Форум » Париж, лето 1793 » Битва богов и титанов. Якобинский клуб, 18 июня, вечер » Ответить

Битва богов и титанов. Якобинский клуб, 18 июня, вечер

Верховное Существо: У якобинцев было еще более многолюдно (и оттого душно), чем в прошлый раз. Члены клуба, кажется, собрались в полном составе и сосредоточенно давились на своих местах, трибуны для публики едва не обрушивались под весом толпы, а кому не посчастливолось разжиться входными билетами, толпились во дворе. Такое столпотворение объяснялось просто: сегодня Париж предчувствовал столкновение между двумя властями - правительственным комитетом и Коммуной.

Ответов - 96, стр: 1 2 3 All

Дантон: - Ступай, лейтенант, - устало кивнул Дантон. Эро он смерил долгим тяжелым взглядом, бывшим реакцией на последнюю, чрезвычайно непосредственно выраженную просьбу, и ответил: - Фиакр найдем по дороге, а если нет - ничего страшного, тут недалеко идти.

Франсуа Легран: - Есть, гражданин Дантон! - ответил Франсуа и, козырнув, чуть ли не бегом отправился назад. Сердце его бешено колотилось...

Бертран Барер: Барер постарался скрыть свое недовольство и только тяжело вздохнул. - Что поделать, Мари-Жан, надо стойко принимать удары судьбы, в чем бы они не выражались, - грустно-иронично сказал он. - Идемте, друг мой, за нашим могучим предводителем!

Эро де Сешель: Эро вздохнул и поплелся рядом, по другую сторону от Дантона. Сгущающаяся постепенно темнота, лишь немного нарушаемая тусклым масляным светом фонарей, позволила ему не надевать привычную любезную маску, а оттого, если бы вдруг кто-то захотел осветить его лицо, то увидел бы печально-задумчивое выражение, лишенное и капли иронии.

Луи Антуан Сен-Жюст: *** Беспорядок не прекращался и Сен-Жюст раздраженно огляделся по сторонам. Его внимание привлекла взволнованная молодая гражданка. Казалось, девушка была в клубе не на своем месте и растерялась в суматохе. Антуан счел бы её провинциалкой, впервые оказавшейся на заседании, если бы не нарядное платье. Впрочем, различие не имело никакого значения. - Я покину тебя на пару минут, - шепнул он Робеспьеру, поднимаясь с места. - Выведу на свежий воздух гражданку и вернусь.

Робеспьер: -Какая еще "гражданочка", Антуан?! - возмутился Робеспьер. - Нашел время для ухаживаний! Привстав в места, он недовольно оглядывал волнующееся людское море. Дантон куда-то исчез. Сколько Робеспьер не искал его глазами - он как будто провалился (что было довольно необычно для Данона, которого при любых обстоятельствах было если не видно, то прекрасно слышно). Если он и в самом деле отлучился, то это настоящий подарок судьбы. Без него, да еще при поддержке Марата можно принять любое решение...

Софи Жарден: Суматоха в клубе не прекращалась. Не прекращались крики и ругань пытающихся потушить пожар. Софи наблюдала за происходящим, комкая в ручках белоснежный надушенный платочек, на котором до недавнего времени вышивала свои инициалы. Пытаться протиснуться к выходу было глупо, ведь таких желающих было не мало. Да актриса и не спешила покидать клуб раньше своей «жертвы», а Сен-Жюст, она готова была поклясться, был еще там…

Луи Антуан Сен-Жюст: - Гражданка, вас проводить на улицу? - любезно, насколько то было возможно среди суматохи, поинтересовался подошедший Сен-Жюст. Став несколько месяцев назад важным человеком, он принял суровое решение блюсти подобающие республиканцу добродетели. Однако не забывал и о том, что человек публичный должен поддерживать положительный образ в глазах сограждан. Например, вывести из давки растерянно озирающуюся по сторонам девушку. - Или же вы потеряли здесь, - он сделал неопределённый жест в стороны толпы, - и ждете мужа или брата?

Софи Жарден: Софи обернулась на уже знакомый голос и к своему удивлению увидела рядом с собой самого Антуана Сен-Жюста. Умело скрыв радость от удачи, актриса смущенно произнесла: - Я никого не ожидаю… Суматоха меня немного напугала, - Софи извиняющее пожала плечиками. - Но буду вам признательна…

Луи Антуан Сен-Жюст: - Пойдемте, я провожу вас на свежий воздух, - объявил Антуан, плечом отодвигая толкущегося рядом мастерового и расчищая девушке дорогу. - Я сожалею, что сегодняшнее собрание прошло так беспокойно, - добавил он.

Софи Жарден: Софи продвигалась за Сен-Жюстом и, имея слабость к красивым и интересным мужчинам, незаметно им любовалась. Молодой актрисе польстило внимание молодого депутата. - Вам не стоит себя винить в случившихся бесчинствах… - произнесла Софи, стараясь не отставать от Сен-Жюста из брезгливого страха, быть задавленной в гуще потрепанных и безобразно одетых санкюлотов.

Луи Антуан Сен-Жюст: - Я не виню себя, - улыбнулся он. - К сожалению, порядок здесь часто оставляет желать лучшего. К тому моменту, когда они с Софи добрались до входных дверей, толпа успела немного рассосаться и Сен-Жюст с девушкой беспрепятственно вышли за порог. То там до здесь во дворе толклись и обмахивались шляпами (ночь выдалась не менее душной, чем день) небольшие группы посетителей клуба, явно решающих, отправляться ли по домам или же вернуться и подождать, не продолжится ли заседание. - Ну вот, теперь вы в безопасности, - произнес Антуан.

Софи Жарден: - И своей безопасностью я обязана вам… Благодарю вас, - произнесла Софи, оказавшись под ночным небом, и со смущением посмотрела на своего спасителя. – …вы смелы и благородны, не только выступая на трибуне… - слегка улыбнувшись, произнесла актриса, чтобы немного разговорить Сен-Жюста и остаться в его памяти не просто размытым женским образом…

Луи Антуан Сен-Жюст: - Это мой долг, гражданка... не знаю вашего имени, - поклонился Антуан. -

Софи Жарден: - Гражданка Жарден, - кокетливо сказала она и улыбнулась молодому депутату. Считая, что продолжительный разговор во время первой встречи не лучшая вариация знакомства, Софи с еле уловимыми нотками извинения в голосе произнесла: - Уже поздно… Время неумолимо спешит к полуночи, и мне приходится вас покинуть, - молодая женщина сделала маленький шажок в сторону дороги, ведущей от Якобинского клуба. – Спасибо вам за оказанную помощь. На прощание одарив благодарной улыбкой своего спасителя, Софи невесомо развернулась на носочках… и в этот момент из ее рук выскользнул белый надушенный платочек, на котором аккуратными стежками были вышиты республиканский триколор и с легким наклоном вправо две заглавные буквы СЖ. Не обратив внимание на свою потерю, актриса исчезла в сумерках.

Луи Антуан Сен-Жюст: - Гражданка, вы обронили... - окликнул её Антуан, но было поздно. Несколько секунд он озабоченно всматривался в темноту, затем наклонился и поднял с земли белый платок. Продолжая сжимать кусочек ткани в руке, он возвратился к оставшемуся внутри клуба Робеспьеру.



полная версия страницы