Форум » Дело Дантона (игра завершена) » 070. Невольная доносщица. КОБ, утро 12 жерминаля » Ответить

070. Невольная доносщица. КОБ, утро 12 жерминаля

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис знала, что рабочий день в присутственных местах начинается в девять, но выше ее сил было сидеть дома, дожидаясь этого часа, поэтому женская фигурка в деревенской клетчатой шали, вызывая ленивое любопытство часовых, бродила около входа задолго до нужного времени. Она прекрасно помнила, что обещала Франсуа не хлопотать за него, не обращаться к Колло, Робеспьеру или Тенвилю, но о том, что нельзя через комиссара Гетри попытаться разузнать о его деле и добиться свидания, речи не шло.

Ответов - 60, стр: 1 2 All

Алексис Вадье: Вадье слушал, улыбаясь и удовлетворенно кивая. Находя ложь слишком грубо состряпанной, он, однако же, знал, что они не в том положении, чтобы капризничать и перебирать. Пусть будут хотя бы такие показания. Фукье в случае надобности их отредактирует и отфильтрует. Широко улыбнувшись, Вадье торжественно встал со стула. - Гражданка, - провозгласил он, - я благодарю вас от имени республики за похвальную откровенность. Вы исполнили свой долг перед Францией и исполните его еще более полно, если повторите все то, что сказали сейчас мне, в Революционном трибунале.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис снова затеребила в пальцах платочек. -Видите ли, гражданин Вадье... Я не совсем уверена, что в трибунале мои слова не повредят моему же супругу. Если это возможно, я хотела бы предварительных гарантий того, что это свидетельство против Дантона не станет свидетельством против Эглантина, и зачтется моему мужу в качестве смягчающего обстоятельства.

Алексис Вадье: Вадье прищурился. А дамочка-то не так проста, ишь!.. - Меня удивляет ваше намерение торговаться с республиканским правосудием, гражданка. Но предположим, что это возможно. Как, по вашему мнению, должны выглядеть эти гарантии?

Беатрис Ларошдрагон: -Мне вполне хватило бы слова честнейшего человека Республики - гражданина Робеспьера, - скромно отозвалась Беатрис, - о большем я мечтать не смею...

Алексис Вадье: Вадье оторопело уставился на Беатрис, потом громко засмеялся. - Восхищаюсь вашей способностью шутить в таком положении! - воскликнул он, смахивая слезинки с ресниц.

Беатрис Ларошдрагон: -Польщена вашем высоким мнением о моем чувстве юмора, но я была совершенно серьезна. Мне хотелось бы иметь ручательство гражданина Робеспьера во избежание возможных недоразумений - я прекрасно представляю, как загружены чиновники трибунала, они просто могут чего - то не заметить или запамятовать...

Алексис Вадье: Вадье снова начал смеяться. - Наивное вы дитя... Гражданин Робеспьер вместо какого-либо ручательства отправит на плаху нас обоих. Как вы вообще себе это представляете, интересно? Неподкупный выпишет вам вексель?

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис нервно повела шеей, будто ощутив на ней лезвие ножа. -За что? Мы ведь честно исполним долг перед Республикой, и я прошу для Эглантина не помилования, а всего лишь смягчения приговора...

Алексис Вадье: - Я все это понимаю, - согласился Вадье, - но требовать каких либо гарантий от гражданина Робеспьера лично будет - как бы помягче выразиться? - самонадеянно с нашей стороны.

Беатрис Ларошдрагон: "Нашей" - это обнадеживало. Гражданин Вадье согласен вмешаться в эту грязную историю, Беатрис почувствовала некоторое облегчение. -Но мы же не собираемся ничего требовать, - мягко сказала она, - мы просто ознакомим гражданина Робеспьера с показаниями из первых уст, чтобы враги революции не могли исказить их в пользу Дантона.

Алексис Вадье: - Поймите, сударыня, Неподкупный не станет нас слушать, - Вадье поднял руки, словно сдаваясь. - Я не претендую на звание честнейшего гражданина республики, но на мое слово тоже можно положиться, смею вас уверить. Вам недостаточно моих гарантий?

Беатрис Ларошдрагон: -Для меня ваш авторитет несомнен, но я боюсь, что в трибунале найдутся несознательные граждане, которые попытаются быть бдительнее, чем сам глава Комитета безопасности... Тогда как авторитет гражданина Робеспьера непререкаем для любого патриота.

Алексис Вадье: Странный спор наскучил Вадье. - Полагаю, мы достаточно обсудили эту тему, - сказал он, становясь серьезным. - Сударыня, вы просите невозможного. Даже странно, что вы сами этого не понимаете.

Беатрис Ларошдрагон: -Возможно, вы правы, гражданин Вадье. Ваш опыт и положение дают вам возможность видеть вещи шире и глубже, чем это дано мне. Благодарю вас за проявленное участие. Простите, что отняла у вас столько драгоценного времени, больше не смею вас тревожить. Беатрис поднялась и изобразила перед Вадье безупречный реверанс, вполне достойный Версаля. Она знала, что рискует, ее бредни и впрямь могут не заинтересовать главу Комитета безопасности, но если хоть какие - то свидетельства против Дантона ему действительно нужны, Вадье остановит ее прежде, чем она дойдет до двери.

Алексис Вадье: - Не торопитесь так, - забеспокоился Вадье. - Мы же не договорились еще. Или вы спешите к Фукье-Тенвиллю, чтобы поделиться с ним своими показаниями?

Беатрис Ларошдрагон: -Мне показалось, что мое предложение не заинтересовало вас, гражданин Вадье, - кротко возразила Беатрис.

Алексис Вадье: Хм, как интересно, эта дамочка слишком проста или наоборот? - Ваше предложение для нас очень ценно, гражданка, - возразил Вадье. - Но я уже сказал вам: недостаточно, чтобы ваши показания услышал один я, вам следует повторить их в суде.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис вздохнула. Кажется, их беседа пошла по кругу. -Я не скажу публично ни слова о Дантоне, пока не буду уверенна в том, что это не повредит моему мужу.

Алексис Вадье: Вадье еще никогда не ставили условия, тем паче в таком тоне. Он восмотрел на млодую женщину в изумлении, как будто не веря своим ушам. Но эти женщины, ради своих мужчин они готовы на все, даже шантажировать Комитет общественной безопаности. - Снимаю шляпу пред ваей решительностью, мадам, - сказал Вадье и вдруг добавил: - Будем считать, вы одержали победу надо мной. Ждите меня здесь, я пойду в Комитет общественного спасения и передам ваши условия гражданину Робеспьеру. Остальное уж зависит от него. Вадье широко ухмыльнулся. Дельце обещало быть забавным, стоило себе только представиь выражение лица Неподкупного, когда Вадье передаст ему условия бабы Фабра д'Эглантина.

Беатрис Ларошдрагон: Едва за Вадье закрылась дверь, Беатрис шумно вздохнула, прижав ладонь к бешено колотящемуся сердцу. Кажется, первую ступеньку она все - таки преодолела. У нее должно получиться. Она спасет Франсуа, и они убегут прочь из Парижа, как и собирались - на юг, в ланды, в горы, туда, где их никто не найдет...



полная версия страницы