Форум » Дело Дантона (игра завершена) » 096. Подведение итогов (заключительная) » Ответить

096. Подведение итогов (заключительная)

Верховное Существо: Дом Дюпле, 15 жерминаля. Семейный обед. Середина дня. После казни.

Ответов - 162, стр: 1 2 3 4 5 All

Робеспьер: -Конечно, дорогая, в этом можно даже не сомневаться, - сказал Робеспьер Элеоноре. - Когда я смотрю на вас, хочется верить во все хорошее, что ждет нас впереди. Так как никто не спешил убрать со стола бутылку с загадочным янтарным напитком, Неподкупному пришлось сделать это самостоятельно. Он поставил бутылку на маленький столик у себя за спиной, чтобы Сен-Жюст не мог дотянуться. Он и так был хорош.

Луи Антуан Сен-Жюст: Антуан одарил Робеспьера укоризненным взглядом. Тот придумал себе развлечение со сватовством, тем самым отвлекаясь от тяжелых мыслей, но не позволял соратникам утешаться на свой манер... Это было в высшей степени несправедливо. Сен-Жюст молча поднялся с места, и нетвердым шагом упрямо направился к маленькому столику.

Робеспьер: Робеспьер взгляом попросил у присутствующих извинения за соратника и даже развел руками - дескать, что с ним поделаешь?.. -Антуан, - сказал он по-прежнему негромко, - тебе на сегодня хватит.

Элеонора Дюпле: – ...Огюстен, вы такой милый молодой человек, и это были очень уместные слова! – Мадам Дюпле не то чтобы заволновалась из-за поведения Сен-Жюста, но подумала, что Бон-Бону, подобно Филиппу (которого она всегда помнила собранным и вежливым), под силу достаточно искусно и ненавязчиво повлиять на гостя, и она с надеждой посмотрела на Робеспьера-младшего.

Робеспьер - младший: Огюстен с досадой наблюдал за Антуаном - у того был такой вид, будто Макс оказался тайным роялистом, чем попрал все его упования. Мало, что Максимильен сам не поторопится со свадьбой, так еще и реакция Антуана может скверно сказаться на судьбе этой и без того эфемерной помолвки. -А следующей свадьбой будет союз нашего Антуана с какой - нибудь достойной гражданкой, - бодро напророчил Бон - Бон.

Луи Антуан Сен-Жюст: Помянутый Антуан споткнулся на ровном месте, и чтобы не упасть был вынужден ухватиться за плечо Робеспьера-старшего. - Дорогой Огюстен, это решительно невозможно... - удивленный взгляд Бон-Бона заставил Сен-Жюста пояснить свою мысль. - Я не считаю себя вправе связывать какими-либо обязательствами женщину... девушку до тех пор, пока революция не будет окончена. Я не смогу уделять семье достаточное внимание, и не хочу сделать несчастной особу, которая могла бы найти себе более внимательного заботливого супруга, нежели я.

Элеонора Дюпле: – Вы совершенно правы, Антуан, – заговорила Элеонора, – нельзя с легкостью судить о столь серьезных вещах. Но и Огюстен прав, и, конечно же, вы понимаете, почему!..

Луи Антуан Сен-Жюст: - Нет, он не прав, - спокойно откликнулся Сен-Жюст. Однако затевать сору за столом в чужом доме (именно сейчас Антуан особенно остро почувствовал, что в этом благополучном буржуазном семействе он всегда был и будет чужим) было неприятно, и он чуть смягчился. - Разумеется, я говорю лишь о себе, и никого не призываю следовать моим путем. И желаю личного счастья моему другу. Он на секунду сжал плечо Максимильена, после чего с сосредоточены видом уселся на свое место. Налив себе из вновь обретенной бутылки, он молча уткнулся в бокал. Сегодня был явно не его день. Сперва непонятные, неуместные и опасные сожаления о казни дантонистов, теперь - женитьба Робеспьера, которую он с каждой минутой не одобрял все больше и больше. Конечно, он ничего не скажет вслух о своих сомнениях и не будет омрачать его надежд...

Робеспьер: Робспьеру все труднее давалось сохранение невозмутмого выражения лица. Кажется, их ждет пьяный скандал, и избежать его возможно только одним способом. - Элеонора, - Робеспьер вполголоса обратился к невесте, - не пора ли завершать наше застолье? Вы же видите... - он незаметно скосил глаза на Антуана.

Элеонора Дюпле: Элеонора понимающе кивнула и под предлогом необходимости собрать посуду вышла из-за стола. Это помолвка, дату свадьбы сейчас даже невозможно назначить!.. Но объяснять это Сен-Жюсту в настоящий момент, пожалуй, было неразумно. Разве что спросить совет у Робеспьера?.. – Максимильен… – тихонько спросила она, встав рядом с Огюстеном, – может быть, мне поговорить с Антуаном? Или же вы поговорите, мой друг, будет жаль, если он уйдет в таких чувствах…

Робеспьер: -Не волнуйтесь, Элеонора, и не принимайе его слова близко к сердцу, - так же тихо сказал Робеспьер. - Он пребывает в расстреонных чувствах и к тому же слишком много выпил. Сейчас я ему все объясню. Антуан, - сказал он громко, - нам надо поговорить.

Луи Антуан Сен-Жюст: Все еще сидевший за столом Сен-Жюст неохотно поднял на него глаза. - О чем? Дела мы уже обсудили, не смею похищать время, которое ты, наверняка, - он попытался улыбнуться, но улыбка получилась вымученной и несчастной, - хотел бы провести с невестой.

Робеспьер: -Элеонора нас простит, - ответил Робеспьер. - Пойдем. Мне есть что тебе сказать.

Элеонора Дюпле: – Антуан, вам лучше поговорить с Максимильеном, – поддержала Неподкупного девушка. – Пожалуйста… Никто не останется в обиде. Так будет сейчас лучше всего.

Луи Антуан Сен-Жюст: Сен-Жюст сделал каменное лицо, но поднялся с места и последовал за Робеспьером. Стены слегка раскачивались, а ступеньки на лестнице сделались неожиданно узкими и крутыми. Антуан крепче вцепился в перила - спотыкаться на глазах окружающих подобно перебравшему солдату не хотелось.

Робеспьер: Оказавшись в своей комнате, Робеспьер, не говоря и слова, извлек из недр комода бутылку с уксусом и щедро смочил носовой платок. Антуана следовало привести в чувств, прежде чем отправить домой.

Луи Антуан Сен-Жюст: Не догадываясь о готовящемся коварстве, Сен-Жюст устало присел на край кровати. Горло сжимала неясная тоска. Они что-то сделали не так. Где-то ошиблись... Антуан страшился не за себя и даже не за Робеспьера - за будущее страны. Страны, которую им доверили.

Робеспьер: Антуан как будто притих, это было хорошо. Робеспьер накрыл молодому человеку лоб смоченном в уксусе носовым платком.

Луи Антуан Сен-Жюст: Почувствовал прикосновение влажной ткани, Антуан инстинктивно дернулся в торону. - Что ты делаешь? - возмутился он.

Робеспьер: -Я просто хочу привести тебя в чувство, Антуан, - объяснил Робеспьер, удерживая молодого человека на месте. - Ты пьян, это никуда не годится.

Луи Антуан Сен-Жюст: - Совсем немного, - запротестовал Сен-Жюст, стараясь увернуться от платка, который Максимильен продолжал тыкать ему в лицо. Будь на месте Робеспьера кто-либо другой, он с гневом отрицал бы сам факт, но с этим человеком он мог быть честным. - Макс, что мы наделали...

Робеспьер: -Да, совсем немного, - согласился Робеспьер, считавший глупостью вступать в дискуссии с пьяными - Немного уксуса, и все пройдет.

Луи Антуан Сен-Жюст: - Не надо, - Сен-Жюст ухватил Робеспьера за рукав, одновременно заставляя его наклониться ближе и отодвигая от своего лица мокрую тряпку. - Макс... - Антуан пьяно всхлипнул. - Нет Дантона, нет плотины... Он был нужен, чтобы отвлекать на себя внимание мелких интриганов, тогда как мы могли спокойно делать революцию.

Робеспьер: Робеспьер сморел недверчиво. - Антуан, ты удивляешь меня. Ты же сам знаешь, что он не отвлекал внимание мелких интриганов, а объединял их вокруг себя - против нас. Ты сам составлял доклад... Право же,только опьянение может объяснить твои странные слова.

Луи Антуан Сен-Жюст: Сам того не осознавая, Сен-Жюст продолжал тянуть Робеспьера к себе, рискуя опрокинуть того на кровать. - Да, но теперь все эти враги потеряли лидера и рассредоточились. Выискивать и уничтожать их по одному будет намного труднее... Может быть мне не стоит сейчас ехать в армию?

Робеспьер: Робеспьер попытался вывернуться их хватки Сен-Жюста. -По одному они никогда не осмелятся поднять голову. Не думай о них, поезжай на границы, ты там нужен.

Луи Антуан Сен-Жюст: - Ты справишься здесь без меня? - продолжал настаивать Антуан.

Робеспьер: -Я думаю, да, - Робеспьер под шумок промокал Антуану виски смочнным в уксусе платком. - Я постараюсь.

Луи Антуан Сен-Жюст: Сен-Жюст на некоторое время притих, исподлобья разглядывая Робеспьра. Сдержан и невозмутим как обычно. Будто и не было событий последних дней, страшного напряжения, неопределенности, затаянного страха: "вдруг Дантон окажется сильнее?". Сейчас, сидя почти вплотную к Неподкупному, Антуан с болезненным любопытством прислушивался к его дыханию и старался различить стук сердца. Но ничего не выдавало хотя бы намека на волнение. Антуан благоговейно покачал головой: невозможно было не восхищаться такой выдержкой... и невозможно было её не бояться. Хотя бы немного.

Робеспьер: -Как ты себя чувствуешь? - деловито спросил Робспьер, последний раз проведя платком по лбу СенЖюста. - Голова не кружится? Сможет добраться до дома?

Луи Антуан Сен-Жюст: Сен-Жюст честно попытался встать на ноги, но его немедленно повело и он упал обратно.

Робеспьер: -Ладно, оставайся пока, - Робеспьер недовольно поджал губы. - И если я еще раз увижу, что ты пьешь, забыв всякую меру...

Луи Антуан Сен-Жюст: - То что? - улыбнулся Сен-Жюст, стараясь не подавать вида, с каким удовольствие для него сейчас было переместиться из сидячего положение в лежачее.

Робеспьер: -То буду вынужден принять самые серьезные меры, - бросил Робеспьер. - Прекрасти улыбаться, в этом нет ничего смешного. Ты ведешь себя недостойно своего высокого положения.

Луи Антуан Сен-Жюст: - Не надо распоряжаться. - Антуан был задет за живое. - Я не вмешиваюсь в твою частную жизнь, я молча наблюдал твою преступную привязанность и снисходительность к Демулеку, теперь я ничего не говорю о твоем безумном проекте с женитьбой! - выпалил он

Робеспьер: -Что? - у Робеспьера брови поползли вверх. - Что ты сказал? Да как ты смеешь говорить такое?!

Луи Антуан Сен-Жюст: - Точно так же, как ты смеешь учить меня вести себя за столом, - откликнулся Сен-Жюст. - Макс, меня тревожит твое желание тотального контроля. Сегодня мои привычки, завтра ты захочешь контролировать всю республику.

Робеспьер: -Ты заговорил как Дантон, - заявил Робеспьер. - Что случилось?

Луи Антуан Сен-Жюст: - Как Дантон? - удивился Сен-Жюст. - Я говорю как француз, только и всего.

Робеспьер: -Как неблагодарный мальчишка - так будет вернее сказать, - возмутился Робеспьер. - Вместо того, чтобы сказать мне спасибо за заботу, ты обвиняешь меня, немыслимо сказать, в чем! Я стараюсь для тебя, для твоего блага - и что слышу в ответ?!



полная версия страницы