Форум » Париж, лето 1793 » Приготовления к ужину на Бас-де-Рампар, или Роль случайности - 17 июня, день » Ответить

Приготовления к ужину на Бас-де-Рампар, или Роль случайности - 17 июня, день

Эро де Сешель: …Перед тем, как идти на заседание Комитета, Эро предпринял еще одно важное дело: отправил с курьером послание для Адель. Послание это, написанное изящным почерком, никоим образом не экономящим бумагу в угоду красоте отступов, гласило следующее: «Моя дорогая, моя возлюбленная, мое счастье! Спешу сообщить вам, что, услышав наши чаяния, провидение ниспослало нам сегодня ужин в компании, которая наверняка придется вам по душе. Я буду счастлив представить вам своего коллегу - патриота, человека уважаемого, любезного и ценящего достойное общество. Прошу вас, позаботьтесь о том, чтобы достойно подготовить сей вечер, используя средства, коими мы располагаем, по своему усмотрению. Ждите нас после семи; быть может, мне удастся запечатлеть на ваших устах поцелуй, подобный нежности зефира, что так любит развевать ваши волосы, и раньше, посему ждите меня, моя красавица, так, как я жду вас, и пусть ваша душа пылает подобно моей. Навеки ваш, Мари-Жан».

Ответов - 21

Адель де Белльгард: Адель, дочитав письмо от возлюбленного, поцеловала бумагу, от которой исходил еле слышный аромат духов Мари-Жана, и пылко прижав её к груди, стремительно поднялась. Позвав кухарку, она радостно поведала ей, что нынче вечером у них будет гость, некий патриот, о котором так восторженного говорил Эро. Как к любому празднику была необходима не только соответствующая атмосфера и приятная беседа, но и стол, ибо одними беседами сыт не будешь. Посему обе женщины вскорости уже шагали на располагавшийся неподалёку рынок, дабы купить припасов. Торговые ряды в это лето могли предложить весьма скудный набор, но Адель все же удалось купить сыра, овощей и фруктов и даже неплохой кусок мяса. Приблизившись к хлебному лотку, молодая женщина с сожалением оглядела имеющийся товар, но ей повезло хотя бы в том, что очереди, как в лавке, здесь не было. Заплатив за еще горячую булку втридорога, Адель с наслаждением вдохнула её сладковатый аромат. Расплатившись с полным осознанием, что всё необходимое для ужина приобретено, женщины направились обратно к дому. Выйдя уже на улицу Бас-де Рампар, они столкнулись с весьма спешившим куда-то молодым человеком. Из-за их столкновения, Адель выронила корзину и по мостовой покатились купленные только что овощи.

Бертран Барер: Выйдя с заседания, Бертран быстрым шагом направился к дому: следовало переодеться перед ужином у Сешеля. Следовало обдумать слова Робеспьера: откровенность Максимилиана и его нетерпимость внушали Бертрану опасения. Опыт подсказывал ему: таким откровенным обычно бывают с теми, кого вскоре убирают. И намек на бриссотинцев... В задумчивости Барер заметил очаровательную девушку лет двадцати лишь столкнувшись с ней. - Простите меня, пожалуйста, - пробормотал он и залился краской. Как же неудобно! - Позвольте, я помогу вам все собрать. Бертран растеряно посмотрел на помявшиеся овощи. - Нет, оставьте. Это произошло по моей вине, позвольте мне компенсировать вам вашу потерю. - Девушка была прехорошенькой и Барер не отказал себе в удовольствии на время оставить мысли о политике.

Адель де Белльгард: Овощи были безнадёжно испорчены и это грозило провалом столь ожидаемого ужина, ведь гражданка Белльгард понимала, что она потратила все деньги, взятые с собой, до дома надо ещё дойти, а времени вновь идти на рынок просто нет. Адель вздохнула и взглянула на незнакомца, которому явно было неудобно за случившееся. Она постаралась улыбнуться. - Я не возражаю, гражданин.

Бертран Барер: Барер расплылся в улыбке. Красавица была очаровательна, как раз то что надо после жесткой беседы. - Прекрасно! В таком случае, пойдемте. Я с радостью исправлю мою оплошность. Надеюсь, ваш супруг не станет возражать, если я пройдусь с вами до рынка?

Адель де Белльгард: Губки Адель невольно украсила появившаяся на слова незнакомца ухмылка. - Мой супруг точно не будет возражать, гражданин, - ну как он мог возражать, её муж, коли он был чёрт знает где и скоро вообще не будет иметь никаких прав возражать, потому как её заявление на развод обещали вот-вот рассмотреть и одобрить. - Вы очень любезны, гражданин. Прошу простить, но Вы не представились, - женщина постаралась говорить буднично, в республиканской манере, хотя была крайне смущена, да и раздражена, ибо время до приёма сокращалось с оглушительной скоростью. А этот самый ужин ещё даже не стоял на плите, а остался лежать на мостовой.

Бертран Барер: Барер не слишком желал представляться красавице: по его мнению, ни к чему хорошему это не приводило. Посему составил из своего имени и фамилии приемлимый вариант. - Бертран Вьезак, к вашим услугам. Позволите мне оплатить все ваши покупки? Быть может, так я смогу вымолить у вас прощение, красавица, и ваши губы украсит улыбка?

Адель де Белльгард: - Охотно приму Вашу любезность, гражданин Вьезак, - Адель улыбнулась и чуть пожала плечами, направляясь к рынку. Кухарка плелась следом, что-то ворча под нос. Но что было делать бедной гражданке Белльгард, как не позволить симпатичному молодому мужчине загладить перед ней вину. К тому же его галантность оказалась как нельзя кстати.

Бертран Барер: Барер предложил девушке локоть. Она нравилась ему все больше: с тех пор, как супруга оставила его, Бертран не отказывал себе в возможности оказать внимание симпатичным гражданочкам. - У вас сегодня гости? - поинтересовался он нейтральным тоном.

Адель де Белльгард: Опираясь на услужливо предложенный локоть, Адель так же буднично ответила, как и её нечаянный знакомый: - Да... Ожидается важный гость и я надеюсь успеть приготовить ужин. Они подошли к рынку, и гражданка Белльгард увлекла за собой Бертрана, быстро обходя уже знакомые прилавки, где только что покупала припасы. Она улыбалась продавцам, недоумённо смотревшим на странную гражданку, покупавшую всё во второй раз, и любезно укладывали в её корзинку всё на что указывал женский пальчик.

Бертран Барер: - Уверен, вы успеете, - галантно ответил Барер. Гражданка воспользовалась его предложением без лишних стеснений и оговорок, заметил сам себе Бертран. Если бы его коллеги действовали так же! Барер уже начал беспокоиться, хватит ли ему наличных.

Адель де Белльгард: Выбрав овощи и фрукты (всё остальное лежало в корзине кухарки и не пострадало), тем самым восполнив потерю тех, что остались лежать на мостовой, Адель обратилась к новому знакомому. - Благодарю Вас, гражданин. Вы спасли меня. Я весьма признательна Вам за галантное предложение восполнить потерю. Право, не знаю, чтобы я делала.

Бертран Барер: - Восполнить ваши потери было моим долгом, - учтиво ответит Барер. - Пустое. Скажите мне лучше, красавица, не позволите ли вы мне проводить вас? Вдруг вам встретиться еще один такой неловки растяпа, как я? Бертран улыбнулся, давая понять, что шутит. - И расскажите мне еще вот о чем: что нужно сделать, чтобы попасть к вам на ужин? О, ваша служанка уже косит на меня злым глазом, словно я насмешник в алом плаще. Не слушайте ее, моя милая. Не лишайте меня надежды однажды вновь вас увидеть.

Адель де Белльгард: Адель улыбнулась молодому человеку и нарочито кокетливо ответила: - Я позволяю Вам провести меня до угла улицы Бас-де-Рампар, гражданин. Что до надежды меня увидеть, кто знает, - может быть, одним воскресным утром Вы встретите меня по дороге в церковь или субботним - на рынок. Тихонько хихикнув, она опустила глаза. - А ужин, гражданин Вьезак, мне ещё надо успеть приготовить.

Бертран Барер: Вы посещаете церковь? - несколько удивился Барер, - девушка, так легко принявшая его предложение, представлялась ему более… легкомысленной? знающей? - но обрадовался подсказке: зная название улицы поймать юную гражданку в воскресенье не составляло особого труда. - Жаль, сегодня я тоже приглашен на ужин, иначе я предложил бы вам альтернативу скучному ужину. 

Адель де Белльгард: - Церковь я посещаю каждое воскресенье. Вас это так сильно удивляет? И так достаточно поощрив нового знакомого, Адель предпочла промолчать на его слова об альтернативе.

Бертран Барер: - Ах, нет-нет, что вы. Барер поспешил загладить неловкость. Если хорошенькая гражданочка любит ходить в церковь, что в этом дурного? Пожалуй, даже весьма пикантно: повстречать ее после посещения церкви и повести гулять, попутно соблазняя. - Чем же вы заняты после посещения церкви?

Адель де Белльгард: - Обычно, гражданин, после посещения божьего дома я иду домой и пеку пирог для любимого... Адель улыбнулась, с особым удовольствием подчёркивая, что она не свободна.

Бертран Барер: - Как жаль! - воскликнул Барер. - И у вас не найдется ни получаса времени? Прогулка полезна для здоровья, от нее у вас разрумянятся щечки. Девушка оборонялась по всем правилам любовного искусства, но и Бертран был не новичок в этих боях.

Адель де Белльгард: - А Вы за румяные щёчки у девушек, гражданин? Неужто идеи революции хотят всех женщин превратить в розовощёких провинциалок? Бывшая аристократка не представляла, что у неё даже пудру отберут в угоду народу.

Бертран Барер: - Мне нравится румянец, он ведь так естественен и проявляется... - Барер погладил девушку по руке, - в моменты волнений и любовных переживаний. Увижу ли я румянец на ваших щеках? Бертран с неудовольствием заметил, что девушка замедляет шаг - очевидно, они почти пришли. И дом не укажет, верно! Он не стал надеяться на свободу нравов у такой строгой гражданочки, и не рискнул поцеловать ее даже в щечку. Де Вьезак мог позволить себе сорвать поцелуй хорошенькой парижанки; Бертрана Барера обязывала вести себя иначе его республиканская скромность. - До воскресенья, красавица.

Адель де Белльгард: Сама того не ожидая, Адель вдруг почувствовала, что краснеет. Нет, не густо, но её щёчки приобрели провинциальный розоватый оттенок. Улыбнувшись галантному молодому человеку, она кивнула: - До встречи, гражданин! Благодарю Вас ещё раз за то, что Вы спасли мой ужин. Не дожидаясь ответа от нового знакомого, гражданка Белльгард, скрылась за последней аркой, ведущей к их с Эро гнёздышку.



полная версия страницы