Форум » Дело Дантона (игра завершена) » 063. Робеспьер и Демулен. Объяснение. 11 жерминаля. Вечер-ночь. » Ответить

063. Робеспьер и Демулен. Объяснение. 11 жерминаля. Вечер-ночь.

Камиль Демулен: Дом семьи Дюпле - 11 жерминаля. Вечер-ночь. Робеспьер и Демулен. Переход из темы: "Булонский лес, 11 жеминаля"

Ответов - 67, стр: 1 2 All

Камиль Демулен: Камиль с благодарностью взял безукоризненно накрахмаленный платок. - Зато я не припомню, чтобы у тебя его не оказалось, - улыбнулся он.

Робеспьер: -Поэтому ты должен всегда держаться поблизости от меня, - подхватил Робеспьер, - а я ощущаю за тебя ответственность.

Камиль Демулен: В другое время Камилю не понравился бы покровительственный тон. С ним опять говорят, как с несмышленым ребенком! Но только не сейчас. окончательно расчувствовавшись, он уткнулся носом в плечо Робеспьера. - Т-ты меня всегда защищал, - пробормотал он. - Пусть... своеобразно, но защищал.

Робеспьер: Защищать. Это было именно то слово, которое должн быть произнесено в данный момент. Робеспьр занимался этим по отношению к Камилю всю жизнь. В коце концов, и сейчас, в этот самый момент он защищал его. -Если бы ты позволил мне защищать тебя по-настоящему... - произнес он, неловко прижимая к себе голову Камиля.

Камиль Демулен: - Позволю, - улыбнулся тот, обнимая школьного товарища и прижимаясь лбом к его шее. - Потому, что ты сильный Макс. Ты очень сильный. Ты понимаешь, о чем я? Рядом с тобой я всегда чувствую себя маленьким и неразумным. Но тебе-то зачем со мной так возиться? От меня всегда были одни только неприятности.

Робеспьер: -Я не знаю, зачем, - признался Робеспьер. Он и в самом деле не знал. - Я знаю одно: так надо. Возможно, в этом смысл моей жизни. "Что я несу, Боже правый!" - подумалось ему вдруг. Как они с Камилем будут смотреть друг другу в глаза завтра после всех этих откровений? Впрочем, сейчас главное - дотянуть до завтра, а там видно будет. Робеспьер покосился на часы. Десятый час. Как медленно тянется время, скорее бы прошла эта проклятая ночь!

Камиль Демулен: - Смысл жизни? - уточнил Камиль и обиженно отстранился. - Дожил! Я дожил до того, что кто-то считает смыслом жизни заботиться обо мне! Мирабо и Жорж, между прочим, то же самое говорили. Ну почему! Вы в-все, все всегда с-считали меня пустым местом! Я вам как игрушка, с которой приятно п-п-повозиться, а потом поставить в шкаф! Я человек! Я личность, но никто этого не видит. Даже ты. От волнения он снова начал заикаться.

Робеспьер: -Не знаю, что говории Мирабо и Жорж, - Робеспьер слегка скривился. - Может, для них ты и правда был игрушкой. Но что, скажи, плохого в том, что кто-то хочет тебя оберегать? Был бы ты пустым местом, я и не думал бы о тебе.

Камиль Демулен: Демулен недоверчиво нахохлился. - Вы все пытаетесь в этом меня убедить. А потом снова начинаете распоряжаться мной и моей жизнью.

Робеспьер: -Будет тебе, успокойся, - Робеспьер снова положил руку на плечо Камилю. - Что с тобой вдруг случилось?

Камиль Демулен: - Н-ничего со мной не случилось, - продолжал жаловаться Камиль. - Со мной всю жизнь так, так ч-что ничего нового. А вы все это видете и этим пользуетесь в свое удовольствие. Вы все меня используете, и смеетесь у меня за спиной! Я в этом уверен!

Робеспьер: -Верховное Существо, дай мне терпения!.. - вздохнул Робеспьер, закатив глаза. Ситуация выходила забавная: тот, кто на самом деле прятался от ареста в его доме, был убежден, что его используют. Из всех людей, известных Робеспьеру, на это был способен один только Камиль. Когда-то в ответ на обвинение в использовании Робеспьер в сердцах ответил: "Использовать можно только нечто полезное, Камиль, а ты... Какая от тебя польза? Кому ты нужен, подумай сам?" Но сейчас такой ответ не годился, потому что Камиль наверняка бы обиделся. -Честное слово, - продолжал Робеспьер вслух, - и в мыслях у меня нет тебя использовать. Все, что я делаю для тебя, я делаю лишь потому, что ты мой друг и я тебя люблю.

Камиль Демулен: - К-как б-бы я хотел тебе поверить! - Демулен смотрел умоляюще и в то же время насторожено, как человек, которому и хочется довериться, и страшно быть осмеянным в случае неудачи. - Но вдруг ты тоже посмеешься надо мной? И как только я уйду и за мной зак-кроется дверь, ты презрительно скривишься и подумаешь: "Ну что за идиот этот Камиль!" Живо представив себе эту картину, Демулен заранее начал всхлипывать. - Нет, л-л-лучше я буду молчать. Пусть посмеиваются мне в спину Жорж и Фабр, н-но насмешек еще и от тебя я т-точно не вынесу! Как я могу быть ув-верен, что... - у разнервничавшегося Демулена перехватило дыхание, и конец фразы он выдавил не сразу, - несмотря на все размолвки, ты до сих пор любишь меня и считаешь своим другом? - повторил он. Снова нервно отхлебнув из горла, Камиль поперхнулся и закашлялся.

Робеспьер: -Камиль, - сказал Робеспьер, - ты здесь, со мной, я очень многим рискую ради тебя, чтоб ты знал. - "...Валяешься на моей кровати и хлебаешь вино из горла, а я почему-то молчу", - договорил он мысленно. - Если ты после этого не можешь быть уверен в моей дружбе, то я не знаю, какие еще доказательства тебе предъявить. Камиля явно развезло от выпитого (судя по тому, как он раскис, захлюпал носом и ударился в сентиментальность), и это было к лучшему. Может, он уснет сейчас и благополучно проспит аресты? -Ты не устал? - спросил Робеспьер заботливо. - Не хочешь прилечь?

Камиль Демулен: - Я не устал, - Демулен упрямо вздернул подбородок. И вобще, мне скоро уходить. - Но п-погоди. Что значит, "рискуешь?". Ведь мы теперь снова друзья, и мне ничего предосудительного в том, что я пришел к тебе в гости, - объяснил Камиль. - Или ты хочешь сказать, что с-стыдишься меня, и не желаешь, чтобы об этом знали твои коллеги? - он снова насупился. - О да! Я теперь понял!

Робеспьер: -Вот еще, вздор, - отмахнулся Робеспьер. - Как я могу тебя стыдиться? Но ты не можешь не понимать, что сейчас очень сложная политическая ситуация. Мои коллеги могут неправильно понять меня, если узнают, что ты здесь был. Вот и все, что я имел в виду.

Камиль Демулен: Несколько секунд Камиль внимательно смотрел на Робеспьера и наконец улыбнулся. - Спасибо... Ох! - Демулен следал большие глаза и зажал себе рот рукой. - И я тоже! Что скажет Жорж, если уз-знает, что был у тебя! Меня сочтут перекати-поле!

Робеспьер: -Вот именно, - Робеспьер улыбнулся, довольный, что Камиль сам все понял, - поэтому мы сохраним эту нашу встречу в тайне, верно?

Камиль Демулен: Камиль испуганно закивал и умоляюще уставился на Робеспьера. - Н-не надо ничего говорить Жоржу. И Фабру. И Люсиль. но... Я совсем запутался! - Демулен сжал голову руками. - Что же это получается? Ты не имеешь права видеть меня, я не должен с тобой встречаться. Но, тем не менее мы сидим здесь... Это так несправедливо! Почему мы должны прятаться? Макс! - Камиль наклонился впред. - Помирись с Жоржем, и тогда мы сможем беспрепятственно... беспрепятственно... Ведь... Это ужасно! - он снова заволновался и бестолково взмахнул руками.

Робеспьер: Можно было, конечно, начать сейчас возражать, объяснять, кто действительно виноват в этом конфликте и от кого зависит вопрос примирения, но... чего ради? Ордер на арест подписан, никакого примирения быть не может. Можно с легким сердцем согласиться - для вида. -Разумеется, Камиль, - сказал Робеспьер. - Я сделаю все, от меня зависящее, чтобы этот конфликт разрешился.

Камиль Демулен: - Правда? - просиявший Демулен порывисто обнял Максимильена. - Ты мне обещаешь? О, Макс, я всегда знал, что ты самый умный, самый справедливый и самый благородный! Теперь все будет по другому! Как я мог в тебе сомневаться! А я, в свою очередь, уговорю Жоржа быть помягче.

Робеспьер: Робеспьер на миг представил себе, какова будет реакция Камиля, когда он узнает... Он ведь не поймет, что это для его же блага, Камиль никогда этого не понимал. Но Робеспьер понимает и все равно поступит так, как нужно. Он поспешил отогнать эту мысль и улыбнулся Камилю.

Камиль Демулен: Демулен расцвел ответной улыбкой, и снова положил голову на плечо школьному товарищу.

Робеспьер: Робеспьер обнял его, и так они долго сидели без движения и молча.

Камиль Демулен: Демулен был доволен. Все складывалось как нельзя лучше. Завтра Макс с Жоржем померятся... Вот только что делать со "Старым Кордельером"? Задержать печать? Но тогда завтра кто-то обязательно проболтается. Слишком много людей задействовано в процессе. Демулен закусил губу. Как всегда, оказавшись перед сложным выбором, он впал в нерешительность. - Макс? - протянул он, обращаясь к напудренному затылку, - ты точно-точно простил меня? - Он обнял его еще крепче.

Робеспьер: -Успокойся, - ответил Робеспьер. - Конечно, я тебя простил. Надеюсь, ты меня тоже...

Камиль Демулен: Камиль только вздохнул, и прижался к нему еще теснее. Он чувствовал себя виноватым за печатающийся в эти самые минуты номер антиправительственной газеты. На страницах досталось и Робеспьеру... Но срываться с места и бежать к издателю... Время есть, он зайдет в типографию ближе к утру. А сейчас главное - это заверить Робеспьера в своей дружбе и преданности. Но как, Верховное существо, как?



полная версия страницы