Форум » Дело Дантона (игра завершена) » 076. Беатрис дает предварительные показания. КОС, 12 жерминаля » Ответить

076. Беатрис дает предварительные показания. КОС, 12 жерминаля

Алексис Вадье: Вадье едва удерживался от идиотского хихиканья, когда ожидал в приемной Робеспьера, пока его впустят. - Важные новости, гражданин Робеспьер! - возвестил он торжественно, войдя в святая святых. - От вас одного зависит исход процесса Дантона и его сообщников.

Ответов - 31

Робеспьер: "Конечно, от меня, от кого же еще? - подумал Робеспьер хмуро. - Вы, идиоты, даже пальцем шевельнуть не желаете, все я должен за вас делать". -В чем дело, Вадье? - спросил он вслух. - Чем я могу содействовать правосудию?

Луи Антуан Сен-Жюст: - Вы откопали вещественный доказательства? - при появлении визитера Сен-Жюст быстро спрыгнул с края стола, где сидел до того момента, покачивая в воздухе ногой и листая какой-то отчет. - Что у вас там? В минувшую ночь Сен-Жюст не ложился, сразу после ночного визита в дом Дюпле вернувшись на свой пост в Тюильри. Аресты прошли гладко, но Антуан до сих пор был начеку, готовый к любым неожиданностям. Вот и сейчас, не смотря на усталость и бессонную ночь, он внимательно оглядел Вадье.

Верховное Существо: Кратко пересказав разговор с женщиной, называющей себя женой Фабра д'Эглантина, Вадье с довольным видом взглянул на Сен-Жюста и Робеспьера. Такая редкостная удача - добыча сама плывет в руки. Сен-Жюст одобрительно кивнул: - Очень хорошо. Если эта женщина действительно подтвердит все свазанное вами, мы не забудем вашей бдительности и в должной мере воздадим за заслуги. А теперь приведите её сюда. Вадье отправился за ожидающей вестей Беатрис.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис с глубоким душевным трепетом переступила порог, за которым, по словам Вадье, ее ожидала встреча с гражданином Робеспьером, человеком без страстей и слабостей, у которого она надеялась выклянчить милость, обменяв одну голову мнимого контрреволюционера на другую. За столом сидел мужчина самой заурядной, хотя и не без приятности, внешности, тщательно одетый и напудренный, как старорежимный маркиз. Беатрис была немного раздосадована тем, что Робеспьер был не один - на краешке того же стола небрежно примостился красивый белокурый юноша, в котором Беатрис угадала Сен - Жюста, виденного только на гравюрах. -Привет и братство, граждане, - вежливо промолвила она.

Робеспьер: -Добрый день, гражданка, - вымолвил Робеспьер слегка нервно, - прошу вас, садитесь. Он беспокойно покосился на Сен-Жюста, ожидая, чтобы остальную программу встречи выполнил он. Робеспьеру вообще не хотелось здесь находиться, вступать в какие-то соглашения с любовницей Фабра, участвовать в этом... сомнительном деле. Почему Вадье не мог справиться сам?! Он наверняка специально поставил Комитет общественного спасения в такое двусмысленное положение. Вести торг с девицей известной репутации - какая гнусность!

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис чинно присела на краешек стула и достала из ридикюля свидетельство о браке: -Вот мои бумаги, гражданин Робеспьер. Я принесла и свидетельство о благонадежности, если пожелаете, можете взглянуть. Гражданин Вадье был так любезен, что не спросил их у меня, но я бы не хотела недоразумений.

Луи Антуан Сен-Жюст: Сен-Жюст не моргнув глазом слез со стола и внимательно просмотрел протянутые ему бумаги. - Очень хорошо, гражданка... Фабр. - Дата в свидетельстве о браке была совсем свежей, что не укрылось от внимания Архангела. - Вы хотели нам что-то сообщить? Вернув документы Беатрис, он уселся на один из свободных стульев.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис неторопливо убрала их обратно в сумочку, собираясь с мыслями. -Мой муж был арестован прошлой ночью по обвинению в шпионаже, взяточничестве и контрреволюционном заговоре. Я хочу защитить его доброе имя, потому что уверена - едва ли десятая часть этих обвинений может подтвердиться. Если кто - то и виноват, то это Жорж Дантон, а мой муж - всего лишь жертва своей честности и понятия о дружбе.

Робеспьер: -Гражданин Вадье сказал, что вы желаете сделать сообщение о заговоре, - заметил Робеспьер.

Луи Антуан Сен-Жюст: - Даже десятая часть вины, та, что вы признаете, может быть очень тяжела, особенно в настоящих условиях. - Сен-Жюст даже не улыбнулся. Но, заметив испуганный взгляд молодой женщины, продолжал уже мягче. - Вы поступили как подобает истиной республиканке. Мы этого не забудем. Смело рассказывайте нам все, что знаете. Обещаю, невиновный не пострадает.

Беатрис Ларошдрагон: -Заговор на самом деле существует, - Беатрис преданно взглянула на Робеспьера, - и, как всякая добрая патриотка, я рада, что происки Дантона наконец - то будут оценены по достоинству и примерно наказаны. Этот человек попрал законы своей страны, природы и человечества, вступив в сговор с Питтом. Я уверена, граждане, что вы со всем вниманием рассмотрите его дело, и тогда вы сможете убедиться, что Фабр Эглантин не заслуживает той же меры наказания, что и это чудовтще в человеческом облике.

Луи Антуан Сен-Жюст: Сен-Жюст поощрительно кивал. - Прекрасно. Но увы, на суде требуется нечто большее, ем патриотичные речи... Скажите, у вас есть вещественные доказательства вины Дантона? Или, быть может, вам довелось самой стать свидетельницей каких-то событий? Антуан был само сочувствие и доброжелательность.

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис на мгновение растерялась, поняв, что ее шитые белыми нитками показания Архангел не примет с таким же невозмутимым видом, как Вадье, и сейчас необходимо быть особо осторожной, чтобы из этого кабинета вернуться к себе на Фавар, а не в тюремную камеру. -Я была свидетельницей покушения на гражданина Колло дЭрбуа, верного сына Республики...

Луи Антуан Сен-Жюст: "Помню, как он заявился на заседание КОСа с подбирым глазом", отметил про себя Сен-Жюст, но вслух произнес: - Вы сможете засвидетельствовать это перед судом? Что-нибудь еще? Ну же, вспоминайте...

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис начала паниковать, однако вполне связно повторила Робеспьеру и Сен - Жюсту историю, сочиненную для Вадье.

Луи Антуан Сен-Жюст: Антуан задумчиво кивнул и бросил вопросительный взгляд на Робеспьера.

Робеспьер: "Сказки, причем шитые белыми нитками", - констатировал про себя Робеспьер. Но надо надеяться, что Фукье сумеет выбать из этих бредней какое-то правдоподобное зерно. - Это очень ценное сообщение, гражданка, и мы блгодарим вас за откровенность, - сказал он, придвигая к себе лист бумаги и письменный прибор. - Сейчас я составлю для вас письм, с которым вы отправитесь к общественному обвинителю, гражданину Фукье-Тенвиллю, и дадите показания.

Беатрис Ларошдрагон: -Теперь вы видите, что Эглантин - всего лишь жертва обстоятельств? - Беатрис заглянула в холодные глаза Неподкупного. - Ваше слово - слово честнейшего гражданина Республики! - может стать решающим в деле моего мужа. Я молю вас сохранить ему жизнь...

Робеспьер: -Разумеется, - кивнул Робеспьер. - Никто невиновный не пострадает. Это было очевидно с самого начала, но если вам зачем-то нужно еще и мое слово - оно у вас есть.

Беатрис Ларошдрагон: -Я не утверждаю, что мой муж невиновен, всего лишь прошу о снисхождении к его проступкам и верю, что мелкое преступление будет наказано не так, как великое злодеяние, - уточнила Беатрис, чтобы не оставалось неясностей. Франсуа не был невинным агнцем, и слова Робеспьера были двусмысленны.

Робеспьер: -Это все само собой разумеется, - повторил Робеспьер устало. - Если вы не доверяете совести присяжных и судей Революционного трибунала, надеюсь, вас успокоит, если Комитет общественного спасения пообещает следить за ними?

Беатрис Ларошдрагон: Беатрис решила не злоупотреблять - ей и так сегодня слишком многое сошло с рук. -О да, я не смела и рассчитывать на такое внимание к делу Эглантина! Благодарю вас, гражданин Робеспьер.

Робеспьер: -Не благодарите меня, благодарите правосудие республики, - отозвался Робеспьер. Бедная молодая женщина, она даже не знала, сколько горькой правды в этих его словах...

Беатрис Ларошдрагон: "В лице гражданина Тенвиля, - мысленно подхватила Беатрис, - а ведь придется поблагодарить..." Она скромно потупила очи долу: -Суд единой и неделимой Республики - справедливейший из всех возможных судов.

Робеспьер: -Бесспорно, - согласился Робеспьер, старательно скрипя пером - письмо для Фукье-Тенвилля.

Луи Антуан Сен-Жюст: Сен-Жюст снова одобрительно кивнул. - Явившись сюда и откровенно во всем сознавшись, вы все сделали правильно. Вы поможете свершиться правосудию над Дантоном, который коварно злоупотреблял доверием вашего мужа. Вот с этим письмом... - он быстро глянул через плечо Робеспьеру. Маленькая фамильярная вольность, - вы завтра с утра пойдете к гражданин прокурору. И перескажете ему все еще раз. Мне очень неприятно снова заставлять вас обивать пороги, но для вас и вашего мужа будет лучше, если гражданин Фукье узнает все из первых рук. Возможно, у него возникнут к вам дополнительные вопросы. Смело отвечайте ему так же, как вы отвечали сегодня нам с гражданином Робеспьером. Ожидая, когад Робеспьер закончит письмо, он держал наготове банку с песком и кусочек сургуча.

Беатрис Ларошдрагон: -Cпасибо, гражданин Сен - Жюст, - Беатрис была воплощенная кротость и почтительность, - я все понимаю. Я постараюсь оправдать ваше высокое доверие, граждане.

Робеспьер: Дописав письмо и промокнув чернила, Робеспьер аккуратно сложил лист бумаги и сунул в конверт, который запечатал печатью Комитета общественного спасения. -Не забудьте передать это общественному обвинителю, - предупредил он, вручив конверт Беатрис.

Луи Антуан Сен-Жюст: Сен-Жюст встал, готовясь проводить даму до дверей.

Беатрис Ларошдрагон: -Непременно, гражданин Робеспьер, - Беатрис бережно убрала конверт в ридикюль и присела в реверансе: -Спасибо, что уделили мне время, граждане. На мгновение у нее промелькнула мысль - попросить свидания с Франсуа, но потом Беатрис сообразила, что это будет просто - таки наглостью с ее стороны. Она и так взяла сегодня слишком обширный кредит доверия, и могла только надеяться, что сумеет расплатиться по счетам.

Луи Антуан Сен-Жюст: - Мы всегда стоим на страже закона и справедливости, - Сен-Жюст чуть наклонил голову. - не стоит благодарностей.



полная версия страницы