Форум » Дело Дантона (игра завершена) » 079. Люсиль просит Сен-Жюста за мужа - 13 жерминаля, рано утром. » Ответить

079. Люсиль просит Сен-Жюста за мужа - 13 жерминаля, рано утром.

Люсиль Демулен: Квартира Сен-Жюста Камилл арестован... Нет, этого не могло случиться! Но ведь я своими глазами видела, как его схватили... Примерно такой разброс мыслей царил в голове у Люсиль Демулен 1тром 13 жерминаля-первым утром за последние годы, когда она проснулась одна. То, что произошло вчера, походило на дурной сон-арест Камилла вместе со всеми дантонистами. Несмотря на то, что в последнее время отношения между супругами Демулен были далеко не безоблачными, мадам Демулен решила во чтобы то ни стало спасти мужа, или хотя бы попытаться это сделать. Первый, к кому Люсиль собралась обратиться за помощью, был Антуан Сен-Жюст-близкий друг и правая рука самого Неподкупного. Когда-то она помогла ему немного отсрочить арест его самого комиссаром Гетри (о, мадам Демулен прекрасно помнила этот день!), и теперь можно было просить, нет, умолять об ответной услуге. Я питала нежные чувства к этому юноше... Впрочем, он и сейчас мне небезразличен. Однако вряд ли его чувства ко мне такие же нежные, было бы слишком глупо на это надеяться. Измученная тревогой за судьбу мужа, Люсиль утром тринадцатого жерминаля II года Республики осторожно постучалась в дверь квартиры, где должны были сбыться или разлететься в клочья все её самые сокровенные надежды.

Ответов - 15

Луи Антуан Сен-Жюст: Люсиль, вы бы хоть предупредили в Обсуждениях, что собираетесь прийти. Я же, ввиду последних событий, днюю и ночую в Тюильри. Подождите немного, я подумаю, как обосновать свое присутствие дома))

Верховное Существо: Дверь перед молодой женщиной открыла вдова Гиллем. - Вы, гражданка? - удивилась женщина, узнав раннюю посетительница. Слухи об арестах Дантона и его соподвижников уже облетели весь город. И уж кого-кого, но без пяти минут вдову квартирохозяйка не ожидала здесь встретить. Женщина не знала, как ей поступить. Обрадуется ли жилец гостье или напротив, будет недоволен? Гиллем вздохнула: - Вам назначено? Сен-Жюст вернулся накануне домой поздно ночью, лишь после того, как убедился, что все аресты прошли гладко и волнений в городе не произошло. Сперва он думал и вовсе остаться в Тюильри, но подобная мысль пришла в голову многим членам Комитета. Все складные кровати, давно ставшие в народе притчей на языках, на которых иногда ложились спать утомленные депутаты, не желавшие тратить время на дорогу домой, были заняты. Конечно, в Тюильри сыскалось бы с десяток мест, где гражданин Сен-Жюст мог бы преклонить голову, но Антуан ен пожелал спать на диване и предпочел вернуться домой.

Люсиль Демулен: Обман-не самое лучшее дело, но ответить отрицательно на вопрос квартирной хозяйки Антуана означало подписать приговор Камиллу. Поэтому Люсиль ответила "Да!" и шагнула в квартиру, отстранив мадам Гиллем. Господи, только бы он смилостивился! Ведь я когда-то помогла ему, он не может, он не должен этого забыть! Мадам Демулен знала, что от решения Сен-Жюста зависит многое, поэтому она решила быть как можно более вежливой со вторым лицом в Республике.

Луи Антуан Сен-Жюст: Сен-Жюст уже торопливо позавтракал и собрался отправиться в Тюильри, когда на лестнице сперва раздались торопливые шаги, а затем в дверь постучали. - Не заперто, - отозвался Антуан оборачиваясь... Увидеть на пороге растрепанную мадам Демулен со следами недавних слез на лице было неожиданно... и в то же время логично. Сен-Жюст повидал на своем веку немало просителей. Не было никаких сомнений в том, что молодая женщина пришла просить за арестованного мужа. Сен-Жюст вздохнул. - Гражданка? Чем обязан?

Люсиль Демулен: -Антуан, Вы знаете, зачем я пришла,-давя подступившие к горлу рыдания, сказала Люсиль,-разрешите забрать у Вас немного времени на серьёзный разговор. Сейчас мадам Демулен выглядела просто жалко-бледное лицо с покрасневшими глазами, скорбно сжатые губы, растрёпанные волосы. В измученной женщине мало что осталось от очаровательной Люсиль Дюплесси, некогда вскружившей голову журналисту Демулену. Мадам Демулен стояла, смотря на Сен-Жюста снизу вверх и не решаясь сделать шаг вперёд.

Луи Антуан Сен-Жюст: - Я вас слушаю. - Сен-Жюст любезно пододвинул даме стул, но сам остался стоять. - Прошу меня простить, но я скоро должен идти. Поэтому говорите, что вас привело сюда.

Люсиль Демулен: -Антуан,-умоляюще сказала Люсиль, упав на стул,-я пришла просить за Камилла. Мой муж не был намерен причинять Республике никакого вреда, он просто писал статьи в разные издания, чтобы прокормить семью. Он не виновен, вспомните, как яростно мой муж защищал идеи Робеспьера, как Максимильен доверял ему! Мадам Демулен замолчала-сухой спазм сдавил ей горло, на глазах выступили слёзы. Теперь оставалось только ждать слова Сен-Жюста.

Луи Антуан Сен-Жюст: Сен-Жюст смотрел поверх головы молодой женщины. - Гражданка... - голос Архангела звучал строго и спокойно. - Вы защищаете врага Республики? Вы успели забыть, что за подобные слова вы сами можете в один момент оказаться в Консьержери? Сен-Жюст чувствовал себя неуютно. Он был в долгу перед этой женщиной, но в то же время ему ни на минуту не могла прийти в голову мысль пойти навстречу её просьбе. Это было решительно невозможно. Наставивать на освобождении Демулена? Арестованного в тот момент, когда он держал в руках корректуру запрещенной газеты? Это просто смешно. Но бросив взгляд на несчастную жену Демулена, Антуан все немного смягчился: - Люсиль, у вас есть маленький ребенок. Если вы не возьмете себя в руки и не будете вести себя подобающим образом, то пострадают он и ваши родные. На сей раз... Ради то услуги, что вы оказали мне несколько дней назад... Я готов забыть то, что вы сказали минуту назад. Это все, что я могу для вас сделать.

Люсиль Демулен: В глазах Люсиль словно померк свет. Она знала, что Сен-Жюст суров и непреклонен, знала, что он никигда не меняет свои решения, но какая-то сила всё равно заставляла молодую женщину надеяться на невозможное. -Вы...Вы не можете так поступить. Прошу Вас, возьмите мою жизнь, но спасите Камиля! Слёзы катились по щекам мадам Демулен, превращая её в подобие кающейся Магдалины. Он должен помиловать моего мужа, Камиль не может быть казнён!

Луи Антуан Сен-Жюст: - Правосудие карает только виновных, - назидательно заметил Сен-Жюст. - Ваш муж замешан в заговоре против республики, и должен понести справедливое наказание.

Люсиль Демулен: Люсиль опустила голову. Ей стало понятно, что её разговор с Архангелом смерти ни к чему не приведёт. Ставшая привычной тоска вновь вскипела волной, но горе придало мадам Демулен немного сил. -Вы разрешите мне свидеться с Камиллом?-словно чужим голосом спросила Люсиль,-больше я ни о чём не могу у Вас просить.

Луи Антуан Сен-Жюст: - Увы, это запрещено, - покачал головой Сен-Жюст. - Но вы можете беспрепятственно обмениваться письмами. О том, что вся корреспонденция заключенных тщательнейшим образом проверяется специальным клерком, говорить было излишне. Об этом и так знали как узники, так и их родные.

Люсиль Демулен: -Но ведь последнее свидание-не преступление,-молила Люсиль,-ведь Вы же прекрасно знаете, что я не стану внушать моему мужу какие-либо неподобающие идеи. Тем более, мне пркерасно известно, что из революционных тюрем не выходят живыми. Так неужели Вы откажете мне в такой малости, как последнее свидание?! Голос женщины в который раз сорвался, следом раздались приглушённые рыдания.

Луи Антуан Сен-Жюст: - Это запрещено, - отрезал Сен-Жюст. - Поймите меня правильно, каждый из нас должен выполнять свой гражданский долг. Ваш долг - смириться с преступлениями вашего мужа и постараться доказать, что сами вы добрая республиканка. Мой - осуществлять правосудие.

Люсиль Демулен: Мадам Демулен поняла, что её визит к Сен-Жюсту был напрасным. Вряд ли ей удастся спасти мужа-скорее всего его, да и её участь уже решена. -Прощайте, Антуан,-тихо сказала женщина, вложив в эти слова всю боль и горечь последних дней,-прощайте навеки. Не дожидаясь ответа, Люсиль вышла из квартиры Сен-Жюста и не оглядываясь зашагала по мощёной улице.



полная версия страницы