Форум » Дело Дантона (игра завершена) » 062. "Арест Дантона". 11 жерминаля, вечер. » Ответить

062. "Арест Дантона". 11 жерминаля, вечер.

Верховное Существо: Торговый двор, квартира Дантона Молоденький комиссар ужасно волновался. Не смотря на прохладную погоду, лицо и ладони поминутно покрывались испариной. Шагая воглаве патруля по неосвещенным улицам, он мысленно в сотый раз проговаривал протокольную фразу: "Именем республики, вы арестованы, гражданин... гражданин..." На этом месте бедняга вздрагивал. Не каждый день арестовывают Жоржа Дантона. Самогот Жоржа Дантона! Поначалу, получив от начальства по всем правилам составленный ордер на арест, он был вне себя от гордости. Еще бы, такая великая честь, великое доверие... Но чем дальше были казармы и Тюильри, и чем ближе - Торговый квартал, тем больше сомнений и опасений роилось в голове капитана Пари. Что будет, если этот арестант окажет сопротивление? И призовет на помощь народ? Комиссар содрогнулся. Да его и кучку жандармов порвут на куски! А вот и нужные ворота. Приказ есть приказ... Утешая себя мыслю, что Отечество его не забудет, комиссар велел своим людям быть наготове, и громко постучал.

Ответов - 11

Дантон: Дверь открыла заспанная старая служанка, одной рукой зябко кутающаяся в дырявый шерстяной платок, другой прикрывая зевающий щербатый рот. - Ходят тут средь ночи всякие, добрым людям спать мешают, - начала было по привычке причитать старуха, но при виде гвардейцев резко осеклась и, прижавшись к косяку, безропотно пропустила двинувшихся внутрь без всякого приглашения солдат во главе с молоденьким комиссаром.

Верховное Существо: Предводительствуемая комиссаром, арестная команда молча двинулась вглубь дома. Солдаты действовали молча и слажено: в считанные минуты били проверены комнаты первого этажа, двое встали у черного хода. Коммисар поднялся второй этаж. Оправив трехцветный плюмаж на шляпе и дождавшись, когда следом за ним поднимутся еще трое солдат, он громко постучал дверь, за которой начинались жилые помещения народного трибуна: - Именем Республики!

Дантон: За дверью послышалось движение, и через минуту на пороге возникла гражданка Дантон. Окинув гвардейцев испуганным взглядом, молодая женщина едва не лишилась чувств и, припав спиной к стене жалобно позвала: - Жооорж! - Я просил меня не беспокоить! - в проеме соседней двери образовалась внушительная фигура Громогласного. Заметив топчущихся в коридоре солдат, среди которых совсем затерялся бедняга комиссар, Дантон недовольно нахмурился. - Ну что там опять стряслось?

Верховное Существо: Чувствуя, что все взгляды - и хозяев дома и подчиненных - обращены на него, комиссар Пари торопливо, слишком торопливо, вышел вперед, на ходу извлекая из кармана сложенный вчетверо ордер. - Гражданин, вы Жорж-Жак Дантон? - Разумеется, Дантона знал в лицо весь Париж, но требовалось соблюдать общие правила. Исключений не полагалось не для кого.

Дантон: Все еще стоявший в дверях спальни Жорж хмуро оглядел оглядел явно нервничающего офицерика с головы до ног. Рядом жалобно пискнула Луиза - молодая женщина уже все поняла и судорожно вцепилась в локоть супруга. - Да, это я. Что вам нужно граждане? Не самый подходящий час, на ночь глядя делами не занимаются. - Дантон подчеркнуто небрежно приобнял за плечи сжавшуюся к комок жену и успокаивающе сжал её плечо. - Приходите-ка лучше завтра.

Верховное Существо: Комиссар судорожно сглотнул. Как тут сказать: "Гражданин, вы арестованы"?! А если арестованный гражданин просто-напросто возьмет тебя за шкирку да и спустит с лестницы? А сам потом спокойно ляжет спать. Молодой человек судорожно теребил узел трехцветного шарфа и смотрел на Дантона почти умоляюще.

Дантон: Пауза затягивалась. На посланца было жалко смотреть, и Жорж смилостивился. - Ну, что там у вас? - сварливо буркнул Дантон, со второй попытки отцепив от своего рукава пальчики Луизы и протягивая руку за уже изрядно помятым ордером, который комиссар вот уже минуту нервно комкал в руках. - Давай сюда свою бумажку, малыш, да ступай домой к мамочке. Когда научишься держать лицо, тогда и будешь... Молодой комиссар с готовностью сунул лист бумаги в руки Дантона и на всякий случай предусмотрительно попятился. - Что тут у нас? - Дантон уселся в кресло и неторопливо разгладил на колене ордер. - Фу, как смяли. Такой бумажкой только подтереться... Луиза, ты этого не слышала, - добавил он, но гражданка Дантон пребывала в предобморочном состоянии и вряд ли понимала хоть слово из того, о чем говорили Жорж и комиссар. - Так... - трибун поднес ордер к глазам... - Мало того, что письмо доставляют в таком виде, но еще и написано так, что не прочитаешь. Антуановы, что ль каракульки?.. Продолжая ворчать, Дантон углубился в чтение. Как показалось стоявшему в дверях солдату, комиссар в это время вообще перестал дышать. О том, что он еще жив свидетельствовал лишь лихорадочный румянец на щеках. Закончив просматривать документ, Дантон откинулся на спинку кресла и вдруг от души захохотал. - Дурачье! Луиза, только представь себе, этот мальчик принес ордер на мой арест!

Верховное Существо: Когда Дантон засмеялся, у комиссара слегка отлегло от сердца. По крайней мере, смеется, а не злится... Однако что теперь делать? - Вы сами все прочитали... - комиссар облизнул губы. - Теперь вы должны следовать за мной... в... Люксембург.

Дантон: От гогота Дантона тряслись стены. Даже Луиза робко улыбнулась сквозь слезы. Отсмеявшись, Жорж поднялся с места. - Ладно, сейчас пойдем, - проворчал он. Приготовившийся к сопротивлению комиссар удивленно заморгал и убрал рку с рукояти шпаги. Дантон пояснил. - Не волнуйся, мальчик, я на тебя не сержусь. Это все эта напудренная крыса. - Жорж не стал пояснять, о ком говорит, но комиссар и его солдаты испуганно попятились. Мол, мы не слышали никакой крамолы. - Интересно на что он расчитывал, - продолжал размышлять в слух Дантон, неторопливо застегивая сюртук. - Он же заколачивает гвозди в собственный гроб и возносит меня на пьедестал. Да народ Парижа завтра же порвет его и его шайку на мелкие кусочки! Ха! Идиот. Ая еще считал его разумным человеком. Закончив одеваться, он подошел к жене и тихо шепнул ей: - Где лежат деньги и драгоценности ты знаешь. Бумаги не трогай, ты в них ничего не поймешь, они для тебя опасны. забирай детей и уезжай. Для начала хотя бы к своим родителям. - Губы Дантона быстро коснулись лба прильнувшей к нему испуганной женщины и он прибавил уже громче. - Вот увидишь, завтра к обеду я буду дома. Пусть приготовят грибной суп, давненько я его не ел... Идемте, граждане.

Верховное Существо: Комиссар сразу приосанился, почувствовав себя героем. Выходит, и его слово что-то значит, если сам Дантон без малейшего сопротивления повинуется закону в его лице. От последних слов арестованного юноша искренне улыбнулся. Он и сам надеялся, что это какое-то недоразумение, которое к завтрашнему дню разрешится само собой. Не может быть, чтобы гражданина Дантона, спасителя Республики и отца нации, арестовали как контрреволюционера! Он решил быть как можно более предупредительным с Дантоном, чтобы тот, Верховное Существо упаси, не затаил на него зла. Он даже подал арестованному плащ и заботливо открыл перед ним дверь - как камердинер. Никого в Париже не арестовывали с такой почтительностью.

Дантон: Последний раз обняв и поцеловав отчаянно рыдающую Луизу, Дантон с достоинством проследовал за комиссаром. Уже в дверях он обернулся и последний раз окинул взглядом уютную маленькую гостинную. Нет, он был уверен в своей победе. Но отчего-то захотелось сохранить в памяти образ своего семейного гнездышка. - Все будет хорошо Луиза, все будет хорошо, - бросил он напоследок и прикрыл за собой дверь. оставшись одна, молодая женщина обессиленно упала в кресло, где еще минуту назад сидел её муж. Кресло сиденье еще хранило тепло человеческого тела. Спустившись вниз, Дантон сердечно распрощался с прислугой, и с достоинством погрузился в черную карету. Вообще-то Люксембургская тюрьма находилась в пяти минутах ходьбы от его дома, но Жорж не протестовал и спокойно уселся напротив комиссара. Дверь захлопнулась и карета тотчас же тронулась с места.



полная версия страницы