Форум » Дело Дантона (игра завершена) » 067. Арест Демулена в типографии. Ночь на 12 жерминаля. » Ответить

067. Арест Демулена в типографии. Ночь на 12 жерминаля.

Камиль Демулен: До этого был здесь: Дом Дюпле, ночь на 12 жерминаля http://1794.forum24.ru/?1-7-0-00000055-000-20-0-1197276684

Ответов - 10

Камиль Демулен: До типографии Камиль Демулен добрался без приключений, но на душе все равно было тоскливо и очень пакостно. Едва он вошел, дремавший на стуле издатель всплеснул руами и бросился к нему навстречу: - Где вы ходите, мэтр Камиль! Мы уже не знаем где вас искать! Только что отправили человека к вам домой… Понимая справедливость упреков, Демулен поспешно отмахнулся. - К д-д-делу, гражданин Катре. Где рукопись? – нетерпеливо потребовал он. Издатель удивленно взглянул на молодого человека, но что-то в лице Камиля заставило его тотчас же принести требуемое. Выхватив рукопись из рук Катре, Демулен немедленно порвал её в клочья и не обращая внимания на изумленный возглас издателя бросил в горящий очаг. Лишь когда обрывки бумаги начали съеживаться и чернеть в объятиях язычков пламени, Камиль с облегчением вздохнул. - Об-бстоятельства изменились, - пояснил он, утирая испарину со лба… - Гранки тоже снять со станка! И немедленно! – спохватился он. – Но… Что они делают?!! Демулен указал на деловито снующих между станками работников типографии. - Мы ждали вас сколько могли, но вынуждены были приняться за дело без вас, - пояснил издатель. – Иначе мы бы не успели напечатать тираж к утру. Не беспокойтесь, я сам все проверил, и… Что с вами, вам дурно? - Анри Катре озабоченно взирал на смертельно побледневшего Камиля. - Идиоты! – Демулен, бросился к ближайшему печатному станку и хватил за руку недоуменно шарахнувшегося от него рабочего – Немедленно прекратить! Всем прекратить работу! Слышите! Гран-нки снять, а уже отпечатанное - в огонь. Быстро, черт вас побери! Подавая пример, Камиль сам схватил еще влажную от типографской краски пачку листов и швырнул в огонь. Плотно сложенные листы занялись не сразу. - Мэтр Камиль, что вы творите! – теперь уже возопил пришедший в себя от изумления издатель! – Тираж был уже на половину отпечатан! Вы хоть знаете, почем сейчас бумага, а вы хотите все сжечь?!! - Делайте, что вам говорят! – настаивал Камиль. Сердце отчаянно колотилось в груди. Какое счастье, что он пришел вовремя! Иначе бы ему пришлось еще долго-долго оправдываться перед Робеспьером. Ну ничего, все поправимо. Через час он снова будет в доме на улице Сен-Оноре, где его ждет Макс. Скорее бы оказаться там… Камилю потребовалось двадцать лет чтобы понять, что он может чувствовать себя в безопасности только рядом с Робеспьером. – Ч-чтобы через двадцать минут не осталось и следа сед-дьмого номера «Старого кордельера»! Недовольный Катре снова начал громко требовать объяснений, но начинающийся спор прервал громкий и властный стук в дверь. Камиль не успел еще ничего понять, как снаружи послышалась какая-то возня и после двух-трех сильных ударов дверь слетела с петель. Помещение типографии в миг наполнилось вооруженными людьми. Не дожидась продолжения, наиболее сообразительные рабочие кинулись в рассыпную, их никто не удерживал. - Именем Республики! – седовласый комиссар немедленно начал отдавать распоряжения. – Станки уничтожить, тер… тира… тьфу ты пропасть, а газетенку эту изъять до последнего номера! Солдаты немедленно приступили к выполнению приказа, а хозяин типографии с жалобными криками бросился следом за ними, безуспешно умоляя не портить его имущество и не лишать его семью куска хлеба.

Верховное Существо: Двое жандармов подошли к замершему в изумлении Демулену и взяли его под руки. Тот машинально трепыхнулся, и комиссар пояснил: - Вы арестованы, гражданин Демулен.

Камиль Демулен: - Что? - опешил Камиль. Он инстинктивно попятился, но солдаты держали его крепко. - Это ош-шибка, я ничего не сд-делал. Демулен был слишком удивлен, он еще даже не испугался. Переводя недоумевающий взгляд с одного жандарма на другого, он ждал ответа.

Верховное Существо: -Все вы так говорите - "я ничего не сделал, я ничего не знаю", - буркнул комиссар. К нервному, как девица, Демулену он не испытывал никакого уважения, и плевать, что этот кликуша якобы повел народ на штурм Бастилии. Давно его пора укоротить. - Вы обвиняетесь в контрреволюционном заговоре и арествоаны по приказу Комитета общественного спасения. Если уж гражданин Робеспьер своей рукой написал приказ об аресте - как вы считаете, поверит кто в вашу невиновность?

Камиль Демулен: - Что вы сказали? - дернувшемуся теперь уже вперед Камилю показалось, что он ослышался. - К-кт-то н-нннаписал п-приказ? к-кт-то? От волнения Камиль говорил совершенно невнятно.

Верховное Существо: Вытащив ордер, комиссар небрежно сунул его под нос арестованному - дескать, сам ознакомься.

Камиль Демулен: Этот почерк Камиль узнал бы из сотни других. Мелкие округлые буковки ложились на бумагу аккуратными ровными строками, но Камиль видел на форменном типографском бланке Комитета общественного спасения только два слова: свое имя в списке подлежащих аресту граждан, и такую же аккуратную и хорошо читаемую подпись Робеспьера в нижнем углу, в окружении росчерков еще нескольких членов Комитата. Перед глазами у Камиля поплыло, а ноги подкосились, и чертыхающимся жандармам пришлось приложить немало усилий, чтобы вернуть собравшегося лишиться чувств арестанта в вертикальное положение. - Ну что, убедился? - буркнул комиссар, с презрением взирая на дрожащего как в лихорадке журналиста. У последнего был такой вид, что он собирается скончаться не сходя с места, и седовласый служака в сердцах сплюнул себя под ноги. Ну и неженка. Неужели этот самый Демулен повел толпу на штурм Бастилии? Вот до чего доводит антиправительственная деятельность. - Я хочу видеть Робеспьера! - Горло сдавили едва сдерживаемые рыдания, Камиль почти ничего не видел из-за застилающих взгляд слез. - Это ошибка, это чья-та злая шутка! Макс не мог! Макс не мог так со мной поступить! Демулен беспомощно трепыхался между державшими его солдатами. Кровь стучала в висках, затылок сдавило, в голове билась одна единственная мысль, не оставляющая места страху ли, здравому смыслу или каким либо другим чувствам: "Не верю! Это ошибка, чудовищная ошибка! Макса тоже обманули! Он не мог... После сегодняшней ночи, после всего, что случилось... Я же был у него всего час назад... Немыслимо!!!"

Верховное Существо: - Робеспьера он хочет видеть, еще чего! - буркнул комиссар. - Конечно, мы в два часа ночи разбудим гражданина Робеспьера ради какого-то врага народа. - Служитель закона оглядел типографию. - Все закончили? Уходим, время не ждет. Сопротивляющегося Камиля потащили к выходу.

Камиль Демулен: - Пус-стите меня! Я с-сам пойду к Робеспьеру! Он м-меня ждет! Слышите? Вы в-все об этом пожалеете, - продолжал кричать и требовать захлебывающийся слезами Камиль, пока его без лишних церемоний запихивали в черную карету. - Он м-мой друг! Он не п-п-п-позволит...

Верховное Существо: Комиссар с тревогой оглядел темную улицу. Его строго предупредили, что, производя аресты сторонников Дантона, нельзя допускать лишнего шума, а этот дуралей орет как припадочный, того и гляди - весь город перебудит. - Давайте быстрее, - скомандовал он подчиненным, и те, удвоив усилия, все-таки запихали журналиста в черное нутро кареты. Комиссар сел следом, и дверца захлопнулась, отрезав ихот внешнего мира.



полная версия страницы