Форум » Париж, лето 1793 » Поиск истины, дома у Верньо, 18 июня, вечер. » Ответить

Поиск истины, дома у Верньо, 18 июня, вечер.

Буасси: По прошествии почти полутора суток, миновавших со времени первой попытки прояснить ситуацию с ночным погромом, Буасси по-прежнему пребывал во все том же неведении относительно обстоятельств дела. Надежды на коллег не оправдались – все или были осведомлены не более его самого, или же пытались больше выведать, чем сказать. Наконец, были и такие, кто охотно делился слухами настолько невероятными, что доверять им можно было лишь с большой осторожностью… или не доверять вовсе. Теперь Буасси решил выслушать пострадавшую (хотя кое-кто придерживался того мнения, что бриссотинцы сами во всем виноваты) сторону, чтобы составить для себя как можно более полную картину. С этими намерениями он и направился к Верньо. Нужно было спешить – пока бриссотинцы не направлены в более безопасное и недосягаемое для визитеров место…

Ответов - 71, стр: 1 2 All

Пьер Верньо: Верньо невесело улыбнулся и протянул Буасси руку. - Спасибо, - сказал он. - Даже если вы ничего не сделаете для меня в конечном итоге, все равно спасибо за то, что вы хотя бы задумались об этом.

Шарль Барбару: Спровадив Эро, Барбару всерьез задумался. Разумеется, он не желал зла своим товарищам, и если бы побег Бюзо удался, Шарль только порадовался бы за коллегу и друга. Но одно обстоятельство мешало ему – он совсем не желал переселиться из своей уютной квартиры в холодную и сырую тюремную камеру, пусть даже там ему составят компанию его друзья. Итак, следовало мягко и ненавязчиво остановить Бюзо, и желательно сделать это так, чтобы он не обвинял потом его, Шарля, в неудачном побеге. Барбару мерил шагами комнату, раздраженно кусая губы. Верньо или Бриссо? Пойти к Бриссо мешало уязвленное самолюбие, и марселец выбрал первого. Торопливо переодевшись и мельком глянув в зеркало, Шарль выскочил на улицу, сопровождаемый ворчащим охранником, грозящим не пускать никуда чересчур шустрого подопечного. Беднягу оторвали от милой болтовни со служанкой Барбару, что объясняло его недовольство, но Шарлю было глубоко наплевать на чувства своего "Цербера".

Буасси: Буасси пожал руку бывшего коллеги. - Пока вам не за что благодарить меня, гражданин Верньо. Не обещаю вам чудес, однако... впрочем, я не стану повторяться. У вас будут еще какие-то просьбы или пожелания?

Пьер Верньо: - Больше ничего, благодарю вас, - ответил Пьер. В этот момент послышался какой-то шум в прихожей. Кажется, кто-то пришел. Амели? Но для нее вроде рано, спектакль еще не кончился. - Кажется, у меня еще гости, - заметил Верньо не без беспокойства, покосившись на Буасси. Если его застанут здесь посторонние - хуже будет прежде всего ему.

Шарль Барбару: Махнув рукой охраннику Верньо, Барбару прошел вперед и шумно ввалился в гостиную, не допуская мысли, что его могут не ждать и что приход может быть неуместен. Узрев Буасси, марселец остановился и удивленно посмотрел на Верньо. Кто здесь кого предал? Барбару, хоть и считал, что разбирается в интригах, в глубине души признавал - в этом он не силен, и потому ситуация его озадачила. Но, озадаченный, он, тем не менее, не упустил шанса. - Вы!.. - У Шарля был счет ко всем, оставшимся в Конвенте, ибо всех их он считал предателями или врагами. - Вы посмели прийти к одному из нас! Он стремительно подошел к Буасси.

Пьер Верньо: - Нет, Шарль, не надо так! - Верньо шагнул вперед, словно готовясь закрыть Буасси грудью. "Гражданин Буасси наш друг", - хотел было прибавить он, но в открытых нараспашку дверях топтались охранники, привлеченные шумом. Едва ли Буасси будет благодарен за такую аттестацию в присутствии посторонних. Наверняка ему предпочтительнее - раз уж он оказался волею судьбы перед таким выбром - сейчас получить в глаз от Барбару, нежели потом иметь дело с триумвиратом Марат-Дантон-Робеспьер, которые лично до рукоприкладства едва ли опустятся, но от этого не легче. Уж тогда Буасси даже себе не сможет помочь, не то что арестованным бывшим коллегам. И Пьер добавил лишь, надеясь не допустить эксцесса: - Прошу вас, Шарль, будьте сдержанны и благоразумны. Не надо этих... сцен.

Шарль Барбару: - Сцен! - Слова Верньо были охапкой сухих дров в костер южного темперамента, обладателем которого Барбару являлся в полной мере. - Значит, ты с ним заодно! Мгновение Шарль колебался - выразить свое негодование физически, или же просто уйти. Горечь от осознания, что его предал человек, которому Барбару всецело доверял, накрыла его с головой, и Шарль просто отошел к стене, ударив в нее кулаком, растерянный и не знающий, что делать дальше. "Мне следовало бежать с Франсуа," - мелькнула мысль.

Пьер Верньо: - Шарль! Прекратите! - Верньо не без опаски приблизился к разбушевавшемуся Барбару и обнял его за плечи, успокаивая. - Я вам все объясню, - прибавил он вполголоса и тут же громко обратился к опешившему визитеру: - Гражданин Буасси, простите, пожалуйста, нам эту сцену. У нас сдают нервы после всех злоключений, вы же понимаете...

Буасси: Появление Барбару было удивительно неожиданным. И пришлось на редкость нескстати. Хорошо, что разговор с Верньо они успели завершить. Плохо, что едва ли удастся расспросить марсельца о погроме и присутствии там Демулена... во всяком случае, явно не сейчас. - Вам незачем извиняться, гражданин Верньо, я прекрасно вас понимаю,.. - вежливо улыбнулся Буасси, оценивая диспозицию. Путь к спасению был надежно перекрыт Барбару. Конечно, есть конвоиры... но марселец куда ближе к Франсуа, чем солдаты - к нему. Если станет совсем жарко... можно либо уповать на то, что Верньо сможет утихомирить соратника, либо на скорость солдат, либо принимать удар. На то, что Барбару чудесным образом образумится, надежды не было. Южанин, чтоб его...

Шарль Барбару: Просьбы успокоиться всегда производили на Барбару строго обратное воздействие - он распалялся еще сильнее. Но сейчас, невольно бросив взгляд на охранников, он стиснул зубы и заставил себя сдержаться. Шарль подумал, что не хочет, чтобы Буасси видел его унижение, а именно унижением грозила ему попытка выместить на Франсуа-Антуане свою злость. Разве не унижение - быть удерживаемым солдатами, беспомощным? Нет, он не мог этого допустить... - Успокойтесь, Пьер, - процедил Барбару сквозь зубы, - я не стану вышибать из гражданина Буасси все де... дух.

Пьер Верньо: - Вот и славно, - с преувеличенной бодростью закивал Верньо, но от Барбару не отходил, чтобы пресечь новую попытку броситься на Буасси, в случае если она произойдет.

Буасси: - Да, гражданин Барбару, я тоже очень рад вас видеть, - спокойно, словно ничего не произошло, кивнул Франсуа, - однако я уже закончил и собирался уходить. Гражданин Верньо... всего доброго. Думаю, мы с вами увидимся в скором времени.

Пьер Верньо: - Я тоже надеюсь, что до встречи, - откликнулся Верньо. - Спасибо за видит и примите мои извинения за то, что он завершился на такой ноте. - Не удержавшись, он с досадой покосился на Барбару.

Шарль Барбару: Барбару проигнорировал взгляд, лишь вздернул подбородок, пытаясь выглядеть независимо. - Разумеется, дорогой гражданин Буасси, я тоже был счастлив вас видеть. Все, что меня огорчает - место нашей встречи и некоторые из ее участников. Поверьте, наедине я бы проявил все достойные южанина и доброго гражданина качества... что и произойдет, если вы рискнете навестить меня. - Улыбка Барбару была настолько недоброй, насколько он сумел изобразить, обещая Буасси все, чего не мог позволить себе в присутствии Верньо, который, без сомнений, превратит добрую старую драку в нечто непотребное своим нытьем и мольбами. - Пьер, хватит уже коситься на меня, словно я мальчишка, не умеющий владеть собой. Есть время разбивать морды и есть время подлечивать сломанные носы и умасливать чужое самолюбие. Шарль не скрывал дурного расположения духа и сердито оттолкнул Верньо, без спроса проходя к креслу и опускаясь в него, где и расположился, закинув ногу на ногу. - У вас вино найдется? Я до отвращения трезв, все, что я принес вчера Бюзо, мы вылакали ночью, как оголодавшие коты сливки, оставленные дурой-хозяйкой на столе.

Буасси: Не стоит дразнить гусей - эта нехитрая мудрость была как нельзя более кстати. Буасси вздохнул, оправляя манжеты и искоса поглядывая на Барбару. Мальчишка, что бы он там про себя ни говорил. Обозленный бешеный мальчишка, что с него взять... - До встречи, - негромко повторил Франсуа, несколько сожалея, что вертящаяся на языке ехидная фраза "желаю удачи во всех начинаниях" может быть истолкована превратно. Во-первых, охранниками - как действительное пожелание удачи бриссотинцам в интригах. Во-вторых, несчастным Верньо - как насмешка.

Пьер Верньо: Верньо, ничего не отвечая, смотрел на рассевшегося в кресле Барбару с кроткой укоризной и огорчением. Это была далеко не первая выходка такого рода на его памяти, и оставалось надеяться, что Шарль сам осознает недопустимость подобного поведения.

Шарль Барбару: - Что? - не выдержав, буркнул Барбару, отводя взгляд. - Я пришел, потому что хотел с вами повидаться. Мне было скучно. - Он покосился на охранника. - Как вы выдерживаете жить под его взглядом?

Пьер Верньо: В ответ Верньо укоризненно покачал головой. Их всех его знакомых только Барбару был способен ворваться в чужой дом точно в марсельский портовый кабак, а потом еще трогательно жаловаться на скуку. - Пожалуйста, оставьте нас, граждане, - попросил он охранников. - Двери будут открыты, и вы сможете нас слышать, но находиться под вашими взглядами постоянно и вправду тяжело. Сделайте одолжение... Переглянувшись, гвардейцы исчезли.

Шарль Барбару: Барбару с неудовольствием следил, как гвардейцы исчезают из виду и лишь потом, тяжело вздохнув, прикрыл глаза рукой. - Я по делу, Пьер, - еле слышно произнес он. - Оказалось, я не самый... безрассудный среди нас.

Пьер Верньо: - Неужели? - осведомился Верньо чуть саркастически, присев в соседнее кресло и положив ногу на ногу. - Признаться, в данную минуту в это верится с особенным трудом...

Шарль Барбару: Первым порывом Барбару было швырнуть чем-нибудь в Верньо, но он сдержался. - Именно так. Сегодня утром нас с Франсуа разбудил один хам, одетый в форму Национальной гвардии... он принес Франсуа посылку.

Пьер Верньо: - Посылку? - переспросил Верньо очень вежливо. - И что же? Барбару рассказывал странно. Обычно он сходу выпаливал главное, а сейчас цедил по чайной ложке. Действительно ли тут какая-то тайна?

Шарль Барбару: Барбару замялся. Он не был уверен, что поступает правильно... с другой стороны, что еще оставалось? Смотреть, как Бюзо рискует собой? - А вам не кажется странным, что бравый представитель национальной гвардии приносит посылку одному из нас? - протянул Шарль, снова оглядываясь на дверь. - Словом, в посылке было предложение для Франсуа бежать. Он собирается сделать это нынче же вечером. В одиннадцать. Марселец замолчал, надеясь, что гвардейцы не услышали ничего лишнего.

Пьер Верньо: Верньо совершенно несолидно вскочил со стула. - Что?! - вскричал он. - Что за шутки? И почему он не соизволил поставить в известность кого-то кроме вас? Вы, верно, недопоняли или перепутали что-то, Шарль. - Пьер нервно рассмеялся. - Франсуа на такое не способен.

Шарль Барбару: Барбару утомленно прикрыл глаза, вдруг ощутив бесконечную усталость. - Он сказал, что решит сам. Но слишком ухватился за это... меня он не ставил в известность, я сам прочел записку из посылки. Я ничего не перепутал. Бежать, сегодня, в одиннадцать вечера. Переодевшись в форму гвардейца. Документы ему сделали...

Пьер Верньо: Верньо упал на стул, закрыв лицо руками. - Почему вы пришли сюда только сейчас? - спросил он, тяжело вздохнув. - Вам надо было сразу пойти ко мне или к Бриссо! Этой авантюры нельзя допустить. - Дрожащими руками он вытянул из кармана часы и откинул крышечку. - Одиннадцатый час, но мы можем успеть. Спрятав часы, Верньо снова вскочил, поправляя сюртук. - Я иду к Франсуа, его надо остановить.

Шарль Барбару: - Я что, должен был ворваться сюда с криком "Бюзо решил бежать!!"? - огрызнулся Барбару, раздосадованный собственным промахом.

Пьер Верньо: Слегка утомленный собеседником, который отчего то решившим именно сегодня демонстрировать прямо-таки бездны воспитания и такта, Верньо смерил его печальным взглядом. - Вам и сейчас не обязательно кричать об этом так громко, к слову. Итак, я ухожу. Вы со мной или подождете здесь?

Шарль Барбару: Барбару заколебался. И с мрачной физиономией поднялся с места. - Я к себе. Не желаю выглядеть предателем перед Франсуа.

Пьер Верньо: Верньо только пожал плечами. Барбару в любом случае будет выглядеть "предателем", ведь Бюзо, конечно же, догадается, кто его выдал. Но после недавних взбрыков сочувствовать Шарлю не хотелось. - Как желаете, - сказал Пьер и, выйдя в прихожую, обратился к гвардейцами: - Граждане, я ухожу, гражданин Барбару также. Извините за беспокойство, но дело срочное. Служивые, настроившиеся перекинуться в картишки, зубахтели и принялись собирать карты, которые уже успели сдать.

Шарль Барбару: Барбару поднялся следом, ругая себя и уже жалея, что ввязался в это. Оставалось надеяться, что Эро не подведет и не предаст... что ж, если товарищи его бросили и отказались от него, использовав, остается сделать максимум возможного самостоятельно. Шарль остро ощутил одиночество и равнодушно пошел домой, впервые за долгое время безразличный к охраннику за спиной.



полная версия страницы