Форум » Дело Дантона (игра завершена) » 077. Фукье разоблачает Элеонору. Она во всем сознается Робеспьеру. » Ответить

077. Фукье разоблачает Элеонору. Она во всем сознается Робеспьеру.

Робеспьер: Дом семьи Дюпле,12 жерминаля, ранний вечер Робеспьер вернулся из Тюильри в пслеобеденное время, совершенно разбитый. Оставаться на вечернее засеание Комитета не было сил. Никого не хотелось видеть. Он мечтал только о том, как войдет к себе и запрется на замок.

Ответов - 175, стр: 1 2 3 4 5 All

Элеонора Дюпле: Мари-Франсуаз несколько растерянно кивнула. «Наверное, в связи с арестами…» – мелькнуло у нее в голове. Иначе почему же еще? – Если все обстоит именно так, то безусловно… Проходите, гражданин. По лестнице – и налево, там его кабинет, – предупредительно все-таки добавила она. – Я передам Огюстену Робеспьеру, что вы его ждете. Фукье-Тенвилль удалился, а женщина, постояв некоторое время в задумчивости, отправилась сначала на кухню – может, суровый гость захочет чашечку кофе… А потом она сразу позовет Робеспьера-младшего…

Фукье-Тенвилль: Фукье бесшумно поднялся на второй этаж, прошел к полуоткрытой двери... из кабинета доносились два голоса - мужской и женский. Прокурор несколько удивился - у Робеспьера гостья? Толкнув дверь, Кантен вошел в кабинет. - Привет и братство, граждане - низкий голос прокурора заставил вздрогнуть и вскочить сидящих к нему спинами собеседников. Это были Робеспьер и Элеонора Дюпле. И что-то такое было в их порозовевших лицах, что Кантен понял - его задача усложнилась... рассчитывать на беспристрастность Неподкупного при допросе молодой гражданки Дюпле отныне не приходилось

Робеспьер: Робеспьер покраснел. Потом побледнел. К счастью, все эти метаморфозы скрыла пудра, но все равно полностью сохранить бесстрастный вид ему не удалось. О боже, какие слухи теперь пойдут! Этот развращенный мерзавец Фукье, увидев девушку в объятиях Неподкупного, конечно, мог подумать только одно. Ему неведомо, что люди могут обниматься просто в знак дружбы и поддержки... О, как же теперь быть?! - Что вам нужно, Фукье? - не слишком приветливо осведомился Робеспьер, когда наконец смог овладеть собой.

Фукье-Тенвилль: - Это касается процесса... - Фукье не стал уточнять, какого именно процесса. И так было понятно, - мне нужно срочно поговорить с вами... наедине. Фукье мимолётно взглянул на девушку - но та как раз отвернулась... "А у Неподкупного губа не дура, - ухмыльнувшись про себя, подумал прокурор, - нет, ну как же всё-таки похожа на Шарлотту! Чистая и невинная... нелегко ей придётся в Люксембурге... даже жаль помещать такую в этот публичный дом... может, сразу в Консъержери?"

Элеонора Дюпле: …Элеонора чуть было не спросила, ожидал ли Робеспьер визита прокурора сегодня вечером, но, услышав ответ Максимильена, сочла за лучшее промолчать. Она подумала, что ей лучше уйти и предоставить им обсудить все наедине, но предварительно нужно было поздороваться… А сказать слова приветствия почему-то сейчас было очень трудно. – Не буду вам мешать, – отозвалась она на слова Фукье-Тенвилля и подошла к двери. Ее пальцы уже коснулись дверной ручки, как вдруг ей пришла в голову ужасная мысль. Нет, не может быть…

Фукье-Тенвилль: Фукье терпеливо ждал, когда Элеонора удалится. Сбежать она не сможет - куда, к кому? А вот предупредить Огюстена... ну, это и к лучшему - пусть оба будут настороже. Когда человек чересчур напряжен, он неизменно совершает ошибки... Ну, да и это уже не имело никакого значения. Всё-таки, в глубине души, Фукье-Тенвилль не верил, что брат и возлюбленная Неподкупного решатся на свой страх и риск освободить контрреволюционера и заговорщика. Элеонора, конечно, крайне юна, и голова у неё, как у всякой девушки, забита романтическими бреднями, но Огюстен не таков... Нюхавший порох комиссар Конвента десять раз подумает, прежде чем ввязаться в авантюру... Кантен посмотрел на Неподкупного, всем видом показывая - "время дорого" !

Элеонора Дюпле: …Нет, она не обернется. Элеонора вышла из комнаты, закрыв за собой дверь, и помедлила, не зная, как поступить. Что, если о побеге Гро каким-то образом все-таки стало известно?.. Но после недолгого колебания она сказала себе, что это неблагоразумно и не стоит страхам позволить одержать верх; она сейчас просто пройдет к себе в комнату… и постарается ни о чем не думать, кроме сегодняшнего вечера. Она все же помогла ему… О, если бы она могла избавить его от тревог! Защитить... От всех этих бесконечных визитов, дискуссий… Эта работа изнуряет его, отбирает последние силы, – но он и не помышляет об отдыхе. И этот предстоящий процесс... как трудно будет Максимильену!..

Робеспьер: -Садитесь, - с кислым видом предложил Робеспьер прокурору. Фукье положительно пропил последние мозги - фактически средь бела дня являться к гражданину Робеспьеру на дом, это надо же так не заботиться о репутации, своей и Трибунала хотя бы, если уж репутация Неподкупного его не волнует! И так ходят слухи, что чуть ли не перед каждым процессом общественный обвинитель приходит в Комитет общественного спасения и там записывает под диктовку, кого надо приговорить. Можно подумать, что Комитету общественного спасения больше заняться нечем, кроме как следить за судьбой каждого конкретного врага республики. Но попробуй, убеди в этом граждан, если на глазах у всех, нисколько не таясь прокурор республики действительно приходит в небезызвестный дом на улице Сент-Оноре! Робеспьер был, помимо всего прочего, раздражен еще и тем, что Фукье застал его с Элеонорой. Это, наконец, просто возмутительно - любой человек с улицы может войти в спальню Неподкупного даже без стука, как в приемную Комитета! - Если вы опять собираетесь требовать улики против Дантона, - мрачно предупредил Максимильен, - то позвольте вам напомнить: это вы здесь прокурор, а не я. Улики и доказательства - ваша забота.

Фукье-Тенвилль: - Безусловно, - не смог удержаться от ядовитой колкости Фукье, - однако, обвиняя Дантона в Конвенте, вы и гражданин Сен-Жюст основывались именно на уликах, не правда ли? Трибуналу необходимы эти, несомненно веские, надёжные, законно собранные, МАТЕРИАЛЬНЫЕ улики. Вы же не собираетесь скрывать их от правосудия? Уверен, вы и Сен-Жюст проделали грандиозную работу по сбору доказательств вины Дантона и его сообщников, суд и присяжные внимательнейшим образом их изучат! Фукье подождал несколько минут, наслаждаясь зрелищем переваривающего пилюлю Неподкупного, и продолжил: - Впрочем, доказательственная база не будет полной без свидетельских показаний некоего гражданина Антуана Гро, художника и роялиста. Увы, но этот человек смог сбежать из тюрьмы. Как раз обстоятельства его побега и привели меня к вам... Фукье осторожно и как можно короче рассказал Робеспьеру историю исчезновения Антуана Гро и замолчал, ожидая реакции Неподкупного...

Робеспьер: -Это звучит как глупая шутка, - Робеспьер нервно рассмеялся. - Чтобы мой брат и Элеонора выпустили из тюрьмы какого-то роялиста... Я уверен, что вас простонапросто обманули, Фукье, причем дважды: первый раз - когда злоумышленник, пришедший за Гро, выдал себя за меня, а второй раз - когда вам объявили, что это был мой брат и вы поверили.

Фукье-Тенвилль: - Надеюсь, - кивнул Фукье, - граждане Огюстен Робеспьер и Элеонора Дюпле подтвердят, что незнакомы ни с этим роялистом, ни с его сообщницей, Руаль Шалье. Однако, странно, что при допросе, два незнакомых между собой человека, не сговариваясь, назвали имена вашего брата и молодой гражданки Дюпле. Кроме того, я уверен, что Элеонора знакома с арестованной... Правосудие прежде всего, гражданин Робеспьер. Надеюсь, вы будете присутствовать при допросах? Я слышу шаги - кажется, ваш брат идёт сюда...

Робеспьер: - Если вы так настаиваете, - Робеспьер вскинул бровь, - в самом деле, выслушаем моего брата. Посмеемся все вместе. Но Элеонору я прошу вас не трогать, она таких шуток не оценит.

Фукье-Тенвилль: - Я уверен, гражданин Робеспьер, что ваш брат разъяснит ситуацию и опрашивать гражданку Дюпле не потребуется... Фукье внимательно посмотрел на Неподкупного - нет, не похоже, чтобы Максимилиан ломал комедию. Если бы Гро был агентом, ему бы хватило одного слова, и он бы всё понял и не стал задавать лишних вопросов. Но, судя по поведению Робеспьера-старшего, никаким агентом Гро не был... а был обычным роялистом! Чёрт, Кантен даже несколько растерялся...

Робеспьер: - Бон-Бон! - громко позвал Робеспьер, выглянув за дверь. - Будь любезен, зайди на минуту!

Робеспьер - младший: Огюстен уже знал о визите прокурора от мадам Дюпле - не нужно было иметь семь пядей во лбу, чтобы сообразить, зачем сюда явился Тенвиль. Ему понадобилось все мужество, чтобы переступить порог комнаты Максимильена с обычным благожелательным выражением лица. -Приветствую вас, гражданин Тенвиль. Что - то случилось, Макс?

Робеспьер: -Ничего не случилось, - Робеспьер улыбнулся не без ехидства, - кроме, разве что, приступа белой горячки у общественного обвинителя. Скажи, Бон-Бон, тебе знаком некий художник... как звали этого человека, Фукье?.. Я забыл.

Робеспьер - младший: Бон - Бон почувствовал, как внутри у него все сжалось. Что же делать? Ждать, пока Тенвиль откроет свои карты? Или смело и честно признаться во всем, отстоять свою правоту и свое решение? Элеонора... Он должен любой ценой защитить ее! -Антуан Гро, - услышал он свой голос будто со стороны.

Робеспьер: Робеспьер уставился в переносицу брата взглядом василиска. -Та-ак, - медленно произнес он, - та-ак... Быстро подойдя к двери, он запер ее на замок. -Никто отсюда не выйдет, пока я не узнаю все. Огюстен? Я слушаю тебя со всем вниманием.

Робеспьер - младший: У Макса периодически прорезались замашки настоящего инквизитора - обвиняемый должен был самостоятельно сообразить, в чем его, собственно, уличили, и часто в процессе угадывания Огюстен невольно выбалтывал что - такое, чего брат прежде не знал. -Я не совсем понимаю, в чем дело, - как можно увереннее проговорил Огюстен.

Робеспьер: - Этот твой Антуан Гро, - нетерпеливо повторил Робеспьер. - Роялист, заключенный в Консьержери. Ты знал его?

Робеспьер - младший: -Он не роялист, он идиот, - проворчал Огюстен, уцепившись за самое безопасное, по его мнению, слово.

Робеспьер: -А ты у нас кто? - поинтересовался Робеспьер ласково и мягко.

Робеспьер - младший: Огюстен только глубоко вздохнул, не собираясь в присутствии Тенвиля признавать свое очевидное сродство в части умственных способностей с упомянутым Гро.

Робеспьер: -Как ты вообще познакомился с этим субъектом? - допытывался Максимильен. - Я не могу понять, что может быть общего у моего брата с этим... - Неподкупный даже слов не находил от возмущения.

Робеспьер - младший: -Меня попросили разобраться в его деле, - сообщил Огюстен, разглядывая пряжки на башмаках.

Робеспьер: -Огюстен, ты меня с ума сведешь, - предупредил Робеспьер. - Ты не можешь рассказывать все без наводящих вопросов?

Фукье-Тенвилль: Фукье украдкой зевнул... Как же ему повезло, что он был в семье единственным ребенком! Н-да... похоже, выяснение отношений в семействе Робеспьер грозит затянуться... - Гражданин Робеспьер, - негромко напомнил о своем присутствии прокурор, кивнув Огюстену: "Да-да, я обращаюсь именно к вам, не к старшему брату", - это очень интересная история... но не могли бы вы сказать, где именно СЕЙЧАС находится Гро?

Робеспьер - младший: -Понятия не имею, - чистосердечно признался Огюстен, отчаянно борясь с желанием прижаться спиной к стене, чтобы иметь хоть какую - то опору и защиту.

Робеспьер: Робеспьер упал в кресло, закрыл лицо руками и какое-то время сидел без движения, показывая всем, как н убит предательством родного брата. Одновременно эта поза давала ему возможность обдумать все как следует. Что теперь делать? Как поступить?

Робеспьер - младший: -Макс, тебе нехорошо? Воды? - засуетился Огюстен. Внезапная слабость брата давала ему несколько минут передышки и одновременно заставила усилиться муки совести - вот до чего он довел Макса, когда тот так нужен Республике...

Робеспьер: -Оставь меня! - Максимильен слабо махнул рукой, всем своим видом говоря: "Уж лучше я умру, чем приму помощь от пособника роялистов!" И все-таки, что же делать? Отдать под Трибунал родного брата? Робеспьера останавливала в данном случае не братская любовь, но лишь бязнь, что Огюстен его скомпрометирует. С другой же стороны, если он не даст хода делу, Фукье всем растрезвонит (с него станется), что Неподкупный выгораживает братца-контрреволюционера. И тогда Робеспьер, опять же, будет скомпрометирован.

Робеспьер - младший: Огюстен на всякий случай налил стакан воды из графина и придвинулся поближе к Максовому креслу, лихорадочно соображая, что и как можно рассказать о деле Гро в присутствии Тенвиля. Попросить прокурора удалиться значило бы расписаться в собственной беспомощности и попытке спрятаться за спину старшего брата, тогда как Огюстен знал, что Макс скорее пошлет его на гильотину вместо Гро, чем навлечет на себя обвинение в пристрастности.

Фукье-Тенвилль: Фукье смотрел на братьев с сожалением... Драгоценное время уходит, а один решил поиграть в благородного разбойника из Шервудского леса, а второй - в лазарет. Фукье почему-то не сомневался, что Максимилиан и пальцем не шевельнёт, чтобы замять участие младшенького в этом деле - как же, ведь хваленая Добродетель не потерпит рядом с собой братских чувств! С другой стороны, скандал никому не нужен... - Гражданин Робеспьер, Огюстен, - мягко обратился Фукье к брату Неподкупного, - от показаний художника Гро в значительной мере зависит то, насколько... объективно и полно будут представлены суду доказательства вины Дантона и компании. Художник - очень... просто чрезвычайно важный свидетель! Лица, которые воспользовались вашим именем, ввели вас в заблуждение и устроили побег этого человека... эти лица наверняка не объяснили вам всю важность сведений, которыми располагает художник. Прошу вас, вспомните - куда уехал Гро?

Робеспьер - младший: -Я вполне доверяю лицам, которые попросили меня принять участие в судьбе этого молодого человека, - осторожно отозвался Огюстен. - Не могу сказать, куда направился Гро, по той простой причине, что меня в это не посвящали.

Робеспьер: -Что это за лица? - Робеспьер не смог до конца выдержать свою позу раздавленного нравственным потрясением человека и энергично включился в допрос. - Кто тебя просил об этом? Может... - Максимильена вдруг посетила догадка. - Может, Дантон или кто-то из его товарищей?

Робеспьер - младший: -Максимильен, как ты можешь! - возмущенно воскликнул Бон - Бон, не допускавший и мысли о том, что брат решит, будто он мог пасть настолько низко. - Разумеется, нет! Никогда!

Фукье-Тенвилль: - Огюстен, - сказал Фукье, - вы понимаете, в какой беде оказались? С объективной точки зрения - вы помогли бежать государственному преступнику! Понимаете? Особо важному государственному преступнику! Ваши объяснения этого поступка весьма туманны и неубедительны. Кто-то, чьё имя вы отказываетесь назвать, попросил вас "разобраться с делом Гро". Вы, не долго думая, устраиваете ему побег... Вы понимаете, КАК со стороны выглядят ваши действия? Мало того, секунду назад вы заявили, что "полностью доверяете людям, которые просили вас принять участие в судьбе Гро". Огюстен, этими словами вы только что признались в участии в заговоре с целью воспрепятствовать правосудию! Это тяжкое преступление против государства и порядка управления. И наказание за это преступление - смертная казнь! ВЫ ПОНИМАЕТЕ ЭТО? Кстати, дама, которая была с вами в тот день, и которая не далее, как полчаса назад вышла из этой комнаты... наверняка она знает, куда именно отправился Гро... раз уж вы не в курсе...

Робеспьер - младший: -Видите ли, гражданин прокурор, - со вздохом начал Огюстен, - с юридической точки зрения можно устроить многочасовые дебаты о том, имел ли я право выпустить Гро, рассмотрев его дело и признав улики недостаточными. Можно привлечь суд присяжных, Дюма, Кутона... Но я бы никогда не совершил подобного поступка, не будучи свято убежденным в том, что Гро безопасен для республики. Что до гражданки Дюпле, то это такая искренняя патриотка и чистая душа, Тенвиль, что вам не стоило бы даже упоминать ее в подобном тоне.

Фукье-Тенвилль: Фукье невольно улыбнулся: - Огюстен, вы не имели и не имеете права вмешиваться в дела суда, самостоятельно проводить следствие, оценивать улики и отменять аресты. Тем более, решать - опасен или не опасен для республики обвиняемый - компетенция исключительно Революционного трибунала! Или вы решили подменить собой судебную власть? Знаете ли, даже король не позволял себе подобного! Повторяю ещё раз - то, что вы сделали есть преступление против правосудия. И никаких дебатов не потребуется. Спросите вашего брата - он более сведущ в вопросах права... А пока прокурор Республики выпишет ордер на ваш арест и... надеюсь, суд присяжных учтет все смягчающие вашу вину обстоятельства... Впрочем, возможно вы пощадите вашу семью, постараетесь уберечь имя... Робеспьеров от позора... Повторяю ещё раз - мне нужен Гро. Я готов признать ваши действия заблуждением и ошибкой, если вы скажите мне, где Гро! Право. я изумлен подобным поведением... комиссара Конвента! Фукье, который и вправду был поражен и наивностью Огюстена и его запирательством, обернулся к Максимилиану - если тот не вмешается в ситуацию, процесс над Дантоном полетит к чёртовой бабушке!

Робеспьер - младший: -Я тоже юрист, Тенвиль, хоть и плохонький. И вполне сознаю, что в значительной мере превысил мои полномочия как депутата от Парижа, не говоря уже о том, что мой мандат комиссара действителен только в департаментах. Огюстен немного помолчал. Прежде ему не приходило в голову, что противники Макса смогут воспользоваться его поступком. -Но я действительно не знаю, где Гро.



полная версия страницы