Форум » Париж, лето 1793 » Столкновение принципов. Ночь с 18 на 19 июня » Ответить

Столкновение принципов. Ночь с 18 на 19 июня

Эро де Сешель: Переход из темы http://1794.forum24.ru/?1-13-0-00000039-000-90-0#113 - Мы возвращаемся, - отрывисто проговорил Эро. Слабо освещенная лестница казалась призрачной - он едва не подвернул ногу. Куда и зачем он идет? Эро боялся признаться в этом и себе самому. Лишь ускорил шаги, оказавшись на пустынной улице, будто бы вовсе забыв о спутнике.

Ответов - 21

Шарль Барбару: - Куда? - Барбару едва ли не бежал следом за Эро, удивляясь странному состоянию Мари-Жана. - Куда мы идем?

Эро де Сешель: - Вы же не откажетесь нанести мне дружеский визит? - Мысль наконец оформилась, что отнюдь не принесло Эро спокойствия. - Посмотрите, как прекрасен наш город в лунном свете! Самое время для прогулок.

Шарль Барбару: Первой реакцией Барбару было поинтересоваться, в своем ли уме Эро, но здравый смысл взял верх, и марселец ограничился более мягким выражением: - Вы уверены, что ночной Париж - подходящее место для прогулок, а я - подходящая для вас компания?

Эро де Сешель: - Поговорим об этом позже, если вы не возражаете, - Эро свернул в сторону, ведущую совсем не к Бас-де-Рампар. Можно было подумать, что он направляется в один из тех райончиков, что славятся доступными девицами и прочими развлечениями.

Шарль Барбару: Марселец прожил в Париже уже достаточно долго, чтобы заметить отклонение от маршрута, но не стал возражать. Он лишь зябко поежился от ночного воздуха, не столько холодного, сколько свежего, прогоняющего дремоту, и послушно сворачивал вслед за Эро. Возникла шальная мысль сбежать, но дальше мыслей дело не зашло - по правде говоря, Барбару сейчас было почти все равно, что с ним станет. Все равно... Франсуа бросил его при первой же возможности, Верньо было плевать, Бриссо отчитал его, Луве... Шарль усмехнулся. Луве всегда ненавидел его, завидуя красоте и молодости марсельца. Что еще оставалось? Идти следом...

Эро де Сешель: Вот теперь Феникс Конвента благословил все возможные небесные силы, что людей в подчинении их знакомого лейтенанта мало - вероятность нарваться именно на тот патруль была мала, а прочих Эро не опасался - как-никак, он все еще официально был законопослушной персоной. Дыхание он перевел, кажется, только тогда, когда вынул из-под кирпича на крыльце ключ и отпер дверь. - Заходите, Шарль.

Шарль Барбару: Барбару все же помедлил перед тем, как шагнуть в темный коридор. Скрипнул под ногой пол, Шарль протянул руку, опасаясь налететь на что-нибудь. - Куда вы привели меня, Мари-Жан? - спросил он, обернувшись. - Зажгите свет, я ни черта не вижу.

Эро де Сешель: Эро наощупь принялся искать канделябр и в конце концов, чертыхаясь, зажег свет, едва не спалив себе пышные манжеты. - Видите ли, порой желание познать новое вынуждает нас искать иную обстановку, - уклончиво ответил он, окидывая взглядом знакомые розово-золотые обои, при свечах казавшиеся пурпурными.

Шарль Барбару: Барбару невольно вздрогнул, вспомнив допрос и неожиданные слова Эро о пытках, и соотнеся их с обстановкой, совершенно недвусмысленно обозначавшей назначение этой квартирки - не слишком афишируемые встречи. - Что же новое вы желаете познать сегодня? - с некоторым трудом взяв себя в руки, спросил Шарль, нервно оглядывая убранство. Несомненно, за одной из дверей скрывается и спальня с огромной кроватью... Барбару взглянул на Сешеля и тяжело вздохнул. Разумеется, в нежно-розовых тонах. Проклятье, за кого он меня принимает? - с раздражением подумал марселец. - Или он что-то пронюхал насчет Бюзо и решил продолжить допрос в более непринужденной обстановке? Черта с два.

Эро де Сешель: Эро провел пальцем по пузатому шкафчику, стирая пыль, и тут же, опомнившись, стряхнул ее. - Сегодня я желаю сказать вам, что вас едва не арестовали по-настоящему. Чтобы этого не случилось, я предлагаю вам остаться здесь - на ночь, если удастся вернуть ваших друзей, или до вечера, пока я не принесу вам документы. Ко второму мы будем вынуждены прибегнуть, если побег удастся. В противном случае... я верну вас домой. Бежать именно сейчас слишком опасно.

Шарль Барбару: - Я успел это понять, лейтенант Легран весьма доходчиво мне объяснил, используя несколько нецензурные эпитеты, кто я и куда поеду, - саркастично отозвался Барбару. - Итак... до утра? Но как мы узнаем, что беглецов поймали или же что мне надо бежать?

Эро де Сешель: Такой разговор нужно было запить, и Эро, взяв канделябр, направился в гостиную, минуя многочисленные предметы мебели. Несмотря на предосторожности, он едва не разбил зеркало, зацепившись за столик-подзеркальник, и ушиб ногу об угловую полку, заставленную духами, притираниями и коробками с пудрой. С честью пройдя это испытание, он принялся рыться в буфете, откуда через некоторое время вытащил бутылку коньяка. - Узнаю я, - пояснил он, сдувая пыль с бокалов. - Или вы предпочтете вернуться домой? Право, я не знаю, что сейчас лучше. Скоро у меня на руках будет самое меньшее шесть свидетельств, но я не думал, что опоздаю. Эту квартиру я покупал под чужим именем, и здесь вы в безопасности. На какой срок, не знаю, мой юный друг, - Эро устало плеснул коньяк им обоим.

Шарль Барбару: Барбару, последовавший за Сешелем, с сомнением покрутил в руках пыльный бокал, но коньяк выпил залпом, чувствуя, что эту безумную ночь следует запить. - Я не знаю, что я предпочел бы, - честно ответил он. - Но сейчас я не хочу никуда идти. Надеюсь, вы мне простите эту слабость. Он протянул пустой бокал Эро, без слов предлагая налить ему еще и огляделся, ища, куда бы присесть. Смахнув пыль с кресла, он тяжело опустился туда, прикрывая глаза. Нещадно болели запястья, ободранные веревкой, но Барбару только поморщился, решив, что с этим неудобством он сможет мириться до утра. - Мне потребуется одежда, Легран вытащил меня из постели. А вам... нужно оправдание. Ведь вас арестуют сразу после моего побега. Или вы рискнете уйти со мной?

Эро де Сешель: Эро машинально налил еще коньяка. - Моя репутация изрядно подмочена, но я еще на хорошем счету, - усмехнулся он. - Следовательно, Шарль, нам надобно придумать что-то, чтобы я еще какое-то время побыл на свободе, - его неожиданно и неуместно обуяло веселье. - Что ж вы предложите? Я могу стать вашей невинной жертвой.

Шарль Барбару: - Моей невинной жертвой? - веселье Эро каким-то образом передалось и Барбару, и перед мысленным взором южанина почему-то встала очаровательная юная девица на сеновале. Отогнать эту картинку Шарль сумел лишь изрядным усилием воли. - Что ж... я могу подбить вам глаз. Если вы вернетесь с подбитым глазом и в порванной одежде... - Он усмехнулся, представив себе Эро с изрядным "фонарем".

Эро де Сешель: Коньяк вдруг ощутимо обжег губы и горло. - Пониже, - нерешительно проговорил первый из двоих оставшихся красавцев Конвента. - Глаз - это слишком... На это моего согласия вы не получите.

Шарль Барбару: - Пониже? - переспросил Барбару, развеселившись окончательно. - Нет, конечно, я могу и пониже, Мари-Жан... но на лице синяк будет лучше виден, чем там, где он будет скрыт одеждой.

Эро де Сешель: - Вы меня не так поняли! Я имел в виду... - Выбор части лица, который он был бы готов пожертвовать, оказался мучительным. - Разве что в щеку, вот сюда, - Эро указал пальцем немного пониже скулы. - Это легко запудрить - разумеется, когда все увидят, каким страшным вы можете быть! - Мари-Жан рассмеялся. - Моя Сюзетт, ангорская кошка, она иногда показывает коготки. Так и вы... уличный марсельский котик. Можете поцарапать меня.

Шарль Барбару: - Каким страшным я могу быть, прекрасно продемонстрировал Легран, - рассмеялся Барбару. - Значит, уличный котик, да? И могу поцарапать? Коньяк ли был тому виной, или усталость, Шарль не знал, но чувствовал, что губы в который раз подводят его, произнося совершеннейшую чушь, к тому же, весьма двусмысленную.

Эро де Сешель: Прислонившись к спинке кресла, Эро с наслаждением положил ноги на соседний стул (как и все остальное в этой квартире, вычурно-вульгарный - лирообразную спинку украшали позолоченные завитушки, а сиденье было обтянуто затканной крупными цветами тканью) и наконец расслабился. - Поцарапаете, и я предъявлю свои раны как доказательство чистоты моих намерений. Я всем сердцем стремился доставить вас домой, а вместо этого... - он едва не зевнул, - вместо этого оказался избит... Лучшее доказательство дурных манер марсельцев... - Насилу встряхнув головой, Эро посмотрел на Барбару сонными глазами. - Я рискую, но не вините себя в этом. Я согласился на ваш допрос, я и помогу вам.

Шарль Барбару: Барбару молчал, допивая коньяк и обдумывая щедрое - он понимал это, - предложение Эро. Первой реакцией было согласиться. Плюнуть на все, исчезнуть, раствориться где-нибудь на юге, пока все не утихнет, а там, быть может, поднять восстание... или просто тихо жить где-то, старательно избегая тщательных проверок. В Марсель? Даже сейчас славный город по-прежнему кипит, не подчиняясь никому. Когда в нем последний раз были сильные волнения? В марте? Всего три месяца назад... Нет. Нельзя. Шарль внимательно посмотрел на засыпающего над бокалом Эро и представил себе последствия. Эро должен бежать с ним, или не сбежит никто из них. Южанин вспомнил Бюзо, поморщившись при мысли о нем, и осознал: он не может поступить так же, сбежать, подставив того, кто его спасал. - Вы сбежите со мной, Мари-Жан. Или верните меня домой, чтобы никто не узнал о нашем визите в эту квартиру. - Барбару протянул руку и сжал ладонь Эро. - Я не хочу,чтобы вы поплатились за свое благородство.



полная версия страницы