так. Видеть тебя и Николетт, как вечное напоминание о нечаянном приключении, в которое меня никогда бы не втянули, будь я трезв. Как я посмотрю в глаза Манон, когда она выйдет на свободу?

Шарль Барбару: - Я не думаю, что она выйдет на свободу, если мы не поднимем департаменты и не сделаем что-то, - жестко ответил Барбару. - В твоей власти ее спасти. Для этого надо уехать... на время. Шарль бросил быстрый взгляд на двери и, поднявшись, подошел вплотную к Бюзо, опустился на подлокотник его кресла и горячо зашептал на ухо: - Мы вернемся победителями, освободишь Манон - разве тогда она тебе откажет? Поверь, женщины любят спасителей, а не... в общем, спасителей. Я собственными руками надену тебе лавровый венок на голову перед тем, как ты к ней пойдешь, и поцелую для храбрости. - Барбару не удержался напоследок от легкой шалости.

Франсуа Бюзо: - Ах боже мой, Шарль, оставьте эти ужасный шутки! - перепугался Бюзо, вновь переходя на "вы". Он как мог отодвинулся от нависающего над ним Барбару. - А вдруг они что-то сделают с ней, пока меня не будет в Париже? Вдруг она будет искать меня, писать мне, и не найдет? Выставлять Барбару за дверь было невежливо - все же на деле тот не совершил сейчас ничего дурного, однако Франсуа чувствовал себя неуютно. Ну почему его просто ен оставят в покое? Мало Барбару актрисок и прочил доступных женщин?

Шарль Барбару: Барбару пожал плечами. В ужасе вжимающийся в кресло Бюзо был забавен, но дразнить его Шарлю уже почти наскучило, а переход на "вы" неприятно резанул. Что ж... - Приглушите голос хоть немного, Франсуа, - резко одернул он любовника. - Не стоит о нашем отъезде орать на всю квартиру. Южанин поднялся на ноги и прошелся по комнате. - Вы хотите и дальше быть безвольной куклой, послушной игрушкой? Или все же заставите себя уважать? Докажете всем, в том числе, и мне, что вы достойны уважения? - Марселец говорил страстно, стараясь убедить.

Франсуа Бюзо: Франсуа немного успокоился и даже поднялся из кресла, но предусмотрительно оперся об него бедром. Комната все еще слегка покачивалась перед глазами как каюта в корабле. - Много ли уважения заслужат беглецы? Сбежать - значит признать свою вину, показать, что нам есть чего страшиться.

Шарль Барбару: - Оставаться здесь - все равно что повесить на грудь табличку: "Я агнец, готовый к закланию во имя Свободы, Равенства и Братства!" Может быть, вы и хотите стать жертвой во имя этих высоких идеалов, а я предпочитаю жить и приближать Францию к ним. - Барбару спохватился, что излишне напыщен, и тут же поспешил разбавить свою речь чем-то более приземленным: - К тому же, говорят, после смерти нельзя заниматься ночными шалостями. А вам прекрасно известно, как я их люблю! - он засмеялся.

Франсуа Бюзо: Барбару снова и снова сбивался на игривый тон, что ужасно смущало и тревожило Бюзо. - Право же, причем тут я, - пробормотал он.

Шарль Барбару: - При том, что пока что на роль агнца избраны именно мы, - терпеливо, как ребенку, объяснял Барбару, усевшись на подоконник и поглядывая иногда вниз на улицу.

Франсуа Бюзо: - И что ты предлагаешь? - зашел с другой стороны Бюзо. - Шарль, это все утопия. Как ты представляешь себе такой побег без денег, без документов, без помощи извне.

Шарль Барбару: - Когда Пьер завел об этом разговор, я тоже посчитал это утопией. Но, поразмыслив, решил, что не все так печально и беспросветно, как выглядит на первый взгляд: да, конечно, это нелегко. Самым сложным будет ускользнуть из Парижа. Для этого нам потребуются фальшивые документы и чтобы нас не хватились хотя бы сутки... - Барбару задумался, глядя в окно.

Франсуа Бюзо: - Вот видишь, - Бюзо как будто даже обрадовался неосуществимости опасного плана. - Как же сделать так, чтобы нас не хватились? Ты забыл о стражах, что день и ночь ходят за нами по пятам?

Шарль Барбару: - Убить, - будничным тоном произнес Барбару, пожав плечами. - Они расслабились и не ожидают от нас неожиданностей. Подсыпать снотворного, опоить... мой Цербер уже спокойно ест на моей кухне.

Верховное Существо: Как раз в это время "Цербер" бесцеремонно заглянул в комнату и неприветливо уставился на секретничающих дружков. К счастью для них, он не слышал последних слов Барбару. Но они с товарищем давно обратили внимание на подозрительную тишину в комнате. - Что-то притихла наша контра, - заметил охранник Бюзо. - Ну и хорошо! - беспечно отозвался тот, кто охранял Барбару: на его долю по понятным причинам нечасто выпадали такие минуты покоя. Но сзнательный товарищ посмотрел на него неодобрительно, вот и пришлось ему пойти посмотреть.

Франсуа Бюзо: Бюзо с тревогой, вызванной непредвиденным вторжением, обернулся к дверям. Но это были всего лишь мрачноватые охранники. Франсу недовольно поморщился. Не смотря на покорность, с которой арестанты (большинство из них) сносили навязчивое присутствие охраны, последнии день ото дня становились все докучливей и бесцеремонней. - Что вам угодно, граждане? - не слишком любезно поинтересовался он. - И разве вас не учили стучать, прежде чем отворять дверь?

Шарль Барбару: - Они всего лишь проверяют, не сбежали ли мы и не замышляем ли чего против республики, - усмехнулся Шарль, успокаивающе кладя руку на плечо Бюзо. - Все в порядке, граждане конвоиры, мы всего лишь беседуем. Вряд ли Барбару осознавал, насколько подозрительно он сейчас выглядит, после драки с Леграном вдруг присмиревший и успокоившийся.

Верховное Существо: - А вам не объясняли, что нельзя закрывать двери? - мрачно огрызнулся солдат в ответ на реплику Бюзо. - Мало ли чем вы тут занимаетесь, а мы отвечай за вас.

Франсуа Бюзо: - Нельзя закрывать двери? - Бюзо был возмущен до глубины души. - Мы находимся не в Консьержери, а в моем доме, позвольте вам напомнить. Ссориться с охраной было не слишком разумно, но терпеть новые унижения Франсуа не желал.

Верховное Существо: - Вы под арестом, - угрюмо буркнул гвардеец. Опять эти начинают пререкаться, что за люди?! И он тоже хорошо: делать, что ли, нечего было, кроме как лаяться? Надо было сидеть спокойно на кухне. - А будете выступать и нарушать правила - так и в Консьержери попадете.

Шарль Барбару: - Франсуа, перестаньте! Они не виноваты в том, что таковы распоряжения... - Барбару попытался удержать друга.

Франсуа Бюзо: Бюзо вынужден был неохотно признать, что слова Барбару не лишены здравого смысла. Хотя слышать такие смиренные речи от человека, еще сегодня утром сошедшегося в рукопашной с одним из этих самых солдат?.. Неужели Шарль настолько серьезно рассматривает возможность побега из Парижа, что ради сохранения тайны даже поумерил свой норов? Франсуа запутывался все больше. Но первым делом следовало все же выставить вон чрезмерно бдительных стражей. жаль, что невежливо было бы вместе с ними спроводить и гостя, чтобы не выслушивать его опасных речей. - Ступайте, граждане, - как можно более миролюбиво произнес он, гася в душе раздражение на чрезмерно бдительных стражей и на Барбару с его изменническими речами. Но если охрану можно выставить за дверь относительно легко, то куда деваться от Барбару, носящемуся с очередной своей идеей? О том, что первым озвучил эту идею Пьера, постепенно начинало забываться.

Шарль Барбару: Шарль одобрительно посмотрел на Бюзо, не собираясь никуда отсюда уходить. Во-первых, Николетт сегодня была занята допоздна, во-вторых, он еще не допил принесенное с собой вино, в третьих... Барбару хмыкнул. В третьих, здесь присутствовал Франсуа Бюзо, дразнить которого было величайшим удовольствием и одним из немногих оставшихся у марсельца развлечений. - Ничего контрреволюционного мы не замышляем, - произнес Барбару, сидя на подоконнике и покачивая ногой. - Правда, Франсуа? Подтверди этим гражданам, что мы лишь ведем дружеские беседы, слегка поддразниваем друг друга, пьем и раскаиваемся. Иди сюда, мы сядем с тобой рядом и споем... ну хотя бы Марсельезу!

Верховное Существо: Барбару вернулся к своему излюбленному репертуару, и служивый счел за лучшее ретироваться. А то еще получишь в сливу, как давеча лейтенант, и стой как дурак - ответить-то нельзя. - Да идите вы, - буркнул солдат и удалился на кухню.

Франсуа Бюзо: Только близость еще не ушедших далеко охранников (или все же надсмотрщиков?) удерживала Бюзо от того, дабы не сообщить Барбару всё, что он думает о пении Марсельезы в такой момент и перед такими слушателями. Будто мало узникам горестей и жестоких унижений. Но если Шарль особой чувствительностью не отличатся никогда и продолжал шутить, то для Бюзо грубое вторжение тюремщиков было невыносимо. Он прикрыл глаза и откинулся на спинку кресла, сцепив пальцы в безуспешной попытке скрыть колотившую его дрожь унижения и бессилия.

Шарль Барбару: Барбару слез с подоконника, налил в бокал вина и поднес его к губам Бюзо. - Выпейте, Франсуа, и успокойтесь. С каждым днем они будут становиться все бесцеремоннее. И вы ничего не сможете сделать, как не смогу и я, и наш великолепный Бриссо, и Пьер... Но в наших департаментах нам верят. Надо только добраться до них.

Франсуа Бюзо: Бюзо с усилием разжал сомкнутые пальцы и с благодарностью принял из рук Барбару бокал. - Наши департаменты... - эхом повторил он. - Полагаете, что провинции поверял нам, а не поставленной на широкую ногу якобинской пропаганде? Вы же знаете, клубы работают по всей стране. Я давно не имел вестей из дома и, право, не знаю, как обстоят дела там... Франсуа осторожно подбирал слова. Он выражал интерес, но соглашаться на дерзкий побег?.. Он торопливо отхлебнул вина. Безумие, безумие, но... Грубость чувствовавших себя в силе охранников не предвещала ему в Париже ничего хорошего.

Шарль Барбару: Шарль на мгновение помрачнел. - А что нам остается? Вы готовы стать жертвой еще одного погрома? - негромко спросил он, стараясь не привлечь внимание охранников. Барбару постоянно сбивался с "вы" на "ты" и обратно и досадливо поморщился, сообразив, что снова вернулся к церемонному "вы". - В Марселе волнения, настроения принимают скорее роялистский оттенок, нежели якобинский. Я готов рискнуть. А ты?

Франсуа Бюзо: - Постой, не предлагаешь ли ты примкнуть к роялистам? - Бюзо не на шутку испугался и возмутился. - Это же предательство, я никогда не пойду на такое! Как ты смеешь предлагать мне такое? - продолжал бушевать он. - Наши департаменты никогда не вернется под пяту деспотов! В этом вопросе Франсуа намеревался стоять на своем твердо и до последнего. Пусть Париж отвернулся от него и его друзей, но в голове Франсуа не возникало ни тени мысли о том, что их предала Республика. И что они могут её предать.

Шарль Барбару: - Да успокойся ты! - с досадой произнес Шарль, взмахнув рукой с бокалом и невольно расплескав вино на себя. Случайность, сыгравшая уже столь забавную роль в их отношениях с Бюзо, что Барбару не выдержал и расхохотался. Отставив бокал, он с улыбкой посмотрел на Франсуа. - Я не предлагаю тебе примкнуть к роялистам. Да они меня первого вздернут, хотя бы за Людовика и марсельцев! Но и к якобинцам наши департаменты любви не питают, вот что я пытался тебе сказать!

Франсуа Бюзо: Заверения Барбару успокоили страхи Бюзо и он с облегченным вздохом провел рукой по лицу. - Значит шансы есть... Хоть какие-то шансы, - снова вспомнились самодовольные лица охранников. - В отличие от сидения под арестом, верно? Однако ты весь испачкался, - заметил он, кивая на темные пятна на одежде Барбару. - А ведь еще не вечер. О том, что он до полудня в одиночку опорожнил бутылку прекрасного вина из запасов все того же Барбару, Франсуа скромно умолчал. Мысли Бюзо перескакивали с побега, уже не казавшегося ему таким уж неоправданно-рискованным на столь знакомые обстоятельства порчи костюма.

Шарль Барбару: Барбару беспечно махнул рукой. - А, ерунда! У тебя же найдется немного воды? А потом поймаю экипаж и дома переоденусь. - Шарль относился к порче одежды куда легче Бюзо, ибо самомнение у него было высоким, и он не считал, что слегка залитый вином костюм его чем-то портит. В конце концов, в каком только виде не случалось ему пробираться домой! Правда, обычно это бывало ближе к утру... - Да, так у нас будут хоть какие-то шансы. - Шарль хотел было сказать "хоть и маленькие, но все же.." но не рискнул: Бюзо опять мог испугаться, а страх Франсуа уже изрядно поднадоел марсельцу.

Франсуа Бюзо: - Но Пьер не предлагал никакого конкретного плана, - рассудительно заметил Бюзо, не отрывая взгляда от пятен на костюме Барбару. - Где мы возьмем документы, как выберемся из города... Впрочем, полагаю это следует обсуждать всем вместе. Хоть одного из нас должна посетить светлая мысль. Однако я не представляю, позволят ли нам вновь собираться всем под одной крышей. Господа из охраны... Я опасаюсь, что они начнут чинить нам всевозможные перпятствия.

Шарль Барбару: Шарль перехватил взгляд Бюзо и поморщился. - Если у тебя найдется одежда, которую ты готов одолжить мне, я буду благодарен. Иначе ты прожжешь во мне дырку своим взглядом. - Барбару налил себе еще, оценивающе посмотрел на друга-любовника, и не стал подливать ему. - Нам необязательно собираться всем вместе. Достаточно передать друг другу, конечно, только проверенным людям, Луве я бы не стал доверять...

Франсуа Бюзо: Франсуа тут же перевел взгляд на окно. - Можешь воспользоваться моим гардеробом, только сомневаюсь что там отыщется что-то, что пришлось бы тебе впору. - Бюзо мельком окинул Барбару взглядом и снова уставился в окно. - Право, я опасаюсь что вам все равно будет тесно даже в моем сюртуке, а губить его мне бы не хотелось. Тонкая ткань, понимаешь ли... Что же касается твоего предложения, то... Я все же полагаю, что следует обсудить это сообща.

Шарль Барбару: Намек Барбару совсем не понравился, но обижаться значило подтвердить слова Бюзо, поэтому Шарль просто пропустил их мимо ушей. - Как ты собираешься обсудить это всем вместе? - поинтересовался он. - Для обеспечения нашей безопасности эти милые ребята, двое из которых сейчас обсуждают, какие мы сволочи, будут торчать в комнате. Нам никто не позволит собраться и обсудить такой деликатный вопрос. Прости, на минуту тебя покину. Барбару вышел из комнаты и вернулся через пару минут с кувшином воды. Сняв сюртук, он сосредоточенно принялся оттирать пятно платком, обмакивая его в воду.

Франсуа Бюзо: - Но в нашем положении невозможно затевать переписку! - не согласился Бюзо. - Это еще более опасно. Право же, нельзя решать все без ведома наших друзей, Бриссо, Верньо... Даже столь неприятного тебе Луве. Франсуа сам то и дело сбивался с "ты" на "вы", но уже почти перестал обращать внимание на эту свою оплошность. Он уже сам перестал понимать, кем приходится ему Шарль Барбару, и самое главное - кем он сам желал бы его видеть.

Шарль Барбару: - Разве я сказал о переписке? Всего лишь такие вот дружеские визиты. - Барбару пожал плечами. - Я переговорю еще раз с Бриссо и Верньо, раз ты согласен. И с Луве, - добавил Шарль, тяжело вздохнув. - С кого бы мне начать? Барбару совсем не хотелось сейчас идти к Бриссо, к тому же, он чувствовал себя совершенно невыспавшимся. Устало потерев глаза, Шарль отложил кое-как отчищенный сюртук и неожиданно зевнул. - Проклятье, так спать хочется... должно быть, от вина и усталости.

Франсуа Бюзо: Бюзо вздрогнул и с недоверием взглянул на собеседника. Ну как же, устал он... Франсуа не испытывал желания сишком долго осаваться наедине с Барбару, а если тот уляжется вздремнуть?.. Стараясь не показывать охватившей его растеряности, он медлил с ответом. Столь внезапно напавшая на Шарля сонливость встревожила Бюзо более, нежели перспектива тайного бегства из Парижа. Ужасно неожиданно. - Зачем ты мне это говоришь? - почти прошептал Бюзо. И тут же с неожиданным гневом повысил голос. - Спать будешь дома! Еще даже не вечер!

Шарль Барбару: Барбару с ухмылкой поглядел на Бюзо. - У тебя слишком неудобные диваны, Франсуа, - ехидно протянул он. - Разве что ты меня пустишь в спальню? Гневные вопли Шарль проигнорировал, трезво рассудив, что уж не Бюзо, пьянствующему сегодня явно с самого утра, упрекать его в чем-то.

Франсуа Бюзо: Бюзо задохнулся от возмущения. - Что за непристойные намеки? - Настойчивое желание Барбару вздремнуть подтверждало худшие опасения Франсуа. Кипя праведным гневом, он указал гостю на дверь. - У тебя сегодня много дел. Ты ведь хотел повидаться еще раз с Бриссо и Верньо, - с нажимом произнес он, с трудом сдерживая свое негодование. Я удержу вас в дверях :)

Шарль Барбару: - Намеки? - Барбару в изумлении посмотрел на Бюзо. - Я не намекал ни... ах, ты об этом... - Шарль внезапно сообразил, как истолковал его слова Франсуа, и обиделся. - Что ж, если вы не желаете моего присутствия, мне и вправду стоит уйти. Полагаю, Бриссо и Верньо окажутся более гостеприимны. Поднявшись, Барбару демонстративно фыркнул и направился к выходу, кипя от возмущения.

Франсуа Бюзо: - Нет, постойте! - Франсуа сделал страдальческое лицо, но устремился вслед за Барбару. Быть может он не прав? Пусть вздремнет здесь. И обида Шарля выглдела вполне натурально. - Можете поспать у меня, я не возражаю. Бюзо замялся. В конце-концов, Барбару всегда был к нему по-своему добр, и Бюзо опасался, что тот больше не придет. Как друг, конечно же.

Шарль Барбару: - Неужели? И где вы разрешите мне подремать? Не больше часа, Франсуа, я не хочу вас стеснять. - Барбару с готовностью повернулся к другу и широко улыбнулся. - А вы не желаете отдохнуть?

Франсуа Бюзо: Бюзо не сразу сообразил, что сам отрезал себе пути к отступлению. Казлось бы, он принял все необходимые меры, чтобы сохранить видимость всего лишь дружеского участия к усталому тварищу, но... но тот воспользовавшись этим заманил его в ловушку. - За кого ты меня принимаешь? Я вовсе не хочу! - начал возмущаться Франсуа, проклиная свою доверчивоть. - Я не хочу отдыхать!

Шарль Барбару: - Вообще? - поразился Шарль. - Тебе больше не нужен отдых? - Он откровенно поддразнивал Бюзо. - И все же, ты не ответил - где я могу отдохнуть? Как я уже сказал, диванчик слишком неудобен... Барбару чувствовал, что несет чушь, но не мог остановиться - усталость давала о себе знать.

Франсуа Бюзо: - Если тебе не нравится мой диван, можешь вообще не спать! - рассердился Бюзо, взяв со стола и угрожающе приподняв над головой фарфоровую вазу (подарок жены на пятую годовщину совместной жизни). - Я отнесся к тебе как к другу, а ты делаешь мне совершено непристойные и неподобающие намеки! Не желаю ничего слышать! - не дав Барбару вставить ни слова, он швырнул вазу об пол между ними. С жалобным звоном по комнате разлетелись мелкие осколки. Сам же Бюзо крут развернулся на каблуках и метнулся к дверям, ведущим в жилые комнаты. - Уходите и больше не смейте заговаривать со мной о своих чувствах, или же не оскорбляйте меня таким отношением, будто я ваша собственность! Имейте же хоть каплю уважения ко мне, - крикнул он на бегу.

Шарль Барбару: Осколок вазы больно ударил по ноге. - Постойте, Франсуа! - настала очередь Барбару бегать за приятелем. - Я не хотел вас оскорбить, что вы как... - Шарль подавил готовые было вырваться слова "...как истеричная девица, думающая, "а не слишком ли быстро я бегу?", убегая от насильника" - Что вы все понимаете превратно? Я с удовольствием и благодарностью посплю на диване. В подтверждение своих слов Шарль сбросил обувь и лег на диван, подложив подушку под голову.

Франсуа Бюзо: Не удостоив покорно улегшегося на диван Барбару ответом, Бюзо демонстративно громко захлопнул за собой дверь в спальню и долго громыхал ключом в замочной скважине. Лишь убеившись, что дверь надежно заперта, несчастный без сил рухнул на край постели, не завая однако чутко прислушватья к каждому звуку, доносящемуся из гостинной.



полная версия страницы