Форум » Дело Дантона (игра завершена) » 058. Консьержери, "Элеонора и Бон-Бон исполняют обещанное". 11 жерминаля, вторая половина дня. » Ответить

058. Консьержери, "Элеонора и Бон-Бон исполняют обещанное". 11 жерминаля, вторая половина дня.

Элеонора Дюпле: Три часа… Снова они вернулись в этот мир боли, скорби и возмездия – как справедливого, так и нет… Снова окованные железом двери, снова шаги часовых… Элеоноре хотелось, чтобы все это было сном – но сном это не было; реальностью была и тюрьма, и их почти безумное решение, и пленник, которому они дали надежду…

Ответов - 60, стр: 1 2 All

Робеспьер - младший: -Хорошо, но если почувствуете себя дурно, сразу же скажите мне об этом, - потребовал Огюстен, стараясь идти как можно медленнее. Он уже почти разучился двигаться чинно и неспешно, в прогулочном темпе, постоянно несясь куда - то сломя голову.

Элеонора Дюпле: – Обещаю вам это, – улыбнулась Элеонора. Она пыталась найти тему для разговора, раз уж им выдалась эта прогулка, что сейчас было нелегко – оба были в некотором смятении. – Огюстен, – наконец нашлась она, – почему вы, вернувшись из армии, так часто надеваете сапоги? – На Огюстене сегодня были военные черные сапоги с коричневыми отворотами, верх же был сугубо штатский.

Робеспьер - младший: Огюстен на мгновение даже растерялся, едва глупо не спросил "Вам не нравится?", но, прочистив горло, пояснил: -Так намного практичнее, если приходится много ходить пешком.

Элеонора Дюпле: – О да, конечно, наверное, я сказала сейчас глупость. Сен-Жюст, например, постоянно носит сапоги. Просто не вижу практичности носить сапоги в городе… Ваш брат всегда гуляет в своем обычном костюме. Даже в непогоду, – Элеонора аккуратно подобрала подол платья, обходя небольшую лужу.

Робеспьер - младший: -Позволю себе не согласиться, - Огюстен кивком указал на следующую лужу, больше напоминающую озерцо. - Обойти ее вы не сможете, и нам пришлось бы возврашаться, если бы на мне были башмаки. Разрешите помочь вам? - с замиранием сердца он протянул руки к Элеоноре.

Элеонора Дюпле: – Вы предлагаете… – Элеонора с сомнением посмотрела на препятствие, оказавшееся перед ними, потом на Робеспьера-младшего. – Я перейду сама! – и она храбро сделала первые два шага, но тут же отошла назад.

Робеспьер - младший: -Если бы у меня был плащ, я бы бросил его в грязь, чтобы вы перешли по ней, аки посуху, - улыбнулся Огюстен. - Ну же, Элеонора. Или вы боитесь, что я вас уроню?

Элеонора Дюпле: – Не боюсь… Но… – Судьба словно играла ими, снова. – Одним словом, подобно верному рыцарю, – в тон ответила Элеонора, – вы хотите перенести меня через… эту грязь на руках? Хорошо… – несколько растерянно ответила она.

Робеспьер - младший: Несколько рисуясь, Огюстен подхватил ее на руки так, чтобы картинно взметнулись юбки - военный опыт пошел на пользу физической форме бывшего адвоката - и отважно побрел через лужу, прижимая к груди драгоценную ношу.

Элеонора Дюпле: Все же инстинктивно опасаясь упасть, Элеонора крепче обняла его за шею, и смущенная, и несколько раздосадованная, и одновременно благодарная своему спутнику за учтивость, – туфли она, похоже, все-таки промочила, но не настолько серьезно, чтобы можно было этого не учитывать и перейти столь некстати возникший на их пути неприятный водный объект самостоятельно, махнув рукой на возможную простуду.

Робеспьер - младший: Огюстен был готов нести так Элеонору хоть до самого побережья и дальше, вброд, через моря и океаны вокруг земного шара, но на его долю выпала всего лишь глубокая лужа - настолько, что грязная вода иногда даже перехлестывала через отвороты сапог.

Элеонора Дюпле: – Осторожнее… – Элеонора осмелилась посмотреть вниз. – Вы промочите ноги! Надо было все-таки послушаться вас и найти экипаж…

Робеспьер - младший: -Сейчас найдем, - пообещал Огюстен, бережно ставя Элеонору на мостовую.

Элеонора Дюпле: – Да, так будет лучше… И вы обязательно выпьете горячего чаю! – Элеонора вздохнула. – Разожжем камин в гостиной, согреемся и пораньше ляжем спать. Не хватало еще, чтобы вы простудились… Сегодня был трудный день, а что будет завтра – то будет завтра…

Робеспьер - младший: Огюстен хотел было возразить, что должен идити в клуб, но внезапная апатия охватила его. Макс сам придет и все ему скажет, да не позднее завтрашнего утра. -Хорошая идея. Посидим за чаем, может, почитаем вслух... Эй, извозчик!

Руаль Шалье: В карете. - Но, Антуан! Не говорите так про якобинцев, прошу вас! Они желают Франции только добра! - Руаль замотала головой и подняла глаза на собеседника. Он явно не разделял её точку зрения. - Я уверена! Вы... Вы не знаете? Девушка, которая была с Огюстеном Робеспьером - это Элеонора Дюпле...

Антуан Жан Гро: - Ах, вот как, значит, Элеонора Дюпле... - протянул Антуан. - Не сердитесь на меня, Руаль, сейчас не время спорить о политике и о том, хороши ли якобинцы или плохи. Мадемуазель Дюпле и Робеспьер-младший помогли мне. Я вижу, что они прекрасные, благородные люди, несмотря на эти уасные убеждения. Но, Руаль! Есть и другие якобинцы. Есть мерзавец комиссар, который меня арестовал. Есть, наконец, старший брат нашего милейшего Огюстена Робеспьера, который и превртил Францию в кровавую бойню! Они вас не пощадят, Руаль.

Руаль Шалье: Руаль не знала, что делать: до этого момента она скрывала то, что она сторонница Республики, не желая расстраивать Антуана. Да и какие могут быть убеждения в их отношениях! Или в отношениях, которые могли бы быть… Но теперь решения этого вопроса было не избежать. Девушка всем сердцем надеялась, что художник поймёт её. Они же не враги с Антуаном! - Милый Антуан, вовсе не «ужасные»! Не мучайте меня, говоря так. Я встретилась с Элеонорой на курсах лишь недавно… но пока мы пытались вам помочь… я убедилась, что она очень умный и чуткий человек… В доме ее отца уже несколько лет живёт Максимильен Робеспьер, и она доверяет ему. Якобинцы делают всё для Франции. Я верю в это, я верю в то, что мой отец отдал жизнь за правое дело…

Антуан Жан Гро: - Но вы должны согласиться, что вам угрожает опасность! - воскликнул художник в отчаяньи. - Руаль, отвечать за мой побег придется вам! Послушайте, вы должны уехать со мной. Антуан смущенно закусил губу, после чего продолжал уже не так уверенно: - Я знаю, как это выглядит, когда мужчина предлагает молодой девушке бежать с ним. Но мы спасаем свою жизнь и можем забыть о приличиях. Я обещаю вам, что вы можете положиться на мою честность и на слово благородного человека. Вы ведь верите мне, Руаль? - добавил он проникновенно, коснувшись руки девушки.

Руаль Шалье: Руаль не знала, что ответить, сердце упрямо тянуло её к Антуану... Вот она её мечта, совсем рядом. Вот её шанс быть вместе с Антуаном, возможно единственный. Но разум говорил, что она не может оставить маменьку, сестру, они и так потеряли отца и Николя, это будет слишком сильный удар, если ещё и она… На глазах у Руаль выступили слёзы, она в последний раз посмотрела на лицо художника, которого она столь искренне, нежно и безмолвно любила. «Наверное, так можно любить всего раз в жизни», - подумала девушка. - Прости, я остаюсь, - прошептала Руаль, голос прозвучал как будто во сне. От слёз всё вокруг поплыло, голова закружилась, как когда она впервые увидела Гро. Шалье попросила остановить карету.



полная версия страницы