Форум » Государственный архив » Взаимоотношения персонажей » Ответить

Взаимоотношения персонажей

admin: «Здравствуйте, я ваша тетя…»(с) Обсуждение семейных, дружеских, любовных, деловых связей и отношений между персонажами. Главное - не стесняйтесь предлагать!

Ответов - 125, стр: 1 2 3 4 All

Луи Антуан Сен-Жюст: *Задумчиво* Я конечно помню, что по канону у меня в этот период - "жена Республика и любовница - Честь"... Но! Я хочу любовное приключение. И не напоминайте мне, что у нас здесь почти нет барышень.

Робеспьер: Антуан все о своем... А я хочу обсудить серьезное дело, между прочим. А именно - наши взаимоотношения с гражданином Дантоном. Итак, как все будет развиваться, если следовать канону (а мы ведь стараемся ему следовать)? Дантон приезжает в Париж, следуя уговорам своих друзей. Он не чувствует опасности, не верит, что ему грозит что-то серьезное, связываться со мной ему неохота. Некие доброжелатели (в нашем случае это будет, насколько я понимаю, Эро де Сешель) уговаривают его встретиться со мной, выяснить все недоразумения и помириться. Дантон сначала упирается, т.к. его от меня тошнит, потом соглашается исключительно ради успокоения своего окружения. Доброжелатели организуют нашу встречу на нейтральной территории - то ли в ресторане, то ли у кого-то в гостях. Мы встречаемся. "Они сошлись - волна и камень, стихи и проза, лед и пламень..." Но разница наших характеров и темпераментов, плюс всякие старые обиды и счеты (с моей стороны, главным образом) приводят к тому, что эта встреча, задуманная для примирения, заканчивается ссорой. У меня сдают нервы, и происходит невероятная вещь - в состоянии аффекта я обнаруживаю свое истинное лицо и намерения. Я начинаю угрожать. Дантон смеется мне в лицо: "Мы еще посмотрим, кто кого". Я сбегаю с позором, затаив в груди злобу. Таким образом, война объявлена. Решающее сражение должно состояться 11 жерминаля - в этот день в Конвенте Сен-Жюст должен произнести обвинительную речь. Дантон нисколько не волнуется. В конце концов, он тоже будет там, и разве он не сможет заткнуть мальчишке рот? Да легко! Он сам произнесет такую речь, что еще неизвестно, кто там в конце превратится в обвиняемого. Дантон верит в свою популярность и в мою НЕпопулярность, и ему кажется, что стоит ему слово сказать, как все пойдут за ним. Ужаснее всего то, что я тоже так думаю. Я боюсь, что Дантон может спровоцировать беспорядки (в прошлом он уже неоднократно доказывал, что он это умеет). И тогда я собираю экстренное совещание Комитета общественного спасения, и после долгих колебаний (как же... сам Дантон... неудобно... некрасиво...) мы принимаем решение: арестовать Дантона и его сторонников ДО заседания Конвента. Это грубое нарушение всех норм и прав: Дантон - все еще депутат Коонвента, и его защищает депутатская неприкосновенность, которой его могут лишить только остальные депутаты путем голосования. Но у нас нет другого выхода, и мы на это идем. Сен-Жюст, правда, возмущается: он не хочет говорить обвинительную речь в отсутствие Дантона, ему кажется, что это нечестно. Но я его уговариваю, и он соглашается. В итоге Дантон арестован в ночь на 11 жерминаля. Сен-Жюст в Конвенте обвиняет его в заговоре против республики. По воспоминаниям очевидцев, в тот день на трибуне он выглядел особенно инфернально - просто видение из Апокалипсиса. Интересно, для кого он старался, если Дантона и ео сторонников в зале все равно не было? Депутатам уже известно о ночных арестах, они испуганы и подавлены и послушно голосуют за обвинение. Дальше - процесс и казнь.

Эдмон Мишо: Антуан, а главная мерисью? ;) (если она, конечно, действительно в Париже) такая интрига получится!

Анри Геттар: О, от любовной интрижки не откажусь, ибо не женат, не дурак потрахаться поваляться в постели с хорошим любовником и умным собеседником. Открыт для обоих полов. Но хотел бы еще обсудить чисто психологическую сторону отношений с Сен-Жюстом.

Эро де Сешель: Робеспьер пишет: Доброжелатели организуют нашу встречу на нейтральной территории Доброжелатели и просто неудачники в данном контексте - мы с Берлиером?

Эро де Сешель: Робеспьер Думаю, он с Вами =) Должен же кто-то быть и вашим доброжелателем *проглатывает собственный ехидный комментарий* То есть участвовать в организации встречи с вашей стороны. Только не говорите, что Сен-Жюст!

Робеспьер: Эро де Сешель С моей стороны никто не будет участвовать. Это должна быть инициатива дантоновской стороны :)

Эро де Сешель: Робеспьер То, что мне осталось терять, я потеряю, так что на мою инициативу рассчитывать можете. Только вот я не пойду к Вам договариваться о встрече - или мне надо будет захватить гильотину с собой, чтобы всем было удобнее =) Дантон, что естественно, тоже не пойдет. Нужен будет кто-то в Комитете, кто тоже мечтает о примирении республиканских лидеров (и кого один из этих лидеров, не будем показывать пальцем, согласится выслушать). Мне в голову сразу пришел Берлиер (вот так всегда - окажешь дипломату услугу, он и всю руку откусит)

Робеспьер: Эро де Сешель Только вот я не пойду к Вам договариваться о встрече - или мне надо будет захватить гильотину с собой, чтобы всем было удобнее =) Ну почему меня все так боятся? Я очень спокойный и вежливый, так что Вы можете безо всякого страха ко мне подойти, я Вас не укушу Но если хотите, привлеките либо Берлиера (только боюсь, что в этом случае моя ненависть к Дантону распространится и на него тоже и приведет его к печальному концу), либо какого-нибудь вспомогательного персонажа. На Ваше усмотрение.

Эро де Сешель: Боятся не столько вас, сколько ваших верных слуг друзей =) Робеспьер пишет: На Ваше усмотрение бессовестно перекидываю на усмотрение Берлиера.

Робеспьер: Эро де Сешель Что самое смешное, я сам Вас боюсь. Серьезно. Вы такой умный, проницательный, светский человек. Я ужасно боюсь показаться смешным в Ваших глазах, и мне кажется, что Вы видите меня насквозь.

Эро де Сешель: Робеспьер Такой сентиментальный революционер, а чувство страха от чувства ненависти отличить не может, да и ум путает со светскостью ) Ну вот, я опять флужу в рабочей теме с идейным врагом. Умолкаю, умолкаю)

Николетт Монпали: Луи Антуан Сен-Жюст пишет: Но! Я хочу любовное приключение. И не напоминайте мне, что у нас здесь почти нет барышень Ну зачем же напоминать здесь столько мужчин, кто знаете ваши пристрастия, месье

Луи Антуан Сен-Жюст: Робеспьер Робеспьер пишет: Сен-Жюст в Конвенте обвиняет его в заговоре против республики. Надо будет найти и освежить в памяти текст этой речи... Робеспьер пишет: В итоге Дантон арестован в ночь на 11 жерминаля. Его схватили в его же квартире в Торговом квартале, при этом присутствовала его семнадцатилетняя (вторая) супруга. Робеспьер пишет: Дантон приезжает в Париж Какого числа? Эдмон Мишо Эдмон Мишо пишет: Антуан, а главная мерисью? ;) (если она, конечно, действительно в Париже) такая интрига получится! *укоризненно покачав головой* Друг мой, это ваша невеста. Анри Геттар пишет: Но хотел бы еще обсудить чисто психологическую сторону отношений с Сен-Жюстом. Тогда пойдем в асю.

Клод Берлиер: Вот так всегда, стоит оказать человеку незначительную услугу, как его сразу прочат во враги народа. Революционное правосудие, ить. Я вобще-то не дантонист, просто считаю, что взаимонипонимание Дантона и Робеспьера - досадный результат какой-то размолвки, а не следсвие предательства. Может, я и в пламенную речь Сен-Жюста готов поверить. В общем, миритесь (или не миритесь сами), мое дело предупредить.

Робеспьер: Луи Антуан Сен-Жюст пишет: Его схватили в его же квартире в Торговом квартале, при этом присутствовала его семнадцатилетняя (вторая) супруга. Антуан, у нас в игре нет супруги ;) У нас вообще нехватка женщин. Так что Дантон может "оставить ее в Арси", история нам это простит, я надеюсь. Луи Антуан Сен-Жюст пишет: Какого числа? Вот уж не знаю... 7-8 жерминаля, я думаю. Если исходить из географии.

Эдмон Мишо: Луи Антуан Сен-Жюст пишет: *укоризненно покачав головой* Друг мой, это ваша невеста. А Вас, сударь, это может остановить? К тому же я не настаиваю, а лишь... предлагаю варианты

Робеспьер: Эдмон Мишо Дело не в том, чья это невеста. Дело в том, что у нас в игре ее сейчас нет.

Анри Геттар: Луи Антуан Сен-Жюст я там полностью к вашим услугам, месье...

Луи Антуан Сен-Жюст: Робеспьер пишет: цитата: Какого числа? Вот уж не знаю... 7-8 жерминаля, я думаю. Если исходить из географии. Хм... Кстати, нашел занятный материал: Луи Антуан Сен-Жюст ОБ АРЕСТЕ ЭРО-СЕШЕЛЯ И СИМОНА Доклад, представленный Национальному конвенту от имени Комитета общественного спасения 27 вантоза II года (17 марта 1794 г.) (1) Комитеты общественного спасения и общей безопасности поручили мне представить вам отчет об аресте Эро-Сешеля и Симона, членов этого Собрания. Они обвиняются в сообщничестве с врагами Республики; вы подвергли их суровому наказанию за явное нарушение закона, принятого 4 числа сего месяца против заговорщиков (2). В пятый день последней декады революционный комитет секции Лепеллетье, который разыскивал в течение нескольких дней человека, обвиняемого как эмигранта, обнаружил его в квартире Эро-Сешеля; этот человек был схвачен и заключен под сражу. Эро и Симон в тот же день явились туда, где был помещен арестованный, и, прорвавшись сквозь стражу, пытались с ним переговорить. Они оправдывали такое насильственное вторжение ссылкой на свое депутатское звание. Напрасно им объясняли, что закон запрещает всякое сношение с лицами, обвиняемыми в заговоре, и что нарушители его будут рассматриваться как сообщники; напрасно их заверяли, что Комитет общественного спасения взялся за рассмотрение этого дела; они настаивали на своем и проникли к арестованному. Симон отрицает этот факт в письме, которое он вам направил; однако факт установлен. Мы полагаем, что, учитывая обстоятельства, в которых мы находимся, Национальный конвент должен быть непреклонен. Дело его чести заставить своих членов соблюдать установленные им законы и обходиться с ними так же сурово, как и со всеми прочими. Если подумать над тем, каково было намерение Эро и Симона, добивавшихся свидания с обвиняемым; если попытаться вскрыть причины этого поступка, то станет ясно, что этих двоих следует рассматривать как сообщников, желавших дать обвиняемому указания, как вести себя во время процесса. Если рассмотреть прежнее поведение этих двух лиц, то следует сказать, что они давно уже были у нас на подозрении. Комитет общественного спасения еще четыре месяца назад объявил первому из них, что не будет больше совещаться в его присутствии; что его считают другом заграницы и подозрительным, поскольку со слезами на глазах он требовал освобождения Проли, завладел дипломатическими бумагами Комитета и разгласил их, так что они были опубликованы в газетах и распространены за пределами Республики. Если рассмотреть поведение Симона, то нельзя с Уверенностью сказать, что у себя на родине в Савойе он стоял на стороне народа. Он был главным викарием Страсбургского епископства, другом и сторонником Шнейдера, австрийского священника, общественного обвинителя департамента Нижний Рейн, который теперь заключен в Аббатство за свои преступления; вчера выяснилось, что он стоял во главе тех, кто стремился открыть тюрьмы. Он хотел говорить; он колебался. У нас в руках письмо, написанное Эро одному неприсягнувшему священнику, где он непристойно отзывается о революции и обещает этому священнику должность. Священник был впоследствии гильотинирован. Симон сопровождал Эро в его миссии в департамент Мон-Блан. Их связь в настоящий момент свидетельствует, что с тех пор они всегда действовали заодно и являются сообщниками. Вы утверждали, что справедливость и честь стоят в порядке дня Французской республики; и та, и другая обязывают вас проявить непреклонную суровость против всех преступных посягательств. Если вы хотите установить свободу, и та, и другая повелевают вам принести в жертву общественным интересам все посторонние соображения. Какой же дерзостью надо было обладать, чтобы осмелиться преступить грозный закон, карающий смертью его нарушителей? Или, вернее, какой же страх, какое отчаяние заставило обвиняемых совершить свой дерзкий поступок? Не осудили ли они себя сами? Вот плоды преступления, которые столько правительств, не жалея сил, замышляют против нас. Казна всех королей пуста, все их злодеяния иссякли, свобода торжествует, и никогда вы не были столь могущественны. Римский сенат прославился своей добродетелью, которая поразила одного из его членов, сенатора Катилину. Напрасно короли пытались нас унизить; нападки заграницы могут оскорбить вас не более, чем проклятия нечестивца оскорбляют Провидение. Эро и Симон обвиняются в сообщничестве с заговорщиками. Я представил вам предварительный отчет. Комитеты общественного спасения и общей безопасности предложат вам завтра проект декрета и полностью обоснованный обвинительный акт против них. Примечания 1. Эро де Сешель и Симон были арестованы 15 марта 1794 г. по решению Комитета общественного спасения. Два дня спустя Сен-Жюст представил Конвенту соответствующий доклад. Доклад был опубликован в "Монитере". 2. Возможно, следует читать "4 дня назад". Наказание за сношение с арестованными предусматривалось ст. 12 Декрета 23 вантоза (13 марта 1794 г.). т.е и сходя из этого следует, что Эро недавно выпустили из-под ареста? Чтобы потом снова схватить уже вместе с Дантоном? Анри Геттар Анри Геттар пишет: я там полностью к вашим услугам, месье... Увы, я через 10 минут должен буду уйти, что не располагает к беседам в Асе. Вернусь часов в шесть вечера.

Анри Геттар: Луи Антуан Сен-Жюст о, какая жалость... Тогда извольте - приватка со срочным сообщением...

Робеспьер: т.е и сходя из этого следует, что Эро недавно выпустили из-под ареста? Чтобы потом снова схватить уже вместе с Дантоном? Именно. И он сразу же сбежал к Дантону, чтобы вернуть его в политику, ибо чувствует, что без помощи сильного покровителя его арестуют второй раз, и теперь уже навсегда :)

Дантон: Да, согласен с Робеспьером. Очень похоже на то

Эро де Сешель: Меня пустили в игру с такой ошибкой в анкете выпустили из Консьержери? Я даже пронырливее, чем полагал! Очевидно, напряг все связи или соблазнил дочь тюремщика) Согласен, как только меня отпустили, я бросился к Дантону – убедительно доказывать ему, что меня взяли не за сомнительные связи с эмигрантами, а за то, что я – дантонист (хотя сам когда-то говорил, что «человечными мы будем, когда победим», но с некоторых пор стою на том, что мы победили и террор пора прекращать).

Луи Антуан Сен-Жюст: Эро де Сешель пишет: Я даже пронырливее, чем полагал! Эро и Симон обвиняются в сообщничестве с заговорщиками. Я представил вам предварительный отчет. Комитеты общественного спасения и общей безопасности предложат вам завтра проект декрета и полностью обоснованный обвинительный акт против них. Во тексту нет указаний о том, что вас действительно посадили на 15 суток под стражу. Возможно - пока что ограничились лишь последним предупреждением и отпустили порезвиться до поры-до времени.

Робеспьер: А я так всю жизнь думал, что Эро взяли вместе со всеми дантонистами....

Эро де Сешель: Робеспьер Знаете, Максимильен - я тоже. Я даже уверен, что где-то читал душераздирающее описание моего идиотического спокойствия в ту ночь, когда арестовывали дантонистов. Луи Антуан Сен-Жюст пишет: Возможно - пока что ограничились лишь последним предупреждением Считаем так?

Робеспьер: Эро де Сешель А я читал, как Вы в последние дни перед арестами дантонистов ходили на площадь Революции и смотрели на казни, мотивируя это тем, что "учитесь умирать". Думаю, для этого Вам надо было находиться на свободе :) Да, считаем, что Вас арестовали и выпустили.

Эро де Сешель: Робеспьер Робеспьер пишет: что "учитесь умирать" Я неплохо научился, не так ли?)

Робеспьер: Эро де Сешель Я сам не видел, как Вы умирали (я такие зрелища не люблю, и вообще от вида крови мне дурно, а однажды я упал в обморок при виде гильотины, хотя она на тот момент была в не рабочем состоянии), но никто из очевидцев вроде не жаловался :)

Камилл Демулен: У меня такое чувство, что Эро учится умирать во всех темах *хохочет* Граждане, я тоже хочу друзей и т. д. С кем кофию то испить можно?)))

Жозеф Фуше: Камилл Демулен Давайте дружить, Камилл, правда. *очень искренне*

Камилл Демулен: Жозеф Фуше А в ладони ядовитый шип *убрал ладонь за спину*))

Робеспьер: Камилл Демулен О чем вы? У вас много друзей - Дантон, Эро. И я - ваш бывший друг. И Сен-Жюст - ваш вечный враг. И Фуше.

Эро де Сешель: Камилл Демулен пишет: У меня такое чувство, что Эро учится умирать во всех темах *хохочет* Канон велит ) Всему остальному мне учиться поздно. Робеспьер пишет: У вас много друзей - Дантон, Эро. ну, я бы аккуратнее подбирал слова. Друг - это Дантон. Я - так, добрый товарищ)

Робеспьер: Эро де Сешель Не хотите дружить с очаровательным Камиллом - не надо.

Эро де Сешель: Робеспьер Дружить со мной себе дороже, особенно семейным людям. Спросите у Гийома )

Камилл Демулен: Робеспьер А что это Сен-Жюст -враг? *заинтересовался* Я посмотрю, что скажет Дантон про дружбу. Он человек суровый) Вы-бывший, Эро уже отказался, так что остается Фуше и правда)) Эро де Сешель Какой вы каноничный *рассматривает*)))

Эро де Сешель: Камилл Демулен Вы тоже - как только пришли, сразу начали искать, с кем бы начать дружить) Камилл Демулен пишет: остается Фуше и правда Правда нам всем враг Если серьезно, то мы вполне могли и "дружить". С Фабром-то я точно враждовал, а вот с Вами, судя по всему, нет. Так что - как Вам удобнее. Хотите, можете дружить со мной и ходить смотреть на казни)

Камилл Демулен: Эро де Сешель Эро де Сешель пишет: Вы тоже - как только пришли, сразу начали искать, с кем бы начать дружить) И более ни на что не претендую)) На казни? Я боюсь, что не смогу выдержать, начну всхлипывать, и прочие недостойные вещи



полная версия страницы